Елена Вахненко

НЕВИДИМОЕ СОЛНЦЕ

Эта история произошла много веков назад на легендарном материке Атлантида. Миру Атлантиды оставалось жить совсем недолго, однако люди этого не знали. Уверенные в будущем, они продолжали любить и мечтать… удастся ли кому-нибудь из них спастись?

Написано осенью 2005 года



Со странной смесью грусти и восхищения она смотрела на заходящее солнце.

Закат солнца…

Оно как будто умирает, исчезает за гранью мира, и эти последние минуты его существования необыкновенно прекрасны… Словно бы солнце жаждет остаток отпущенного ему срока прожить особенно ярко.


Наверно, это неправильно – любить закат? Любить больше рассвета и ясного полдня?

Да, скорее всего… Ну, и пусть. Пусть это неправильно, все равно она, Стеллия, влюблена в закат, и каждый вечер ее, будто магнитом, тянет понаблюдать, как огненный диск теряется за линией горизонта.


Стеллия, по меркам своего народа, считалась не очень высокой, ведь даже рост в 2,5 м не был тогда редкостью. Формы ее тела казались почти совершенными и подчеркивались легким одеянием из тончайшей, как паутина, ткани. Да и в остальном девушка была вполне хороша собой (как, впрочем, и большинство Атлантов): огромные, словно подведенные угольком, глаза, точеный нос, полные вишневые губы, водопад ниспадающих искристо-черных шелковых волос… и гладкая нежная кожа необычного, на наш взгляд, светло-медного оттенка, присущего всем Атлантам.

Х Х Х

Вздрогнув, Коллин села на кровати, ее дыхание было хриплым и прерывистым. От резкого движения тонкое атласное одеяло сползло с плеч, и она придержала его рукой.

Опять ей приснилась прабабка!

Опять, третью ночь подряд!

Быть беде… Покойная Стеллия никогда не предвещает ничего хорошего...

Нервно сглотнув, Коллин осторожно выскользнула из-под одеяла.

-Кол, что случилось? – сонно пробормотал мужской голос.

Девушка осторожно шагнула назад и, склонившись над кроватью, тихо и тревожно прошептала:

-Спи, Атол, спи… Я сейчас вернусь.

Мужчина заворочался, устраиваясь поудобнее, и вскоре вновь сладко засопел. Коллин пару мгновений прислушивалась к его затихающему дыханию, потом, ступая как можно тише, прошла в дальний угол спальни, к низкому деревянному столику у высокого, в человеческий рост, зеркала.

На столике, отражая призрачные блики лунного света, который просачивался в комнату сквозь неплотно задернутые шторы, мерцал графин с водой. Девушка взяла его с большой осторожностью (руки у нее чуть-чуть тряслись) и сделала жадный глоток. Вытерев влажные губы тыльной стороной ладони, она кинула взгляд в зеркало.

В туманном серебристом полумраке фигура Коллин представала лишь в общих очертаниях: роскошные, чуть встрепанные со сна, кудри лежали на плечах тяжелым покрывалом, в глубоком разрезе длинной ночной рубашки белела высокая пышная грудь, а на обнаженных руках мерцали золотом браслеты. «Наряд для сна» не скрывал, а скорее, подчеркивал линии тела: длинное, в пол, платье из дымчатой полупрозрачной ткани было сильно декольтированно и открывало плечи и отчасти – спину. Не очень удобное одеяние для ночного отдыха, однако Коллин привыкла всегда быть привлекательной и желанной – даже ночью. Вернее, особенно, ночью!

Коллин едва слышно вздохнула и взялась за небольшой золоченый ларец-амулет, висящий на искусно витом жгуте. Рядом, на тончайшей цепочке, белел талисман попроще, овальной формы, с выдавленными на слоновой кости крохотными цветами. Что хранилось в этих образках, не знал никто, но Коллин не расставалась с ними ни на минуту. Помимо них на шее девушки висел старинный ритуальный оберег, доставшийся от прабабки Стеллии, – маленький золотой диск, символизирующий Солнце и Жизнь.

Сжав заветный золоченый ларчик, Коллин зажмурилась, вскинула голову и торопливо зашептала:

-Светило Мира, услышь меня! Пусть исчезнет ночь и займется рассвет. Пусть окрасится золотом линия горизонта. Услышь меня, великое Светило, я преклоняю колени.

Эту молитву-заклинание составила ее прабабка, знаменитая чародейка. Стеллия обладала способностью предвидеть будущее, была неплохой целительницей и особенно хорошо умела привораживать, влюблять в себя мужчин. Ни один представитель сильной половины человечества, хоть раз встретившись со Стеллией, не оставался к ней равнодушным. До самой смерти он становился покорным ее слугой, и обозленные жены и невесты этих несчастных сходились во мнении, что без магии тут не обошлось.

Впрочем, магия на Атлантиде была не такой уж редкостью – другое дело, что Стеллию причисляли к ЧЕРНЫМ магам. «Не знали они, каковы НАСТОЯЩИЕ черные маги!» - грустно подумала Коллин, рассматривая свое тускловатое отражение в зеркале.

Дар Стеллии передался лишь Коллин – ее правнучке. Они и внешне были очень похожи – статные, черноглазые и черноволосые, обаятельные и уверенные в собственном совершенстве.

Коллин никогда не видела свою прабабку – во всяком случае, в реальной жизни. Только во снах представали отдельные фрагменты яркой, насыщенной событиями, жизни колдуньи Стелии – и эти отрывочные сны из чужих воспоминаний не сулили ничего хорошего… Стеллия предупреждала ее о чем-то. Только вот о чем на этот раз?

Коллин снова закрыла глаза, сжимая в ладони все тот же миниатюрный ларец, и на сей раз зашептала другое:

-Соедини для меня линии судьбы, Стеллия! Заклинаю, свяжи прошлое, настоящее и будущее, помоги мне!

Несколько секунд она прислушивалась к себе, потом вздрогнула, ощущая знакомые симптомы: звон в ушах, головокружение, легкая тошнота… Мгновение – и словно треснул мир, разлетелся тысячью осколков, унося девушку за собою в прошлое…


…Дни весеннего равноденствия и летнего солнцестояния – праздничные дни. Ведь Солнце – это свет. Тепло. Это – Источник Жизни, перед могуществом которого Атланты преклоняются. Преклоняются не из желания создавать пышные ритуальные церемонии – просто таким образом они стремятся выразить свое уважение могучей и благодатной Силе.

Подобные мысли проносились в голове совсем еще юной Коллин, когда она неторопливо собиралась на праздничный вечер в честь летнего солнцестояния.

После некоторых колебаний девушка остановилась на длинном бирюзовом сарафане с широкими лентами-шлейками, богато отделанном тончайшими искристо-голубыми кружевами, на шею повесила заветный талисман, оставленный прабабкой, и, наконец, подошла к зеркалу. Оттуда на нее взглянула изящная миловидная девушка с немного печальным и от этого, пожалуй, еще более красивым лицом, на котором особенно выделялись глаза – огромные, черные, выразительные. Удовлетворенно кивнув своему отражению, Коллин направилась к выходу.

…На берегу было слишком людно, и от веселых криков и гомона у Коллин вскоре закружилась голова. Она не любила толпы, пусть даже в праздничные дни, предпочитая одиночество и тишину.

Девушка отошла в самое уединенное место в дальнем конце песчаного пляжа и, рискуя испортить платье, села на высокий валун, обмываемый океанскими волнами. Опустив ноги в теплую соленую воду, закрыла глаза, подставляя лицо лучам заходящего солнца. Вспомнилась прабабка Стеллия, которая почти каждый вечер проводила на берегу океана. И тоже предпочитала одиночество…

-Император! Император! – раздавались иногда чьи-то взволнованные возгласы, однако Коллин даже не открывала глаз. Да, конечно, Император всегда посещает подобные празднества. Важно шествует в окружении своих верных слуг, и в этом зрелище нет ничего интересного. Говорили, Император – посланник Солнца, однако Коллин как-то не очень верилось.



…На следующее утро Коллин проснулась поздно – вернее, ее разбудили. Младшая сестренка, взволнованная, даже немного испуганная, вихрем ворвалась в ее покои и принялась отчаянно трясти за плечо.

-Что такое? – недовольно пробурчала Коллин сквозь сон, зарываясь лицом в подушку. Сестра продолжала теребить ее:

-Кол, Кол, тебя приглашает сам Император! Вставай, если хочешь успеть собраться!

Девушка, мгновенно проснувшись, порывисто села и затрясла головой, приходя в себя.

-Что за чепуха с утра пораньше? – недоверчиво спросила она. Сестренка в нетерпении запрыгала на одном месте:

-Уже не утро, а почти полдень! – сердито поправила она. – И это не чепуха! Император видел тебя вчера!

-Ну, он многих видел, - осторожно заметила Коллин, откидывая одеяло.

Младшая сестра пожала плечами.

-Не знаю. Только вот через час он ждет тебя.

-Как через час?! – ужаснулась Коллин, вскакивая с постели. – Я не успею собраться!



…Город Золотых Врат – сердце Атлантиды.

Замок Императора – сердце Города.

А сам Император – та ось, вокруг которой и крутится жизнь Атлантов. Поговаривали даже, что Император – не человек, однако Коллин, глядя на него сейчас, не могла согласиться с подобным утверждением.

Выглядел Император вполне обыкновенным мужчиной средних лет, даже не особенно красивым – впрочем, это компенсировалось буквально физически ощутимой уверенностью в себе и фантастической «мужской энергетикой». Да и взгляд владыки, рассматривающего Коллин, был… не совсем хладнокровным, не таким, какой подобает Посланнику Солнца. Правда, ТАК на нее смотрят многие представители сильной половины человечества, включая, оказывается, и самого Императора. Что ж, это не может не льстить...

Она кинула быстрый взгляд в огромное зеркало в золоченой раме и позволила себе мимолетную улыбку. Выглядит превосходно: длинное одеяние кораллового оттенка с глубоким вырезом, на шее – прабабкин амулет, в волосы вплетены расшитые жемчугом бледно-розовые ленты...

-Вас удивляет мое приглашение? – весело осведомился Император, с одобрением разглядывая Коллин. Казалось, он откровенно забавляется.

Девушка, поджав губы, принялась демонстративно изучать обстановку.

Довольно просторное помещение, отделанное в бело-золотых тонах. Император, сидящий в удобном кресле, тоже был облачен в эти цвета: белоснежный балахон и тонкий золотой венец в черных, как смоль, волосах.

-Я удивлена, Ваше Величество, - наконец соизволила ответить Коллин.

Император усмехнулся:

-Да, я Посланник Света. Но здесь, на Земле, вынужден оставаться человеком. А у людей – человеческие потребности. Вы понимаете меня?

-Нет, - соврала Коллин.

Император вздохнул:

-Вы понравились мне вчера. Вы так старались вообразить, будто находитесь на необитаемом острове, что это привлекло мое внимание.

Коллин невольно покраснела, а Император продолжал, насмешливо улыбаясь:

-Я спросил, кто вы, и мне ответили – дочь дипломата Аврелия, знатного и уважаемого человека, и правнучка знаменитой колдуньи Стеллии. Вы тоже колдунья?

Коллин с трудом взяла себя в руки и как можно хладнокровнее ответила:

-Отчасти, Ваше Величество.

Император сделал быстрый жест рукой, и трое слуг, стоявшие за его креслом, покинули залу. Поднявшись, Владыка шагнул к Коллин, приблизился почти вплотную. От него исходил едва уловимый солоноватый запах, от которого у девушки закружилась голова. Глядя на нее сверху вниз, Император очень тихо сказал:

-В таком случае, колдунья, вынужден признаться – ваши чары подействовали даже на меня, на смертную мою часть человека. Поэтому я приглашаю вас сегодня отужинать во дворце.

Коллин вспыхнула до корней волос. Она знала, ЧТО означает подобное предложение: отужинать здесь - и, разумеется, остаться на ночь.

Девушка перевела дыхание, собираясь дать резкий отпор, чего бы ей это ни стоило, однако вдруг поняла, что на самом деле не видит причин для отказа. Ужин с Императором – это особая честь. Приглашение Его Величества возвышало Коллин в собственных глазах, и она почти против воли прошептала, глядя в пол:

-Как скажете, Ваше Величество.

Через три дня Коллин, тоже не вполне отдавая себе отчет в происходящем, переехала в замок и превратилась в фаворитку Императора.

А по прошествии нескольких недель влюбилась – так, как не влюблялась никогда и ни в кого. И, засыпая в объятиях Императора, находясь на грани сна и яви, остро сознавала: им отпущено слишком мало времени. Не более двух лет.

Как жаль, что дар провидицы не подвел ее на сей раз…


…Первые признаки грядущих неприятностей (или, скажем прямо, - катастрофы) появились уже через полгода – Император стал все более неохотно отпускать Коллин с дворцовой территории. Даже навещать родителей приходилось в сопровождении безмолвного слуги.

-Я не твоя собственность! – вспыхнула Коллин однажды. – Я хочу просто пройтись по городу! Не чинно гулять по безукоризненным аллеям твоего парка, а по городу! Хочу побывать среди обыкновенных людей!

Император поднял голову от карты звездного неба и внимательно взглянул на девушку.

-Ты давно не бывала среди обыкновенных людей, Коллин.

-По твоему приказу – уже два месяца, - сердито согласилась она. – И что?

Он пожал плечами и спокойно ответил, возвращаясь к прерванной работе:

-Многое меняется. И люди – в первую очередь. Не в лучшую сторону, увы.

-Но я-то не меняюсь!

-Ты живешь со мной.

-И что с того?! – сорвалась на крик Коллин. – Ты человек, со всеми человеческими слабостями, я-то знаю!

Император вновь посмотрел на нее, и от его внимательного и даже холодноватого взгляда Коллин стушевалась.

-Ты знаешь лишь человеческую мою часть. Я живу на Земле и вынужден следовать ее законам. Если ты настаиваешь на прогулке, иди. Но только в сопровождении Бальтона.

Он не прибавил больше ни слова, и Коллин, тяжело дыша, отступила на шаг. Кровь стучала у нее в висках, ладони стали липкими от пота, а в голове пульсировала одна-единственная мысль: что же произошло с людьми, если даже она, обычно сдержанная и владеющая собой в любых ситуациях, вдруг срывается из-за пустяка на любимого человека?!



…Да, люди изменились, Коллин в этом убедилась.

Они стали как будто злее, казалось, что-то давит на них изнутри, рвется наружу, и некоторые, не сдержавшись, выпускают этот бушующий в душе смерч.

Почему раньше незнакомые люди, встретившись случайно взглядами, дружелюбно улыбались друг другу, а сейчас в глазах окружающих сквозит затравленная ожесточенность? Почему вместо улыбки прохожий бросает вслед что-нибудь обидное или нарочно задевает плечом?

Изменился и сам Город Золотых Врат; канула в прошлое сияющая чистота тротуаров, благоухание, цветущие сады... Столица Атлантиды превратилась в хитросплетение запущенных грязных улиц с мусором на дорогах, с пропитанным неприятным горьким запахом воздухом...

Коллин шла, опустив голову, и пытаясь смотреть только себе под ноги.

Это - не Атланты, нет. Прежней Атлантиды уже не существует…


…И вот, наконец, самое последнее, и самое кошмарное воспоминание… Коллин до сих пор видела его в страшных снах и, просыпаясь в холодном поту, тихо плакала, уткнувшись лицом в подушку.

В тот день с самого утра шел дождь – затяжной унылый бесконечный дождь, закрывший своей серой безрадостной завесой остальной мир. Коллин стояла у окна, вглядываясь в бесцветную пелену, и хмурилась. Император уехал куда-то еще неделю назад и до сих пор не вернулся. И никаких вестей о себе не подавал…

Минуло не меньше часа, когда дверь в ее покои внезапно распахнулась, и порог переступил Император. Коллин обернулась на шум и замерла, удивленная.

Абсолютно мокрый, со стекающими с волос тяжелыми каплями, в каком-то поношенном сером плаще, он казался бездомным путником, а не правителем Атлантиды. Император пересек комнату, оставляя черные влажные следы, и, остановившись совсем рядом с Коллин, привлек ее к себе. Девушка обмякла в его объятиях, столь внезапная нежность была не в обычае ее знатного возлюбленного.

-Прощай, Коллин, - прошептал он, ласково гладя ее волосы.

Она судорожно вздохнула и вскинула голову. Император выглядел печальным и серьезным.

-Почему? – чужим голосом спросила она. В горле разом пересохло, и накатила усталость. Теперь – уже неважно. Все неважно…

-Я смотрел в лица людей, - грустно ответил Император. – Они чужие.

-Ну и что?

-Это трудно объяснить, маленькая, - непривычно мягко сказал он.

Девушка нахмурилась:

-А я? Что будет со мной?

Император мгновение молчал, прежде чем ответить:

-Ты выйдешь замуж, Коллин.

-За кого? – изумилась она, понимая, что Император имел в виду, конечно же, не себя.

-Это не так важно.

-Неважно?! – кровь бросилась ей в лицо, запульсировала в висках. Высвободившись из объятий Императора, Коллин свирепо уставилась на Владыку, изо всех мил пытаясь пробить его мрачное равнодушие. Но он лишь поднялся, отряхнул плащ и сухо сказал:

-Прости, я тороплюсь. Вот, держи…

На ее ладонь опустилось что-то небольшое, искрящееся в неярком свете одинокой свечи.

Ошеломленная Коллин разглядывала подарок: маленький золоченый ларец на красивом черно-серебряном жгуте. Девушка осторожно щелкнула застежкой, ларчик открылся, и она с любопытством заглянула вовнутрь. А увидев искусно выгравированное изображение Императора, с отчетливой безысходностью осознала – то, чего она так страшилась, произошло.

Вскоре она вышла замуж за Атола, а еще некоторое время спустя появился Черный Император.



…Коллин, вздрогнула, выныривая из водоворота воспоминаний. Комната не сразу восстановилась перед ней: в глазах немного рябило, краски путались...

Наконец, девушке удалось выпрямиться и кое-как выровнять дыхание. С трудом разжав пальцы, она выпустила амулет и взглянула на себя в зеркало.

-Что ж… - пробормотала Коллин, обращаясь к собственному отражению. – Выход один – рассказать все Полу. Хотя чем он поможет? Атлантида гибнет, и это уже не остановить.

Х Х Х

Красиво… Как красиво…

Эта мысль пульсировала в голове Игната, заслоняя собой все остальное. Вернее – ПОЧТИ заслоняя. Никогда окончательно не избавиться ему от этого кошмара, приходящего в ночных снах, от въевшегося в одежду запаха едкого дыма и чуть уловимого привкуса гниения. Да и как избавишься, когда мирное время – всего лишь секунда передышки перед новым этапом хаоса и беспорядка. Анархия… Даром, что во главе стоит Черный Император.

Игнат лежал на спине, прямо на влажной траве, и рассеянно смотрел в крохотное пятнышко сливового неба, виднеющегося между верхушками деревьев. И плевать, что земля грязная…

-Пол! – негромко позвал он. – Как думаешь, Коллин права?

Молодой статный брюнет, который сидел неподалеку, опершись мощной спиной о шершавый ствол дерева, повернул голову и взглянул на Игната.

-Дело не только в словах Коллин, - словно нехотя произнес он. – Это правда, можешь мне поверить.

Игнат нахмурился.

-Значит, Атлантида действительно погибнет?

Пол мрачно кивнул.

-И сколько времени осталось? Не знаешь? – заметив, как друг пожимает плечами, Игнат вздохнул. Полу он доверял – хотя и не вполне понимал, откуда тот черпает свои сведения. Но ведь все сбывается! Как и предсказания очаровательной Коллин…

Вспомнив девушку, Игнат мечтательно улыбнулся. Необыкновенно красивая, загадочная молодая женщина, успевшая за свою относительно короткую жизнь побывать любовницей самого Белого Императора! А потом еще и выйти замуж за влиятельного, приближенного к верхушке общества, но абсолютно пустого, человека. Откуда такой странный поступок? Неужели и с Императором Коллин была исключительно из-за корыстных побуждений? Непохоже… Коллин производила впечатление холодноватой особы, в чем-то мистичной, таинственной, причастной к магии и колдовству, однако абсолютно равнодушной к проявлениям материальных благ, будь то вкусная еда, дорогие наряды или другие удовольствия! Впрочем, разве можно сказать что-либо наверняка о правнучке самой Стеллии, к тому же, унаследовавшей, по всей видимости, способности этой небезызвестной леди? Коллин нравилась Игнату, в ее присутствии он немного терялся и начинал говорить глупости, плоско шутить… А Коллин одаривала его презрительным взглядом и отворачивалась к Полу. Вот уж с кем она бы смотрелась идеально – а вовсе не со своим приземленным мужем! Порою Игнату казалось, что Коллин питает к Полу особую приязнь, не любовь, конечно, – так, что-то сродни слабости. Ведь нельзя влюбиться в обыкновенного человека после того, как побывала в объятиях Императора! Пусть даже человек этот – Пол.

-Кстати, - внезапно сказал Игнат. – Как думаешь, зачем ушел Белый Император?

Пол пожал плечами. Он вообще был очень немногословен, и Игнат привык угадывать за всяческими смешками и вздохами целые фразы.

-Ну, у тебя все равно должно быть какое-то мнение! – не отступал он. – У тебя на все на свете особая точка зрения. Не скупись, расскажи!

-Может быть, он просто умер? – слабо улыбнулся Пол.

-Глупости! – отмахнулся Игнат. – Он не мог умереть, он не человек. Да и Коллин помнишь, что рассказывала?

-Наверно, у него были причины уйти. Кстати, как думаешь, Черный Император – тоже не человек?

-Ну не знаю… - растерялся Игнат. – А что? Какое это имеет значение?

-Может быть, и Черный, и Белый Императоры – просто отображение нас самих? Нашего настроения? Душа Атлантов? Какой тогда смысл винить Властителя?

Игнат нахмурился.

-Я не согласен, - отрезал он.

Пол снова пожал плечами:

-Как знаешь! Но, если хочешь, я могу рассказать тебе о СВОЕЙ точке зрения на происходящее. Правда, я не уверен, что она тебе понравится.

-Хочу, конечно! – оживился Игнат. Узнать мысли Пола – когда еще выпадет столь редкая счастливая возможность?

Его друг некоторое время молчал, и Игнат уже собирался поторопить своего молчаливого собеседника, когда тот, наконец, заговорил:

-Наверно, я все-таки согласен с тем мнением, что Белый Император – не человек. Вернее, человек лишь наполовину... что-то человеческое в нем есть — если судить по рассказам Коллин.

-Да уж... - ухмыльнулся Игнат.

-А насколько люди мы сами?

-В каком смысле?

-Мы любим Солнце, поклоняемся ему, ведь оно дарит нам жизнь. Но согласись – жизнь оно дарит только телу, внешней физической оболочке. Однако помимо тела мы обладаем душой, чем-то, что заставляет нас тянуться к свету, пробуждает совесть, учит любить… А вдруг есть кто-то или что-то, питающее теплом наши души точно так, как Солнце является источником жизни для наших тел?

-Невидимое Солнце? – насмешливо осведомился Игнат. Отчего-то рассуждения Пола вызвали у него внутренний протест.

-Я не знаю, - хмыкнул Пол. – Я просто размышляю вслух, ты ведь сам просил меня. А я предупреждал – мои слова могут показаться тебе не слишком приятными.

-Извини, - смутился Игнат.

-Так вот, - продолжал тот, - мне иногда приходит в голову: возможно, то, что мы зовем своей душой, на самом деле всего лишь один из множества лучей этого Невидимого Солнца? По какой-то причине Кто-то свыше решил соединить физическое с духовным, тело с душой, Видимое Солнце с Невидимым. Для чего? Зачем? Я не знаю, но могу предполагать, что у каждого из нас на этой планете есть своя миссия. Что-то мы должны совершить, что-то сделать, и вовсе не обязательно это «что-то» будет подвигом. Может быть, для кого-нибудь главным делом жизни действительно окажется геройский поступок, но вовсе необязательно. И пока мы не выполнили свою миссию до конца – мы живы. В том смысле, что оба Солнца, видимое и невидимое, продолжают питать наши тела и души, поддерживая их существование.

Он замолчал, и Игнат некоторое время тоже не решался нарушить воцарившуюся хрупкую тишину, в чем-то торжественную, неповторимую. Казалось, любое произнесенное слово окажется роковым, и иллюзия близости Истины развеется.

-А что будет потом? Когда миссия выполнена? Полная и бесповоротная смерть? – все-таки решился спросить Игнат через несколько минут.

Пол, вздрогнув, посмотрел на друга, словно удивленный его бестактностью.

-Я расскажу тебе, когда и сам умру, - слабо улыбнулся он, наконец. – Но, думаю, пока существует Невидимое Солнце, живы и мы. Наверно, та жизнь будет несколько иной, чем сейчас, но она будет.

-Меня это не очень-то вдохновляет, - хмуро заметил Игнат.

-А зря! Глупо бояться того, о чем не имеешь ни малейшего представления и что в любом случае неизбежно. Кто знает, а вдруг там, за гранью смерти, намного лучше, чем здесь? Не будет границ и запретов, мы будет свободны. Кто знает?

-Ну а при чем тут Белый Император?

-А при том, - вздохнул Пол, - что и у него есть своя миссия.

-И она завершена? – догадался Игнат. – Значит, он все-таки умер?

-Не думаю, - покачал головой его собеседник. – Полагаю, что он жив, и что миссия его не окончена. И вряд ли окончится когда-нибудь. В этом смысле он действительно вечен.

-Не понимаю… - нахмурился Игнат.

-Все просто. Белый Император – действительно не совсем обыкновенный человек. Он – Ведущее Начало. Атлантида ведь тоже имеет свою миссию, и вот эта миссия, по-видимому, действительно завершена, хотя конец наверняка ускорен. В любом случае человечество нуждается в обновлении. Те, кто рискнет покинуть Атлантиду, станут ядром новой цивилизации. И Ведущее Начало обязательно понадобится.

-Так, значит, Белый Император отправится с нами вместе? – искренне обрадовался Игнат. – Мы увидим его?

-Увидим, - согласился Пол. – Но я не уверен, что узнаем.

-Почему?

-Ну… Мне так кажется, - уклонился от ответа он.

-А кто тогда Черный Император? – помолчав, спросил Игнат.

-Мне кажется, просто человек, дорвавшийся до власти. Белый Император, пока был центром жизни на Атлантиде, кое-как удерживал равновесие. Но стоило ему исчезнуть, и наше общество начало разрушаться намного стремительнее, и многие Атланты вдруг захотели ощутить вкус власти. Один из них оказался успешнее – как ему думалось. Теперь он – Император, прозванный Черным всего лишь за то, что не знает, как остановить падение Атлантиды. Но на самом деле никто из Атлантов этого не знает.

-В таком случае Белый Император предал нас! – зло сказал Игнат, выпрямляясь. – Он не имел права уходить, он должен был до последнего удерживать нас от падения.

-И продлить агонию? – грустно улыбнулся Пол.

-Пускай и так! – сердито воскликнул Игнат. – А иначе он вовсе не Белый.

Его друг пожал плечами и отвернулся:

-Ты зачем-то делишь все и всех на белое и черное. На самом деле жизнь гораздо проще – и одновременно сложнее. Ведущее Начало не должно быть черным или белым, плохим или хорошим – оно просто должно ВЕСТИ за собою, увлекать вперед, развивать. Но вовсе не удерживать развитие! Останься Император – и Атлантида будет медленно погибать в течение долгих и долгих лет, а возможно, и столетий. А сейчас, на данном этапе, необходим рывок.

-Я никогда не пойму и не приму этого! – закричал Игнат, окончательно выведенный из себя словами и особенно спокойствием Пола. Тот, действительно, оставался абсолютно невозмутимым и, казалось, даже безмятежным.

-Но ты ведь и не должен принимать и понимать, - тихо заметил он. – Ты должен просто жить, следуя своей миссии, как ты ее понимаешь, и делать свой выбор. Ты можешь покинуть Атлантиду – а можешь и остаться, если тебе так неприятен Белый Император.

-Вот еще! – фыркнул Игнат. – Я не стану жертвовать своей жизнью. Просто мне неприятно будет видеть так называемого Белого Императора во главе нашего нового государства.

-А кто тебе сказал, что он будет во главе? – удивился Пол. – На самом деле правители очень редко стоят у вершин власти. Атлантида – скорее исключение. И ты сам можешь наблюдать, что из этого получилось. Конец Атлантиды оказался быстрым и страшным.

Снова воцарилось молчание, но Игнат, раздраженный и сердитый, уже не ощущал столь редкой гармонии окружающего мира. Почему-то после споров с Полом он всегда приходил в некоторое смятение, друг заставлял его взглянуть на привычные вещи под новым углом.

-Надо подумать, куда мы отправимся с Атлантиды, - наконец, пересилив себя, хмуро произнес он. – Тут оставаться нельзя.

-Нельзя, - согласился Пол. – Жаль только, Коллин этого не понимает.

-В каком смысле? – встрепенулся Игнат. – Она что, собирается остаться ЗДЕСЬ?!

Пол кивнул.

-Ее муж остается, его не убедишь в том, что Атлантида гибнет. Она не бросит его, - пояснил он.

-Она с ума сошла?! Атол, конечно, не рискнет своим положением в обществе, но при чем тут Коллин? Она ведь даже не любит его!

Пол молчал, и Игнат, окончательно разозлившись, вскочил на ноги.

-Ну, и ладно, молчи и дальше! Я сам поговорю с ней. Она, конечно, меня считает примитивным, но я попробую ее убедить.

-Стой, - недовольно сказал Пол, вздохнув. – Ее убедят другие...

Х Х Х

Коллин тихо прикрыла за собой дверь спальни и обернулась к сидящему на краю постели Атолу. Темноволосый и худощавый, он был очень хорош собой, но абсолютно не в ее вкусе – во внешности его было что-то слащавое, почти женское.

-Ты долго, - недовольно сказал Атол, поднимаясь на ноги. – Я почти задремал.

-У меня были… дела, - уклончиво отозвалась молодая женщина. На самом деле ей просто не хотелось идти в спальню, и она тянула время, придумывая себе какие-то не особенно нужные занятия. Вот бы сейчас забраться под теплое одеяло, зарыться лицом в подушку и отчаянно разреветься! А потом открыть глаза и обнаружить рядом с собой Императора… Только былого властителя Атлантиды нет, и даже просто заплакать она не имеет права. Ведь рядом – Атол, и он ждет от нее привычных ночных ласк.

-Я устала, - как можно мягче произнесла Коллин, не глядя на супруга. – Голова болит.

-Для бывшего Императора тоже болела? Может, тебе предложить свои услуги новому? – ядовито осведомился Атол.

Колин побледнела. Да, сильно изменились Атланты… Ее собственный муж оскорбляет ее, да еще как!

Медленно обернувшись, Коллин бесцветно сказала, в голосе ее отсутствовали всяческие краски и эмоции – ни злости, ни удивления, ни просто обиды:

-Прости, Атол. Я нехорошо себя чувствую.

Атол недоверчиво смотрел на нее.

-Ты издеваешься надо мной? – удивленно спросил он пару мгновений спустя. – Ты что, даже разозлиться не способна? Тебе все равно, что я о тебе думаю и говорю?

Она равнодушно пожала плечами. Да, по сути, ей абсолютно безразлично его мнение.

-Но ты ведь моя жена – повысил голос тот. – Ты спишь со мной, живешь со мной под одной крышей! Тебе что – я совершенно неинтересен?

Коллин молчала. Да, неинтересен. Совершенно неинтересен.

Атол брезгливо поморщился и направился к выходу из спальни. У двери он обернулся и сказал:

-Я не понимаю, зачем ты вышла за меня замуж.

-Мне приказал Император, - выдавила из себя девушка. Смотреть на мужа она не могла. Ей не было стыдно, нет. Просто противно…

-А почему он не взял тебя с собой, а, Коллин? – насмешливо спросил Атол. – Может, просто хотел проверить?

-Проверить? – помертвевшими губами выговорила Коллин. – В каком смысле?

-А в таком! Продаешься ты или нет. Ты продалась. Не мне – моему положению в обществе.

-Неправда! – с болью выкрикнула девушка, но Атол презрительно пожал плечами и вышел, с силой хлопнув дверью.

Оставшись в одиночестве, Коллин с трудом повернула голову и взглянула на свое отражение в зеркале.

Осунувшееся бледное лицо, остановившийся взгляд и плотно сжатые губы. Оказывается, она тоже изменилась. Только ли внешне?

От этой мысли у нее вдруг окончательно пропало желание жить. А впрочем, так лучше – по крайней мере, не будет соблазна покидать Атлантиду.

Х Х Х

Слезы уже не текли, наверно, запасы жидкости в ее организме истощились… Кажется, она плачет большую часть ночи, силы на исходе, в голове странный звон, и мысли непослушны. Она словно падает в зияющую бездну, падает, чтобы никогда не подняться обратно. Хочется заснуть и не просыпаться – но даже на это нет сил.

Раздался тихий щелчок, кто-то отворил дверь в спальню. Коллин напряглась. Атол все-таки вернулся. Зачем, интересно? Считает, что недостаточно унизил ее?

-Коллин, милая, ты ведь не спишь, не притворяйся, - раздался знакомый голос – но голос этот принадлежал не Атолу.

Порывисто сев, Коллин обернулась, боясь поверить, желая удостовериться, что ей всего лишь почудилось…

Но нет, вот он, стоит на коленях у ее постели и смотрит печально. Темные волосы припорошила седина, лицо осунулось и как будто огрубело, на лбу и между бровями морщины стали глубже… На нем протертый плащ, застегнутый до самого горла на крохотные крючки.

-Император! – сдавленно прошептала Коллин, словно разом охрипнув. Она не знала его имени, он для нее оставался просто Императором. – Ты умеешь исполнять самые странные желания… Пару часов назад я мечтала проснуться и увидеть рядом тебя.

Он скупо улыбнулся, протянул руку, погладил Коллин по встрепанным волосам. Она поймала его ладонь и прижала к своим губам.

-Мне было плохо без тебя, - прошептала Коллин, слезы вновь заструились по ее щекам. И откуда они только взялись?

-Верю, - он не отнимал своей руки, но казался каким-то отчужденным. Неужели Атол прав? Решившись, Коллин неуверенно спросила:

-Можно мне задать один вопрос?

-Нельзя, Коллин, - покачал головой Император. – Иначе мы потратим бездну времени на выяснения отношений, а я пришел поговорить о другом.

-О чем же? – нахмурилась она.

-Ты должна уехать, Коллин.

-Уехать? – встрепенулась девушка. – С тобой?

Он отрицательно покачал головой.

-Нет, я остаюсь. Я ведь Белый Император.

-Ты хочешь сказать, что был им! – отпарировала Коллин, задетая за живое.

-Белый Император – это не титул, не должность и не сан. Это образ жизни.

-Поэтому ты бросил нас всех? – зло спросила девушка, ей хотелось обидеть былого властителя, но, конечно, это оказалось бесплодной попыткой. Он лишь холодно пожал плечами и сказал:

-Ты не поймешь. Я пришел просить тебя покинуть Атлантиду.

-Я останусь, - сердито возразила она.

Император поднялся.

-Как знаешь, Коллин. Это будет твой выбор. Но я бы не хотел, чтобы раса Атлантов, их дух исчезли с лица Земли. Остаться проще, конечно. Ничего не делать всегда проще, не правда ли?

Он направился к выходу, и Коллин удивленно спросила:

-Ты не останешься со мной сегодня?

-Нет, прости.

-Потому что я плохо выгляжу? – печально улыбнулась она. – Проревела полночи.

Император окинул ее долгим внимательным взглядом.

-Ты изменилась, Коллин. Иначе никогда не задала бы мне подобного вопроса.

Х Х Х

-Вы действительно остаетесь, господин?

Белый Император поднял взгляд на своего слугу и нехотя кивнул.

-Но Атлантида погибнет. Вы сами говорили.

-Да. И что же?

-Вы погибнете с ней вместе, - робко заметил слуга.

Император, казалось, задумался над его словами.

-Но я ведь бессмертен, разве нет? – наконец спросил он как будто серьезно, но в глазах плясали искорки смеха.

Слуга обреченно кивнул:

-Да, Ваше Величество, но… согласитесь, бессмысленно рассчитывать, что ЭТО ваше тело переживет всевозможные катаклизмы.

-Ты предлагаешь мне позаботиться о теле? – все с той же наигранной серьезностью и даже озабоченностью осведомился Император.

Слуга покраснел и, запинаясь, сказал, невольно отводя взгляд:

-Не только. Просто с этим вашим физическим обликом погибнет и ваша личность. Ваше «Я».

-Ты красиво говоришь, - усмехнулся Император. – А сможешь объяснить так, чтобы тебя понял любой человек, даже абсолютно несведущий в подобных вопросах?

-Но зачем? – искренне удивился слуга.

-Тогда ты и сам разберешься, что именно хочешь сказать, - пояснил былой Властитель.

-Ну, я постараюсь… Насколько я понимаю, то, что считается вечным в человеке, его дух, не может быть связан с телом напрямую. Физическое тело не обладает самосознанием. Для того, чтобы существовать в ЭТОМ мире, дух нуждается в посреднике - так называемой личности человека. Душе.

-И что же?

-Если погибнет ваше тело, погибнет и эта личность, господин, - на одном дыхании выпалил верный слуга. – Погибнете Вы сами!

Император некоторое время размышлял над его словами.

-Ты слишком мало знаешь, – наконец произнес он. – А судить пытаешься во вселенских масштабах. Начать с того, что ничто безвозвратно не исчезает. И, кстати говоря, не появляется из ниоткуда. Просто переходит из одного состояния в другое...

-В каком смысле? – удивился слуга.

-Удовлетворись пока этим, хорошо? Какие-нибудь доводы еще остались?

-Целых два! Во-первых, то, что Вы сказали Коллин. Дух Атлантов должен сохраниться. А разве Вы – не Атлант?

-В каком-то смысле, - с усмешкой согласился Император. – Ну, а последнее?

Слуга на мгновение стушевался.

-Ну… - смущенно протянул он. – Вы бросаете Коллин… Она, конечно, всего лишь женщина, обыкновенная женщина, и все-таки Вы не можете не сознавать что, узнав Вас, она не сможет полюбить простого Атланта.

Император задумчиво смотрел на него.

-А я и не бросаю, Коллин. Белый Император уедет с ними, хотя и не будет при этом владыкой, как прежде. А я останусь здесь, инкогнито, разумеется. Я принадлежу прошлому, потому что допустил падение Атлантиды.

-Ну, теперь я вообще ничего не понимаю! Что же Вы, надвое разорветесь?

-Вот именно! – подтвердил Император. – Вернее сказать, УЖЕ разорвался. Этот я – скорее человек, слишком много воспоминаний связано у меня с Атлантидой … Здесь я не только правил – я жил, жил подобно обыкновенным Атлантам. Я скован моими эмоциями, моими привязанностями и памятью. Я не могу уже быть Ведущим Началом.

-И тот второй Император, который покинет Атлантиду вместе с остальными – ваша точная копия? Даже внешне? – недоверчиво поинтересовался слуга.

-Нет, конечно. Зачем бы?

-А Вы уверены, что Коллин согласится принять его помощь? Любит-то она вас.

Император нахмурился и ответил не сразу.

-Уверен, Бальтон. Она его тоже любит, хотя и не вполне сознает это.

-Полагаете? – с сомнением протянул Бальтон.

-У Коллин три амулета. Один достался ей от прабабки, второй подарил я… А третий… Ты знаешь, чей образок она прячет в третьем?

-Нет, господин.

-Мой. Именно того «второго императора», - грустно произнес он.

Х Х Х

Коллин тихо вошла в свою каюту и с любопытством осмотрелась. Довольно скудная обстановка, но при желании из этой комнатки можно соорудить достаточно уютную обитель. При этой мысли девушка ощутила воодушевление и даже немного удивилась. Давно она не бывала в приподнятом настроении! Атлантида действительно гибнет, гибнет изнутри. Стоило отчалить от ее берегов – и сразу появилось желание жить, и мир перестал казаться черно-белым, возникли краски, цвета…


Спасибо тебе, Император!

Ты говорил со мной очень резко, но, наверное, это правильно. Ты встряхнул меня, заставил прийти в себя и понять, что я слишком молода. Я еще многое могу совершить, и я не хочу погибать. Ничего не делать всегда проще, а смерть вообще избавляет от всех проблем, не так ли? Но это путь страха, а не настоящего Атланта.



Улыбаясь краешками губ, Коллин подошла к туалетному столику. Скоро она здесь расставит всевозможные баночки и коробочки, и комната сразу станет роднее. А пока еще есть немного времени привести себя в порядок, ведь скоро ужин. На корабле довольно много людей, и непривычно будет есть в общей столовой, но это нестрашно. К тому же, рядом будет Пол...


Ах, Пол, Пол…

Если бы не Император, я влюбилась бы в тебя. Ты чем-то на него похож. Недаром ведь я заказала своему любимому мастеру медальон с твоим изображением и теперь ношу его с двумя другими.

Я бы могла полюбить тебя, но я ведь люблю Императора.

Хотя…

Может быть, теперь стоит позволить себе начать новую жизнь и перевернуть страницу?


Х Х Х

...Когда их корабль, движущийся к северу, достиг берегов в будущем великого Египта, страшное землетрясение и сильные приливные волны разрушили Атлантиду, и стерли с лица Земли Город Золотых Врат...

Похожие статьи

Моя Гре́та, мой Э́ос
Рассказ

Стоит ли думать о чувствах, когда мир, казалось бы, летит в тартары, и климат меняется не в лучшую сторону? У героев на этот счет разные мнения… Итак, перед вами - история о Любви и Проблемах Выбора… история, которая происходит в неопределенном будущем на иной планете.

Body Positivity: Pros and Cons
Стих

They say that beauty is in the eye of the beholder... and body positivists quite agree with this postulate. But what is the danger of body positivity?

Бодипозитив: За и Против
Статья

Говорят, красота - в глазах смотрящего... и бодипозитивисты вполне согласны с этим постулатом. Но верно ли подобное отношение к внешности? В чем опасность бодипозитива?

Книга Вóрона
Сборник

Вóрон, который читает книгу… звучит странно, не правда ли? Но именно это он и делал. По крайне мере, так казалось со стороны. Впрочем, обо всем по порядку...