Елена Вахненко

Сказки на ночь

Говорят, колдовской дар передается через поколение... и вот уже бабка, потомственная ведьма, рассказывает своей внучке сказки на ночь... сказки - или легенды?..

-Именно в эти дни ведьмы собираются на шабаш… - вещал вкрадчивый женский голос, на удивление молодой и сочный, учитывая немалый возраст его обладательницы.

-А что такое шабаш, бабуль? - с жаром спросил второй голосок, звонкий и совсем юный, принадлежавший девчурке лет 10-12.

Девочка была прехорошенькой. Смуглая, зеленоглазая, с пышными черными кудрями и пухлыми вишневыми губками, она обещала в будущем стать настоящей красоткой, грозой мужчин.

-О… это особое таинство… - загадочно протянула женщина. Статная и хорошо сложенная, она оставалась, невзирая на солидные годы, дамой эффектной, в ней еще угадывались следы былой красоты и проступала та же порода, что и в юной собеседнице. С первой секунды становилось понятно, что они родственницы. Бабушка и внучка…

-Мама, что ты уже рассказываешь Катюше?! - присоединился к беседе третий голос, крайне раздражённый, и в комнату вошла высокая стройная женщина лет 35, с густыми тёмными волосами и утомленным красивым лицом с впалыми щеками.

Пожилая леди обратила на свою взрослую дочь невозмутимый взгляд по-прежнему ярких зелёных глаз.

-Я рассказываю Катерине о наших старинных обычаях, - с достоинством произнесла она.

-Каких это? - насторожилась женщина.

-Бабуля рассказывает про ведьм! - с жаром пояснила Катюша.

Молодая мать недовольно поморщилась и с укоризной посмотрела на собственную родительницу:

-Мама, ты ведь знаешь, я не люблю когда ты рассказываешь эти сказки!

-Почему же сказки, Мила, дорогая? - подняла тонко выщипанные брови все еще роскошная пожилая женщина, которой так не шел статус “бабушки”. - Это легенды, скорее!

Мила утомленно вздохнула и приблизилась к дочери. Присела рядом с ней и, обняв за худенькие плечики, вкрадчиво произнесла:

-Катюша, запомни: все, что рассказывает бабушка, просто сказки. Сказки на ночь…

-А она говорит, мы и вправду ведьмы! - заспорила Катя, которой явно не хотелось расставаться с верой в чудо. - Она и я! А ты нет… - последнюю фразу девочка прибавила с безжалостной прямотой ребенка.

-Ах, неужели! - язвительно протянула Мила, ничуть не обескураженная. - А я так хотела стать ведьмой!

Катя, конечно, не уловила издевки.

-Нет, только мы с бабулей… правда, бабуль? - и она обернулась к своей любимой сказочнице.

-Правда, дорогая моя. Просто ведьмовской дар передаётся через поколение, - охотно подтвердила бабушка, благосклонно улыбаясь внучке.

Мила метнула в сторону матери убийственный взгляд.

-У твоей бабки слишком богатое воображение! Не по возрасту, я бы добавила…

-Мила, дорогая, не делай из мухи слона! - со вздохом попросила пожилая дама, качая своей точеной головой, увенчанной величественным узлом посеребрённых сединой волос. - Я ничего плохого своей внучке не посоветую.

-Я иного мнения, мама! - рассердилась Мила, изящно поднялась и властно потянула за собой Катю. - Пошли, дочка, пора тебе укладываться спать… и перед сном я расскажу нормальные сказки… про Золушку или Дюймовочку!

Катя нехотя последовала за матерью, бросив напоследок на бабушку тоскливый взгляд. Девочке явно хотелось остаться…

* * *

За окном мерцала таинственная полнолунная ночь - ясная, как иной день. Бабка Катерины стояла у окна, вглядываясь в темно-лиловое небо, и отбивала пальцами по подоконнику бесхитростный такт. Мыслями она была явно не здесь...

-Мама! - прошипела Мила, окликая свою родительницу далеко не в первый раз. Расположившись за кухонным столом, она обнимала ладонями чашку с остывающим чаем и мрачно сверлила взглядом спину своей статной матери. - Я с тобой говорю!

Женщина у окна наконец-то обернулась, сверкнула улыбкой.

-Волшебная ночь… близится полночь!

-Мама! - рассердилась Мила. - Ты можешь быть серьезной?!

-Я вполне серьезно, дорогая! - удивленно отозвалась ее мать. - Нынешняя ночь, она особенная… полнолуние!

Мама Катерины закатила глаза.

-О боже, опять ты со своим мистицизмом!

-Это не мистицизм… - суховато возразила та, как будто покоробленная подобным обвинением. - Я не мистик и даже не романтик. Просто я вижу то, на что ты внимание предпочитаешь не обращать…

Пару мгновений Мила боролась с собой, потом сдержанно фыркнула и гораздо вежливее, чем хотелось, произнесла:

-Ты не мистик, ты сказочница. Тебя бы стоило назвать Шарлем Перо… женского формата.

-Увы, я не Шарль Перо, а только Пелагея…

-Только! - издала смешок Мила, понемногу успокаиваясь. - Имечко тоже… то еще!

-Ну, какое есть…

-Мам, садись, давай поговорим, - миролюбиво попросила ее дочь и кивнула на соседний стул. - Можем еще чаю заварить.

-Чаевничать как-то поздновато, - возразила обладательница звучного имени, присаживаясь рядом с дочерью.

Какое-то время царило молчание. Мила упорно, с преувеличенным интересом, изучала содержимое собственной чашки, не поднимая глаз, а Пелагея задумчиво выводила невидимые узоры на столешнице, снова погрузившись в свои загадочные мысли.

В конце концов, Мила нарушила затянувшуюся паузу:

-Мама… пойми меня правильно и не обижайся… я не хочу, чтобы ты рассказывала Катьке всю эту ведьмовскую чушь.

Пелагея прищурилась, оценивающе глядя на дочь.

-Не дело бросаться такими словами! Это вовсе не чушь…

-Катя моя дочь, и мне решать, как ее воспитывать! - снова вспылила Мила. Видно было, что разговор такого рода она заводит не впервые и в который раз - безрезультатно.

-У бабушек тоже есть права, - возразила женщина, сохраняя хладнокровие.

-Прав забивать ребенку голову глупостями нет ни у кого! - отрезала Мила и не без обиды добавила: - И мне ты в детстве почему-то такого не рассказывала… и вот на тебе… на старости лет…

-Необязательно быть грубой, - сурово перебила дочь Пелагея, горделиво выпрямляясь. - Я помню о своем возрасте, поверь. Что касается тебя… дорогая, в тебе нет ведьмовского огня! Так что и легенды наши не нужны.

-Вопрос, кто из нас более грубый… - процедила Мила, отставляя чашку. Лицо женщины побледнело, губы сжались в тончайшую полосу. - Спасибо за компанию… и спокойной ночи! - с этими словами она вышла, бесшумно притворив за собою двери.

Пелагея проводила ее взглядом, пожала плечами…

-Наконец-то! - шепнула она облегченно. Поднялась, сладко потянулась… с улыбкой добавила, обращаясь, казалось, к самой ночи: - Пора, пора…

Пелагея подошла к окну и распахнула его настежь, в помещение порвался порыв прохладного свежего ветра. Она устроилась на подоконнике, ловко перекинула ноги, свесив их наружу - теперь женщина сидела лицом к ночному городу… помедлив, бабушка Кати скользнула в темноту... и мгновение спустя уже рассекала пространство ночи в образе крупной черной птицы…

Пелагея не знала, что за ее стремительным полетом наблюдает маленькая девочка. Внучка… наблюдает без страха, с упоенным восторгом…

Она не собиралась повторять невероятный эксперимент своей таинственной бабушки. Катя понимала - придет день, и та сама все расскажет и покажет, научит и объяснит. А пока малышка улыбалась собственным мыслям и тихо повторяла: “однажды и я полечу…”

Похожие статьи

Моя Гре́та, мой Э́ос
Рассказ

Стоит ли думать о чувствах, когда мир, казалось бы, летит в тартары, и климат меняется не в лучшую сторону? У героев на этот счет разные мнения… Итак, перед вами - история о Любви и Проблемах Выбора… история, которая происходит в неопределенном будущем на иной планете.

Body Positivity: Pros and Cons
Стих

They say that beauty is in the eye of the beholder... and body positivists quite agree with this postulate. But what is the danger of body positivity?

Бодипозитив: За и Против
Статья

Говорят, красота - в глазах смотрящего... и бодипозитивисты вполне согласны с этим постулатом. Но верно ли подобное отношение к внешности? В чем опасность бодипозитива?

Книга Вóрона
Сборник

Вóрон, который читает книгу… звучит странно, не правда ли? Но именно это он и делал. По крайне мере, так казалось со стороны. Впрочем, обо всем по порядку...