Елена Вахненко

Голос Вселенной

Второй рассказ серии “Истории космических странников”. Как и история про создание Вселенной, он пронизан очарованием чуть мистичной красоты…

Сборник “Истории космических странников”, декабрь 2009 года

 

Я считаю себя красивым.

Мне нравится свое тело – гибкое, изящное, подвижное. Мне нравятся крылья - черные, переливчатые, отражающие сияние звезд. Мне нравится, как я двигаюсь – стремительно, грациозно, легко… Я буквально плыву в бесконечном пространстве космоса.

Ведь на самом деле, красота – это выражение гармонии, а каждое создание, вышедшее из-под кисти Творца, гармонично. Винить кого бы то ни было в собственной непривлекательности нет никакого смысла – любая задумка богов изначально совершенна, вот только сохранить данный тебе потенциал и реализовать резерв возможностей способен не всякий. Увы…

У меня ответственная задача в жизни Вселенной. Я – ее Голос. Хотя, пожалуй, это заявление несколько самонадеянно. Нет, нет, я, конечно, не могу претендовать на роль ГОЛОСА. Я всего только одна из многочисленных нот в его сложном звучании.

ХХХ

…Я неспешно брел по Млечному Пути, рассеянно улыбаясь собственным мыслям.

День в реальности всех космических созданий (таких же странников, как и я) насчитывает столетие по меркам планеты, именуемой Землей. Жизнь на ней успевает измениться весьма значительно за срок моего отсутствия, и каждый раз я вынужден знакомиться с этим миром заново.

Быть может, именно новизной ощущений он мне и приглянулся? Хотя скорее, как ни досадно признавать, причина состоит в стремлении примерить роль маленького бога, совершить чудо, увидеть восторг зрителя, остро осознать: ты только что подарил надежду, способность улыбаться, веру в волшебство…

ХХХ

Я огляделся, привычно оценивая обстановку.

Люди меня видеть не могли – человек не способен заглянуть на этот уровень реальности, только покровы сна заставляют его разум расслабить пути.

Однако помимо людей планету Земля населяют и другие сущности, и вот они-то поглядывали на меня с настороженным любопытством. Я наверняка казался им крылатым богатырем, сотканным из ночи и смутного сияния звездных небес.

-Вы Черный Ангел? – вопрос прозвучал столь неожиданно, что я растерялся и только потом обиделся.

Любопытство проявил природный дух – дикое, лучащееся весельем существо, которое не отличается развитым рассудком и никогда не рождается человеком. Эти создания обретаются на грани внешнего и внутреннего миров и обожают пошутить – на свой особый лад. Любимое их развлечение - присосаться к слабовольному человеку, вынуждая того следовать собственной воле. И прирученная жертва начинает покорно саморазрушаться ради получения сомнительного удовольствия. И не знает несчастный донор, что всему виной – дерзкий чертенок, дух природы, у которого нет тела, чтобы уничтожить его, зато есть желание испытывать все грани запретных наслаждений, доступных только людям…

-Вы – Черный Ангел? – нетерпеливо повторил дух. Они всегда нетерпеливы, постоянно спешат…

Я недовольно покосился на него. Он походил на человека, сотканного из густой серо-белой дымки; казалось, он не ходит и даже не летает, а словно струится. Единственное цветное пятно – глаза: ярко-зеленые, будто два сверкающих изумруда.

Вновь не дождавшись моего ответа, бесенок решил уточнить:

- То есть – Ангел Смерти? Ангел Зла?

Я разрывался между желаниями рассмеяться и разозлиться. Атмосфера Земли всегда действует на меня странным образом – пробуждаются чувства, ощущать которые я по идее не должен… Но такова моя природа, - я поддаюсь «настроению пространства». Этот мир чересчур переполнен эмоциями, он готов вспыхнуть в любой миг – и все же держится из последних сил, отчаянно борясь за каждое мгновение своего существования. Знали бы здешние обитатели, как хрупко создавшееся равновесие, как опасна любая вспышка ненависти…

-Ты все перепутал, - наконец, холодно сообщил я. Наш способ общения не требует прибегать к звукам (и, значит, избавляет от необходимости выбирать тот или иной язык), но все же аналог голоса здесь тоже присутствует. И мой голос, безусловно, особенный (что вполне понятно, не так ли?) Однако на сей раз должного эффекта он не оказал – непрошеный собеседник нисколько не смутился и только с вызовом уточнил:

-Перепутал? И что же я перепутал?

-Ангел Зла – выдумка людей, - высокомерно пояснил я. - Ангел Смерти существует, но это не я. Я вообще к Ангелам отношения не имею.

-Ну а кто ты? – дерзко осведомился он, слегка улыбаясь.

-Голос Вселенной, - я никогда не озвучивал собственное предназначение, свою миссию. Те, кому нужно знать, – и так знают, а остальным лучше оставаться несведущими. Однако сейчас я не выдержал. Была в этом неугомонном духе непонятная сила, нарушившая веками сохранявшийся в моей душе покой.

Может быть, потому меня и потянуло сюда? Я жаждал испытать собственные силы и выдержку? Легко оставаться безгрешным, не сталкиваясь с тем, что здешние обитатели называют «реальной жизнью». Потому-то Ангелы и выбирают дорогу людей. Они уверены - только пройдя этот путь от начала и до конца, сумеешь стать вровень с истинными богами.

Мне невольно припомнился недавний спор (недавний – по моим меркам, разумеется) с одним из Ангелов. Я изредка навещаю их мир. Такова моя обязанность – периодически бывать в каждом из миров, в каждой из реальностей, пытаться быть услышанным и понятым – ведь те, кто понимает меня, понимает, пускай интуитивно, на самой грани осознания, и волю Вселенной. Только так можно достичь внутренней и внешней гармонии. Это – самый короткий путь к счастью, настоящему счастью, когда ты получаешь удовольствие от самого процесса жизни, и на тебя не оказывают негативного влияния какие-то события и происшествия.

С Ангелами проще: их память хранит тот краткий период, когда они разделяли судьбу комет и метеоров, так что моя задача несравненно облегчается. Я могу спокойно беседовать с ними, вот только Ангелы не всегда соглашаются со мной. Они избрали собственный нелегкий путь и обожают спорить, убеждая в своей правоте любого смельчака, рискнувшего заговорить на эту тему.

В последнее свое посещение я встретил Антония, одного из Ангелов Смерти.

Он красив (как, впрочем, и все Ангелы): белокожий, с вьющейся мелкими кольцами гривой иссиня-черных волос, точеными чертами лица и изящным телосложением. Ангелы носят особые наряды, напоминающие туники и тоги людей Земли, и наряд Антония не был исключением: кремово-белое, просторное одеяние с кроваво-алым поясом вокруг бедер.

Взгляд Антония, брошенный в мою сторону, отличался свойственным большинству Ангелов высокомерием. Так смотреть умеют лишь они: словно испытывая ко мне, малому и несведущему, непонятное сочувствие и ощущая собственное превосходство над миром. Честно говоря, я не привык к такому обращению.

-Ты не можешь быть правым по одной простой причине, - холодно заявил я, слегка морщась и пытаясь держаться подобно собеседнику: снисходительно и непринужденно.

-И по какой же? – склонив голову набок, так, что его волосы рассыпались по плечам тяжелыми волнами, насмешливо поинтересовался Антоний. Я нахмурился и твердо ответил:

-Я – голос Вселенной! Я не могу ошибаться, понимаешь ты это?

-Я и не говорю, будто ты ошибаешься, - пожал плечами Антоний. – Когда ты являешь собою рупор Вселенной – ты прав. Но можешь ли ты с уверенностью утверждать, будто сейчас – тот самый случай? Разве твоего «я», отдельного от духа Вселенной, не существует?

Я молчал. Ох, хотел бы я сказать ему – да, я говорю от имени Творца, но… нет. Нет…

Ангел Смерти прочел ответ в выражении моего лица, и его губы тронула довольная усмешка.

-Вот то-то же, - мягко заметил он. – Стало быть, признаешь: невозможно стать вровень с Высшими Творцами, пока не побывал на самом дне? Пока не увидел: что значит быть не беспечным странником космоса, а человеком?

-Нет, не согласен, - с жаром возразил я. – С чего ты взял, будто я ошибаюсь, если говорю от собственного имени?

Мои слова не заставили померкнуть его ироничную улыбку, напротив – она стала еще шире.

-А ты подумай, - тон его был почти ласков. – Если ты видел малую часть жизни, если был только вверху – как намерен создать в далеком будущем собственный мир? Построишь одну лишь верхушку?

И опять я промолчал. А он улыбался, глядя на меня, торжествуя победу – вернее, думая, будто торжествует ее…

И вот теперь я тут. Неужели я поддался силе его убеждения, его обаянию? Неужели я тоже хочу пройти этот путь – пускай и по-своему?

Дух природы никак не мог прочесть мои мысли, и все-таки мне казалось, будто он прекрасно знает, о чем именно я думаю – знает и посмеивается надо мной. На самом же деле эти существа не способны быть серьезными – они всегда смеются, во всем находят что-то забавное.

-О чем же ты, Голос Вселенной, намерен вещать? – с неприкрытой иронией осведомился собеседник, заставляя меня остановить поток воспоминаний и переключиться на ненужный, совершенно лишний разговор.

-Ты хочешь послушать? – вспомнив Антония с его снисходительностью и ледяным спокойствием, я тоже постарался придать себе подобный вид, благо Ангел Смерти не мог меня видеть.

-С чего бы я хотел этого? – искренне удивился дух природы и взметнулся, заклубился подобно облаку. – Не думаю, что ты вправе учить меня.

-Вправе, - возразил я пока еще ровным тоном, хотя в душе вспыхнул протест. Да что со мной?! Я не должен поддаваться тому, что люди зовут эмоциями! Я просто обязан быть выше, быть сильнее, достойнее! Иначе потеряю право оставаться рупором богов.

-Почему? – продолжал допытывать неугомонный бесенок, причем улыбка его говорила сама за себя, доказывая, что ее обладатель прекрасно понимает, какие чувства разрывают меня. Понимает – и наслаждается маленькой властью над непрошеным пришельцем далеких пространств.

-Я ведь сказал, кто я, - уже теряя контроль над собою, напомнил я. – Я имею право говорить и требовать быть услышанным.

-У кого требовать? – мягко уточнил дух. – У меня? У людей? А что ты видел, что ты знаешь, чтобы требовать?

-Я видел, как гаснут звезды и рождаются миры. Я видел, как умирает Вселенная и рождается вновь.

-Но ведь каждый человек тоже видел все это, - усмехнулся чертенок. – И я видел. Я даже смутно помню. Люди не помнят – вернее, им кажется, будто они не помнят. Они не умеют пользоваться собственной памятью. Но что это меняет? Им просто стоит научиться.

-Пускай учатся, - пожал я плечами, еще не понимая, куда он клонит. – Это похвальное занятие.

-Конечно, - согласился дух природы. – Они сумеют взглянуть на мир и с другой стороны. А ты видел его лишь сверху, со своих космических высот. Так кто кого должен учить?

Я не нашелся с ответом. Я молчал, лихорадочно придумывая достойный отпор, однако опоздал: мой собеседник улыбнулся на прощание и скользнул в сторону, справедливо полагая спор выигранным. Даже Антонию ни разу не удавалось так ощутимо победить в словесной хватке со мной.

Но почему, почему?!

Я не имею права терпеть поражение в спорах – как в таком случае мне исполнять возложенную миссию?! Если обыкновенный дух природы, бесшабашное существо, созданное веселиться и дурачиться, оказывается находчивее меня… значит, где-то пошел я неверным путем. Значит, моя роль пока сложна для меня!

Но я ведь не могу стать Ангелом! Ангелы поклоняются Красоте, они безмятежны и хладнокровны, а я уже утратил этот дар. Века назад передо мною стоял выбор: остаться метеором, войти в ряды Ангелов либо принять одну из бесчисленных миссий Вселенных. Я выбрал последний путь. Но неужели ошибся?

ХХХ

Я скользил незримой тенью в толпе суетливых, озабоченных какими-то смешными проблемами людей, - и смотрел, искал…

Нелегко было принять решение, ох нелегко. Однако я запретил себе размышлять на эту тему.

А вот и подходящий объект… «пустой» человек.

Отнюдь не все люди обладают той искрой, что сами зовут «бессмертным духом». Некоторые лишаются право на вечность, и причиной может послужить и бесцельное существование, и неоправданная жестокость, и многое другое…

Я не стал разбираться, в чем провинился человек, выбранный мною, почему его дух счел нужным покинуть вверенное ему тело. И ведь что любопытно – сама жертва вряд ли понимает, чего лишилась. Эмоции, мысли, физическая оболочка – все это осталось, пускай лишь на время, на краткий миг между вечностью и небытием.

Я могу ему помочь. Я могу стать тем духом, что подарит оступившемуся человеку возможность реабилитироваться. Я постараюсь взять его под контроль - и тем самым дам шанс.

Я вздохнул. Не хочется… жаль терять привилегии.

Но я ведь запретил себе сомневаться! Значит – точка. Это будет моей дорогой, не похожей на путь Ангелов.

И я, решительно расправив крылья, направился к «пустому» человеку.

ХХХ

Антоний улыбался.

Притвориться духом природы оказалось совсем просто.

«Он влился в ряды людей гораздо быстрее меня» - констатировал Ангел Смерти, наблюдая за тем, кто еще недавно гордо называл себя рупором богов.

Ну и пускай он опередил его. В конце концов, они не играют в игру «кто первым достигнет финиша».

Он – Ангел Смерти, у него свои задачи. Он тоже служит Красоте, но в отличие от других Ангелов способен заранее предсказать гибель прекрасного. И если может помочь – помогает. Он не умеет иначе.

«Я не умею иначе, - мысленно повторил Антоний. – Я понимал, что он вот-вот сорвется. В нем слишком много огня, ему нужно было выбрать наш путь, пускай этот путь и непрост. Я не стану просить прощения, я поступил правильно. Я так чувствую»

Он так чувствует… он не умеет иначе.

И вполне возможно, их дороги пересекутся вновь: спустя столетия, когда оба они будут людьми.

Похожие статьи

Моя Гре́та, мой Э́ос
Рассказ

Стоит ли думать о чувствах, когда мир, казалось бы, летит в тартары, и климат меняется не в лучшую сторону? У героев на этот счет разные мнения… Итак, перед вами - история о Любви и Проблемах Выбора… история, которая происходит в неопределенном будущем на иной планете.

Body Positivity: Pros and Cons
Стих

They say that beauty is in the eye of the beholder... and body positivists quite agree with this postulate. But what is the danger of body positivity?

Бодипозитив: За и Против
Статья

Говорят, красота - в глазах смотрящего... и бодипозитивисты вполне согласны с этим постулатом. Но верно ли подобное отношение к внешности? В чем опасность бодипозитива?

Книга Вóрона
Сборник

Вóрон, который читает книгу… звучит странно, не правда ли? Но именно это он и делал. По крайне мере, так казалось со стороны. Впрочем, обо всем по порядку...