Елена Вахненко

Сборник рассказов 2003-2005 года

Сборник ранних коротких рассказов в стиле фэнтези.

Содержание:

  1. Жизнь бесконечна
  2. Мир грез
  3. Никогда не рождалась
  4. Поговори со мной
  5. Тот мир
  6. Урок творения

 

ЖИЗНЬ БЕСКОНЕЧНА…

Я смотрел на загорающиеся звезды, рассеянно размышляя о минувшем дне, и мысли струились привычным бессвязным потоком. Я просто отдыхал: усталость к вечеру навалилась тяжелой пеленой, и меня неумолимо клонило в сон…

Я широко зевнул. Пора спать. Да, да, пора спать… Я уже хотел тушить свет, когда моей руки коснулись знакомые ласковые пальцы. Прикосновение было легким и очень нежным. Я, не оборачиваясь, улыбнулся.

-Привет! Рад видеть.

-Ты ведь меня не видишь, - с укором возразил мягкий голос. Я лениво обернулся.

До чего же она красива! Каждая черта в ней идеальна: и густые волосы цвета гречаного меда, и сияющая белизной сахарная кожа, и совершенные изгибы тела… И все-таки в первую очередь внимание приковывают глаза. Огромные ярко-зеленые глаза в раме пушистых черных ресниц…

Если долго смотреть в эти сияющие очи, легко проникнуть в самые недра ее Вселенной. В отличие от большинства богов (и меня в том числе) она не считала необходимым прятать созданный мир. Я обычно ставлю внутренние затворы, стоит мне заметить на себе чей-то взгляд – так, на всякий случай. Зачем показывать дорогу к тайникам своей души?

Интересно, а какая она, ее Вселенная? Как выглядят и чем живут люди, населяющие сотворенные ею миры?

Любопытство оказалось практически непреодолимым, и все-таки я, сдержавшись, отвел взгляд. Заглядывать без спросу в чужую Вселенную очень невежливо.

-Я могу показать, если хочешь, - она приблизилась почти вплотную, и взгляд ее лучистых глаз как будто прожигал насквозь, причиняя физически ощущаемую боль.

-Ты читаешь мысли? – хрипло выговорил я, и сам не узнал собственный голос.

-Твои – да, - просто ответила она.

-Почему мои?

Она, помедлив, осторожно провела кончиками пальцев по моей щеке, задумчиво улыбнулась.

-Ты не понимаешь? Я люблю тебя.

Эти слова прозвучали столь просто и естественно, что я, не раздумывая, привлек ее к себе и, обняв, поцеловал в мягкие послушные губы. Она обвила руки вокруг моей шеи, зарылась пальцами в волосы на затылке…

-Только это и важно, - шепнула она, отстраняясь. – Понимаешь?

-Нет… - выдавил из себя я.

Она отступила на шаг и нахмурилась.

-Жаль. Что ж… Я пойду, наверно. Прости, что побеспокоила.

-Постой… - встрепенулся я. – У меня был трудный день. Я…

Она обернулась и, высокомерно вскинув брови, надменно бросила:

-Ты опустился до уровня людей? Только у них могут быть «трудности».

Она вышла, а я еще долго смотрел на звезды, размышляя над ее словами.

Люди… Каждый божок создает их для себя, по собственному образу и подобию. Именно люди помогают маленькому богу стать настоящим Богом. А возвысившись до уровня Бога, ты перестаешь нуждаться в придуманных мирах. Ты уходишь. Куда? Никто не знает…. Кроме тех, кто ушел.

Может быть, именно это она имела в виду? Любовь – лучший способ перейти на высшую ступень. А я не сумел, испугавшись того, что может ждать меня за роковой чертой. Вдруг – ничто и пустота? Или я просто предпочел Абсолютной Тишине бессмысленный диалог с самим собой?

Так размышлял один из множества маленьких богов, обретающихся на своем Олимпе. Он зажигал звезды в своей Вселенной, не думая о том, что ночные светила в его небе тоже кто-то зажег.

Звезды загораются и гаснут, люди рождаются и умирают, боги становятся Богами… Жизнь бесконечна…

 

МИР ГРЕЗ

Он спрыгнул с парапета и тут же выпрямился.

-Альберт, дружище! – раздался радостный возглас, и мгновение спустя ему в локоть впились чьи-то цепкие пальцы.

Он обернулся и с трудом удержался от стона. Широко улыбаясь, на него снизу вверх с самым довольным выражением на полном оплывшем лице смотрел давнишний приятель. Самый надоедливый из всех его знакомых...

-Привет, Стив, - как мог сердечно произнес Альберт и даже сделал попытку улыбнуться – результат, правда, удачным не оказался. Впрочем, Стива отсутствие искреннего восторга в реакции друга нисколько не смутило. Ухмыльнувшись, он, как ни в чем не бывало, отметил:

-Ты идешь задумчивый такой, словно и не видишь никого вокруг! О чем размышляешь? О смысле жизни, как всегда? – и приятель беззлобно хохотнул.

-Ты хорошо выглядишь, - проигнорировав вопрос, едко заметил Альберт – и опять неискренне. Выглядел Стив действительно вполне удовлетворенным жизнью, однако на его внешности это сказалось не самым лучшим образом. Альберт разглядывал друга с долей брезгливости. Лоснящаяся зеленоватая кожа, мутный взгляд крупных навыкате глаз, редкие сальные пряди немытых волос, бесформенное грузное тело – все во внешнем облике приятеля вызывало в душе Альберта отвращение. Сам он никогда не позволял себе опуститься до подобного уровня, при любых обстоятельствах сохраняя достоинство и оставаясь подтянутым и свежим.

-Пойдем, поедим? – предложил Стив. Альберт нахмурился. Он был вовсе не голоден, да и потом – перспектива обеда в такой компании его откровенно пугала. Сдержанного от природы Альберта угнетала развязная веселость друга, и выдержать его более десяти минут он никогда не мог.

-Вот и отлично! – заявил Стив, по-своему расшифровав колебание Альберта, и потянул приятеля под высокий свод.

ХХХ

В кафе было шумно и многолюдно. Стив, плюхнувшись за угловой столик, нажал на кнопку в центре столешницы и, дождавшись появления электронного табло с перечнем сегодняшних блюд, принялся ловко вбивать заказ в специальное меню, бормоча себе под нос:

-Котлеты, картофель жареный, сыр, булки…

Альберт, хмуро покосившись на приятеля, изучил собственное меню и сделал гораздо более скромный заказ, ограничившись кофе и морским салатом.

Некоторое время спустя Альберт и Стив уже усердно поглощали свой ужин, причем Стив – с откровенным аппетитом, а Альберт всего лишь вяло ковырялся в собственной тарелке.

-Ты чего? – осведомился с набитым ртом Стив, откусывая огромный ломоть мягкого хлеба. Альберта передернуло. Он отодвинул тарелку с почти нетронутым салатом и недовольно пояснил:

-Аппетита нет.

-Ты, наверно, влюблен! – насмешливо улыбнулся Стив, отхлебнув пива. – Идешь, никого вокруг не замечая, есть не хочешь…

Альберт собрал всю свою волю, удерживаясь от резких слов. В конце концов, потеря власти над собой – признак того, что удар попал в цель. Конечно, так оно и есть, ехидное замечание Стива задело его, однако разве стоит проявлять собственную слабость? Не стоит.

Тем более что он действительно влюблен.

Альберт прикрыл глаза, отдаваясь во власть воспоминаний.

Нея, девочка моя…

ХХХ

Технику путешествий в Мире Грез он придумал сам, однако добиться совершенства в данной области ему удалось отнюдь не сразу.

Это было состояние на грани сна, самогипноза и яви. Все казалось очень реальным, сохранялась память и сознание, а также адекватность восприятия действительности, чего порою так недостает некоторым сновидениям. И в то же время мир становился покорным твоей собственной воле. Ты мог перекраивать его на свой лад, сочиняя для себя (или, может быть, отыскивая?) ту область пространства, где хотелось побывать.

Именно в Мире Грез они и познакомились…

Обычно Альберт пребывал в одиночестве в эти минуты. Мир беспредельных возможностей, Мир Грез, принадлежал только ему, и он не желал делить его с кем бы то ни было. Именно поэтому, ощутив однажды чужое присутствие, Альберт расстроился.

-Я не стану мешать, - заговорил с ним непрошеный гость, и Альберт с удивлением опознал в пришельце женщину – более того, женщину с другой планеты, иной реальности…

-Ты кто? – спросил Альберт недоверчиво.

-Меня зовут Нея, - отозвался голос.

Странно это было – разговаривать без слов на неведомом обоим языке…

Странно – и очень волнующе.

С этого все и началось…

Никогда прежде Альберт не думал, что сумеет поддерживать с женщиной столь абстрактные отношения. Более того – безумно в нее влюбиться.

Да и что их связывало помимо буйства красок мира Грез, танца огненных вихрей, музыки Сфер и бесконечных бесед?

Ничего.

Или это не так уж и мало?

........-Расскажи мне о своем мире! – потребовала как-то она. – Какой он? А я опишу тебе свой.

-Представь себе небо цвета охры с тяжелыми свинцовыми облаками, - оживленно начал он. Каждое его слово в мире Грез становилось зримым, живущим своей жизнью, - вот и сейчас в пространстве вспыхнуло родное небо его мира… Оно оказалось таким, как он помнил его, именно этот образ Альберт хранил где-то в глубинах памяти… Альберт продолжал: - Пасмурно почти всегда, и поэтому постоянно холодно и сыро. Вокруг – здания, много зданий самых разнообразных геометрических форм. Каждый город – своего рода геометрический танец, причем танец этот может быть как динамичным и живым, так и медленным, романтичным. Города разные.

-А как выглядят люди? - жадно осведомилась она. В Мире Грез тела представляют собою вихри, и Альберт не знал, каким Нея видит его. Сама она была в образе яркого язычка пламени, подвижного и стремительного…

-Как выглядят? – он на миг задумался, немного растерявшись. Как можно описать неописуемое? Вдруг обители планеты Неи – какие-нибудь драконы? Жизнь порою избирает себе самую причудливую оболочку… - Я не знаю, с чего начать. Лучше расскажи ты. О своем мире.

Она помолчала, собираясь с мыслями.

-Там, где я живу, - океан сочного винного оттенка. Несколько выступающих из воды скал серебрятся в мягком призрачном свете… Небо у нас просто сказочное, волшебно-прекрасное, я влюблена в него. Именно красота неба привела меня в Мир Грез…

Вообрази – золото переходит в искрящийся пурпур, мерцающую лазурь и сверкающий неон… Звезды – просто огромные. Облака, если погода облачная, густые, оранжево-огненные… У нас два спутника, и ночью они оба чинно плывут по небу…

Вот так они и жили, с каждой встречей все сильнее привязываясь друг к другу, все полнее и ярче влюбляясь в чужой мир…

ХХХ

Из задумчивости его вывел ироничный голос Стива.

-Ты еще жив или уже вознесся на небеса?

Альберт тряхнул головой, приходя в себя. Вознесся? Почти…

-Ну, ты хоть расскажи о своей барышне! – продолжал Стив. – И познакомь, что ли. Интересно взглянуть на необычный экземпляр, сразивший тебя наповал!

-Никто меня не сражал, - сжал губы Альберт. Его оскорбляло добродушное поддразнивание сотрапезника, и он терпел из последних сил. Когда Стив уже доест, и правила приличия позволят покинуть кафе?

-Не томи, познакомь! – развеселился Стив, заметив, как насупился Альберт. – Не бойся, не отобью.

Терпение Альберта лопнуло. Перегнувшись через стол, он холодно осведомился:

-Ты, интересно, когда в последний раз смотрелся в зеркало?

Тот покраснел и перестал жевать.

-А тебя она полюбила за особенную привлекательность? Тоже мне, красавчик! Или ты вообразил, будто обладаешь интеллектом?

Стив сосредоточенно вытер жирные пальцы и губы бумажной салфеткой, отодвинул тарелку и, поднявшись, уже сверху вниз взглянул на Альберта.

-Я не верю, что ты нашел себе кого-нибудь, Альберт! – с издевкой произнес он. – Выдумал – очень может быть. Ты ведь не живешь, ты грезишь наяву. И кого бы ты там себе ни придумал, запомни – на самом деле ты как был одиноким, так и остался таковым!

Стив ушел, а Альберт еще долго сидел за столиком, комкая бумажную салфетку и в кровь кусая губы.

Остался одинок?

Все выдумал?

Нет, нет, не может быть…

Ее мир, о которой она так часто рассказывала ему, слишком ярок, он не просто слышал о нем – он его ВИДЕЛ.

Видел ее памятью, ее глазами…

Нея, Нея… Наверно, я оттого так стремлюсь к тебе, что только ты, ты одна даришь частицу своего мира…

ХХХ

Вечер был теплым и влажным, пахло чем-то сладким… В небе застыли два спутника, один из которых наполовину заволокло золотистым облачным покровом.

На берегу сидели две девушки. Темноволосые, изящные, в длинных сетках-балахонах, отнюдь не скрывающих томной прелести их нагих златокожих тел…

-Ты просто сочиняешь! – пренебрежительно заявила одна из них, откидываясь на теплый песок. – Ты, Нея, всегда была фантазеркой.

Вторая девушка сидела, обняв руками колени, и задумчиво улыбалась уголками полных вишневых губ.

Ну и пускай.

Пускай все – только фантазии.

Никто ведь не знает, где кончается реальность и начинает властвовать Мир Грез.

 

НИКОГДА НЕ РОЖДАЛАСЬ

Темно, и не слышно ни звука… Меня просто НЕ СУЩЕСТВУЕТ – я не умерла, нет…

Я просто НИКОГДА НЕ РОЖДАЛАСЬ.

Почему?

Неужели именно для меня не отыскалось места во всей Вселенной?

-А ты нужна кому-нибудь? – спросил меня прохладный голос – ни мужской и ни женский, исходящий отовсюду одновременно.

-А разве все кому-нибудь нужны? – ответила бы я вопросом на вопрос, существуй я во Вселенной.

Голос отозвался не сразу:

-Пожалуй…Иначе – зачем всё это?

-Что – все это? – не поняла я.

-Зачем я создавал Вселенную? – пояснил Голос.

-Получается, во всей Вселенной одна я никому не нужна? – не поверила я.

-Ну, наверное, правильнее было бы выразиться немного иначе – это ТЕБЕ НИКТО НЕ НУЖЕН.

…Я лежала в своей спальне, прислушиваясь к учащенному биению сердца, кусала губы и шептала слова подзабытых молитв.

Ну и сон, о Господи!

Или это намек? Попытка донести до меня какой-то совет?

Но ведь не может такого быть, чтобы моя жизнь оказалась никому не нужной и бесполезной…

…Я шла по многократно исхоженной мною же дороге, мечтательно поглядывая по сторонам и улыбаясь своим мыслям.

И как только я раньше не замечала, как красиво вокруг? В ясном небе даже при солнечном свете можно разглядеть звезды, охапка искристо-золотой листвы зыбким облаком проносится над асфальтом, и от этого кажется, будто шагаешь по небу цвета охры.

Люди, люди, смотрите на меня! Послушайте меня! Я – счастлива!

И знаете, почему?

Наверно, Вы полагаете, что в моей жизни произошло какое-нибудь долгожданное событие, и оттого я улыбаюсь всем вокруг. Однако Вы ошибаетесь. Я счастлива просто потому, что двадцать семь лет назад родилась на свет.

Я чувствую, сознаю, осязаю, вижу и слышу – разве этого так мало? Раньше я полагала - да…

Я вздрогнула, в голову назойливо просилось неприятное воспоминание – ночной кошмар, привидевшийся мне сегодня. Он перевернул мою жизнь.

А приснилось мне, будто я никогда не рождалась. Не умерла – смерть многолика и неоднозначна, никто не знает, что ждет тебя за гранью миров. Меня просто не было – ни в прошлом, ни в будущем, ни в настоящем. Как будто Всевышний не счет необходимым сознавать столь никчемный персонаж, как я.

И все-таки я родилась на этот свет, а значит, моя жизнь чего-то стоит. Значит, кому-то я все-таки нужна, и мне тоже кто-то нужен – ошибся Голос, беседовавший со мною во сне.

Я вдохнула полной грудью и улыбнулась своим мыслям. Чудесный день…

-Я не умею лгать, - возразил Голос в ответ на мои обвинения.

-Но ты напугал меня! – сердилась я. – Ты сказал, я никому не нужна!

-Я сказал другое.

-Ну, хорошо, ты сказал, МНЕ никто не нужен! А раз я все-таки живу, значит это ложь!

Голос помолчал. Потом ответил – немного задумчиво, рассеянно:

-Что ж… иногда приходится напомнить человеку - он не один во Вселенной.

Я ехидно улыбнулась:

-А что, Господу Богу для этого не достаточно просто щелкнуть пальцами?

-Господу Богу? – озадаченно переспросил Голос. – Не понимаю тебя.

-Разве ты – не Творец всего сущего? – насторожилась я. Раздался сухой смешок:

-О эта гордыня! Разумеется, нет. А ты воображала, будто беседуешь со Всевышним? Много чести…

-А разве не ты мне сказал, что создал этот мир?! - по-настоящему рассвирепела я.

-Я действительно создал этот мир. Для тебя. Я – это ты. Понимаешь? Каждый человек создает для себя свой собственный мир, а тот, настоящий, созданный Богом, видят лишь единицы.

Я молчала, не в силах подобрать слова, способные выразить всю гамму охвативших меня чувств. Да и зачем, если беседуешь с самим собою?

Конечно, я понимала - это только сон.

Я просто сплю.

Но и сон – еще одна вариация реальности. И кто знает, где иллюзия, а где действительность?

А впрочем, неважно. Раз мне дали возможность родиться в этом мире, значит, предоставили шанс получить в дар Вечность. У меня будет время разобраться во всем.

Ведь я кому-то нужна. Иначе зачем всё это?

 

ПОГОВОРИ СО МНОЙ

-Поговори со мной…

-Поговорить? О чем же?

-О своем мире. О том, что ты видишь, о том, чем живешь…

-Смотри моими глазами и слушай со мной вместе. Это даст много больше, чем любой рассказ.

-Нет, мне надо ЗНАТЬ. Я должен понять и разобраться во всем. Я по-другому не умею. Расскажи.

-Что ж… Слушай.

Х Х Х

Максим очень торопился.

У него на сегодня запланировано столько всяких дел!

Даже обедать придется второпях, скорее всего – прямо на ходу.

Он шел уверенной поступью человека, знающего себе цену. Высоко подняв голову, Максим рассеянно размышлял о проблемах, обсудить которые намеревался на вечернем заседании. Конечно, все детали предстоящего доклада были продуманы уже не один раз, но повторение – штука полезная.

Из-за угла вынырнула хрупкая фигурка юной шатенки с зелеными лучистыми глазами. Чуть было не столкнувшись с Максимом, девушка в последний момент успела остановиться.

-Простите… - протянула она, однако Максим, не обратив на нее ни малейшего внимания (вернее, - попросту не заметив!), спокойно проследовал дальше, погруженный в свои мысли.

«Какой интересный молодой человек…» - с некоторым сожалением подумала девушка, глядя вслед Максиму, торопящемуся по своим делам. Не иди он так быстро, она, пожалуй, рискнула бы познакомиться с таким симпатичным серьезным парнем. Но… не гнаться же за ним вприпрыжку?

Вздохнув, девушка направилась к светофору.

Х Х Х

-Я больше не стану беседовать с тобой.

-Почему? Тебе жаль?

-Жаль. Времени.

-Но я хочу знать!

-Ты хочешь совсем другого – тебе необходимо сознание собственной важности, ты жаждешь УПРАВЛЯТЬ. Только что Человек пропустил свою судьбу. Ты знаешь, сколько трудов мне потребовалось, дабы уговорить Вечного позволить им встретиться?

-Кому это – им?

-Человеку с другой Личностью, принявшей образ Женщины. Эта встреча дала бы очень многое. Порою только поддержка и помощь близкого по духу существа помогает разобраться в некоторых вещах. Еще одно столетие прошло зазря. Человек просуществует до семидесяти пяти лет, умрет, так и не осознав толком, что жил, и мне придется искать новые пути. Мой Вечный строг. Я буду вынужден придумать какой-нибудь другой оригинальный ход.

-А какую цель ты преследуешь? Расскажи, и я помогу тебе!

-Э нет, дружок. Твоя помощь будет заключаться в умозрительном логическом построении, которое только усугубит ситуацию. Я же стремлюсь к свободе. Ты – всего лишь Рассудок, Интеллект. Ты не способен к полету. Ты – слуга, а жаждешь стать господином.

-Но Человек не может существовать без разума!

-Тем более он не может существовать без души, - твердо произнес Внутренний Странник. – Молчи и слушай!

Х Х Х

-Прости, Вечный, я не оправдал твоих надежд, - грустно покаялся Внутренний Странник.

-А разве я утверждал, что надежды были? – последовал ответ.

-Но… разве их не было? – растерялся он. – Ты дал мне шанс, зная наперед, что я не воспользуюсь им? Что я, отвлеченный беседой, пропущу дарованную встречу?

-Все можно вернуть.

-Повернув время вспять? – печально отшутился Странник. Вечный спокойно отозвался:

-А почему бы и нет? Что ты знаешь о Вселенной, Странник? Не пытайся понять и объяснить ее законы. Просто ПРИМИ их.

Странник понурил голову.

-Мне стыдно, Вечный. Ты можешь все, и рядом с тобою я чувствую себя ущербным.

-Зря, - возразил Голос. – Ведь мы с тобой – одна и та же Сущность. Просто обретаемся на разных планах Жизни… С моей позиции виднее, поверь…

Х Х Х

День выдался солнечным и теплым.

Максим шел, наслаждаясь хорошей погодой и мысленно улыбаясь.

Внезапно из-за угла наперерез ему выскочила юная девушка с пышной гривой каштановых волос и яркими зелеными глазами.

-Простите… - протянула она. Максим улыбнулся в ответ:

-Что Вы, это я виноват.

«Чудесная девушка!» - пронеслось у него в мыслях.

«Интересный молодой человек!» - подумала она.

Внутренний Странник молча улыбнулся.

Жизнь прекрасна.

 

ТОТ МИР

Россыпь звезд в густой тьме ночного неба напоминала алмазную пыль. Больше ничего разглядеть было невозможно – только бездонная темнота Вселенной и этот мерцающий смутным серебром путь, теряющийся в Бесконечности…

Элида поежилась и отвернулась от окна. Некоторое время она молча стояла, понурив голову, и темные гладкие волосы ниспадали ей на плечи шелковым блестящим водопадом.

-Ты грустишь? – донесся до нее встревоженный голос. Элида вздрогнула и обернулась к двери. На пороге застыл статный молодой человек с фигурой атлета, облаченный в белую тунику. Мягкие каштановые кудри достигали середины шеи, широкоскулое лицо казалось не то чтобы красивым – скорее примечательным. Шагнув в полутемную комнату, он приблизился к девушке и привлек к себе, нежно поцеловал в лоб.

-Я волновался, - шепнул он, пытаясь заглянуть ей в глаза. – Ты сидишь тут одна, в темноте, уже довольно давно. Что произошло?

Однако девушка только покачала головой. Насупившись, она водила носком сандалии по зеркальному полу.

Элида была высокой и тоненькой, как тростинка, и в ее фигуре, не смотря на излишнюю худощавость, угадывалось несомненное изящество, а в каждом жесте и движении – грация. Гладкие волосы цвета воронова крыла под прямым пробором опускались на плечи, бледное лицо из-за слишком узкого подбородка казалось треугольным, черные громадные глаза смотрели тревожно, испуганно…

-Я просто размышляю, Тонико… - наконец проговорила девушка и подняла взгляд на терпеливо стоящего рядом мужчину. – Как думаешь, стоит решиться? Те, кто ушел, не вернулись. Что с ними произошло? Они погибли в пути? Или все-таки им удалось достигнуть Врат Того мира?

-Они ведь прошли Испытание, - напомнил Тонико, осторожно коснувшись плеча собеседницы, словно опасаясь слишком резким и грубым движением разрушить то хрупкое равновесие, которое пока царило в ее мятущейся душе. – Полагаю, у них все в порядке.

Элида недоверчиво усмехнулась и удрученно покачала головой, явно не разделяя оптимизма друга.

-Ты тоже попробуешь пройти его? – нарушила она наступившую тишину. Тонико уверенно кивнул:

-Я верю Анжелине Великой и Людвигу Светоносному. Они – посланники Небес, они единственное спасение нашего заблудшего человечества.

-Ты уверен, что оно столь заблудшее? – грустно улыбнулась девушка.

-Творец с неразумной щедростью даровал людям планеты Эос бессмертие, потребовав от них взамен одного: уметь уйти вовремя. Это – непременное условие бессмертия духовного.

Элида с раздражением пожала плечами и сухо произнесла:

-Так ли нужно духовное бессмертие? Почему ты веришь этой Анжелине, будто оно так уж необходимо?

Тонико, удивленный и встревоженный словами подруги, решительно взял ее за подбородок и попытался заглянуть в глаза. Девушка недовольно дернулась, вырываясь.

-Но ты ведь видишь, в кого превращаются люди, отпраздновавшие тысячелетний юбилей! – горячо воскликнул Тонико. - Они перепробовали все, что смогли придумать. Они жили как святые и как грешники, они путешествовали и вели оседлый образ жизни, они получали все мыслимые грани физического наслаждения. Им стало скучно, а развиваться дальше на Эосе они не могут. Здесь возможности наши ограничены. Уйти же для них поздно – они упустили свой шанс, Элида, упустили! Некоторые из них совершают самоубийство – а это отнюдь не то же самое, что УХОД. Или постепенно сходят с ума. А иные просто умирают от скуки и безделья.

-И ты не хочешь повторить их путь... – задумчиво протянула Элида. Она не спрашивала, а утверждала. Тонико энергично кивнул:

-Да, не хочу! Я живу уже почти пятьсот лет, и я начинаю уставать.

Он закрыл глаза, судорожно сжал кулаки. В памяти мелькнул привычный ночной кошмар – отец, так и не рискнувший уйти… он сошел с ума и, в конце концов, потерял человеческий облик. Тонико, вспоминая свое невеселое детство, всегда давал клятвенное общение уйти вовремя.

Он вздрогнул, когда прохладная ладонь Элиды ласково коснулась его руки. Открыл глаза и встретился с полным теплой нежности взглядом девушки.

-Хорошо, Тонико, любимый, - прошептала она, прильнув к нему. – Мы пройдем Испытание и уйдем. Вместе.

Он растерянно гладил ее по шелковистым, таким приятным на ощупь, волосам, и пытался справиться с подступившей к горлу тошнотой.

Ему всегда становилось немного дурно, стоило вспомнить безумный взгляд престарелого родителя, его седые нечесаные космы, падающие на впалые, покрытые клочковатой бородой, щеки… Перешагнув трехтысячелетний рубеж жизни, Тонико-старший сходил с ума постепенно и мучительно долго – целых полтора столетия…

Х Х Х

Анжелина Великая закончила приводить себя в порядок и с удовольствием взглянула на собственное отражение в большом трехмерном зеркале.

Она была довольно высокой, полногрудой, с пышными бедрами и тонкой талией. Смуглая кожа золотилась в лучах утреннего солнца, проникающих сквозь тонкие занавески, выразительные черные глаза смотрели пытливо и чуть насмешливо. Самой яркой чертой ее внешности были губы – полные, чувственные, сочного вишневого цвета.

Анжелина облачилась в наряд, надевать который могла себе позволить только лишь в минуты уединения: белоснежную свободную курточку, подпоясанную широким кожаным ремнем, и узкие брючки того же цвета. Длинные каштановые волосы знойная красотка стянула в «конский хвост». От пышных торжественных платьев и сложных причесок она изрядно уставала за время бесконечных приемов и церемоний.

Анжелина улыбнулась своему объемному отражению, взяла с низкого столика поднос с завтраком и направилась по длинному коридору в сторону спальни. Походка Великой была поступью женщины, уверенной в силе собственного обаяния.

…В спальне царил полнейший хаос – половину комнаты занимала роскошная кровать, черные шелковые простыни были смяты, а одна подушка упала на выложенный паркетом пол… Тут же красовалась роскошная шкура некоего диковинного хищника.

По углам помещения источали душно-сладкий аромат срезанные цветы в огромных бело-черных вазах, и этот запах смешивался с пряным, тяжеловатым ароматом благовоний. Вдобавок повсюду валялись пикантные детали дамского и мужского облачения.

Дверь, ведущая в душевую, распахнулась, и в спальню шагнул темноглазый брюнет с гладко зачесанными назад влажными волосами; на груди у него поблескивал крупный медальон. Анжелина поставила поднос с яствами прямо на шкуру зверя и гибкой проворной тенью скользнула к мужчине; обвила руки вокруг его шеи, страстно поцеловала…

-Я люблю тебя, Людвиг, - жарко шепнула она ему на ухо. – Ты принадлежишь только мне, Светоносный…

Что ж, он не спорил, с привычным удовольствием отвечая на ее поцелуй.

Для завтрака они расположились на золотистой шкуре, рядом с подносом, начисто игнорируя стол. От голода у обоих почти кружилась голова.

На подносе источал густой апельсиновый аромат чай в фарфоровом чайнике, и сладко пахли сдобой свежеиспеченные булки с маком. Помимо этого в завтрак входил омлет, тоненькие ломтики подсушенного пшеничного хлеба, пышные оладьи и взбитые сливки в изящной вазочке. Анжелина ограничилась омлетом, хлебцами и апельсиновым чаем, зато Людвиг ел все и помногу, причем в самых немыслимых сочетаниях. Насытившись, он потянулся и с усмешкой заметил:

-Вот так завтракают Великие. А вовсе не утренней росой и лунным светом.

Анжелина пожала плечами:

-Кому-то приходится быть Великим, хотя это и большая обуза, а вовсе не наслаждение. Раз уж Бессмертные разучились уходить вовремя.

-И возвращаться, - уточнил Людвиг, глядя прямо ей в глаза. Она помедлила, но ответила твердо:

-Вернулись только мыс тобой. Так было надо, понимаешь?

Людвиг вздохнул и, откинувшись на шкуре, грустно пробормотал:

-Знаешь, я порой думаю – зачем? Почему именно мы? Мы-то как раз ушли вовремя.

Анжелина промолчала, погрузившись в воспоминания. Молчал и Людвиг, тоже мысленно вернувшись в то далеко прошлое…

Глаза Анжелины сияли – так сияет и зовет за собою лунная звездная ночь в погожую летнюю пору. И цвет их был цветом такой ночи – мерцающий черно-лиловый…

Девушка сладко потянулась, растягиваясь на источающей резковатый запах траве, пышная каштановая грива перепуталась с яркой изумрудной зеленью. Тонкая полупрозрачная блуза распахнулась на высокой налитой груди, нежная бархатная кожа золотилась в лучах закатного солнца, полные вишневые губы чуть приоткрылись…

Людвиг склонился над нею, любуясь: дивное тело, чувственное и такое желанное! Великие боги, ну почему, почему надо уходить? Почему сейчас?

Он молчал, однако Анжелина прочла вопрос в его взгляде – за время их знакомства она научилась хорошо понимать его. Приподнявшись на локте, она протянула руку и убрала у него со лба длинную темную челку.

-Так будет лучше, любимый… - шепнули ее губы. – Уйти сейчас, уйти вместе. Пока не пришло пресыщение.

-Давай наслаждаться друг другом, пока можем! – с жаром возразил он. – Придет пресыщение – расстанемся.

Она смотрела на него печально и как будто немного укоризненно.

-Милый, а что потом? Новая любовь, новый всплеск и падение… Опять и опять то же самое. В конце концов, мы станем такими, как остальные Бессмертные: усталыми, немного циничными, в нас появится то же безразличие ко всему на свете. И именно это безразличие, эта усталая безысходность и скука не дадут нам уйти! Мы останемся просто по привычке, и постепенно иссушим себя изнутри.

-А может остаться не так и плохо? – предположил Людвиг, просто из упрямства продолжая этот бессмысленный спор, ведь все равно никто не знает, куда уходят Бессмертные, и намного ли лучше уйти, чем сойти с ума со скуки. Споры философов и мудрецов продолжались по сей день… И все-таки Людвиг добавил: - Уйти – в никуда? За просто так расстаться с бессмертием? Причем толком еще не насладившись самой жизнью, уйти в тот момент, когда голова кружится от счастья?

Анжелина порывисто села и, к великой досаде Людвига, сердито оправила блузку. Сквозь позолоту кожи на щеках девушки проступили багровые пятна – она всегда краснела, когда злилась.

-У нас бессмертны только тела, а души у многих давно мертвы, - процедила она сквозь зубы, волшебные глаза ее стали совсем черными, зрачок слился с радужкой. У Людвига невольно перехватило дыхание и сладко заныло все тело. Боже, как он все-таки любит ее, особенно в минуты, когда глаза ее вспыхивают пугающим живым огнем – будь то страсть, восторг или даже злость… А Анжелина словно и не замечала мечтательного выражения его лица, яростно продолжая свою тираду: - Всевышний дал нам душу – сосуд, который мы обязались заполнить нашими эмоциями, переживаниями, мыслями… Но Он добавил: «Когда Сосуд будет полон, уходите. Отдайте Мне Напиток Судьбы, и Я подарую вам Вечность. А если вовремя не уйдете, Напиток рассеется по Вселенной, и у Вас останется только лишь пустая оболочка тела, призванная охранять священный сосуд души».

-Ты цитируешь мне Учение, - фыркнул Людвиг. – Как узнать, что ты уже создал Напиток Судьбы? Что Сосуд твой полон, и пора уходить?

Анжелина выпрямилась, вскинула голову и ткнула себя кулачком в пышную грудь:

-Почувствовать! Когда ты поймешь – все, большего тебе не увидеть, ярче не воспылать! Когда поймешь, что полон жизни, что вот сейчас – то мгновение, ради которого ты создан. Тогда каждая следующая секунда твоего существования будет уже каплей ПЕРЕПОЛНЯЮЩЕЙ Чашу. Понимаешь?

И Людвиг понял. Если она права, то сейчас – действительно то мгновение, когда пора уходить.

Потому что полнее и ярче он чувствовать просто не сумеет…

А потом родилась Вселенная… и звезды… и беспечные странники космических просторов – царственные огненные кометы…

Он стал этой Вселенной, видел ее глазами и чувствовал дыханием ее жизни. Он был ее незримой частицей, биеньем пульса, и в то же время не существовал вовсе…

Он не успел полностью раствориться в этой высшей форме бытия – или небытия? – Анжелина потянула его обратно… А он так не хотел возвращаться – даже ради нее. Здесь, где голос Творца становился твоим голосом, а звезды мерцали пугающе близко, все остальное (и все остальные) потеряло значение.

...Людвиг вздрогнул, возвращаясь из мира грез, и ощутил на себе чуть виноватый взгляд Ажелины. Нагнувшись вперед, его возлюбленная нежно коснулась губами его губ, от нее пахло медом и фруктами. Людвиг судорожно вздохнул, с наслаждением вдыхая такой знакомый сладкий аромат.

-Прости, ты вернулся из-за меня… - прошептала она. Людвиг дернулся, как от удара, привлек женщину к себе и, сняв с ее волос плотную ленту, ласково распушил их, разбросав по плечам. Ему не нравилось, когда Анжелина стягивала свою копну в тугой «хвост»…

-Я слышал голос Бога, - прошептал Светоносный, зарываясь лицом в растрепавшуюся от его стараний прическу Анжелины. – И почти увидел Творца Вселенной…

Анжелина промолчала, она всегда уходила от ответа, стоило заговорить о том, что же видела и чувствовала она тогда… Людвиг не упрекал ее, отчасти разделяя ее желание оставить кое-что только себе самой. Он тоже редко говорил о своих впечатлениях за гранью жизни – ведь воспоминания эти принадлежат только ему и Господу, в них нет места ни Анжелине, ни кому-то другому.

-Занятно… - Людвиг все еще не выпускал ее из своих объятий. – Почему я не слышал того, что ты? Мне не явилось видение, будто следует вернуться для служения павшим Бессмертным. Я уже считал себя свободным. Почему именно тебе доверили такую честь?

-Не именно мне, - мягко поправила его Анжелина. – Каждый из нас слышит Высший Голос – не только после жизни, но и во время нее. Нужно просто слушать, вот и все.

-А я не слушал, получается? – осведомился он чуть обиженно.

-Слушал. Но слышал то, в чем нуждаешься сам. Понимаешь?

Людвиг замер, пораженный внезапной догадкой. Отстранившись от женщины, взглянул на нее пытливо и удивленно.

-Так все дело в этом? Ты вернулась не ради Бессмертных, а ради себя самой? Игра в Великую – это именно игра и не более, так?

Анжелина нахмурилась и отвела взгляд.

-Почему? Разве мы мало делаем для них, для Бессмертных? – бесцветно поинтересовалась она.

-Себя ты к НИМ больше не причисляешь? – спросил он язвительно. – Да-да, конечно, ты – ВЕЛИКАЯ. Ты другая, особенная, Та, что вернулась из Того Мира ради них, серых и слабых. На самом деле – ради того, чтобы добрать недостающие капли Напитка Судьбы?

И она, сдавшись, кивнула, однако взгляд так и не подняла, наоборот, принялась еще тщательнее изучать бархатистую шкуру зверя.

-Мне было необходима твоя поддержка, Светоносный, - наконец выдавила из себя Анжелина и вскинула голову. Глаза ее пылали как раскаленные уголья.

Он молчал, не в силах передать словами охватившие его чувства.

-Я уже не несу свет, Анжелина, - проговорил, с трудом держа себя в руках, Людвиг. – Ты отняла мое право на свет. Я не Светоносный… Я должен был уйти.

-Ты ранишь меня своими словами, - с болью произнесла Анжелина, и во взгляде ее, не отрываемом теперь от побледневшего лица возлюбленного, тоже сквозила боль. Но Людвиг словно не слышал.

-Значит, когда ты говорила, будто любовь ко мне переполняет тебя настолько, что острее ты чувствовать не способна – ты лгала? Получается, способна?

Пожалуй, его мучило именно это – мысль, что он, оказывается, любил ее больше…

-Я не лгала, - почти умоляюще сказала Анжелина. – Я просто заблуждалась. Я могу чувствовать острее.

-Когда играешь в Великую? – с горечью поинтересовался он. – Власть над толпой – наслаждение более утонченное, чем любовь ко мне, не права ли?

-Да, если угодно, - начиная злиться, парировала она. – Более утонченное.

Людвиг поднялся, его била мелкая дрожь. Глядя на женщину сверху вниз, мрачно спросил:

-Что же ты видела и чувствовала? ТАМ?

Она ответила не сразу, собираясь с мужеством.

-Ничего. Темноту и холод. Пустоту…

Несколько мгновений Людвиг с недоумением и как будто страхом разглядывал ее, потом пожал плечами и круто развернулся, собираясь уходить. В последнее мгновение он порывисто обернулся, вспомнив еще кое-что:

-А Голос? Ты говорила, все мы слышим свой Голос… Который ведет нас.

-Моим голосом стало молчание небытия. И это послужило ответом.

-Что ж… Тогда прощай, бедная моя Анжелина.

-Ты уверен, что уходить для тебя еще не поздно?

-Я готов рискнуть.

Людвиг вышел, а Анжелина, оставшись наедине с собой, судорожно сжала кулаки.

Поздно, поздно…

Какое страшное слово, приходящее во время бессонных ночей…

Поздно.

Наверно, и для нее уже слишком поздно. Она давно не слышит Голос, ведущий по жизни, а значит, давно потеряла возможность уйти.

Х Х Х

Элида вцепилась в руку Тонико, девушку лихорадило.

-Я боюсь… - шепнули ее губы, слова застыли в пространстве, не произнесенные, однако все равно услышанные.

Он поднял ее ладонь к своим губам, ласково поцеловал кончики пальцев.

-Не бойся. Я ведь рядом.

Она упрямо замотала головой.

-Я согласна уйти, Тонико. Но только если мы с тобой сами решим – пора. Я не хочу полагаться на Великую, на выдуманное ею Испытание.

Тонико помолчал, собираясь с мыслями.

-Ну, а если мы с тобой ошибемся?

-Мы сами и ответим за свою ошибку, - твердо возразила девушка. – Это будет наша ошибка, а не ошибка Анжелины Великой и Людвига Светоносного.

Тонико взглянул на обитую кожей дверь, ведущую в приемную Великой. Им предстояло пройти особое собеседование – своего рода Испытание, после чего Анжелина вынесет свой вердикт – пора им уходить, или еще не испита Чаша Жизни.

Может быть, Элида права?

Он обернулся к девушке, заглянул в ее испуганные и от этого кажущиеся почти круглыми, глаза.

-Давай все-таки пройдем Испытание, а решение примем сами, - наконец проговорил он. Элида через силу кивнула, соглашаясь. Ей очень не хотелось переступать этот порог, не хотелось вверять свою судьбу другому человеку, пусть и Великому.

Но она любила Тонико – и знала, что не сумеет переубедить его.

Х Х Х

Анжелина стояла у окна, молча разглядывая раскинувшийся внизу мир. Мыслями она была далеко отсюда.

Раздался решительный стук в дверь, однако Великая, погрузившись в себя саму, не услышала его.

Холодно…

Там, за окном – ночь. Другая жизнь. Другие проблемы, другие радости и судьбы…

Ей ли решать, кому уйти, а кому остаться? Имеет ли она на это право? Неужели все дело в алчном желании властвовать, управлять, в котором обвинил ее Людвиг? Где-то он сейчас…

Она, наконец, расслышала торопливый стук, обернулась к двери, взглянув на нее чуть ли не испуганно, однако с места не тронулась.

Ее нет. Ее нет… Больше она не станет брать на себя подобную ответственность – и, кто бы там ни был, пусть уходит и решает свою судьбу сам.

Приняв такое решение, Анжелина внезапно успокоилась и вновь отвернулась к окну.

Какая дивная ночь… У нее даже есть свой голос… Она разговаривает с тобой…

Встрепенувшись, Анжелина порывисто выпрямилась, изумившись неожиданной мысли.

Неужели она снова ЖИВЕТ? Снова чувствует, снова слышит?…

Неужели еще не поздно? И она еще может уйти…

-Прости меня, Людвиг… - шепнула Анжелина ночному небу. – Прости меня…

И ей показалось, что Голос Ночи ответил - ПРОЩАЮ

 

УРОК ТВОРЕНИЯ

Урок первый

«Ты это видишь?

Ты должен просто УВИДЕТЬ. Не глазами - сердцем.

Раннее утро, тот загадочный час, когда еще толком не разберешь, продолжается ли ночь, начался ли новый день… Черное бездонное небо полнится крупными живыми звездами, а горизонт подернулся голубоватой рассветной дымкой.

Земли, кажется, нет – только острые пики серебристых скал… Некоторые из вершин, пронизанные холодным предутренним сиянием, удивительно напоминают своими очертаниями древние зАмки.

Скалы эти столь высоки, что их острия, пронзая небеса, тонут в прозрачных густых облаках, а стремительный морозный ветер рассеивает в пространстве зыбкое марево объемного света…

Небо – оно живое.

Минут века, прежде чем сотворенные тобою существа (ты продумал уже их образ?) закроют для себя доступ к свободному созерцанию Вселенной. Ну а пока огненные вихри и танец перемигивающихся звезд видны даже с поверхности планеты.

Вот на фоне лилово-черного полотна небес прорисовывается нечеткий призрачный контур космического спутника… А скалы вздымаются все и выше и выше, и звезды продолжают свой огненный хоровод.

Смотри и чувствуй!

Это – твой мир.

Ты сам создашь его.

Пока же он существует только в твоих мыслях.

Мы приступим к этому в следующий раз.

А пока - влюбись в созданный тобою образ, Ученик.

Ведь созидать без любви невозможно…»

 

Урок второй

«Закрой глаза и вдохни поглубже. Наполнись светом своего сердца. Твое сердце должно пылать, иначе прорисованный в мыслях мир так и останется воображаемым.

Вспомни все то прекрасное, что чувствовал на протяжении минувших столетий – ты ведь прожил не одну и даже не десяток жизней, прежде чем оказался на новой ступени. Просто вспомни и зажги этой памятью свою первую искру.

А теперь – представь свой мир так ярко и детально, как только можешь. Отдай всего себя ради этой цели…»

 

Урок третий

«Наполни созданный тобою мир светом, который несешь в себе. Будь щедр.

Однако не возомни, будто Путь уже пройден.

Путь бесконечен.

Этот мир – материальное выражение твоих собственных мыслей и чувств. Ты достиг той стадии, когда подобное стало возможным.

Совершенствуясь, ты вносишь гармонию в собственную Вселенную, и наоборот – растешь вместе с нею. Не забывай об этом и помни: твой материализовавшийся мир обретается в сердце. Прислушивайся к его доводам.

Ведь мы с тобой тоже живем в чьем-то сердце…»

Похожие статьи

Моя Гре́та, мой Э́ос
Рассказ

Стоит ли думать о чувствах, когда мир, казалось бы, летит в тартары, и климат меняется не в лучшую сторону? У героев на этот счет разные мнения… Итак, перед вами - история о Любви и Проблемах Выбора… история, которая происходит в неопределенном будущем на иной планете.

Body Positivity: Pros and Cons
Стих

They say that beauty is in the eye of the beholder... and body positivists quite agree with this postulate. But what is the danger of body positivity?

Бодипозитив: За и Против
Статья

Говорят, красота - в глазах смотрящего... и бодипозитивисты вполне согласны с этим постулатом. Но верно ли подобное отношение к внешности? В чем опасность бодипозитива?

Книга Вóрона
Сборник

Вóрон, который читает книгу… звучит странно, не правда ли? Но именно это он и делал. По крайне мере, так казалось со стороны. Впрочем, обо всем по порядку...