Елена Вахненко

ОТДАТЬ ДОЛГИ. Книга 1

Он проснулся в незнакомом замке, где властвовали свои законы и правила. Отыщет ли он дорогу назад? Или ему суждено навеки затеряться в чужой реальности, став покорным рабом неведомого Хозяина? И, наконец, какие долги он должен отдать?! Кому?!

Глава 1. Кошмар наяву

Влада разбудила головная боль. Отчаянно ломило виски, воздух резал горло, словно острая бритва, а во рту ощущалась противная горечь…

Он принялся мучительно перебирать последние воспоминания. Кажется, предшествовавший сну вечер не отличался ничем особенным… В чем же тогда проблема?

Сдавшись, Влад постарался открыть глаза, и смутные опасения незамедлительно оправдались – солнечный свет подействовал как раскаленные щипцы, вынудив юношу зажмуриться.
Отдышавшись, парень рискнул повторить эксперимент, и на этот раз попытка увенчалась успехом.

Мгновение он обозревал окружающее пространство, несколько зыбкое и расплывчатое – наверное, сказывалась жутчайшая мигрень. Наконец отдельные цветные пятна сложились в устойчивую картину, и Влад резко сел в постели. Увиденное повергло его в такое изумление, что он ошалело завертел головой, силясь опознать загадочную спальню. Однако, увы, тщетно.

Нет, эта комната была ему решительно незнакома! Хотя «комната» - чересчур громкое название для столь убогой кельи.

Помещение занимало совсем небольшую площадь, обои отсутствовали, а каменные стены напоминали своды пещеры. Ничего, что сыграло бы роль лампы, Влад не заметил: источником света наверняка служило окно арочной формы - без стекол, подоконника и прочих необходимых атрибутов. Завершающим штрихом была застеленная латаным пледом деревянная скамья, вероятно, считавшаяся кроватью. Ну, а жесткий валик (камнями его, что ли, набили?!), видимо, заменял подушку.

«И как я только проспал на этих досках всю ночь?! – пронеслось в мыслях. - Не удивительно, что у меня разламывается голова!»

Кряхтя и постанывая, Влад поднялся и приблизился к арочному окну – для этого хватило одного шага, - и, выглянув, сдавленно охнул.

Похоже, он умудрился очутиться примерно на двадцатом этаже древнего особняка (хотя разве в древности строили такие высокие здания?!), расположенного на вершине горы. А может быть, таинственный замок и сам являлся частью горной породы?

-Я сошел с ума, - констатировал юноша. – У меня галлюцинации. Я ж вроде ничего такого не принимал никогда…

Высунувшись наружу почти до пояса, Влад ощутил кожей холодные каменные стены, к которым поневоле прижался, и только в этот миг осознал, что полностью обнажен. Он никогда не ложился спать нагим – за исключением тех случаев, когда в отсутствие родителей у него оставалась ночевать подружка, - и теперь немного смутился. Покраснев, парень проворно скользнул обратно на кровать и торопливо замотался в тонкое покрывало. Буквально секунду спустя собственная предусмотрительность юношу порадовала – раздался щелчок отпираемого замка, дверь настежь распахнулась, и в комнату бодро шагнул мужчина лет тридцати. Влад с надеждой и в то же время опаской взглянул на него.

Этого молодого человека он видел впервые – как, впрочем, и всё вокруг. Высокий, подтянутый, статный, он был достаточно привлекательным – к недостаткам относился разве что шрам через всю правую щеку, от скулы до подбородка. В остальном же его внешность оставалась практически безупречной: смуглая кожа, мягкие светло-каштановые волосы, обрамляющие лицо изящными волнами, ладная фигура с хорошо прорисованными мышцами… Зеленые раскосые глаза смотрели на Влада с недоброй иронией, и парень слегка встревожился: когда он успел вызвать неприязнь?

Незнакомец был одет достаточно просто – в черный жилет и черные же брюки свободного кроя, к поясу которых крепились ножны. Правой рукой мужчина сжимал рукоять плетки. Остановившись в центре помещения, он холодно улыбнулся и сказал:

-Пришел отдавать долги, не так ли?

-Никуда я не приходил! – огрызнулся Влад. – Понятия не имею, как тут очутился!

Мужчина коротко рассмеялся, откровенно наслаждаясь ситуацией:

-Боюсь, дружок, дороги назад тебе никогда не отыскать!

Влад сощурился, вглядываясь в подпорченное шрамом лицо собеседника. О чем болтает этот странный тип?!

-Итак, для начала запомни – меня зовут Николя. Для тебя – господин Николя.

-Вот еще! – презрительно фыркнул Влад, поневоле хорохорясь. – Ты мне не господин!

Лицо Николя исказило бешенство, изуродовав правильные черты гораздо ощутимее шрама.

-Говори повежливее, щенок!

-Сам щенок! – окончательно разозлился Влад, и горячая волна слепой ярости смыла зарождающийся страх. – И сам говори повежливее!

-Запомни, пацан, я имею право избить тебя вот этим хлыстом до полусмерти! – пригрозил Николя, приподняв кнут.

Влад ощерился в злой усмешке – в этот миг он напоминал хищника, загнанного охотником в ловушку, но отнюдь не собирающегося гибнуть без боя:

-Ну не до смерти же, правда? А боли я не боюсь!

-Поверь, ТАКОЙ боли ты еще никогда не испытывал, - внезапно успокоившись, вкрадчиво произнес его собеседник.

Быть избитым хлыстом Владу, конечно, не хотелось - но лучше умереть под пытками, чем признать перед этим садистом собственную слабость!

-Ты хочешь напугать меня? – с деланной беззаботностью осведомился он. – Ну, так изобрети другие аргументы!

Николя насмешливо улыбнулся, швырнул ему на кровать ворох какой-то ткани и ехидно проговорил:

-Непременно изобрету! Ты пока оденься и спускайся в столовую на первый этаж. Не появишься в течение двадцати минут – пеняй на себя! Проверим, насколько ты болеустойчив…

Он неторопливо вышел, а Влад, оставшись в одиночестве, тупо уставился на захлопнувшуюся дверь. Неужели вот так вот сходят с ума? Но если ему суждено сойти с ума – почему он не вообразил себя каким-нибудь Наполеоном?!

Выругавшись сквозь зубы, парень запустил «подушкой» в угол комнаты.

ХХХ

…Влад очнулся от звука открываемой двери. Вздрогнув, парень резко выпрямился, лицо его напряглось, окаменело, а пальцы с силой сжали край простыни. Значит, уже прошло двадцать минут, и этот тип вернулся воплотить в жизнь свою угрозу?

Однако порог переступил вовсе не Николя, а рыжеволосая девушка лет шестнадцати, облаченная в довольно необычный наряд. Юноша расслабился и даже сумел улыбнуться, взгляд его с веселым любопытством обежал несколько экзотическую одежду незнакомки.

Новая гостья не относилась к числу роковых красоток, хотя ей нельзя было отказать в миловидности: длинные вьющиеся волосы цвета червонного золота, маленькое треугольное личико с тонкими, не слишком выразительными чертами, бледная россыпь веснушек на переносице.… Среднего роста, изящная, девушка производила бы впечатление просто хорошенькой, если бы не диковинное одеяние до пят цвета слоновой кости, придававшее своей хозяйке особый шарм. Невесомо-легкое, оно оставляло открытым левое плечо, а на поясе перехватывалось тугой алой лентой, свободно струясь до самых щиколоток. По бокам платье прошито не было, и тело Златовласки казалось полуобнаженным.

Рыжеволосая незнакомка остановилась у порога и улыбнулась:

-С добрым утром!

-Куда уж добрее, - настороженно глядя на нее, хмыкнул Влад. – Может, скажешь мне, в каком сумасшедшем доме я очутился?

-Я знаю не намного больше твоего, хотя живу тут достаточно давно. Николя велел помочь тебе разобраться с одеждой, - вежливо сообщила девушка. – Давай поторопимся, через пятнадцать минут нам необходимо быть в столовой, иначе нас ожидают крупные неприятности.

-А что, он женщин тоже бьет кнутом? – ворчливо осведомился Влад, с опаской перебирая оставленные ему вещи.

-Не проверяла, - вздрогнув, призналась собеседница. Приблизившись к кровати, она забрала у него жемчужно-серую, шелковую на ощупь, материю, бодро встряхнула скользкую ткань и велела: - Вставай, я помогу тебе.

Влад чуть было не выполнил ее просьбу, но вовремя вспомнил, что неодет.

-Я… эээ… честно говоря… - стушевавшись, он торопливо добавил: - Ты просто скажи, как это надевают, я сам справлюсь.

-Хорошо, - немного удивленно согласилась она, пожав плечами. – Смотри: сюда просовываешь голову, вокруг талии обхватываешь этим пояском…

После пятиминутный усилий Влад сумел кое-как облачиться в свой наряд – это оказалось не так уж просто, поскольку девушка не стала деликатно отворачиваться, и одеваться пришлось преимущественно под покрывалом.

-Наконец, идем скорее! – нетерпеливо позвала она, однако Влад первым делом подошел к зеркалу.

-Господи боже, ну и клоун! – в сердцах воскликнул он, потрясенно уставившись на собственное отражение. Зеркало было кривым и искажало действительность, и все-таки представление об общей картине даже оно дать могло.

На Влада сердито и растерянно смотрел высокий худощавый парень лет двадцати с коротко остриженными светло-русыми волосами. Широкие черные брови, выразительные карие глаза, впалые щеки, точеный, хотя и несколько крупноватый, нос – все осталось прежним, к немалому облегчению юноши, опасавшегося не узнать себя самого. Но наряд! Точно такой же, как и у незнакомки с тициановскими кудрями, только пастельно-серый и намного короче – до середины бедра. Пояс, к счастью, был не красным, а черным, вдобавок Владу предоставили неудобные сандалии на плоской деревянной подошве, с длинными кожаными ремешками, обхватывающими щиколотки и икры на «древнеримский» манер. Довершали необычный образ тесные кожаные бриджи.

-Ну и ну, - удрученно протянул он и, спохватившись, представился: – Кстати, меня зовут Владом. А тебя?

-Мишель, - торопливо отозвалась девушка и тут же взмолилась, причем в ее голосе зазвучали истерические нотки: - Прошу, идем! Осталось пять минут, мы не успеем спуститься!

Влад поспешил согласиться:

-Идем-идем, мы прекрасно успеем, не переживай!

-Ты-то откуда знаешь? – фыркнула Мишель.

Они покинули комнату, и Влад, захлопнув дверь, шагнул к окну. Ничего нового он не увидел – серые пики скал и теряющаяся среди них земля… Ощутив, как кто-то настойчиво тянет его за руку, парень опомнился и обернулся к Мишель. Девушка, бледная, с испариной на лбу, жалобно повторила:

-Ну, идем же! Ты не представляешь, что за человек этот Николя!

-Почему, прекрасно представляю, - не согласился Влад, покорно переходя на бег – Мишель его руку так и не выпустила, другой придерживая длинный подол. На ходу парень постоянно вертел головой, пытаясь увидеть все сразу.

Узкий коридор, по которому они мчались, отделял внешнюю стену с высокими арочными окнами от той, что скрывала недра комнат. Напротив каждого окна располагалась деревянная дверь с солидным засовом, и Влад с опаской и тревогой косился на мощные замки. Напоминает тюремный лагерь… Куда он попал?! За какие грехи?!

Последняя дверь вела на темную каменную лестницу без каких-либо источников света. Пахло пылью и затхлостью, и Влад поневоле закашлялся.

-Тут что, не убирают? – отдышавшись, на бегу осведомился он.

Мишель, выпустив, наконец, его руку, теперь скользила ладонью по грязным перилам.

-Редко, - отрывисто произнесла она, перескакивая сразу через две ступени. Влад изо всех сил старался не отстать - дыхание его сбилось, а в боку отчаянно кололо.

-Почему редко? – тем не менее, умудрился выдавить из себя он.

Мишель сердито ответила:

-Потому что женщина, ведущая хозяйство, не способна проделывать такой немыслимый объем работ!

-Можно подумать, эта женщина – ты! – ухмыльнулся Влад.

Мишель вздохнула:

-Слушай, давай поговорим потом! Мы с пятнадцатого этажа должны спуститься на первый!

Он обиженно насупился, однако продолжать не стал. В любом случае, беседовать во время подобной пробежки - задача непростая...

Все пятнадцать этажей они минули за столь короткий срок, что у Влада осталось впечатление стремительного полета. Мишель раскраснелась, и этот румянец был единственным признаком головокружительного бега, хотя ее спутник вспотел, запыхался и держался за бок.

«Сразу заметно, что у девчонки изрядная практика такого утреннего моциона!» - раздраженно подумал Влад, покидая вслед за девушкой темную лестницу.

Первый этаж отличался от пятнадцатого разве что видом из окна: скалы производили еще более внушительное впечатление, а их вершины терялись в серо-голубых небесах, недоступные даже взгляду...

Мишель распахнула первую дверь и торопливо вошла в комнату.



Глава 2. Утомительный день

Столовая оказалась узким длинным помещением в форме пенала.

Напротив двери, впритык к арочным окнам, располагались три стола, слева торцевую стену скрывала густая потрепанная штора - судя по доносящемуся шипению и позвякиванию, там пряталась кухня. Каждая деталь интерьера, как и в убогой спаленке Влада, оставляла ощущение отстраненности от современной цивилизации. Во всяком случае, воображение парня не в силах было объединить в единое целое кабельное телевидение и этот древний замок.

«Может, я попал в реалити-шоу? – внезапно подумал юноша и тут же отверг нелепую мысль. – Кому я нужен, чтобы вытворять со мной такое ради забавы?!»

По залу неторопливо расхаживали три человека. Одного из этой тройки парень тотчас узнал – Николя собственной персоной! Двое других, одетые и экипированные подобно злополучному красавцу со шрамом, были пока незнакомы, и познакомиться с ними Влад не стремился.

Он мрачно смотрел на них, заранее испытывая неприязнь. Один, стройный белокожий брюнет с длинными, ниже лопаток, вьющимися волосами, немного походил на высокую девушку. Второй, пониже и покрупнее, особой красотой не отличался – рыжий, веснушчатый, сутулый…

-Владэн! – прорезал тишину истошный вопль, и кто-то мгновение спустя заключил его в крепкие объятия.

-Костя?! – недоверчиво воскликнул Влад, приходя в себя от удивления. И действительно, рядом с ним стоял лучший друг, бывший одноклассник и нынешний сокурсник Костя Мельников. Одного роста с приятелем, Костя был более широкоплечим и излишне худощавым – казалось, в нем нет ни грамма мышц или жира. Короткий ежик темных волос, веселое, с подвижной мимикой, лицо и круглые карие глаза – да, это он, он! В порыве чувств Влад с силой обнял Костю, хотя обычно не склонен был проявлять эмоции столь бурно.

-Я тебя уже дня три разыскать не могу! – возбужденно сказал Влад. – Родители твои на море и не в курсе, что ты пропал, а я начал волноваться… дома нет, мобильный молчит…

Костя помрачнел:

-Какой тут мобильник… - и он со значением обвел рукой столовую, явно намекая на скудность обстановки. Да Влад и сам минутой ранее успел прийти к аналогичному выводу: здешние условия плохо сочетались с развитой техникой, в том числе и с мобильными телефонами.

Впрочем, оставаться серьезным слишком долго Костя просто не умел, поэтому в следующую же секунду его губы вновь расплылись в широкой улыбке:

-Но ты ведь меня таки нашел, ага?

-Знаешь… это вышло как-то против моей воли! – признался Влад. – Я искал тебя в более заурядных местах, честно говоря, дружище!

-Да я ж никогда не был заурядным! – ухмыльнулся тот и весело добавил: - Ты, я гляжу, вырядился по здешней моде! Нравится туника?

При других обстоятельствах Влад, разумеется, сразу отметил бы несуразный внешний вид приятеля, однако нынешняя реальность вместила в себя столько необычных предметов и даже людей, что досадная «мелочь» вроде странной одежды отошла на второй план. Теперь же парень, наверстывая упущенное, принялся внимательно и не без иронии изучать Костю. Да, точно такое же дурацкое платье… или что оно есть?.. туника?.. Выглядел его друг в подобном «костюме» донельзя комично.

-Ну и глупый у тебя видок! – заявил Костя, тоже рассматривавший однокурсника. Друзья переглянулись и, не выдержав, расхохотались.

Влада переполняло лихорадочное нервное возбуждение. События нынешнего утра заставили парня усомниться в собственном рассудке, но теперь можно было успокоиться на этот счет. Костя – не плод воспаленной фантазии сумасшедшего и не герой наркотических грез, а вполне реальный персонаж!

Невольно выпрямившись, Влад окинул столовую уже менее хмурым взглядом и, скривив губы в усмешке, негромко сказал:

-Мы устроили бесплатное представление!

Костя обернулся - немногочисленная группа молодых людей, сидящих за столами в ожидании завтрака, с интересом наблюдала за действом.

-Тут скучно, – пояснил он. Отнюдь не робкий Влад остался совершенно равнодушным к повышенному вниманию, и любопытство присутствующих нисколько не смутило его. Он в свою очередь тоже стал рассматривать наблюдателей и, надо отметить, многие поспешно отвернулись, делая вид, будто изучают убогий пейзаж за окном.

-Почти все одеты как мы с тобой, - заговорил Влад. – Эти балаганные наряды действительно называются туниками? Или ты сам придумал название?

-Да кажется туники…

Влад продолжал счастливо улыбаться, словно только что выиграл в лотерею. Уж вдвоем-то они что-нибудь сообразят!

-Может быть, вы соблаговолите сесть за стол? – внезапно раздался над ними ядовито-ласковый голос. Костя переменился в лице и оглянулся через плечо.

-Ну, раз ты просишь… - язвительно протянул Влад, с неприязнью глядя на улыбающегося Николя. Как он сумел подкрасться так тихо и незаметно? Прирожденный хищник…

Костя побледнел и сделал страшные глаза, но его друг лишь поморщился и снова окинул придирчивым взглядом столы у окон. За двумя из них сидело по четыре человека, за крайним слева – Мишель и какой-то парень. Кивнув в ту сторону, Влад предложил:

-Подсядем к ним?

Они устроились напротив Мишель и крупного светловолосого парня лет двадцати. Костя, плюхнувшись на грубо склоченный табурет, сердито прошипел:

-Ну, ты даешь! Зачем его злишь?! Он самый настоящий псих, и на счет кнута не шутит!

-Не трусь, - презрительно поцедил Влад. Костя покраснел:

-Кто трусит?! Просто предосторожность!

-Ладно, лучше скажи, где мы? – прервал его Влад. Костя недовольно пожал плечами:

-Понятия не имею… я тут уже четвертый день, и до сих пор ничего не понимаю… Жизнь здесь, по правде, кошмарная.

-Уже заметил, - проворчал приятель. Хорошее настроение, вспыхнувшее после встречи с давним другом, успело смениться минорным.

-Тут никто ничего не знает, - вставил полный светловолосый юноша, слушавший их разговор. – И спрашивать бесполезно. Наши тюремщики в ответ могут только кнутом огреть!

-Я все равно буду спрашивать! – сердито сощурился Влад и всмотрелся в лицо собеседника. – Тебя как зовут, кстати?

-Андреас, - буркнул толстяк. – А себя можешь не называть. Я слышал.

Влад презрительно фыркнул, новый знакомец не вызвал у него положительных чувств. Хотя за пару недель подобной жизни даже ангел лишится крыльев…

-Где завтрак? – спросил Влад, оглядев пустой стол. Ответить ему не успели – в этот момент около них остановилась немолодая грузная женщина в старом застиранном платье, ее каштановые завитые волосы торчали во все стороны, а на оплывшем лице застыло выражение безысходности. В руках она несла тяжело нагруженный поднос.

-Наконец-то! – обрадовался Влад, когда женщина принялась расставлять тарелки и кружки.

-Не особо ликуй, - сумрачно предупредил Костя. – Еда тебе не понравится.

Влад понял это с первого же взгляда. Блюдо не казалось аппетитным – тонкие зеленые стручки, небольшой кусок красноватого мяса непонятного происхождения и неровный ломоть сухого серого хлеба. В кружке исходил паром неизвестный напиток.

С сомнением подцепив деревянной трехзубой вилкой один из зеленых стручков, парень некоторое время внимательно изучал его. Костя прыснул, явно сдерживая смешок, и невинным голосом осведомился:

-Ждешь, пока расцветет?

-Помолчал бы, шут гороховый! - разозлился Влад.

Костя, нисколько не обидевшись (он привык к взрывному характеру сокурсника), приступил к завтраку. Влад, тоже решившись, сунул стручок в рот и болезненно скривился.

-По вкусу – вареный пырей. Без соли, - прокомментировал он вслух. Костя не замедлил ехидно спросить:

-А ты пробовал вареный пырей? Только несоленый или соленый тоже?

У Влада возникло смутное желание запустить в приятеля вилкой. Он мрачно покосился на него:

-Ты мне напоминаешь осла из «Шрека». Просто вылитый! Даже на лицо похож.

-А ты – копия самого Шрека, - весело заявил Костя и ловко пригнулся, увернувшись от кулака Влада.

-А что такое Шрек? – поинтересовалась Мишель, поглощая свою порцию малосъедобных стручков. – Город такой?

Костя и Влад удивленно переглянулись.

-Ты не видела мультфильм про Шрека? – недоверчиво уточнил Влад. – Откуда же ты родом?

-Из Сезании, - отозвалась Мишель.

-А я из Батанской Республики, - добавил блондин. – И тоже не слышал о Шреке, кем бы он ни был.

Костя недоуменно воззрился на него.

-А я никогда не слышал про Батанскую Республику и Сезанию… - признался он. – Неужели там разговаривают по-русски?

-По-русски? – изумилась Мишель. – Я говорю вовсе не по-русски!

-Действительно, с чего вы взяли, что говорим на русском? – подхватил Андреас. – Впервые слышу о таком языке.

-А мы других не знаем! – озадаченно пояснил Влад.

На несколько минут воцарилось молчание, все четверо недоуменно поглядывали друг на друга.

-А, ладно! – наконец сдался Влад и отправил в рот кусок мяса. – Загадкой больше, не все ли равно…

В следующее мгновение он замолчал и, закашлявшись, отбросил вилку. Встревоженная Мишель перегнулась через стол.

-Тебе плохо?

-Нет, - выдохнул тот, с отвращением косясь на исходящее бурой жидкостью мясо. – Оно сырое, что ли? В нем кровь!

-Ну, знаешь, многие иностранцы обожают бифштексы с кровью, - глубокомысленно заметил Костя, сам и не думавший притрагиваться к «деликатесу». – Почувствуй себя иностранцем!

Влад мрачно взглянул на приятеля.

-Я себя чувствую не иностранцем, а инопланетянином!

-Может быть, ты и прав, - вполголоса вымолвил Костя, остро взглянув по сторонам в поисках ненужных «ушей». – Мы именно инопланетяне…

Договорить он не успел – его перебил громогласный голос Николя:

-Завтрак окончен. Все на выход!

-Ты ничего не успел съесть, - беспокойно проговорила Мишель, обращаясь к Владу. Тот скривился и отодвинул тарелку:

-Плевать! Я все равно это есть не в состоянии…

-Ужин будет не намного вкуснее, - вздохнул Костя.

-А обед? – с надеждой поинтересовался Влад.

-Ха! Надейся! Обед вообще не предусмотрен.

Совершенно пав духом, Влад поплелся вслед за приятелем. Никогда в жизни у него не было столь отвратительного настроения. Что получается: теперь придется все время давиться этой гадостью?!

«Куда я попал?» - в который раз удрученно спрашивал себя он.

Покинув столовую, все двенадцать человек выстроились у соседней двери, и Влад принялся рассеянно изучать незнакомые пока лица, надеясь подобным отвлеченным занятием заглушить подступающий страх.

Мишель оказалась единственной представительницей прекрасного пола, а возраст парней колебался от пятнадцати до тридцати лет. Наряд юношей состоял из туник и бриджей, и, как с легким недоумением отметил Влад, все присутствующие отличались относительно длинными волосами, а один и вовсе щеголял с бородой.

-Чего медлим? – раздался сиплый, как будто простуженный, голос. Влад недовольно обернулся – на него холодно смотрел, поигрывая плеткой, рыжеволосый страж.

-Ты мне говоришь? – высокомерно осведомился Влад, ростом превосходивший собеседника на полголовы.

-В том числе! – кивнул Рыжий и, грубо ухватив его за локоть, силой затолкнул в дверной проем. От неожиданности пленник даже не стал сопротивляться и, только услышав невнятный приглушенный смех за спиной, опомнился и рванулся обратно, но тяжелая дверь резко захлопнулась перед его носом.

Выругавшись вслух (причем прибегнув к самым изощренным выражениям), Влад осмотрелся, с отвращением морщась – запах здесь царил просто ужасающий. Сама же каморка была едва ли не меньше его комнатушки на пятнадцатом этаже. Окна отсутствовали, и слабый свет дарил лишь факел, прикрепленный к стене слева от входа. Не в силах более вдыхать пропитанный вонью воздух, парень зажал нос рукой и, толкнув плечом незапертую дверь, торопливо вышел.

-Это что, пыточная газовая камера? – прохрипел он, красный от ярости и унижения; особенно злили неприкрыто-насмешливые взгляды, скользившие по его фигуре. – От этой вони можно свихнуться!

-Это, дружок, комната удобств, - ухмыльнулся Рыжий. – Ничего, привыкнешь – выбора все равно нет! Ну а пока отправляйся сразу на крышу, Жозеф уже ждет.

-На крышу? – изумленно переспросил Влад, однако страж его вопрос проигнорировал. Ответил ему Костя:

-Да, и придется лезть пешком, техники, как видишь, нет!

-Я сплю! – простонал Влад, направляясь к лестнице. – Или умер и попал в преисподнюю…

-А у чертей вместо вил плетки, - серьезно кивнул Костя.

ХХХ

Добравшись до двадцать восьмого этажа, Влад изрядно запыхался. Оглянулся на Костю, и тот указал на ведущую к люку в потолке темно-бордовую лесенку.

-Туда, - велел раскрасневшийся от быстрого бега друг и первым полез наверх.

Очутившись на крыше, Влад с любопытством осмотрелся. Огромная пустая площадка, огражденная по периметру внушительным парапетом с выступающими прямоугольными зубьями… В дальнем углу стоял напоминающий девушку страж.

-Жозеф, - шепотом представил его Костя.

Пару минут спустя на крыше собрались все одиннадцать пленников (кроме Мишель).

-Поразительно, - пробормотал Влад, беззастенчиво изучая ребят, которые теперь негромко переговаривались, равнодушно поглядывая по сторонам. – Неужели ко всему привыкаешь?

К Косте присоединился Андреас. Парень в теле, он казался особенно смешным в легкой серо-голубой тунике.

-Сегодня мне совсем неохота тренироваться, - угрюмо произнес он. Брови Влада удивленно изогнулись:

-Тренироваться? Это как?

-Из нас делают средневековых рыцарей, - мрачно пошутил Костя.

Выждав несколько мгновений, Жозеф направился к ним. Вблизи сходство с женщиной исчезало, хотя черты его лица были слишком уж правильными для мужчины.

«Смазливый!» - с отвращением отметил Влад.

-Берите мечи и становитесь в позиции! – отрывисто приказал Жозеф высоким голосом с холодноватыми, спокойными интонациями. Парни, за исключением растерявшегося Влада, тут же кинулись к сваленным у стены продолговатым предметам.

-К тебе это тоже относится, - ледяными тоном заявил Жозеф, вперив взгляд своих серо-стальных глаз в однокурсника Кости. – Быстро!

Слова он подстегнул ударом кнута, и кончик плетки задел обнаженную щиколотку Влада. Последний взвыл скорее от неожиданности, чем от боли, ногу словно ужалили.

-Ты еще больший псих, чем твой дружок Николя! – заорал он. – Я бы и так взял, я просто не понял, про какие мечи ты говоришь!

Жозеф ничего не ответил, только нахмурился и отвернулся. Костя, беспокойно поглядывая на друга, протянул ему длинный деревянный меч и тихо прошептал:

-Я ведь говорил – они не шутят про свои плетки! Я вот тоже поспорил с одним… результат!

Он продемонстрировал левую руку, на которой темнел заживающий рубец. Влада передернуло.

-И кто тебя изукрасил? – сквозь зубы процедил он. – Жозеф или милашка Николя?

-Роберт. Ну, этот, рыжий! – пояснил Костя, поймав озадаченный взгляд приятеля.

Одиннадцать человек выстроились в три ряда, причем Влад, Костя и Андреас облюбовали себе самый крайний (остаться в первом рискнули всего двое смельчаков). Жозеф остановился напротив, и в руках у него сверкнул серебром клинок – в отличие от их мечей, отнюдь не деревянный.

В течение следующих нескольких часов пленники покорно повторяли каждое движение Жозефа. Тот двигался быстро и ловко, демонстрируя различные боевые приемы. Казалось, он нисколько не уставал – чего нельзя сказать о его учениках. Влад вспотел, короткая челка прилипла ко лбу, а обычно бледное лицо покрылось неровными багровыми пятнами… Он с трудом поспевал за Жозефом, иногда поневоле пропуская очередной блок упражнений, что приводило его в иступленную ярость. Солнце поднялось выше, озаряя их «тренировочную площадку» ярким светом, источающим к тому же немилосердный жар. Когда, наконец, Жозеф объявил урок оконченным, Влад повалился на пол и судорожно закашлялся, хватаясь за горло.

-Тебе плохо? – услышал он будто издалека голос Жозефа. Тряхнул головой, приходя в себя, и с трудом, опираясь о стену, поднялся. Длинноволосый страж стоял совсем рядом, и на его красивом, тонко прорисованном лице, застыло искреннее беспокойство.

-Тебе плохо? – настойчиво повторил Жозеф.

-Нет! – огрызнулся Влад. К злости примешивалась досада – в конце концов, он был хорошо тренирован, в компании верного Кости исправно посещал тренажерный зал, однако всему ведь есть предел! Разве нормальный человек додумается заниматься спортом на солнцепеке?!

-Сейчас Настаси принесет воды, - с легкой тревогой разглядывая раскрасневшееся от жары лицо Влада, пообещал Жозеф и с этими словами покинул крышу.

Злобно посмотрев на захлопнувшуюся дверцу люка, Влад вновь опустился на пол. Прислонившись к стене, он вскинул голову; серо-голубое небо оставалось абсолютно чистым, без единого облачка…

Костя сел рядом на корточки и потряс друга за плечо.

-Не отчаивайся, Владэн! – весело проговорил он. – По крайней мере, мы станем настоящими суперменами! Ну, там, знаешь, человек-паук или агент 007!

-Ну, человеком-пауком, надеюсь, я все же не стану… - вяло отозвался Влад, приоткрыв глаза и рассматривая приятеля сквозь свои на редкость длинные ресницы. – Без паутины обойдусь…

-Наоборот, паутина нам как раз не помешает, - глубокомысленно заметил однокурсник. От удивления Влад распахнул глаза во всю ширь и выпрямился.

-Ты о чем? – нахмурился он. Костя улыбнулся:

-А что? С помощью паутины можно отсюда с крыши спуститься и по скалам, по скалам… Что с тобой?

Влад ничего не ответил, задумчиво глядя в одну точку. А действительно, почему нет? Паутина у них, правда, отсутствует, но можно как-нибудь и обойтись…

Его размышления прервало появление Настаси – ею оказалась женщина, разносившая утром завтрак. На сей раз она несла большой глиняный кувшин с водой и набор крохотных чашечек, которые раздала бросившимся к ней юношам. Каждому досталось по паре глотков живительного напитка, только раззадоривших мучительную жажду.

-Садисты, - выдохнул Влад, возвращая чашку, и вытер губы тыльной стороной ладони. – Настоящие садисты!

Костя фыркнул.

-Ну и что смешного ты увидел? - сердито поинтересовался Влад.

-Не что, а кого! – поправил Костя, по-прежнему широко улыбаясь. – Тебя! У тебя такое лицо… комичное…

-Ах, как забавно! – язвительно обронил его сокурсник и отвернулся. Взгляд скользнул по небу в бесплодной надежде отыскать хоть какое-нибудь облачко, однако серо-голубое полотно небес оставалось чистым. Хотя… что это?

Влад повторил вопрос вслух, причем так громко, что все присутствующие вскинули головы, всматриваясь в небо.

-Это Роберт, - безразлично сказал самый высокий юноша с вьющимися каштановыми волосами и фигурой атлета-тяжеловеса.

-Летит? – скептически уточнил Влад.

-Ага, - подтвердил другой парень, напоминавший цыгана своей смуглой кожей, блестящими смоляными кудрями и жгучими черными глазами. Влад рассердился: его что, за идиота принимают?!

-Да расслабься, он на скакуне своем летит, - заметив выражение его лица, лениво вставил Андреас.

Отчаявшись разобраться в происходящем, Влад раздраженно наблюдал за увеличивающимся в размерах пятном, которое буквально минуту спустя превратилось в бурую лошадь с мощными кожистыми крыльями. На скакуне восседал рыжий Роберт, и Влад понял, наконец, смысл странных пояснений учеников. Парень даже не особенно удивился столь поразительному созданию – за минувшее утро он вообще разучился удивляться…

Крылатый конь мягко опустился на крышу, и ребята отступили к стене. Некоторые, в том числе и цыган, устроились прямо на парапете между прямоугольными зубьями, обхватив последние для поддержания равновесия.

Роберт ловко соскочил с лошади, в руках он держал длинную металлическую цепь, прикрепленную к кожаному обручу вокруг шеи животного.

-Ошейник для коней, - заметил Костя с усмешкой.

-Лучше бы на Николя намордник надели, - пробормотал Влад. Роберт обернулся на звук его голоса, тонкие губы растянулись в улыбке.

-Эй, ты, разговорчивый! – хрипло позвал он. – Будешь первым. Выходи!

Пожав плечами, Влад вышел на середину площадки. Роберт смерил его оценивающим взглядом.

-Ноги слишком худые... трудно тебе будет.

-А что, толстые лучше? – буркнул Влад. Рыжий ухмыльнулся и тяжело хлопнул по своей мощной, словно надутой ляжке:

-Лучше накачанные! – пояснил он. - А иначе рискуешь свалиться.

-Не свалюсь, - самодовольно пообещал парень.

-Ну, в таком случае дерзай!

-Забраться на это чудо-юдо? – в голосе Влада впервые прорезалась неуверенность. Юноша с опаской покосился на крылатую лошадь.

-Именно, и поживее! – энергично кивнул Роберт.- Ты здесь не единственный!

-Могу уступить свою очередь кому-нибудь другому, - едва слышно пробормотал Влад. Ему вдруг вспомнился забавный эпизод популярной комедии, когда главный герой забрался на лошадь задом наперед.

«И сейчас я повторю данный подвиг!» - с легкой паникой подумал Влад, набрал в легкие побольше воздуха и, просунув одну ногу в стремя, с силой оттолкнулся. К собственному удивлению, ему удалось вполне благополучно «приземлиться». Впрочем, усидеть на крылатой лошади было тоже непросто. Парень однажды побывал в конном клубе, но это обстоятельство нисколько не облегчило ситуацию, так как в тот раз он катался на самом обыкновенном скакуне. Теперь же Влад не имел ни малейшего представления, как расположить ноги: в согнутом состоянии они почти сразу онемели и затекли, а распрямить их было невозможно, пятки сразу упирались в кожистые крылья.

-Кататься умеешь? – поинтересовался Роберт, с иронией наблюдая за ним.

-Нет, - пропыхтел Влад, в этот миг больше всего боявшийся сверзиться с лошади. И как люди ездят верхом?!

-Нет? – Роберт поджал губы и покачал головой. – Ну и ну! Ты передвигаешься только на своих двоих и в экипажах?

-Каких еще экипажах! – разозлился Влад, до боли вцепившись пальцами в седло. – На машинах, в маршрутках, такси, автобусах! Ты хоть знаешь, что такое автомобиль?

-Я знаю все, что мне требуется, - отрезал побагровевший Роберт. – Раз ты ничего не умеешь, слушай внимательно. За поводья сильно не дергай, за гриву и крылья тоже. И прекрати цепляться за седло!

-А как мне тут тогда удержаться?! – возмутился Влад.

-Ногами, - ехидно пояснил Рыжий. – Сжимая колени. Потому я и упоминал твои ноги.

Верховая езда оказалась достаточно сложным видом спорта. В фильмах мушкетеры смотрелись на лошади весьма элегантно и управляли ею изящно и как бы шутя. На деле же, Владу приходилось прикладывать огромные усилия, чтобы не свалиться со своего скакуна. А уж заставить коня следовать желаниям всадника и вовсе не получалось! Парень раскраснелся и вспотел, однако не обращал на это ни малейшего внимания. Все его помыслы сосредоточились на единственной мысли: не упасть! Когда десять минут спустя Роберт ударом хлыста пустил лошадь в галоп, Влад мысленно простился с жизнью.

-На сегодня довольно, - смилостивился Роберт, заставляя лошадь остановиться. – Можешь спускаться.

Влад не замедлил исполнить приказ и, очутившись на земле, почувствовал, что ученые не врут – планета действительно вертится! Ноги словно окаменели, ныла каждая мышца, колени не желали соединяться, и парень, стиснув зубы и изо всех сил стараясь производить впечатление беззаботного, с трудом доковылял до стены. Рухнув на пол, он прислонился к парапету и принялся с отстраненным видом наблюдать за верховой ездой Андреаса. Рядом тут же опустился Костя.

-Ты неплохо держался для первого раза, - похвалил он с видом знатока. – Бьюсь об заклад, Рыжий страшно разочарован, что ты не свернул себе шею.

-М-да… - рассеянно протянул Влад, с завистью отмечая, что Андреас, не смотря на крепкое телосложение, смотрится на лошади очень хорошо. «Как Портос» - пришло на ум сравнение. Вслух он спросил: - Слушай, Костян, тебе не осточертело здесь торчать?

Тот покосился в сторону Роберта и едва слышно ответил, облизав потрескавшиеся губы:

-Понятное дело, мне здесь не нравится.

-Ну, так в чем проблема? – раздраженно осведомился Влад. – У нас есть занятия поинтереснее.

-Согласен, - шепнул Костя, не сводя напряженного взгляда с Роберта. – Твои идеи?

-Катиться отсюда! – прошипел Влад на ухо приятелю. – Уберемся из замка, отыщем ближайшее отделение милиции или полиции и попробуем объяснить им, что произошло.

Костя с горькой иронией взглянул на него:

-А что произошло? – с нажимом уточнил он. Влад рассердился:

-Да какая разница! Расскажем, что знаем!

-Слушай… - Костя мгновение помедлил. – А тебе не кажется… что мы не на Земле?

-А где, на Марсе, что ли? – фыркнул его собеседник. Костя вздохнул и смущенно ответил:

-Ну, не знаю, но где ты на Земле видел крылатых лошадей?

-Да мало ли чего я не видел! – с жаром возразил Влад. Костя скептически хмыкнул:

-А Сезания и Батанская Республика?

-Я не силен в географии, - отмахнулся он. – Да и ты тоже.

-Ладно, мои аргументы закончились, но я все-таки убежден в своей правоте, - пожал плечами Костя. – В таком случае, твои планы?

-Пока никаких, - нахмурился Влад, и оба надолго замолчали.

Верховая езда тоже заняла пару часов, однако Влада, к счастью, больше не трогали. Он все это время просидел у парапета в одной позе, как статуя, безразлично наблюдая за всадниками. В конце занятия Роберт продемонстрировал ученикам свои таланты наездника, пустив лошадь галопом, а сам при этом умудрился проделать немыслимые акробатические трюки: поднимался во весь рост, упираясь ногами в стремена, садился боком, делал стремительный разворот на триста шестьдесят градусов…

-Я так никогда не сумею, - заявил юноша с внешностью цыгана.

Роберт обернулся на звук его голоса.

-Тогда погибнешь в числе первых.

-Это в каком смысле? – вздрогнул тот.

-А в прямом! – ухмыльнулся Рыжий. – Вас ведь на войну отправят. Меч, щит, конь – вот и все, чем вы будете обладать.

-На какую еще войну?! – громко спросил Влад. – Я от армии отвертелся не для того, чтобы участвовать в какой-то дурацкой войне!

-А тебя и спрашивать никто не будет, - жестко заметил Роберт. Влад выпрямился:

-Да? Ну, так я дезертирую с вашей войны!

Серые глаза стража недобро сощурились, а веснушки проступили отчетливее.

-Попробуй! Тебя убьют при попытке к бегству. А если ты все-таки умудришься бежать, тебя поймают, и остаток дней ты проведешь в подземелье этого замка, прикованный цепями к стене и питаясь заплесневелым хлебом и крысами!

Влад спокойно выдержал взгляд этих прозрачных глаз, хотя лицо его заметно напряглось при мысли о подобной участи. Он услышал громкое сопение Кости – приятеля тоже явно покоробило упоминание о крысах в качестве продуктов питания.

Губы Роберта расползлись в удовлетворенной улыбке:

-Думаю, тема закрыта!

-Ну, нет! – немедленно возразил Влад. – Мы еще посмотрим, кто кого поймает!

-И не таких обламывали, дружок, - протянул Роберт. Улыбка исчезла с его лица, зато Влад, наоборот, самодовольно усмехнулся:

-ТАКИХ больше не существует, поверь!

Это заявление почему-то ужасно развеселило Роберта. Он захохотал так, будто только что услышал самый смешной анекдот в своей жизни. Влад, почувствовав себя последним дураком, растерянно глянул на Костю. Тот с трудом выдавил, едва удерживаясь от смеха:

-Истерический припадок! С кем ни бывает?

Роберт наконец-то успокоился и с силой ударил лошадь пятками, животное неохотно расправило крылья и поднялось в воздух. На прощание страж успел обернуться и с улыбкой сказать:

-Я передам Николя, что подобных тебе больше не существует! Его это рассмешит, я полагаю!

Влад со злостью следил за уменьшающейся фигуркой всадника.

-И что такого забавного я сказал?! Даже ты, и то не смеялся!

-А что сразу я?! – вскинулся Костя. – Я ведь не шут!

-Правда? – хмыкнул Влад, широко зевая и потягиваясь. Тело за минувший час изрядно затекло, полная неподвижность не пошла мышцам на пользу. – О господи, я завтра встать не смогу!

-Погоди ахать, сейчас начнутся настоящие пытки, - предупредил Костя. – Что-то вроде легкой атлетики. Инструктор – Николя. Натуральный садист. Роберт и Жозеф в сравнении с ним – ангелы.

-Ничего себе ангелочки! – хмыкнул Влад. – Ангел по имени Жозеф чуть не прибил меня сегодня!

-Не преувеличивай, - отмахнулся Костя. – К тому же, Николя испытывает наслаждение, причиняя боль. Жозеф вообще-то парень нормальный, ему пацаны даже симпатизируют. Приступы жестокости на него накатывают редко. Роберт – тот просто дикарь. Но он не садист. Роберт и Жозеф могут ударить от злости, а Николя – ради удовольствия. Ощущаешь разницу?

-Ощущаю, - вздохнул юноша и, подняв взгляд, заметил, что дверца люка распахнута и на крышу поднимается сам Николя. Лицо Влада исказила брезгливая гримаса. – А вот и наш маркиз де Сад собственной персоной! А Настаси, кстати, воды не принесет?

Костя с беспокойством смотрел на Николя:

-Должна принести. Умираю от жажды. Жарковато…

«Что правда, то правда!» - мрачно подумал Влад, в эту секунду одинаково ненавидевший и Николя, и беспощадное солнце.

-Быстро выстроились! – крикнул Николя. – Еще быстрее!

Влад с нарочитой неспешностью устроился в последнем ряду с Костей и Андреасом.

-Итак, начинаем, - снова заговорил Николя, но Влад перебил его:

-А где Настаси? Я пить хочу!

-Хоти, - оскалился тот в неприятной улыбке. – Она не придет.

-Почему? – с тревогой осведомился Андреас. Побагровев от длительных физических нагрузок и невыносимой жары, он тяжело дышал и постоянно отирал полой туники потный лоб.

Улыбка Николя стала еще шире.

-Обойдетесь без воды. Потерпите немножко.

-Садист… - с ненавистью прошипел Влад сквозь зубы. – Интересно, какой герой изуродовал ему физиономию? Я ему памятник построю!

Костя усмехнулся, а Николя, все это время пристально следивший за ними, холодно произнес:

-Последний ряд! Поменяйтесь рядами с первым!

Ребята послушались с откровенной неохотной, особенно раздосадованным выглядел Андреас, явно считавший, что его наказывают незаслуженно: он-то как раз последние несколько минут молчал.

Теперь они стояли почти вплотную к Николя, и Влад с отвращением разглядывал его красивое, не смотря на шрам, лицо.

Костя оказался прав – занятие превратилось в пытку. Бесчисленные приседания, отжимания, пресс, прыжки, наклоны… Николя расхаживал между рядами потных, хрипло дышащих учеников и выкрикивал указания. Некоторые без сил валились на пол, не в состоянии двинуться с места, и Николя тут же награждал их ударами кнута. Мучитель то и дело поглядывал в сторону Влада и Кости, но они держались – сказывались регулярные посещения тренажерного зала. Перед глазами у Влада стояла мутная пелена, во рту ощущался солоноватый привкус крови, одежда промокла насквозь, хоть выжимай… Но парень упорно, превозмогая резь в мышцах, приседал, отжимался, бегал… Николя сдался, когда начало темнеть. К этому моменту Влад уже не чувствовал собственное тело, и даже боль стала словно бы глуше. Костя, тяжело дыша, лежал рядом, уткнувшись лицом в грязную крышу, а Андреас, которому досталось несколько ударов плетью, судорожно кашлял.

Николя остановился рядом с ними и насмешливо улыбнулся:

-Никогда бы не подумал, что вы двое такие тренированные, - обронил он, глядя на них сверху вниз – Влад, подобно своим приятелям, был не в состоянии подняться на ноги. – Особенно ты! Тощий как жердь!

И Николя ткнул кнутом в Костю. Они промолчали, не став объяснять, что тренер еще несколько лет назад предупредил: Костина конституция вряд ли позволит ему существенно нарастить мышечную массу.

-Что ж, можете спускаться, - без энтузиазма проговорил Николя и минуту спустя исчез за дверцей люка.

ХХХ

Они спустились на первый этаж, и юноши послушной вереницей просочились за одну из дверей. Влад, поколебавшись, неохотно последовал за замыкавшим шествие Костей и попал в узкое пеналообразное помещение. Вдоль противоположной от входа стены тянулась длинная скамья, на которой на одинаковых расстояниях друг от друга были расставлены медные тазы; рядом на полу располагались ведра с водой, ковшики и тряпки.

-Ванна с джакузи! – провозгласил со смехом Костя и отвесил шутливый поклон.

Влад осторожно приблизился к ближайшему тазу и заглянул в ведро.

-А пить эту воду можно? – с сомнением осведомился он, заметив, как остальные пленники припали губами к своим ковшикам.

-А ты надеешься, мы употребляем очищенную воду из минеральных источников? – пресерьезным тоном поинтересовался Костя, зачерпнул прозрачную жидкость и принялся жадно пить. Влад со вздохом последовал всеобщему примеру. Быть может, это было игрой воображения, однако привкус самого популярного напитка показался непривычным и неприятным.

Утолив жажду, парни приступили к следующему этапу, и их стремительные слаженные действия свидетельствовали о немалом опыте в проделывании подобных манипуляций. Влад похвастаться такой сноровкой пока не мог. Он стянул промокшую от пота тунику, швырнул в сторону и принялся лихорадочно оглядываться.

-Что потерял? – спросил Костя, уже плескавший себе в лицо водой.

-Мыло! – пояснил тот. Его друг презрительно хмыкнул:

-Придумал тоже! А гель для душа ты не ищешь? Раз в десять дней приходит цирюльник, приводит в порядок наши волосы и ногти, и в этот же день мы посещаем что-то вроде парной. Там и моющий порошок имеется в наличии.

-Понятно, - раздосадовано промолвил юноша, смочил в воде тряпку и попытался хоть как-то смыть с тела пот. Больше всего на свете Влад ненавидел чувствовать себя грязным и не представлял жизни без полноценной ванной. – А почему ты называешь парикмахера цирюльником? Поддался влиянию окружения?

-Ну, в каком-то смысле. А вообще он цирюльник и есть! Сам себя так называет.

-А что делать с туникой, будь она неладна? Я ее не надену!

-Брось тут, Настаси заберет. Чистые вещи вон в том углу. Видишь?

-Вижу, - угрюмо проворчал Влад. – А кто такая Настаси? Рабыня?

-Понятия не имею, - пренебрежительно отозвался Костя. – Мне не до Настаси.

-Тоже верно, - согласился Влад и обвел мрачным взглядом старательно приводящих себя в порядок ребят. Веселый разноголосый гомон и шумная возня представлялись ему неестественными, и он, хмуро покачав головой, направился к стопке чистой одежды.

ХХХ

Пятнадцать минут спустя они устроились в столовой на том же месте, где и завтракали. Настаси как раз разносила ужин, и вскоре перед ними стояли миски с упругой студенистой массой, напоминающей застывшую манную кашу, и кружки с молоком. Влад вздохнул:

-Представляю, как это вкусно!

-Даже не представляешь, - возразил Костя, принимаясь за еду. – Деликатес!

Влад с недобрым предчувствием попробовал вязкую кашу и скривился:

-Клейстер, - мрачно сообщил он и поспешно добавил, покосившись на друга: - Только не спрашивай, пробовал ли я клейстер!

-А ты его пробовал? Или только нюхал? – тотчас осведомился парень.

Влад угрожающе поднял тарелку:

-На голову надену! – пообещал он. – Там ей самое место.

-На чью голову? – живо уточнил Костя. – Свою? Тебе пойдет!

-Слушайте, вы разве не друзья? – вдруг спросил Андреас с легким раздражением.

Влад и Костя недоуменно переглянулись.

-Ну да… - протянул Влад. – А что?

-Да вы переругиваетесь постоянно! – пожал плечами Андреас и с недовольным видом зачерпнул ложкой липкую белую кашу.

Влад с удивлением следил за тем, как их грузный сотрапезник с отвращением проглатывает содержимое ложки, причем удивление относилось вовсе не к факту поедания невкусного ужина.

-У нас стиль общения такой. Мы не по-настоящему ругаемся, - наконец пояснил Влад и тут же мысленно обругал самого себя. И зачем он оправдывается перед этим высокомерным толстяком?! Унизительное занятие!

-Друзья так не общаются, - веско заявил блондин. Костя громко фыркнул, и Андреас поднял глаза от тарелки с белой массой. – Чего смешного?

-У тебя отсутствует чувство юмора, - торжественно провозгласил Костя.

-А ты разве не видишь, что они не любят друг друга? – обернулся к Мишель Андреас.

Девушка, вяло помешивая ложкой свою порцию каши, слабо улыбнулась:

-Не знаю, Андреас, по-моему, они просто шутят так.

Андреас покраснел и собирался что-то возразить, однако Влад, внимательно посмотрев на рыжеволосую пленницу, вмешался в разгорающуюся перепалку:

-Мишель, хочешь, мы возьмем тебя с собой, когда сбежим?

Костя поперхнулся молоком, а Андреас с изумлением уставился на него:

-Сбежите? Вот идиотизм!

-Тебя мы не приглашаем, - неприязненно покосился на блондина Влад. – Я обращался к Мишель.

Девушка мгновение всматривалась в его лицо, потом закусила губу, явно взвешивая, стоит ли соглашаться на предложение.

-Ладно… Спасибо, - голос ее звучал немного напряженно, будто побег планировался на ближайшие несколько часов.

Костя покачал головой:

-Ну и ну! Ты говоришь о побеге как о деле решенном!

-Тише ты, - рассердился Влад и окинул столовую быстрым взглядом. Никого из стражей поблизости не было, и парень, успокоившись, снова обернулся к Мишель. – А ты где сегодня целый день пропадала?

Она порозовела:

-Где и всегда. Неважно.

Влад пожал плечами и со вздохом взглянул на свою тарелку. Он успел с трудом проглотить несколько ложек и не представлял, как впихнуть в себя оставшуюся кашу. Безвкусная, липнущая к нёбу, вязкая и пахнущая прокисшим молоком, она вызывала тошноту и начисто убивала аппетит. А после многочасовых тренировок юноша и вовсе есть не хотел, хотя его организм наверняка потерял немало энергии и, по идее, жаждал пополнить запас калорий…

-Вот любопытно, наши мучители тоже едят вот это вот? – сквозь зубы процедил Влад, наклоняя деревянную ложку с кашей и наблюдая, как густая белая капля словно нехотя отрывается от общей массы.

-Вряд ли, - вставил Андреас. – Иногда они завтракают или ужинают здесь… Их блюда смотрятся куда лучше.

Влад съел половину порции и с наслаждением запил ее холодным молоком, показавшимся парню почти вкусным.

-Пива хочется, - внезапно нарушил молчание Костя. Влад энергично кивнул:

-Еще как хочется… - он зажмурился и мечтательно продолжил: - С солеными орешками или копченой рыбкой… холодное темное пиво…

-О, умолкни немедленно! – простонал Костя, театральным жестом зажимая уши ладонями. – У меня аж слюнки потекли!

Мишель удивленно подняла тонкие темно-рыжие брови:

-Вы алкоголики?

Влад от неожиданности открыл глаза и непонимающе уставился на нее. Костя пришел в себя первым.

-Запойные! - с гордостью подтвердил он. – Пьем не просыхая!

-Ну почему сразу алкоголики? Я в былые времена тоже любил побаловаться пивком,– вмешался Андреас и наставительно добавил: - Вы, женщины, ничегошеньки не смыслите в мужских развлечениях!

-Мне и женских хватает, - отрезала Мишель.

Костя усмехнулся и, отпив из своей кружки, с улыбкой заметил:

-Хорошо хоть мы с Владэном не курим! Представьте, пришлось бы отвыкать!

-Неужто вы такие пай-мальчики? – презрительно фыркнул Андреас. – Я вот дымил по-черному. Долго отвыкал, да и не отвык полностью…

Влад покраснел, в памяти всплыли подростковые годы, когда право жить по-своему приходилось завоевывать едва ли ни в драке. Почему он обязан следовать нормам толпы?! И ломать свое здоровье в угоду прихоти десятка бездельников, чье мнение у него, Влада, не вызывает даже отдаленного интереса?!

Тлеющая целый день ярость вскипела в душе, и Влад с ненавистью прошипел, перегнувшись через стол к Андреасу:

-Не собрался ли ты учить меня жизни?! Поверь, на «слабо» меня не возьмешь! В свое время я кулаками выколачивал дурость из таких вот подначивающих меня болванов, могу и сейчас продемонстрировать! Страсть как хочется излить дурное настроение на кого-нибудь!

Он говорил негромко и зло, во взгляде пылал сдерживаемый гнев. Влад действительно с радостью подрался бы с кем-нибудь – пускай даже с эдаким увальнем!

-Ты чего? – испугался Андреас. - Ну и характер у тебя! Нервы лечить нужно.

-Чем? – язвительно осведомился Влад. – Вот этой манной гадостью?

-А у меня аллергия на сигаретный дым… - прервал их ссору Костя. – И вообще, какая разница, что было в той, прошлой жизни? Теперь все не курят.

Влад вздрогнул. Равнодушие в голосе друга по-настоящему встревожило его. Неужели Костя смирился? Неужели и его самого ждет такая участь? И пару дней спустя он будет с безразличием думать о том, что оставшееся в прошлом не вернуть?

«А родители? – с внезапным ужасом подумал Влад и почувствовал, как покрывается ледяным потом. – Они сойдут с ума!»

Ему сделалось дурно, впервые за этот сумасшедший день он осознал самую страшную подробность случившегося: он никогда не сумеет сообщить родным, где находится, не сумеет дать весточку, что жив - здоров…

«Жив - здоров? – с иронией закончил парень мысленно. – Долго ли я буду жив - здоров?»

Ужин завершился в угрюмом молчании.


Глава 3. Ночная прогулка

Они вернулись в комнаты в сопровождении троих стражей.

На пятнадцатом этаже Николя грубо втолкнул Влада в его келью, в которой царил почти осязаемый душный мрак - подсвеченное звездами небо, видимое из арочного окна, никакого освещения не давало.

Влад, яростно воззрившись на захлопнувшуюся перед его носом дверь, сердито выкрикнул:

-И что мне, в темноте тут сидеть?!

-Можешь стоять, - донесся приглушенный деревянной преградой, но от этого не менее язвительный, голос Николя, и в следующее мгновение загрохотал запираемый засов.

Пылая от злости, Влад с силой пнул сундук, отозвавшийся металлическим звоном, и резко опустился на кровать. Его всего трясло, и мысль о сне, еще недавно столь манящая, теперь воодушевления не вызвала. Лечь спать?! Ну, уж нет! Он не станет спать, пока не придумает приемлемый выход из ситуации!

Пытаясь унять бешенство, мешавшее с холодной рациональностью обдумать сложившееся положение, Влад принялся измышлять изощренные способы пыток и убийства, воображая в роли жертвы Николя. В конце концов, обессилев от ярости, выплеснуть которую было не на кого, парень вновь опустился на кровать и до крови закусил губу. Ему необходимо что-нибудь придумать, иначе он попросту свихнется!

Лихорадочные и бесплодные размышления прервал тихий шорох и скрип, донесшиеся от двери. Влад вскочил на ноги, напряженно всматриваясь в темноту. Уж не обладает ли Николя телепатическими способностями? Может, он почувствовал настроение Влада и решил продемонстрировать характер?

«Ну и пускай, - мысленно улыбнулся Влад, на всякий случай приготовившись к схватке. - Живым не дамся!»

В эту секунду дверь приоткрылась, и в образовавшийся проем проскользнула Мишель.

-Ты?! – недоверчиво выдохнул Влад, не сразу сумев переключиться с мыслей о возможной драке. Девушка сердито приложила палец к губам, приблизилась к парню вплотную и прошептала на ухо:

-Следуй за мной, не разговаривай, без единого звука!

Ничего не понимая, Влад покорно направился вслед за Мишель.

Девушка заперла комнату и на цыпочках проследовала к лестнице, Влад не отставал.

-Можно ноги поломать! – тихо пожаловался он, вцепившись в перила в надежде на опору. Пыльная, жаркая и полная загадочных шорохов темнота буквально давила и казалась непроницаемой.

Мишель, на мгновение обернувшись, возмущенно замахала руками, призывая к тишине, и продолжила подъем. На двадцатом этаже девушка склонилась к спутнику и коротко приказала:
-Жди здесь!

Отдав это распоряжение, Мишель выскользнула в коридор, а Влад нервно оглянулся. Конечно, никакого страха он не испытывал (вот еще!), и все-таки оказаться тут в полном одиночестве и неведении относительно цели ночного путешествия… стоять среди холодных сырых стен, где малейший звук отдается гулким эхом… когда каждая тень словно повторяет ненавистный силуэт Николя… в общем, удовольствием подобное ожидание назвать было трудно.

Наконец, из густого мрака буквально материализовались два силуэта, в которых Влад узнал Мишель и Костю.

-Костян? – недоверчиво спросил он, щурясь в темноте, и его сокурсник энергично кивнул. Мишель одарила спутников возмущенным взглядом и жестом велела следовать дальше.

Только очутившись на двадцать восьмом этаже, Влад понял, что дорога их лежит на площадку, где утром проходили спортивные истязания.

-Ночная доза пыток? – тихо шепнул он, наклонившись к Косте. Тот нервно хихикнул и пожал плечами, а Мишель опять недовольно зашикала.

ХХХ

Оказавшись снаружи, вне сырых стен замка, Влад почувствовал, что настроение понемногу исправляется. Здесь было светлее, прохладнее и дышалось куда легче, словно сам воздух состоял из других молекул. Потянувшись, парень с наслаждением улыбнулся и спросил:

-Ну а теперь можно разговаривать?

-Только тихо, - осадила его Мишель, все еще продолжая хмуриться. – Если не хочешь неприятностей себе, своему другу и… мне.

Влад примирительно поднял раскрытые ладони и торжественно кивнул:

-Слушаюсь и повинуюсь!

-Давно пора, - пробурчала, опускаясь на пол, Мишель. Ее спутники тотчас устроились с обоих боков.

Опершись спиной о парапет, девушка молча разглядывала свои руки и объяснять происходящее явно не спешила. Влад нетерпеливо ждал, с каждой секундой ощущая все большее недоумение.

-А что мы здесь делаем? – наконец не выдержал он. Мишель язвительно поинтересовалась:

-Тебе лучше до утра торчать в своей каморке?

-Нет, конечно, - с досадой отозвался Влад, пожимая плечами. – Почему ты злишься?

-Прости, - вздохнула девушка, расправляя складки на тунике. – На самом деле я просто боюсь.

-Чего боишься? – резко спросил Влад и озабоченно покосился на Костю. Друг выглядел не менее встревоженным, чем он сам.

-Не чего, а кого! – недовольно поправила Мишель и пристально взглянула на собеседника, хотя темнота и скрывала черты его лица. – Я боюсь Николя. Если он узнает…

-А как ты умудрилась выбраться из комнаты? – вмешался Костя. – Твою дверь не запирают?

Губы Мишель искривила горькая усмешка:

-О, если бы! Запирают!

-А как ты выбралась в таком случае? – настойчиво повторил Костя. В его голосе звучало жадное любопытство. – Ты умеешь летать?

-Такой вопрос мог прийти в голову только тебе, - заметил его приятель и снова обернулся к Мишель. Даже в царящем вокруг мраке было видно: девушку что-то мучает.

-Ты не хочешь открывать свой секрет? – прямо осведомился Влад.

Мишель судорожно сжала кулаки, выпрямилась и только потом ответила:

-Вы все равно узнаете. Я просто не могу придумать, в какую форму облечь слова… - девушка закусила губу, еще около минуты молча разглядывала свои пальцы и, решительно вскинув подбородок, сделала новую попытку заговорить: - Я провожу на этой крыше несколько часов каждый вечер в течение последнего полугода…

-Меня ты сюда не приглашала! – укорил ее Костя. – Хотя… быть может, тут замешаны чувства, э? И я третий лишний?

Он озорно подмигнул, а Влад подосадовал, что находится слишком далеко от бывшего одноклассника и не может пихнуть его в знак протеста. Пришлось ограничиться сердитым взглядом. Мишель, спору нет, мила, и, в принципе, он бы не прочь познакомиться с нею поближе, но сегодня ему было не до амурных приключений, это точно!

-Не выдумывай лишнего! Вечно ты начинаешь! – со злостью огрызнулся Влад. Мишель же нисколько не смутилась и не растерялась:

-Костя, я не приглашала тебя потому, что и ты не звал меня с собою.

Повисло минутное молчание, нарушенное изумленным голосом Кости:

-Куда это я тебя не звал? И куда Влад звал? Я что-то упустил сегодня…

Влад и сам что-то упустил – во всяком случае, он, хоть убейте, не помнил, куда и когда звал Мишель. Поэтому он смотрел на кудрявую златовласку с не меньшим, чем его сокурсник, интересом.

-Твой друг предложил вместе бежать, - отозвалась Мишель с несколько утомленным видом, словно необходимость объяснять очевидное ее удивляла и раздражала. – А ты не предлагал.

-Да я и сам не собирался! - тут же принялся оправдываться Костя.

-Вот я и решила ответить любезностью на любезность. Да и вообще, условия побега следует тщательно продумать, обсудить вдали от посторонних ушей, не правда ли?

-Правда, – согласился Влад.

-И еще… - помедлив, осторожно проговорила Мишель. – Я прошу вас взять с собой не только меня, но и одного парня.

-Андреаса? – неприязненно уточнил Влад, ощутив острое нежелание выполнять просьбу новой подруги. Девушка быстро покачала головой:

-Нет, не его… я говорю о другом человеке.

Влад озадаченно посмотрел на Костю, пытаясь взглядом передать вопрос, но в глазах его друга читалось такое же недоумение.

-Ладно, - поколебавшись, сдался Влад.

-Мы будем бежать всей толпой? – неодобрительно хмыкнул Костя. – Воображаю, какое получится зрелище! Нас, конечно, никто не заметит…

-Вот и нужно продумать все детали, чтобы не заметили, - отрезала девушка, чуть нахмурившись.

Влад посмотрел на усыпанное искорками звезд чернильное небо. Любопытно, эти созвездия совпадают с рисунком неба в его родных краях? Жаль, он не силен в астрономии…

-А что нам мешает прямо сейчас спуститься на первый этаж и уйти? – внезапно спросил Костя. Мишель удивленно обернулась к нему, а Влад поморщился как от зубной боли.

-А что? – с азартом продолжал Костя. – Чего смотрите, будто я предложил несусветную глупость?

-Потому что ты и предложил несусветную глупость! – в сердцах ударив себя по колену, недовольно пояснил Влад. – Территория наверняка охраняема.

-А мы постараемся потихоньку, аккуратненько… - не смирился с поражением его друг.

-Дело не в охране, - вмешалась девушка. – По этим скалам невозможно выбраться без альпинистского снаряжения.

-Не только без снаряжения, но и без навыков альпиниста, - с кривой усмешкой вставил Влад. – Боюсь, я даже с самым новым снаряжением сорвусь со скалы, - он вдруг кое-что сообразил и торопливо обратился к Мишель: – Слушай, а ты откуда знаешь, что отсюда так просто не выбраться? Ты пробовала?

Мишель помолчала, прежде чем ответить:

-Я – нет. Но кое-кто пробовал, - голос ее прозвучал сухо и безразлично.

-Не этого ли кое-кого мы должны захватить с собой? – подозрительно осведомился Влад. На сей раз молчание длилось дольше, а заговорила Мишель уже абсолютно безжизненным тоном:

-Нет. Этот человек мертв.

Приятели обменялись тревожными взглядами.

-Он… сорвался? – с трудом вымолвил Влад. Мишель отчаянно покачала головой.

-Нет, - сдавленно ответила она. – Он не сорвался. Но и бежать не сумел.

-А тебя с собой не взял? – с явным упреком уточнил Костя. Девушка порывисто выпрямилась и обернула к нему пылающее от негодования лицо:

-Ты не понимаешь! – громко, по-змеиному, прошипела она, и глаза ее заблестели от слез и гнева. – Он жил на седьмом этаже, я – на тринадцатом. Он выбрался по связанным простыне и покрывалу. Пришлось прыгать с большой высоты, он вывихнул ногу… Он обещал вернуться за мной позднее.

-Но он не сумел выбраться, - угрюмо заключил Влад, избегая смотреть на плачущую Мишель.

Девушка кивнула:

-Его сильно избили, - отрывисто произнесла она. – Ногу лечить даже не стали. Он до самой смерти хромал. Впрочем, прожил он после всего полгода…

-И что с ним произошло? – с непривычно-серьезной интонацией спросил Костя, напряженно всматриваясь в раскрасневшееся лицо собеседницы.

-Его отправили на эту войну, куда и вас тоже отправят… не знаю, что за война и с кем, мне безразлично…

-Зато мне небезразлично, - горько заметил Влад. – Его убили там?

Мишель судорожно вздохнула и глухо продолжала, так что юношам пришлось склониться к самым губам ее, чтобы расслышать торопливый прерывистый шепот:

-Нет, нет… однажды за завтраком этот монстр Николя ехидно сообщил, что мой приятель дезертировал, но его схватили. И что он находится в подземелье этого замка. Предложил навестить… Я согласилась. Никогда не забуду это свидание! – она перевела дыхание, грудь ее быстро вздымалась, словно после длительной пробежки. Девушку буквально трясло от бессильного отчаяния, голос же, напротив, сделался отчетливым и яростным. – Мой друг сидел на каменном полу в каких-то лохмотьях, прикованный цепями, весь окровавленный, в полубессознательном состоянии! Я даже не могла расспросить его ни о чем – и не только потому, что неподалеку маячил злорадствующий Николя, но и по той простой причине, что бедняга уже не в состоянии был разговаривать! Он почти обезумел! Его практически не кормили, так что силы ему неоткуда было взять… Спустя месяц он умер от воспаления легких. Об этом мне тоже с наслаждением сообщил Николя.

Лицо девушки будто окаменело, стало по-настоящему злым… Сцепив пальцы, Мишель с такой силой впилась зубами в нижнюю губу, что на нежной розовой коже выступили бусинки крови.

-С тех пор минуло чуть больше полугода, - совладав с собой, сказала рыжеволосая пленница. – И ровно полгода я хожу сюда… на крышу… И каждую ночь он мне снится в своих цепях, в крови, с блуждающим безумным взглядом, не способный узнать ни меня, ни кого бы то ни было еще…

-Ты его любила? – выпалил Костя.

Влад устало возвел глаза к темному ночному небу. Ну, что ж поделаешь с его другом, мастером бестактных вопросов?

Мишель, как ни странно, улыбнулась:

-Не могу сказать, что я его любила. У нас не было возможности по-настоящему познакомиться. Мы и общались-то лишь за завтраком и ужином. Он мне нравился, конечно, и я ему наверняка нравилась… Но любила ли? – она пожала плечами и невесело закончила: - Но смерть его меня потрясла.

-Понимаю… - протянул Влад. – А сама-то ты сколько тут живешь?

-Года два, – последовал спокойный ответ.

-Два?! – изумился Костя. – Ну, ничего себе!

-Нам это категорически не подходит, - поддержал приятеля сокурсник. Мишель печально усмехнулась:

-Он тоже так говорил.

-Надеюсь, нам повезет больше, - с уверенностью, которой на самом деле не ощущал, заявил Влад.

-Да уж я тоже надеюсь! – фыркнул Костя.

Разговор прервал звук отпираемого люка. Влад вскочил на ноги, его сердце забилось как бешеное. Неужели их все-таки услышали?! Что же в таком случае их ожидает? Смерть под пытками?

На крышу выбрался Жозеф. Костя судорожно вздохнул и закашлялся, словно подавившись воздухом, а Влад внутренне похолодел. Он не имел ни малейшего представления, что теперь делать.

Жозеф окинул площадку равнодушным взглядом и, казалось, нисколько не удивился встрече с тремя пленниками. Приблизившись к ним, он сверху вниз взглянул на Мишель и грустно спросил:

-Ты все-таки выпустила их?

-Прости, я не могла иначе, - немного смущенно откликнулась девушка.

-А если я буду ревновать?

Влад непонимающе покосился на Мишель. Что происходит?!

-Не верю, что ты будешь ревновать, - иронично сообщила девушка, и от ее слов по коже Влада пробежали мурашки. Она что, специально злит этого типа?!

Но Жозеф улыбнулся, нисколько не рассердившись:

-Ладно, в любом случае пора.

-Так рано? – расстроилась Мишель.

-Николя сегодня не сидится на месте, - пояснил Жозеф.

Мишель тут же проворно поднялась и поспешила к люку. Встречаться с Николя ей явно не хотелось. На ходу она кинула, обращаясь к своим новым друзьям:

-Ребята, быстрее!

Они послушно последовали за ней. У Влада было ощущение, что его оглушили битой.

-Так это ты ее выпустил? – удивленно спросил Костя. Выражение его лица было не менее озадаченное, чем у приятеля. Жозеф вместо ответа подтолкнул парня к люку.

-Да мы идем, - обиженно проворчал Костя. – Спросить нельзя!

-Спросить можно, просто вопрос глупый, - отозвался страж. – Конечно, я ее выпустил – кто ж еще?

Влад заговорил только на лестнице. До этой секунды он просто не в силах был по-настоящему осознать произошедшее:

-Слушай, Жозеф, а зачем ты меня сегодня ударил?

Жозеф помрачнел.

-Прости, - не глядя на него, неохотно буркнул он. – Я случайно попал по твоей ноге. На самом деле я просто конспирировался.

-Тоже Николя боишься? – не без ехидства обронил Влад. Жозеф пронзительно взглянул на него:

-Нет, не Николя. Я боюсь Хозяина.


Глава 4. Вспышка

Проснувшись на следующее утро, Влад не сразу открыл глаза. Несколько мучительных минут парень просто лежал, стиснув кулаки и мысленно повторяя: «Это был сон… сон… просто сон…»

Однако в глубине души он уже понимал, что счастливым сном теперь можно считать всю предыдущую жизнь, а явь, вот она – в этом замке, с тремя палачами… Вернее – с двумя. Мысль о неожиданном союзнике немного подбодрила его, и Влад размежил веки. Так и есть: каменный потолок, окно-арка, неудобная узкая кровать…

В дверь с силой забарабанили:

-Вставай и спускайся к завтраку! – раздался сердитый окрик Роберта.

Чертыхаясь, Влад сел на постели и потянулся, после вчерашних спортивных мучений ныла каждая мышца.

«Сегодня я не смогу прыгать и скакать» - раздраженно размышлял юноша, торопливо облачаясь в тунику и бриджи, которые вечером оставил на сундуке. Ночь показалась чересчур короткой, он не успел выспаться, и к ноющему телу добавилась тяжелая, словно чугунная, голова.

В столовой Костя, Мишель и Андреас уже сидели за дальним столом, и Влад присоединился к ним. Увидев на тарелке знакомые зеленые стручки, он зарычал как раненый зверь.

-Что с тобой? – испугался Костя.

-Они издеваются над нами! – прошипел Влад с искаженным яростью лицом. – Это вот есть невозможно!

-Они издеваются еще хуже, чем ты думаешь, - хмуро буркнул Андреас. - Оглянись!

Влад послушался. Жозеф неторопливо расхаживал по комнате, и его спокойное лицо сохраняло бесстрастное выражение, чем-то напоминающее маску. Роберт и Николя расположились за круглым столиком в противоположном углу и, вероятно, завтракали.

-Вчера этого стола не было, - сердито отметил Влад.

-Его ставят, когда хотят позавтракать здесь, - пояснила Мишель, вяло ковыряясь вилкой в зеленой массе.

Влад, сощурившись, вглядывался в блюда, расставленные на столике стражей.

-И что они едят? Не тошнотворную зелень, факт! – с этими словами он поднялся, отпихнул ногой табурет и направился к тем, кого мысленно именовал палачами.

-Стой! – простонал Костя, пытаясь ухватить приятеля за локоть.

Краем глаза Влад заметил, что Жозеф с беспокойством смотрит на него, явно не зная, как поступить. Впрочем, все находящиеся в столовой в данный момент наблюдали за ним.

Остановившись возле круглого стола, Влад изучил содержимое тарелок. Жареный картофель, какое-то подобие овощного рагу, пышные оладьи, котлеты, белые воздушные пирожные, бутерброды…

-Вкусно пахнет? – невинно поинтересовался Николя и с демонстративным удовольствием откусил от бутерброда с сыром.

Влад громко и отчетливо высказал свое мнение о Николя, причем в таких выражениях, что последовавший за другом Костя испуганно охнул. Николя в ответ только расхохотался.

-Жозеф, не проголодался? – крикнул он, отсмеявшись.

-Нет, - ледяным тоном отозвался длинноволосый страж. Его черные брови сошлись над переносицей, а напряженный взгляд не отрывался от Влада.

-Жаль, тебе не суждено больше лакомиться подобным, - с улыбкой обратился к Владу Николя.

Тот покраснел от злости.

-Еще как суждено, поверь! – хрипло возразил он и, стремительно нагнувшись, схватил первое попавшееся пирожное. Без дальнейших раздумий откусил сразу половину, а вторую бросил мявшемуся в нескольких шагах Косте.

-Угощайся!

Бледный как полотно Костя торопливо запихнул остаток пирожного в рот. Его круглые глаза стали как будто еще круглее.

Влад толком не ощутил вкуса сладкого лакомства, адреналин бурлил в крови, грудь тяжело вздымалась, но страха парень не испытывал – только слепую ненависть.

-Ах, вот как… - небрежно протянул Николя, неторопливо поднимаясь. – Ты считаешь себя особенно умным?

-Разумеется! – выдохнул Влад, презрительно кривя губы в тщетной попытке изобразить полноценную улыбку. – Я и есть умный!

Выпрямившись, Николя мгновение разглядывал смельчака, потом недобро усмехнулся и резко хлестнул кнутом. Кончик плетки ударил Влада по лицу, и правая щека вспыхнула, словно охваченная огнем. На мгновение зажмурившись, парень услышал сдавленный стон Кости. Последний попытался оттащить друга в сторону, однако вновь безуспешно. Влад, не сдвинувшись с места, провел рукой по пылающей скуле и взглянул на пальцы. Вид багрово-красных капель взвил в его душе затухающее пламя ярости с новой силой.

-Это кровь, - с усмешкой сказал Николя. – Теперь ты мой брат-близнец. У тебя останется шрам.

-Настанет день, и я исполосую твою физиономию вдоль и поперек… - прохрипел Влад и еще быстрее, чем минутой ранее, схватил со стола блюдо с овощным рагу и силой запустил им в Николя. Тарелка осела на голове стража подобно нелепой панаме, а жирная ароматная масса облепила ему лицо, волосы и кожаный жилет.

-Твою мать… - выдавил Костя, уставившись на онемевшего от злости и удивления Николя. В зале воцарилась оглушительная тишина, все, позабыв о завтраке, со страхом и любопытством, которые ощущались почти физически, наблюдали за небывалой сценой.

Костя оглянулся на Жозефа, тот в ужасе покачал головой.

-Бежим! – заорал Костя и в третий раз потянул сокурсника за локоть.

Теперь Влад покорился, и приятели в немыслимом прыжке вскочили на ближайший стол. Скидывая миски и кружки, они добрались до окна и буквально вывалились наружу. До них донеслись сердитые выкрики опомнившегося Николя и испуганные возгласы пленников.

Хотя «лететь» было невысоко, Влад умудрился разбить в кровь колени и исцарапать ладони. Впрочем, данное обстоятельство волновало его сейчас меньше всего. Рядом судорожно закашлялся Костя.

-Бежим… - просипел он, задыхаясь. – Иначе не миновать смерти под пытками! Кстати, это и был твой план побега? Гениально!

-Заткнись! – посоветовал Влад.

Они мчались, не разбирая дороги и почти ничего не видя перед собой. Где-то сзади раздавались крики.

-Мишель сказала, отсюда не выбраться, - минуту спустя напомнил Костя.

Влад недовольно оглянулся:

-Ты, главное, беги!

-А что мне остается? – огрызнулся тот.

По-видимому, скала, на которой располагалась их крепость, формой напоминала цилиндр с такой же относительно плоской вершиной и отвесными склонами, в чем беглецы вскоре убедились.

-Девчонка была права, - пробормотал Костя, рухнув на колени и прижимая руку к бешено колотящемуся сердцу.

Влад на ногах удержался, хотя и не без труда. Его мутило от голода и волнения, во рту ощущался привкус горечи.

Приятели остановились у края обрыва и, глядя в разверзшуюся перед ними зияющую пропасть, мрачно гадали, сколько времени понадобится стражам на поиски.

-Укроемся за этими камнями, - отрывисто приказал Влад, кивнув в сторону внушительных валунов.

-Это нам поможет, как же! – саркастически фыркнул Костя. Потный и бледный от страха, он, тем не менее, умудрился улыбнуться, пускай и несколько вымученно.

-Можешь стоять столбом, - процедил Влад сквозь зубы. – Или есть другие варианты?

-О, нет, мозг у нас – это ты! – живо возразил Костя. – Единственная мысль, которая приходит мне в голову – это сигануть в пропасть!

-Валяй! – хмуро усмехнулся Влад.

Они распластались на земле за скальными обломками и постарались слиться с откидываемой ими тенью. Влад осторожно выглянул и сощурился, всматриваясь в громаду замка. Отсюда особняк представлялся геометрически правильной частью горной породы.

-Они не спешат, - шепнул парень с сомнением.

Костя тоже выглянул из-за камня, и взгляд его круглых карих глаз торопливо обежал округу.

-Знают, что бежать некуда, вот и не торопятся, - предположил он с легким вздохом. – Вопрос, что нам делать? Ты продумал стратегию?

-Ага, и тактику заодно, - проворчал Влад, недовольный в первую очередь собственной несдержанностью. Ну почему у него никогда не хватает выдержки сохранять хладнокровие?! Чего он добился своей безумной выходкой?

Оформить мысль в слова Влад не успел – раздался неясный шум, и высоко в небе возникло три черных пятна. Костя, перевернувшись на спину, внимательно в них всмотрелся.

-О боже… - севшим голосом протянул он. – Это все три красавца верхом на скакунах…

-Но один-то на нашей стороне, - тревожно напомнил Влад, убеждая скорее себя самого. Теперь он тоже разглядывал три точки в небе. – Может, он нас защитит?

-Как? – с досадой откликнулся Костя. – Он ведь конспирируется!

-Ладно, вставай, и бежим! – быстро скомандовал Влад, пытаясь подняться. Осуществить задуманное им было не суждено – три наездника опустились на землю буквально в нескольких шагах от беглецов, отрезав им путь к отступлению. Позади маняще зияла пропасть, и оставалось лишь последовать совету Кости и броситься с обрыва…

«Пошел он к черту, этот Николя!» - свирепо подумал Влад и выпрямился. Щека его по-прежнему горела огнем, и хотя во время короткой неудачной пробежки он о своей травме забыл, теперь та вновь дала о себе знать.

Все три палача (ладно, два) неспешно приближались к ним: Роберт – со скучающей миной, Жозеф - сосредоточенно-угрюмый, Николя – с ослепительной улыбкой на губах. Жилет он успел сменить, а лицо вымыть, однако на волосах до сих пор оставался жирный отпечаток от овощного рагу. Влад невольно усмехнулся.

-Скоро ты разучишься улыбаться, - с угрозой пообещал Николя, и ноздри его точеного носа слабо задрожали. – На тебе не останется ни одного живого места… и на твоем дружке тоже!

Костя демонстративно зевнул и принял нарочито-вальяжную позу, а Влад мысленно зааплодировал. Надо же, какие у его приятеля актерские способности!

-Ну, и бей! – с фальшивой беззаботностью предложил Влад, растягивая губы в попытке улыбнуться. - Давай, давай! Плевать я хотел!

«Я буду улыбаться, пока жив!» - пронеслась отчаянная мысль. Юноша старался справиться с дыханием – воздух словно загустел, стал вязким и горьким…

Николя выступил вперед, крепко сжимая хлыст, на губах его вновь заиграла улыбка. В лице Роберта проступило нетерпеливое возбуждение, что-то ненасытно-алчное и столь звериное, что Влад передернулся. Он всегда считал себя эгоистом до мозга костей, но при этом ни разу в жизни не испытал ничего сродни этому садистскому желанию насладиться чужой болью. «Нелюдь! – брезгливо подумал парень. – Животное… и Николя, и этот Роберт…»

-Ты знаешь, что такое наслаждение, Влад? – вдруг вкрадчиво спросил Николя, поигрывая плеткой, и от деланной мягкости его тона юношу пробрал озноб, и играть роль эдакого Джеймса Бонда стало труднее.

-Знаю, - сдавленно отозвался он и мысленно проклял себя за севший от волнения голос. Прокашлявшись, твердо и громко продолжил: - Это то, что приносит удовольствие.

-А особенное удовольствие приносит ощущение власти над другим человеком, - почти нежно произнес палач, и его зеленые раскосые глаза сверкнули адским пламенем. – Истинной власти. Когда можешь позволить себе все – и даже убить. Медленно. Неторопливо. С наслаждением.

На лбу Влада выступил ледяной пот, руки мелко задрожали. Парень не смел взглянуть на друга, но был уверен, что тот тоже едва жив от страха. Убить медленно, неторопливо, с наслаждением… Боже, боже, в какой фильм ужасов они попали?!

Внезапно Жозеф сделал шаг вперед и с силой схватил Николя за руку, в которой тот сжимал свой хлыст.

-Прекрати! – резко приказал длинноволосый страж. Николя с яростью обернулся к нему и впился в бледное лицо мужчины ненавидящим взглядом.

-Ты с ума сошел?! – глаза его сузились, а щеки покрылись неровным багровым румянцем.

-Вовсе нет, - холодно возразил Жозеф. – Я вполне нормален – в отличие от тебя.

-Это как понимать? – прошипел Николя, выдернув руку из цепких пальцев Жозефа.

Влад рискнул искоса посмотреть на Костю. Его приятель с ужасом и мольбой следил за происходящим.

-Ты не обладаешь той властью, о которой распространялся сейчас, - пояснил Жозеф с кривой усмешкой. – Ею обладает Хозяин. И Хозяин вовсе не стремится убить всех этих ребят. Он дает им шанс выжить.

Николя явно едва сдерживался от вспышки, но пускать в ход плетку уже не спешил. Влад выпрямился, опасаясь исполниться ложными надеждами, и все-таки мучительный тошнотворный страх почти отпустил его, да и дышать становилось все легче.

-Ну, я и не собирался их убивать, - кое-как справившись с бешенством, вновь заговорил Николя. – А поучить не мешает.

-Ты доведешь их до отчаяния своими методами обучения, а отчаявшиеся люди опасны!

-Опасны? – презрительно скривился Николя. – Ха! Я их просто чуточку запугаю.

Жозеф разразился безумным хохотом, и Влада ужаснул этот истерический припадок смеха.

-Ты полагаешь, вот этих вот ребят можно запугать?! ЭТИХ?! Ты помнишь, кто они?

Николя покраснел, и даже Роберт выглядел немного смущенным. Костя озадаченно покосился на друга, в его глазах читался немой вопрос. Впрочем, Владу и самому было интересно, с каких пор они прослыли неустрашимыми героями.

-Почем я знаю, может, они изменились! – буркнул Николя, но в его голосе проскальзывала легкая неуверенность.

-Изменились? – с издевкой повторил Жозеф. – Ты так и пояснишь Хозяину? Я, мол, думал, они изменились, вот и довел их до крайности! Ты воображаешь, что будет, если они по-настоящему разозлятся, особенно Влад?

«А сейчас я что, злюсь не по-настоящему?» - изумился Влад, прислушиваясь к разговору. Теперь помимо страха он ощущал бесконечное удивление и, судя по выражению лица Кости, его бывшим сокурсником овладели такие же эмоции. Что подразумевают эти типы?!

-Он прав, Николя, - вмешался Роберт. – Тем более, мы с самого начала понимали: далеко пацаны не убегут.

-Отлично, - с трудом сохраняя видимость ледяного спокойствия, выдавил из себя Николя. – В таком случае, Роберт идет на крышу, сегодня он первым проведет занятие, я приведу себя в порядок, а ты, Жозеф, отведи этих кретинов в подземелье. Я позднее проверю, учти!

Он резко развернулся и пошел по направлению к замку, его пальцы, сжимавшие кнут, побелели от напряжения. Роберт пожал плечами:

-Ладно, отведи их в подземелье, а не то Николя окончательно взбесится.

-Плевать, - проворчал Жозеф и грубовато схватил Костю и Влада за плечи. – Ну, поторапливайтесь!

ХХХ

Заговорил Жозеф только на лестнице. Подталкивая приятелей, он принялся вслед за ними спускаться в сгущающуюся тьму подвала.

-Вы полные идиоты! – прошипел он сквозь зубы.

-Почему полные? Очень даже худые! – весело отозвался Костя, явно пребывая в состоянии эйфории: в конце концов, гибель казалась неминуемой. Жозеф юмора не уловил и больно стукнул парня по затылку.

-Помолчи уж! Вы идиоты и точка! А ты, Влад, не мог придумать ничего смешнее, кроме как обляпать Николя икрой?!

Влад, уже и сам сто раз пожалевший о собственной несдержанности, все-таки угрюмо возразил:

-Он оскорблял меня!

Жозеф возвел глаза к потолку.

-О боги! Ну и что ты доказал своим поступком, чего добился? Николя мог запросто искалечить вас обоих!

-Но ведь обошлось, - беспечно заявил Костя.

-Как сказать, - хмыкнул Жозеф. – Это происшествие может стоить мне жизни.

Влад на миг обернулся и ошеломленно взглянул на него.

-Неужели Николя тебя убьет?

Жозеф его вопрос проигнорировал, задав свой:

-Как твоя щека?

-А… заживет, - отмахнулся парень, меньше всего заботившийся сейчас о лице. Пускай даже останется шрам, как угрожал этот ненормальный! Какая разница, если мир рушится на глазах? Вновь вспомнились родители, и юношу захлестнули ярость и боль. По какому праву у него отняли семью, друзей, привычный распорядок жизни?!

Жозеф вынул связку ключей и, отпирая замок на двери, пояснил:

-Это проход к подвальным помещениям. Заперт на всякий случай. Дополнительная предосторожность. Хотя сейчас там нет никого. Последний узник умер пару недель назад.

Похолодев от окатившей его волны страха, Влад молча ступил в подземелье. Воздух здесь пропитался промозглой сыростью и слабым сладковатым запахом гниения, а дрожащий желтоватый свет источал лишь одинокий факел в руке Жозефа. Узкий длинный коридор казался бесконечным, теряясь в густом мраке. Справа тянулась влажная каменная стена, слева – скрытые металлическими решетками тюремные камеры.

Костя поежился.

-Каков наш срок заключения? – с наигранной бодростью осведомился он.

-Полагаю, завтра выпустят, - сухо ответил Жозеф, открывая первую камеру. – Прошу!

-Миленько, - пробормотал Костя, оглядываясь. Комнатка занимала пространство метр на метр и, если не считать цепей у одной из стен, была абсолютно пустой. – Ванна и прочие удобства отсутствуют?

Жозеф скривился:

-Об этом нужно было подумать раньше. В общем, ребята, мне пора. Да, кстати, предупреждаю: скоро вас навестит Николя и наверняка постарается разозлить. Малейшая вспышка с вашей стороны – и заключение продлится дольше. Я обращаюсь в основном к тебе, Влад.

-Да понял я, - буркнул тот, не отрывая глаз от пыльного пола. Смотреть на Жозефа совершенно не хотелось.

Когда страж покинул подземелье, Костя обернулся к другу:

-Слушай, а ты, выходит, очень опасен в гневе! Прямо Рэмбо.

Влад вздохнул и опустился на ледяной пол. Ответить на шутливое замечание приятеля он был уже не в состоянии.

ХХХ

Жозеф оказался прав – буквально пять минут спустя в подвал спустился самый ненавистный Владу человек на Земле. Остановившись напротив занятой камеры, он склонил голову набок и притворно вздохнул.

-Жозефу ну ничего доверить нельзя! Даже в камере запереть нормально не в состоянии. Куда это годится – вдвоем в одной каморке и не привязанные?

-Ты полагаешь, без привязи мы сбежим? – ехидно осведомился Влад. Костя пихнул его локтем в бок.

-Я полагаю, без привязи вам тут слишком… - Николя помедлил, явно раздумывая над наиболее эффектным окончанием фразы, потом, почти смакуя, продолжил: - …комфортно! Не правда ли?

-Правда, - процедил сквозь зубы Влад, за что вновь получил пинок от друга, однако остановиться просто не мог. Каждое слово Николя вызывало в душе парня бурю негодования и ненависти. – Весьма комфортабельная каморка.

-Как твоя щека? – сахарным голосом спросил Николя. – Болит?

-Нисколько, - соврал Влад, отвернувшись. – Легкая царапинка.

-Боюсь, эта легкая царапинка останется с тобою навсегда, - широко улыбнулся страж. Влад что-то глухо проворчал в ответ, и Николя с угрозой добавил: - Я не расслышал… Повтори, будь добр.

Покосившись на Костю, Влад неохотно буркнул:

-Ничего я не говорил.

-Вот и отличненько! Выходи, твоя камера следующая.

Равнодушно пожав плечами, Влад проследовал в соседнюю камеру – собственно, ему было безразлично, в какой из каморок провести этот день.

-Садись! – приказал Николя, заметив, что Влад так и остался стоять.

-Не хочу! – вызывающе заявил юноша.

Николя, усмехнувшись, ласково погладил свою плетку.

-Дружочек, прошу обратить внимание, что все твои «хочу - не хочу» остались в прошлом. Садись!

Влад со всего размаха плюхнулся на каменный пол. Парня трясло от ярости и так и подмывало высказать свои соображения по поводу происходящего. И он бы их высказал, не будь здесь Кости!

Николя еще с минуту повозился, и вскоре запястья и щиколотки Влада сковывали железные обручи. Выпрямившись, страж окинул самодовольным взглядом результат собственных усилий и улыбнулся:

-Качественно! Теперь осталось повторить эту процедуру с твоим недоумком-другом. Хотя ты сегодня продемонстрировал себя куда большим недоумком!

Влад зло ощерился, но на сей раз удержался от вспышки. Злость его буквально душила, и он почти не ощущал тесные кандалы, жадно впивавшиеся в кожу. Ненависть и бешенство заглушали боль не хуже наркотика.

Минут пять спустя, отпустив еще несколько оскорбительных шуточек, Николя покинул подземелье. Когда гулкий звук его шагов растворился в тишине, Влад заговорил:

-Наступит день – и я убью этого монстра! – его голос дрожал от накала эмоций.

-И это будет благим поступком, - с жаром отозвался Костя. – Кстати, знаешь, в нашем положении есть и кое-что хорошее!

-И что же? – скептически поинтересовался Влад.

-Нам не нужно кувыркаться на крыше с мечами и скакать на коне! – торжественно объявил собеседник.

Влад молча возвел глаза к потолку и тихо вздохнул. Ну, что тут скажешь? Костя останется Костей.

ХХХ

Влад не знал, сколько часов минуло с той секунды, когда Николя покинул подземелье, и до момента появления очередного посетителя. Он то погружался в вялую полудрему, то, очнувшись, обменивался с Костей ничего не значащими фразами… У него раскалывалась голова и онемели ступни и кисти рук – по-видимому, наручники были рассчитаны на людей с более хрупкой конституцией.

Когда, наконец, в подвал спустился Роберт, Влад уже перестал что-либо чувствовать – мышцы и эмоции словно атрофировались. Как, интересно, пленники проводят тут долгие месяцы? Он бы сошел с ума на третьи сутки!

Роберт отпер их камеры и подал ужин: по кружке с тухлой водой и куску черствого кисловатого хлеба, который Влад, измучавшись за два дня диеты, проглотил, не жуя. Есть было трудно, задеревеневшие пальцы отказывались работать, однако острый голод заставил приложить все оставшиеся в резерве силы, чтобы кое-как удерживать в руках скудное угощение.

Роберт пробыл в подземелье совсем недолго и за это время не произнес ни единого слова. Когда он скрылся на лестнице, Костя хмуро спросил:

-Как считаешь, мы и ночевать тут будем?

-Наверно, - мрачно протянул Влад. – Наверно…

На этот раз тяготиться одиночеством им пришлось недолго – полчаса спустя на лестнице раздались шаги, и в подземелье вошел Жозеф. Сощурившись, он заглянул в первую камеру, и брови его поползли вверх.

-Это Николя приковал вас?

-Не мы же сами, - буркнул Влад. Жозеф удивленно покачал головой:

-А мне ничего не сказал… Странно, странно… Ладно, на пару часов, пока я дежурный, можете подняться на крышу. Но соблюдайте тишину – для нашего общего блага.

Он снял с них наручники и несколько минут терпеливо ждал, пока пленники, кривясь и корчась, растирали ступни и запястья. В конце концов, Владу удалось подняться и, опираясь о стену, выйти из камеры. В этот же миг из соседней каморки показался Костя.

-Идти способны? – осведомился Жозеф и, получив два не слишком уверенных кивка, бодро продолжил: - В таком случае пошли. И помните: очень тихо.

-И так ясно, - проворчал Влад.


Глава 5. Побег

В сравнении с сырым холодным подземельем крыша показалась Владу лучшим местом во Вселенной. Широко улыбнувшись, он потянулся всем телом, стараясь ощутить каждую косточку, и с наслаждением вдохнул свежий воздух. Здесь царила ночь – или, в крайнем случае, поздний вечер – но, в отличие от вечных сумерек тюремных камер, эта ночь была волшебно-прекрасной.

-Привет, ребята, - раздался приглушенный женский голос. – Как самочувствие?

Только теперь Влад заметил темную фигурку Мишель в дальнем углу.

-Сносно, - ответил он, направляясь к девушке. Костя последовал за ним.

Опустившись рядом с Мишель, Влад обнаружил возле парапета тарелку с чем-то съедобно- ароматным, и взгляд его тотчас вспыхнул живым интересом.

-По бутерброду с сыром и котлете каждому, - хмуро пояснил Жозеф. Длинноволосый брюнет остался стоять, скрестив руки на груди и недовольно взирая на пленников. – Больше принести не мог, возникли бы подозрения…

-О, да ты волшебник! – воскликнул Костя и, взяв с тарелки бутерброд, откусил едва ли не половину.

-Спасибо огромное, это весьма кстати! – с признательностью добавил Влад и потянулся к котлете, однако Мишель ловко перехватила его руку.

-Потом съешь. Я хочу осмотреть твою щеку.

-Когда потом?! – разъярился Влад. – Потом поздно будет!

-Потерпишь! – отрезала девушка. – Или хочешь со шрамом щеголять?

-А ты пластический хирург, надо понимать? – фыркнул Влад, покорившись неизбежности. Спорить с женщинами, вбившими себе в голову какую-то идею, занятие нервное – это правило он усвоил давно, и сейчас, смирившись, сердито пожирал одним лишь взглядом аппетитную котлету.

Девушка коснулась его щеки кончиками пальцев.

-От тебя как будто током бьет, - удивленно сообщил парень.

Мишель раздраженно качнула головой:

-Молчи и не мешай!

Пытаясь игнорировать ехидное выражение на Костином лице, Влад терпел около минуты, когда девушка, наконец, отняла руку от его щеки, выпрямилась и слабо улыбнулась:

-Можешь ужинать.

-Вот спасибо! – язвительно поблагодарил Влад, схватил вожделенную котлету, ставшую за время ожидания еще более желанной, и принялся торопливо есть, утоляя жадный голод и практически не ощущая вкуса.

-А что ты делала? – полюбопытствовал Костя. Он успел расправиться со своей порцией, а потому взирал на мир благодушно и миролюбиво. – Массаж лица?

-Ну, можно сказать, энергетический массаж, - хмыкнула она, откусывая от своего бутерброда.

Влад вытер жирные губы о запястье.

-Энергетический? – с нескрываемым скептицизмом уточнил он. – Ну-ну…

-А что? – с вызовом спросила, сощурившись, Мишель. – Не веришь?

Юноша пожал плечами, принимаясь за бутерброд.

-Вот уж не знаю, чему верить! Столько всего происходит!

Мишель поморщилась, и Жозеф поспешил перевести разговор в другое русло:

-Лучше скажите, ребятки, с какой радости вы устроили сегодня эту комедию.

-Снова здорово! – театрально простонал Костя, а Влад сердито покраснел:

-Комедию?! Неужели ты не понимаешь…

-Я все понимаю! – прервал его тот, подняв раскрытую ладонь. – Но вы должны научиться владеть собой…

-Ах, владеть собой! – взбешенно прошипел парень и, не в силах бороться с клокочущим в душе гневом, вскочил на ноги. Еще немного – и ярость прорвется наружу, сминая чахлые заслоны самообладания, и тогда никто, включая Николя с его садистскими склонностями, не остановит смертельную лавину ненависти… Владу было почти безразлично, услышат ли его. Пускай слышат! Пускай поднимутся сюда… Пускай пытают – а он будет смеяться им в лицо, смеяться до последней секунды, даже если придется истечь кровью!

-Немедленно сядь и успокойся! – приказал Жозеф.

Однако Влад пропустил его слова мимо ушей - впрочем, говорил он по-прежнему вполголоса, хотя на это и уходили колоссальные усилия.

-Ты трус! Ты трясешься за свою никчемную жизнь и позволяешь мучить ни в чем не повинных людей! Или сам тоже принимаешь участие в этих забавах? Весело, наверно? Какая-то война, не понятно с кем и зачем… Вы нас спросили, хотим ли мы участвовать в ней, этой вашей войне? За каким чертом она нам сдалась?! Травите нас зеленой мерзостью, а сами наслаждаетесь деликатесами!

Он умолк, хрипло дыша и пытаясь успокоиться. Словарный запас иссяк, но желание убить кого-нибудь так и не исчезло. Влад смотрел на побледневшего Жозефа и кусал губы, удерживаясь от воя. Вот бы иметь под рукой старинный сервиз, каким наслаждением было бы разбить хрупкие фарфоровые чашечки и блюдца, а после еще и потоптаться по переливающимся осколкам!

Лицо Жозефа напряглось, на лбу выступила испарина. И все-таки страж молчал.

Зато заговорила Мишель. Подскочив к Владу, она затрясла перед его лицом сжатыми кулачками.

-Как ты смеешь?! – гневно прошептала она. – Ты хоть представляешь, как он рискует, помогая нам?!

-Спасибо за поддержку, Мишель, родная. Я сам могу за себя постоять, - заговорил, наконец, Жозеф и перевел взгляд на Влада. Губы его искривила ироничная полуулыбка. – Итак, отвечаю на твои претензии по порядку. И просьба не перебивать. Да, я трясусь за свою жизнь, потому что для меня, Роберта и Николя смерть действительно окончательна. Но, согласись, я умею справляться со своими страхами хотя бы отчасти. И, разумеется, сейчас (подчеркиваю – сейчас!) не принимаю участия в садистских развлечениях Николя. Что же касается войны... Как ни странно, вы все когда-то согласились на данную затею – всех вас спрашивали.

-Бред! – выпалил Влад. – Ни я, ни Костя не могли на такое согласиться!

-Точно, - кивнул притихший Костя.

-Тем не менее… Впрочем, дело ваше. Можете не верить. Что это меняет?

Влад потряс головой, словно подобное движение могло привести мысли в порядок. Ярость понемногу утихала, сменяясь растерянностью.

-А почему бы не устроить бунт? – весело предложил Костя.

Жозеф с горечью рассмеялся:

-Есть кое-кто пострашнее Роберта и Николя, ребята.

-Неужели? – вскинул брови Влад, недоверчиво прищурившись.- И кто же этот кое-кто?

-Хозяин. И, прошу, не задавайте о нем вопросов. Любой бунт он в момент остановит. Ему немногие могут противостоять.

-А ты можешь? – робко осведомилась Мишель.

-Я? – печально повторил Жозеф. – Хотелось бы выглядеть героем в твоих глазах… сказать – мол, да, я могу противостоять ему. Но на самом деле я – его раб. Так же, как Николя и Роберт.

Мишель неслышной тенью скользнула к нему; встав на цыпочки, ласково провела кончиками пальцев по его щеке и нежно шепнула:

-Ты тем более герой, раз помогаешь нам, не смотря ни на что.

Выражение лица Жозефа сделалось непривычно-умильным. Костя, не сдержавшись, прыснул, и Мишель поспешно отскочила от длинноволосого брюнета и вновь устроилась на холодных плитах. Влад же внезапно испытал раздражение.

-И все-таки, Жозеф, пойми, мы не можем оставить все как есть! Нам нужно вырваться отсюда!

Жозеф мгновение задумчиво смотрел на него.

-А ты отдаешь себе отчет, что находишься не в том мире, к которому привык?

Влад переглянулся с Костей, в глазах друга мелькнуло торжество.

-Пускай! – упрямо мотнул головой Влад. – Любая свобода лучше самого комфортабельного рабства. Тем более что наше рабство еще и некомфортабельное.

-Что ж… признаю… - помолчав, протянул Жозеф. – Ладно. Тогда второй вопрос: знаете ли вы, что там, за пределами замка, тоже небезопасно?

-Догадываемся, - буркнул Влад.

-Хорошо… я подумаю.

-А ты не пойдешь с нами? – спросила Мишель, пристально вглядываясь в Жозефа. Тот казался удивленным:

-Я? Я ведь раб. Я не могу бежать. Хозяин меня убьет даже на расстоянии.

Во взгляде Мишель вспыхнул ужас, и даже Владу сделалось не по себе.

-А если этот Хозяин догадается, кто нам помог? – хриплым от волнения голосом спросил он.

Жозеф невесело усмехнулся:

-Сомневаюсь, что он обрадуется.

Влад набрал в легкие побольше воздуха и выпалил на одном дыхании:

-Прости меня за мои слова. Я… я был неправ, наверное.

-Пустяки, - сухо отозвался Жозеф. – Итак, вас троих нужно как-нибудь отсюда вызволить…

-Двоих, - решительно заявила Мишель и, поймав недоуменные взгляды собеседников, холодно пояснила: - Я остаюсь.

-Почему? – нахмурился Жозеф.

-Потому что остаешься ты, - просто ответила девушка.

ХХХ

Остаток ночи прошел ужасно.

В камере изрядно похолодало, и явственнее проступили гнилостные запахи, словно решившиеся под покровом темноты проявить себя в полной мере. Влад привык зимы напролет щеголять без шапки, привык спать с открытым окном при минус двадцати на улице, привык пить ледяные напитки в морозные дни… Да, да, все это так, и он даже немного гордился собственной стойкостью к холоду, но разве сравнишь «-30» за окном, когда укрыт теплым одеялом, с промозглой атмосферой тюрьмы? Разве можно сопоставить кока-колу из морозильника и сырые стены подземелья?

Временами парень погружался в кратковременный поверхностный сон, обычно завершавшийся кошмаром, и просыпался от собственного крика. Периоды бодрствования сопровождались головной болью и тошнотой, Влада мутило, а в ушах раздавался смутный звон. Вдобавок, до него доносился какой-то неясный шорох, наводивший на мысль о крысах. Конечно, мужчине не пристало бояться всяких там мышей, но он их и не боится, вовсе нет! Просто противно думать, будто где-то поблизости ползают (или что они делают?!) всякие твари.

«Это не может быть реальностью, тем более – происходить со мной!» - твердил Влад, блуждая на грани сна и яви. Ну как подобная небывальщина могла приключиться с человеком, твердо считающим себя далеким от разного рода чудес?!

А это нелепое заявление, будто он согласился на участие в какой-то там войне! Да он и под гипнозом не сотворил бы эдакой глупости!

И почему Жозеф назвал себя рабом? Разве сейчас остались рабы?

«Сейчас? – мысленно усмехнулся Влад, с горечью вспоминая окрестности замка. – А когда это – сейчас? Разве я знаю?»

Вопросы, одни вопросы и загадки…

Влад снова задремал, прислонившись к холодной влажной стене. Из соседней камеры раздавалось похрапывание Кости.

ХХХ

Утром их разбудил Жозеф.

-Уже пора? – зевая, сонно осведомился Костя. – Я не выспался!

Влад громко фыркнул:

-Ха! Это что, сон был?

Он позволил Жозефу снять кандалы и принялся яростно растирать запястья и щиколотки.

-Возьми, - длинноволосый страж протянул ему какой-то сверток и тут же пояснил: - Свежая одежда. Как твое лицо?

-Сносно, - проворчал парень, стягивая грязную и кое-где порванную тунику. – Куда лучше, чем вчера.

-Ладно, ребята, поторопитесь, минут через пять Николя начнет злиться.

-Ага, а сейчас он добр и ласков, - подхватил Костя, криво улыбнувшись.

ХХХ

Переступив порог столовой, Влад обратил внимание, что взгляды всех присутствующих обращены в их с Костей сторону. Он насмешливо осклабился, изображая улыбку, и помахал рукой в знак приветствия, вызвав тем самым сдавленные смешки узников и тихий стон следовавшего за юношами Жозефа. Костя с готовностью повторил дерзкий жест приятеля. Впрочем, ироничная улыбка Влада сменилась гримасой отвращения, стоило парню заметить зеленую массу на тарелках.

-У них роскошный выбор блюд, - восхитился Костя, плюхнувшись на табурет. – Повар просто ас!

Разносившая завтрак Настаси резко обернулась, и лицо ее пошло красными пятнами.

-Полагаю, у бедняги и выбора-то нет, - вступилась Мишель, взглянув на женщину с долей тревоги и жалости. – Сомневаюсь, что это предел ее возможностей.

-Предел ее возможностей мы видели вчера на столах наших сторожевых псов, - согласился Влад и, оглядевшись, вопросительно добавил: - А Андреас, я гляжу, запаздывает?…

Мишель помрачнела.

-Вы не знаете… я забыла сказать… его вчера увезли. После ужина.

-Куда? – от удивления Костя поперхнулся горьким настоем, заменявшим нормальный чай. – На эту дурацкую войну?

-Именно, - подтвердил чей-то голос. Влад нехотя обернулся: рядом с их столом стоял, белозубо улыбаясь, паренек с внешностью цыгана. - Можно сесть с вами?

-Валяй! – равнодушно позволил Влад.

Цыган улыбнулся еще шире и устроился рядом с Мишель. Среднего роста, крепко сбитый, с мускулистыми руками и копной густых иссиня-черных кудрей, он был очень хорош собой – пожалуй, красивее Влада и уж тем более Кости, никогда не отличавшегося привлекательностью. Влад отметил данный факт с непонятным ему самому раздражением.

-Меня зовут Назар, - представился их новый сосед своим низким, истинно мужским голосом, который (Влад был уверен!) нравился всем женщинам вне зависимости от возраста.

Приятели довольно вяло назвали собственные имена, однако Назара нисколько не смутил прохладный прием.

«Наверное, привык, что мужская часть населения с первых мгновений недолюбливает его», - сердито размышлял Влад, ковыряясь в своей порции.

-Давно ты здесь живешь? – пытаясь держаться по возможности дружелюбно, спросил он вслух.

Цыган пожал широкими плечами, с явным удовольствием поглощая зеленые стручки:

-Трудно сказать. Календаря-то нет, верно? Давненько. Кажется, вечность. Кстати, хочу выразить свое восхищение, - Назар поднял кружку, будто провозглашал тост. – Это было круто.

Губы Кости расплылись в улыбке, и даже Влад нашел в себе силы снисходительно кивнуть.

-Ты имеешь в виду их идиотскую выходку? – недовольно уточнила Мишель.

Назар непонимающе уставился на нее.

-Идиотскую? – взволнованно повторил он. – Да это было очень смело!

-Смелость не всегда достоинство, - парировала девушка, с такой яростью орудуя вилкой, будто держала в руках шпагу, а не столовый прибор, и расправлялась не с невинными стручками, а с давнишним врагом. – Порою мужчины просто дети!

-А женщины всегда женщины, - весело рассмеялся ее собеседник. – Вашу логику не понять. Она какая-то кривая, честное слово. Чем дольше живу, тем больше в этом убеждаюсь.

-Ох, можно подумать, тебе лет пятьдесят, - громогласно фыркнула Мишель, подняв пылающий от гнева взгляд. – Тоже мне, опытный отыскался!

Друзья следили за их перепалкой с некоторой растерянностью, не смея вмешаться и вызвать тем самым огонь на себя. Когда в споре наступила натянутая пауза, Костя рискнул заговорить.

-А я вот опытный, - нервно хихикнул он. – У меня было столько девушек!...

Мишель недоверчиво покосилась на него, а Владу, чтобы удержаться от хохота, пришлось проявить настоящий героизм и трижды напомнить себе, что такое мужская дружба.

-Да, да, - серьезно продолжал Костя, поглощая стручки. – Мне ведь на самом деле сорок пять. В моем мире все выглядят молодо.

-В каком еще твоем мире? – не понял цыган и обернулся к Владу. – А тебе сколько?

-Шестьдесят, - мрачно ответил тот и отодвинул миску.

Вновь повисло молчание. Назар, скептически хмыкнув, продолжил трапезу, а Влад, украдкой погрозив Косте кулаком, заставил себя съесть черствый безвкусный хлеб и запить его горьким отваром. К стручкам же не притронулся скорее из гордости, это превратилось практически в дело чести (пускай в той, прошлой жизни, парень о чести не имел ни малейшего представления). Он эту зелень есть не станет ни за что!

-Долго ты на хлебе и воде не протянешь, - послышался ехидный голос Николя.

-Тебе-то что? – едва слышно пробормотал Влад, и не подумав обернуться.

-Проявляю заботу.

-Вот спасибо!

Николя обошел стол и остановился напротив.

-Как поживает моя царапинка? – медовым тоном поинтересовался он. Его зеленые раскосые глаза в этот миг напоминали кошачьи.

-Какая еще царапинка? – Влад по-волчьи ощерился. – Ах, эта… - он небрежно коснулся правой щеки и махнул рукой. – Глупости, я уже и забыл о ней!

-Ну-ну. Смелый пацан. Хотя… так и должно быть.

-Это комплимент? – зло осведомился Влад. Николя усмехнулся и, отвесив издевательский поклон, отошел в сторону. Парень проводил его бешеным взглядом. – Еще немного – и я запущу в него не тарелкой, а чем-то покруче…

-Ты что, перестань, он ведь специально! – испугалась Мишель, дотронувшись до его ладони. Парень вздрогнул от прикосновения ее пальцев и резко отдернул руку. Не хватало, чтобы Жозеф приревновал! На него вся надежда… пусть что-нибудь придумает!

«Придумай что-нибудь, молю» - мысленно обратился Влад к длинноволосому стражу.

ХХХ

Время до ужина тянулось невыносимо медленно.

От постоянного недоедания и долгих часов, проведенных в сыром подвале, Влад ощущал озноб и головокружение. На занятиях у Жозефа он позволил себе расслабиться, однако при появлении Роберта пришлось собрать остатки сил.

-Я точно рухну с лошади, - процедил юноша сквозь зубы.

Костя, выглядевший ничуть не лучше друга, даже не попытался привычно пошутить и просто молча кивнул.

Влад сумел удержаться в седле благодаря чуду или неведомому ангелу-хранителю. Он был уверен, что не выдержит напряжения последних дней, что его выносливость даст сбой в самый неподходящий момент, а тяжелая поступь коня довершит начатое, и он в лучшем случае превратится в калеку. Впрочем, как знать, какой исход при данных обстоятельствах можно считать «лучшим»?

«О чем ты думаешь?! – мысленно прикрикнул на себя самого парень, сжимая коленями бока лошади и каждую секунду ожидая сокрушительного падения вниз. – Соберись!»

Получив разрешение, Влад спешился и, на трясущихся ногах добравшись до парапета, мешком рухнул на каменные плиты. Ноги буквально подкосились, не справившись с привычным весом тела.

И все-таки своего пика усталость достигла во второй половине дня, дав Николя возможность пустить в ход плетку.

-Я предупреждал – на хлебе не протянешь, - ядовито обронил страж, пнув носком сапога Влада в плечо. – Дохлятина!

-Не прикасайся ко мне, мразь! – прорычал тот, не узнав собственный голос. Тяжело закашлявшись, парень скосил взгляд на плечо – на загорелой коже багровел свежий рубец. В глазах Влада сверкнул недобрый огонь, юноша прокусил губу, сдерживая вой, и ощутил языком капельки крови.

Ему было плевать на внешность. Почти плевать.

Он мог прожить без комфорта – пускай это и выводило его из себя, но он мог.

Однако неизвестность… страх оказаться сумасшедшим… непонимание, растерянность… постоянный голод… У каждого человека есть предел терпения!

-Если бы я мог убить тебя – я бы убил не раздумывая, - прохрипел Влад, поднимая налитые ненавистью глаза. Во рту все еще чувствовался солоноватый привкус крови, тело сделалось непослушным, ватным, чужим... – И убью обязательно. Клянусь.

-Заткнись… - испуганно прошептал Костя. Его била мелкая дрожь, а от озорной улыбки не осталось и следа.

Влад пропустил слова приятеля мимо ушей, впившись взглядом в насмешливое лицо Николя.

-Ты, правда, хотел бы этого? – медленно протянул страж, сверху вниз рассматривая собеседника.

-Молчи! – взмолился Костя и сделал попытку отодвинуться в сторону.

-Кто изуродовал тебя? – выдохнул Влад все тем же севшим голосом. – И почему он не убил, а только изуродовал?

Мгновение Николя словно бы с любопытством изучал его, потом лицо мужчины исказилось от злости. Страж поднял хлыст, и Влад приготовился к новой боли.

-Николя! – раздался резкий окрик со стороны люка. – Ты чем тут занимаешься?

Влад умудрился кое-как повернуть голову и заметил Жозефа, торопливо пересекающего площадку. В высоких кожаных сапогах, с распущенными по плечам вьющимися волосами, в темном жилете и свободных брюках, он излучал силу и жизненную энергию, являя собою полную противоположность пленникам.

-Этот щенок скоро доведет меня, - не оборачиваясь, сухо пояснил Николя. – Я его изувечу, клянусь.

-Не понимаю, почему он до такой степени тебя раздражает, - пожал плечами Жозеф, останавливаясь рядом. Черные глаза с равнодушием скользнули по окровавленному плечу Влада. – К примеру, Роберта Костя совсем не раздражает.

Костя издал непонятное восклицание, и Николя бросил на него короткий пристальный взгляд.

-Этот и меня не раздражает. А вообще не сравнивай нас! – и страж, сплюнув на и без того грязную площадку крыши, направился к люку.

-Ты все-таки болван, - сердито сообщил Жозеф, дождавшись, пока крышка люка захлопнется. – Какой смысл дразнить бешеного пса?

Влад промолчал, и, хотя Костя старательно смотрел в другую сторону, парень чувствовал, что даже его лучший друг согласен с Жозефом.

ХХХ

За ужином Влад скрепя сердце проглотил вязкую кашу и жадно запил ее молоком. Если Жозеф сумел что-нибудь придумать, надо поднабраться энергии – иначе скверный из него выйдет беглец!

Позднее, уже в своей комнате-келье, Влад успел задремать, дожидаясь стража. Усевшись на пол, он прислонился спиной к кровати и напряженно прислушивался к каждому шороху, пока не уснул, убаюканный почти абсолютной тишиной. Проснулся от резкого толчка и, открыв глаза, увидел прямо перед собой лицо Жозефа.

-Вставай! – одними губами шепнул тот, и Влад послушно поднялся.

-Чего так долго? – тихо спросил он, недовольно морщась – тело успело затечь, и мышцы рук и ног охватило неприятное покалывание.

-Ну, ты и наглец, - восхитился Жозеф, подталкивая его в спину. – Поторопись! Надо еще к твоему приятелю по пути на крышу заглянуть…

Наверху пленников поджидала рыженькая возлюбленная их тайного покровителя, а за ней смутно маячила еще одна неясная тень.

-Лошадь! – прошептал Костя, опередив аналогичный комментарий Влада, тоже успевшего распознать коня в едва различимых очертаниях темной фигуры. – Жозеф, откуда она?!

-Из конюшен Хозяина, - отрывисто отозвался страж и, приблизившись к скакуну, ласково потрепал его по холке.

-А как ты объяснишь исчезновение этой лошади? – поинтересовался Влад.

Жозеф пожал плечами:

-Никак. С какой стати я должен что-то объяснять? Это было бы подозрительно!

-И то верно, - кивнул Влад и, не подумав, добавил: - Хотя вряд ли этот ваш Хозяин, кем бы он ни был, круглый идиот.

Жозеф порывисто обернулся, и даже в темноте было заметно, как он побледнел.

-Ты сам просил помочь, - холодно напомнил мужчина. – Передумал?

Ощущая себя последним негодяем, Влад отрицательно покачал головой и искоса взглянул на Мишель. Девушка стояла, сцепив пальцы у груди, и нервно покусывала губы. Тициановские локоны падали ей на плечи тяжелой копной, грудь судорожно вздымалась… Зябко кутаясь в серебристую накидку, Мишель старалась ни на кого не смотреть.

-Ты считаешь нас подлецами? – прямо осведомился Влад.

Жозеф удивленно вскинул брови, Костя нахмурился, однако вопрос адресовался не им. Помолчав пару мгновений, Мишель выпрямилась и посмотрела на парня, глаза ее сузились.

-Если с Жозефом что-нибудь произойдет, виновата буду я, - твердо проговорила она. – Именно я соблазнилась идеей побега и привела вас сюда. Но я полагала, и Жозеф пойдет с нами.

-Может, передумаешь? – обратился к ней Жозеф.

-Я ведь сказала, что останусь! – вспылила Мишель и, подхватив подол длинной туники, ринулась к люку. Хлопнула дверца, и шаги девушки зазвучали на лестнице.

-Она разбудит весь замок! – испуганно заметил Костя. – И тогда всем нам конец!

Жозеф с тревогой взглянул на небо и коротко приказал:

-Так, у вас полминуты! Быстрее!

Как сомнамбула, плохо сознавая происходящее, Влад забрался на лошадь, оказавшись позади Кости. Последний пнул скакуна пятками, и вот уже конь, распахнув мощные кожистые крылья, поднялся в воздух.

Ветер хлестнул Влада по лицу и взъерошил волосы. Парень изо всех сил сжал колени и вцепился другу в плечи, ему чудилось, будто далеко внизу раздаются крики, но он не знал, явь это или игра воображения.

-Они нас увидели! – хрипло выкрикнул Костя, и голос его перемешался со звуками ночи. В следующий миг пространство прорезал тонкий свист, и что-то острое впилось Владу в запястье. Охнув, он выпустил Костино плечо, и новая вспышка боли пронзила правую лопатку. Теряя сознание, юноша соскользнул с лошади, и мгновение еще силился схватиться за протянутую другом руку. Но темнота (или смерть?) успела поглотить его раньше…

(НЕ КОНЕЦ!!!)

Написан в 2008-2010 годах

Похожие статьи

Моя Гре́та, мой Э́ос
Рассказ

Стоит ли думать о чувствах, когда мир, казалось бы, летит в тартары, и климат меняется не в лучшую сторону? У героев на этот счет разные мнения… Итак, перед вами - история о Любви и Проблемах Выбора… история, которая происходит в неопределенном будущем на иной планете.

Body Positivity: Pros and Cons
Стих

They say that beauty is in the eye of the beholder... and body positivists quite agree with this postulate. But what is the danger of body positivity?

Бодипозитив: За и Против
Статья

Говорят, красота - в глазах смотрящего... и бодипозитивисты вполне согласны с этим постулатом. Но верно ли подобное отношение к внешности? В чем опасность бодипозитива?

Книга Вóрона
Сборник

Вóрон, который читает книгу… звучит странно, не правда ли? Но именно это он и делал. По крайне мере, так казалось со стороны. Впрочем, обо всем по порядку...