Елена Вахненко

Ради победы

Повесть с элементами фантастики, навеянная всевозможными телешоу...

Пролог

Я склонилась над ней… ее лицо было странно умиротворенным, непривычным… смерть стерла с него следы агрессии, усталости, раздражения… казалось, женщина просто спит, сладко спит и видит чудесный сон…

Но, увы, она не спала. Она умерла… или умирала. И я (я!) была тому причиной.

Оставалось надеяться, что игра стоит свеч… и жертв.

 

Глава 1. Игра началась!

Выдержка из дневника Эрнеста

Я сдержанно улыбнулся и не без гордости оглядел свою небольшую аудиторию… тех людей, которые рискнули вступить в Игру под кодовым названием “Из коробки”... если можно назвать “коробкой” столь комфортный мирок! И Игрой - тот чудо-марафон, который мы подготовили.

Мы - это, конечно, я, Эрнест, и моя очаровательная коллега Ядвига, женщина во всех смыслах прекрасная. Мы - не просто ведущие, но и в каком-то отношении кукловоды. Главные здесь… нам и только нам решать судьбы Игроков. Нам и только нам выбирать, кто уйдет, а кто останется… и, разумеется, кто получит Главный Приз. Признаться, мысль о подобной власти пьянила…

Однако вернемся к Игрокам. Итак, кто же они?

Первый экземпляр - Василиса, особа интересная и язвительная. Она дама невысокая и, что называется, “в теле”... вполне себе симпатичная обладательница миндалевидных карих глаз и милых ямочек на пухлых щеках. По сути же - неудовлетворенная женщина бальзаковского возраста, бездетная разведенка, решившая хоть что-то изменить в своей жизни к лучшему. Путь она для этого избрала странноватый, но, видимо, охотиться на мужчин ей просто надоело! Даже удивительно, что при не самых плохих внешних данных, при всей своей улыбчивости и привычке заливисто смеяться Василиса остается одинокой уже много лет… должно быть, характер не из легких!

Следующей в списке была юная Настасья, совсем еще девчонка… но девчонка “с формами”, которые она умело и эффектно подчеркивала смелыми нарядами. Смешливая, позитивная, она почти всегда была в хорошем настроении и вышучивала даже собственные неприятности. Эдакая “девочка-праздник”... мне импонировало её безудержное веселье.

Третьим был некий Юрий, молодой человек лет примерно 25… высокий, русоволосый, широкоплечий… Характерный типаж “благородного рыцаря”... правда, ближе к Дону Кихоту Ламанчскому, чем к какому-нибудь Ланселоту.

Разумеется, нельзя не упомянуть и Камиллу. Пожалуй, ее следовало назвать первой… ибо она наверняка считает себя первой везде и во всем! Еще бы, такая роскошная красотка: высокий рост, статная фигура в стиле “песочных часов”, шикарные каштановые кудри, выразительное лицо… которое, увы, портил переизбыток макияжа. Я бы сказал, Камилла - характерная “стерва”... именно таких особ любят и ненавидят… именно такие в женщинах пробуждают ревность и зависть, а в нас, мужчинах… что греха таить, страсть и желание!

Пятый участник Игры - Петр Иванович. Да-да, именно так, по имени-отчеству… учитывая (и уважая!) возраст Игрока, которому стукнуло шестьдесят по меньшей мере! Даже меня, далеко не юношу, он старше лет на двадцать… скажу честно, мне сей персонаж был по душе: настоящий мужик, цельный, прямолинейный, хладнокровный! Вполне еще моложав и крепок… в прошлом - военный. Вдовец, дети и внуки успели вырасти…

Предпоследняя участница - Надя, домохозяйка родом из села, сорокапятилетняя многодетная мать и счастливая жена… добродушная пышечка, она была женщиной мягкой во всех смыслах, и внешне и внутренне, образно говоря, со “сглаженными углами”.

Ну, и наконец, седьмой Игрок - это Роман. По профессии - моряк, молодой, холостой и очень, ну очень самоуверенный, почти самовлюбленный. Настоящая “вещь в себе”... позднее к нему прикрепилось прозвище “Индюк”... прямо в точку!

Что ж, кажется, паузу я выдержал приличную… вполне театральную! Мои зрители, заняв свои места, смотрели на меня с нетерпеливым предвкушением и радостно горящими глазами. Я улыбнулся, поднял руку с раскрытой ладонью (мол, мне можно доверять!) и неторопливо, со вкусом заговорил:

-Итак, друзья… вы позволите называть вас друзьями? Ибо времени нам предстоит провести вместе немало, и, надеюсь, мы найдём общий язык… подружимся!

Они охотно закивали, и поддерживая мою идею подружиться, и позволяя выпрошенную мною фамильярность… я спрятал усмешку, чувствуя при этом настойчивый взгляд Ядвиги. О, она-то понимала, что друзьями нам не быть… мы с Игроками по разную сторону баррикад! А уж между собой им тем более не подружиться! Им есть, что делить, в конце концов. Они - соперники…

-Вы, полагаю, ощущаете какое-то смятение сейчас, угадал? - уверенно продолжал я. - Ваши воспоминания путаются, частично стёрты… не волнуйтесь! Так было задумано изначально. Потом все вернётся на круги своя!

Судя по лицам, эти слова принесли моим слушателям облегчение. Немудрено, ведь Игроки-то наверняка уже забеспокоились за свой рассудок! Пускай, пускай. Им незачем помнить все детали прошлого… иначе Игра потеряет смысл!

-Но вы помните, уверен, помните, что вам предстоит конкурс, - заговорила и Ядвига. Высокая, фигуристая, осанистая, с тщательно уложенными пепельными кудрями, она смотрелась очень эффектно в своём элегантном приталенном платье до середины стройных икр. - Вы будете выбывать по очереди… тот, кто останется в конце, победит. Тот, кто победит… получит все!

Фраза прозвучала донельзя торжественно. Я буквально чувствовал  охвативший Игроков трепет… они взволнованно переглядывались и перешёптывались… не понимая ещё, что они - враги.

-А что - все? - рискнула спросить главная красотка Камилла, её широко расставленные янтарно-карие глаза алчно вспыхнули.

Я мысленно ухмыльнулся. Какая страсть в очах, какая жажда… вот только чего? Денег, славы, всенародной любви? Власти? Камилла не знает, не помнит… но все равно жаждет! Чудные мы, люди. И я тоже. И я…

-Это секрет… - произнёс я вслух с загадочным видом. Ядвига, вторя мне, таинственно улыбалась. Мы-то знали ответ… но открывать его не собирались. Ещё не время…

-Теперь отдыхайте, - сказала Ядвига. - Отдыхайте до завтрашнего вечера.

Так они и поступили… а что им оставалось?

...конец дневниковой выдержки…

 

...Их расселили в отдельном корпусе, по несколько человек в комнате: Надя оказалась соседкой Василисы, Камиллу определили к Настасье, а третий номер заняли мужчины - Роман, Юрий и Петр Иванович. Комнатки были маленькие, скромные, с общим санузлом в конце коридора… никакого телевизора, компьютера, минимальный комфорт.

-Надеюсь, хоть кормят как следует… - томно протянула Настасья, с удовольствием изучая собственное личико в крохотном зеркальце. С сомнением поцокала языком и нанесла на губы ещё один слой помады.

Растянувшаяся на своей кровати Камилла неприязненно наблюдала за соседкой.

-Тебе можно и поголодать, - едко обронила она, недобро усмехнувшись. - Тебе полезно скинуть килограммчик-другой…

Настасья нисколько не обиделась, только пожала полными округлыми плечами. Вообще она была девушкой очень сдобной, с аппетитными формами… эдакая вкусная булочка.

-Я не занимаю голову такими глупостями, как диета, - бескомплексно и бодро заявила она. - Какой смысл в костях? Мужики, они таких, как мы с тобой, любят..,

Камилла едва сдержала возмущённый возглас. Таких, как мы, каково?! Она что, и правда считает, будто их можно сравнить?!

-Таких, как я, безусловно любят, - холодно согласилась красавица-шатенка, помолчав. - В этом сомнений нет.

-Да ладно, не куксись, от этого морщины появляются! - беззаботно проговорила обладательница четвёртого размера груди и не менее эффектных бёдер. - Пошли лучше   познакомимся со всеми!

Вскоре они уже сидели в уютной общей гостиной в компании прочих Игроков. Эта комната, пожалуй, была наиболее удобной изо всех. Обставленная мягкими плюшевыми креслами и миниатюрными пуфами, она была оформлена в приятных пастельных тонах и озарена приглушённым светом нескольких торшеров. Камилла, опустившись в одно из кресел подле жарко пылающего камина, одобрительно кивнула, оценив  по достоинству интерьер. Комфорт она ценила прежде всего…

-Когда начнутся соревнования? - скучливо спросил Роман, грея в ладонях бокал с каким-то прозрачным напитком.

Камилла прищурилась, гадая, что он пьёт.

-Где ты взял вино? - осведомилась она с любопытством, проигнорировав его вопрос. - Тут есть бар?

Роман обратил на Камиллу безмятежный взгляд, изрядно покоробивший её. Она привыкла, что мужчины смотрят на неё с иным чувством: с восхищением… или с вожделением… а  этот воззрился со снисходительным самодовольством!

-Бар есть у меня… - лениво обронил парень, улыбаясь уголками губ. - И это не вино, а мартини. Приятно, знаешь ли, вечерком выпить бокал-другой…

Камилла удивлённо подняла красиво выщипанные брови:

-Наверное… но пить в одиночку как-то… неправильно! - она пожала плечами и уверенно добавила: - Поэтому налей-ка и мне бокальчик… угости леди!

Тон её говорил: мог бы и сам догадаться!

Однако реакция поклонника мартини была не совсем такой, как ожидала привыкшая ко всеобщим восторгам красотка.

-Как мило! - ухмыльнулся Роман и подался вперёд, всматриваясь в ярко накрашенное лицо девушки. - Я тебе нравлюсь, верно? Так и скажи… не стесняйся своих чувств! Зачем предлоги?

Он откровенно издевался, и все в комнате поняли это. Поняла и Камилла: густо покраснела (скорее, от злости, чем от смущения) и сердито прищурилась.

-Болван! - прошипела она с ненавистью, стараясь не показать, как сильно задели её эти слова. - Чему тут нравиться?! Жирный урод…

Роман лишь рассмеялся в ответ. Выше среднего роста, крепкого телосложения, с коротко стриженными чёрными волосами и аккуратной бородкой, столь модной сейчас, он не был красавцем… но и уродом, безусловно, тоже, о чем прекрасно знал. Да и до “жирного” ему пока было далеко… намек на будущий животик уже появился, но именно легкий намек!

Камилла, чья лицо все еще было покрыто багровыми пятнами, попыталась придать себе беззаботный вид. Забросила ногу на ногу, обнажив очаровательные коленки (ноги вообще были, что надо!), отвела со лба небрежно упавший каштановый локон и заговорила снова - спокойно, с выверенной насмешливостью в низком хрипловатом голосе:

-Прости, Роман, если разочаровала, но мне просто хочется мартини… вот и все.

-Начинающийся алкоголизм? - поддакнул Роман, качая головой. - Я помогу тебе справиться с недугом… и не стану ничем угощать. Окей, малышка?

-Я тебе не малышка! - снова вспыхнула Камилла, выпрямляясь во весь рост.

-Да ладно… расслабься, детка. Или деткой тоже нельзя называть?

Камилле ужасно хотелось чем-нибудь бросить в него… и, возможно, она бы и бросила, но ее внимание отвлек протяжный и насмешливый голос, вторгшийся в их с Романом перепалку.

-Ого… - ядовито сказала Василиса. - Неужели царица Савская обиделась?!…

На мгновение все замерли, не зная, как отреагировать, что сказать, какими словами разрядить обстановку… потом раздался чей-то отрывистый и нервный шепоток, прозвучавший в напряженной тишине комнаты  словно шелест листьев.

-Ты мне? - ледяным тоном обратилась Камилла к Василисе после натянутой паузы. Только сейчас девушка в полной мере осознала присутствие свидетелей (причем не слишком доброжелательных!) вокруг. Ощущать себя всеобщим посмешищем было неприятно и, что скрывать, непривычно…

Василиса растянула тонкие губы в довольной усмешке:

-Тебе, дорогая. Тебе.

-Молчала бы… старая дева… - мрачно огрызнулась Камилла.

-Я не старая дева, - любезно поправила ее Василиса. - Я была замужем…

-Лет сто тому назад, ага? - фыркнула красотка, тряхнув тугими кудрями. Давно уже она не испытывала подобной злости!

-О боже, девочки, хватит ссориться! - вмешалась в ссору и Настасья. В эффектном темно-бордовом платье с шикарным декольте, выставляющим на обозрение внушительную часть соблазнительных полушарий груди, она беззаботно улыбалась - как, впрочем, и всегда. - Нам ещё вместе жить!

-Не жить, слава богу… - ядовито поправила Василиса. - Временно сосуществовать…

-Да хоть бы и так, - повела аппетитным плечом Настасья. - Не имеет смысла ссориться, правда? - и она очаровательно заулыбалась.

Однако её милая улыбка, как и прочие достоинства, не произвела впечатления ни на Камиллу, ни на Василису.

-На меня твои бугорки не действуют… - сузив глаза, сквозь зубы процедила Камилла.

-Бугорки у тебя… у меня… хм… пожалуй, два Эвереста, а?

-Да хоть Гималаи! Можешь сколько угодно выставлять их напоказ…

Роман, прислушиваясь к разговору, явно забавлялся. Последние слова красотки вырвали у него смешок; парень покачал головой и воззрился на собственные ботинки.

-Говори громче! - рассердилась Камилла, уловив звук его голоса, но не разобрав слов. - Или ты сам с собой? Сам себе собутыльник, сам себе собеседник?

Роман с улыбкой выпрямился, вальяжно кивнул:

-Я - лучшая компания себе… но могу повторить громче, мне не жаль. Я просто сказал, что все женщины змеи… и вы сейчас напоминаете клубок кобр…

“кобры” отреагировали на это заявление по-разному: Надя охнула и всплеснула руками, Настасья рассмеялась, а Камилла с Василисой с одинаковой яростью набросились на обидчика - к счастью, лишь словесно.

-Молчал бы уже, индюк!

-Психопат!

Юра и Петр Иванович утомлённо переглянулись. Юра казался беспокойным, Петр Иванович ухмылялся. Он как будто искренне наслаждался этой крикливой сценой… “Эх вы бабье…” - иногда бормотал бывший военный себе под нос, усмехаясь в седые усы.

Правда, именно Петр Иванович, устав от воплей и визгов, навёл порядок. По-своему, по-военному…

-А ну-ка ша! - гаркнул он, изо всех сил стукнув кулаком по стене. - Молчать и слушать!

Тотчас воцарилась тишина: гулкая, нервная, нарушаемая лишь тяжёлым дыханием переволновавшихся дам. Все послушно молчали и слушали… ибо тот, кто говорит “редко, но метко”, обладает особой властью над окружающими… 

-Развели базар! - сердито продолжал мужчина, взирая на представительниц прекрасного пола как на источник всевозможных бедствий. - Что за истерика, в самом деле?! У нас есть дела поважнее…

-Прямо сейчас никаких дел нет, - хмуро возразила Камилла, исподлобья поглядывая на того, кого в свои чудесные 25 считала стариком. Это мрачное замечание - вот и весь протест, на который её хватило… Петр Иванович был явно не из тех, кто легко теряет голову от женских прелестей… а значит, у неё не было оружия против его грубоватой прямолинейности.

Он и правда сохранил хладнокровие, хотя все присутствующие леди, даже пышечка Надя, были хороши, каждая на свой лад.

-Нет, дела есть! - не согласился Петр И. и с хитрой усмешкой оглядел своих собеседников. - Кто из вас хорошо понимает, зачем он тут?

Они с тревогой переглянулись, в глазах каждого был вопрос… наконец, заговорил Юрий:

-Я помню свою жизнь очень хорошо… Помню, что у меня молодая жена и сынишка трех лет… помню, что работаю менеджером по продажам… - осторожно сказал он. - Но вот этот конкурс… тут все сложнее. Я знаю, что ставки очень высоки, знаю, должен победить… но зачем, почему… убей, не помню!

-Ого, какая речь! - после короткой паузы фыркнула Камилла, качая головой. - А я думала, ты разговаривать не умеешь… сидел, как мышь…

Юрий покраснел, но ответить не успел - за него это сделал Петр Иванович.

-Камиллка… язва! - прикрикнул он, правда, вполне добродушно. - Всем пакость сказала…

Камиллкой ее еще никто не называл… девушка проглотила рвущееся возражение и сдержанно произнесла:

-Нет, Петр Иваныч… не всем. Вам я ничего не говорила… плохого!

-Ну я бы и не советовал, - отозвался тот, не столько угрожая, сколько комментируя. - Лучше скажи, ты-то что помнишь о себе и своей жизни?

Камилла склонила голову набок и насупилась, вспоминая.

-Я не замужем, но у меня есть молодой человек, - начала она с деланно равнодушным видом, подмечая краем глаза, как при упоминании “бойфренда” Василиса поджала губы, а Настасья усмехнулась. - Работаю в гостиничном бизнесе… но… тоже не помню ничего про… про конкурс. И не знаю, как тут очутилась…

Произнесенное вслух, это признание вызвало еще большую дрожь, даже оторопь. То, что раньше лишь смутно тревожило, стало явной проблемой… стало реальностью.

Следом за Юрием и Камиллой высказались и прочие Игроки… прошлое у всех было разное, но итог - один. Они не помнили, как и почему оказались здесь. Помнили, что предстоит конкурс… помнили о существовании некоего Приза… но что это за приз, каков конкурс? Детали стерлись из их памяти!

-Мда… понятно, что ничего непонятно, - резюмировал Петр Иванович и тяжело поднялся на ноги. Обвел их небольшую компанию усталым взглядом… впрочем, помимо усталости в его глазах нет-нет, да и посверкивало лукавство… такой он был, военный в отставке. Испугать или удивить такого человека было трудно.

-Надо поспать, - резюмировала Надя, тоже поднимаясь. - Завтра предстоит какое-то непонятное испытание… нужно набраться сил.

Игроки согласились с нею. Зевая и вздыхая, они по очереди покинули гостиную, направляясь в свои комнаты.

* * *

Однако сразу отойти ко сну, как мечталось, Наде не удалось. Она переоделась в просторную ночную сорочку и улеглась в постель, но, поймав на себе пристальный взгляд соседки по комнате, стушевалась. Натянув одеяло до самого подбородка, робко спросила:

-Ты чего? Что-то не так?

Василиса сидела за столом, занимавшим пространство между их кроватями, и готовиться к отдыху как будто не спешила. В комнате царил полумрак, горела лишь настольная лампа, и в этом неверном свете расчерченное тенями лицо женщины показалось Надежде неожиданно немолодым… почти старым. Жительница из села невольно содрогнулась и едва удержалась, чтобы не перекреститься. Что-то пугающее появилось в Василисе в этот миг… вызывающее оторопь.

-Все так… - наконец, с натугой, словно через силу, ответила Василиса, опуская взгляд на собственные переплетённые пальцы. - Просто подумалось… Роман в чём-то прав.

Надежда наморщила лоб, припоминая все, сказанное Романом. Сообразив, о каких именно словах идёт речь, возмущённо воскликнула:

-Ты что, правда считаешь нас змеями?!

Василиса подавила усмешку. Надя, конечно, больше походила на курицу-наседку, чем на змею…

-Мы с тобой - нет. А вот Камилла… она да. Вылитая змея… кобра.

Надя не стала спорить. Камилла и ей не понравилась… дерзкая девчонка, которую жизнь пока не научила, что красивая внешность “работает” лишь до поры до времени… в конце концов, и она, Надежда, лет 15-20 назад была хороша собой… юна, свежа…

-Она считает, красивым можно все, - высказала свою мысль вслух Надя, пожимая плечами.

Василиса недобро сощурилась:

-Не настолько уж она красива… мы с тобой тоже не дурнушки!

Надя лишь улыбнулась в ответ, понимая, что под “мы с тобой” собеседница понимала на самом деле себя одну… ее, простушку из глухого села, никто из здешних в расчет явно не брал… что ж, время покажет!

-Она молода, глупа… - попробовала успокоить Василису Надежда, но добилась противоположного результата.

-То есть я мало того, что некрасивая, так еще и старая! - сделала вывод та. - Спасибо на добром слове…

Надя вздохнула и мысленно досчитала до 10. У нее было впечатление, будто она разговаривает не со взрослой женщиной, а с одной из своих дочерей… с девочкой-подростком, которая не уверена в себе просто в силу юного возраста!

-Послушай, я не имела в виду ничего плохого, - примирительно сказала Надежда вслух, стараясь говорить как можно мягче. С истеричной дочуркой такой ласковый убаюкивающий тон обычно срабатывал… - Да, ты старше, но я не говорила “старее”! И чем это плохо? Чем плохо быть зрелой, опытной и умной?

Василиса склонила голову набок, оценивая эту фразу, как бы пробуя на вкус… и он ей понравился.

-Да, в опыте есть свои плюсы, - снисходительно признала она, наконец. Лениво улыбнулась, расслабилась… и сразу стала зрительно моложе: лицо разгладилось, исчезла складка на покатом лбу… и даже тени на лице остались просто тенями, а не пугающими призраками возраста, как минуту назад.

-Вот видишь! - обрадовалась Надя. - Ты лучше какой-то смазливой пигалицы!

Василиса с улыбкой посмотрела не нее, в глазах женщины светилась благодарность.

-Спасибо… - с теплотой сказала она. - Правда, спасибо… ты замечательный человек…

-Ну, не преувеличивай, - смущенно рассмеялась польщенная Надя. - Я говорю, что думаю!

-Похоже, нам предстоят трудные деньки, - заметила Василиса, вздыхая. - Мы будем соперниками друг другу… но давай постараемся не стать врагами?

-Согласна, - сердечно закивала обрадованная Надежда. - Каков бы ни был приз… он не стоит подлости… правда?

-Правда, - твердо проговорила Василиса и в тот момент искренне верила в свои слова.

 

Глава 2. Встречают по одёжке…

Выдержка из дневника Эрнеста

Я испытывал лёгкое возбуждение. Вот оно! Час Х настал… Первое Испытание! И уж если я ощущал подобное нетерпение… что же чувствовали сами Игроки?!

Я обернулся к ним и впился взглядом в их лица… во все сразу, ибо в тот момент Игроки напоминали единого человека: алчно жаждущего развязки дня, полного тревожного любопытства… недоброго человека. И он, этот человек, был готов на многое, чтобы победить.

-Итак, дорогие друзья… пришло время начать Игру! - торжественно заговорил я, продолжая наблюдать за своими восторженными слушателями. - Волнуетесь?

Конечно, они волновались… хотя и не стремились признаться в своей слабости, даже себе самим боялись сказать правду. Я попробовал подбодрить их:

-Волноваться - это нормально, друзья. Все волнуются… это естественно!

-Я волнуюсь, потому что не знаю, что ждет нас… - недовольно вставила Камилла, хмуря темно-шоколадные брови… явно подкрашенные и потому выглядевшие на ее сверх меры припудренном лице несколько неестественно. - Какое испытание предстоит сегодня?

Я довольно усмехнулся, остро сознавая собственную значимость. Ведь только от меня зависело, как, когда и в какой форме подать столь желанную для них информацию… ну… на самом деле - не только от меня… о чем деликатно напомнила моя милая коллега.

-Конкурс простой, - произнесла Ядвига, широко и белозубо улыбаясь. - Вам нужно правильно встретить нас…

Они недоуменно переглянулись, явно не понимая, о чем речь. Наконец, Василиса осторожно уточнила:

-Встретить вас?... кажется, мы уже встретили…

-Это неважно, - заговорил я, раздосадованный, что суть конкурса рассказал не я. - Представьте, что незнакомы… и вам нужно нас принять как самых дорогих гостей.

-Принять? - неприязненно повторила Камилла. - Где?

“В той каморке, что вы нас поселили?!” - прочел я между строк…

-Мы каждому временно предоставим по уютному коттеджу… и дадим ограниченную сумму денег, а также список магазинов, которые могут пригодиться вам, чтобы встретить нас как должно.

Настасья наморщила лоб, размышляя:

-Вы имеете в виду, мы можем купить, что захотим?

-Не совсем, - рассмеялась Ядвига. - Денег будет не так много, чтобы купить все… но вы сможете приготовить ужин и украсить коттедж. Ведь интерьеру мы тоже придадим значение, правда, Эрнест?

Я неохотно кивнул, снова недовольный ролью ведомого. Но выказывать недовольство не стал, конечно. Постарался сохранить видимость безразличия.

-Украсить ладно… но приготовить?! - эта мысль, кажется, ужаснула Юрия. - Я могу разве что яичницу поджарить…

-Вот что значит семейный человек, - усмехнулся Роман. - Ничего не умеете… поэтому я не женюсь…

-А я думала, не нашлось безумной, готовой на такую жертву, - едко поддела Камилла.

-Безумных в нашем мире полным-полно… - с ленцой отозвался как всегда невозмутимый Роман. - С одной из них я как раз беседую…

-Да я не вышла бы за тебя и за миллион долларов!

-Ну, за такую-то сумму ты станешь женой и мула…

Я наблюдал за ними, забавляясь. Кажется, вчера между Игроками что-то произошло… напряжение ощущалось буквально физически. Что ж… ожидаемо! Даже, я бы сказал, задумано.

-Если не можете приготовить сами - купите готовые блюда, - предложила решение проблемы Ядвига. - Конечно, это дороже, но… сэкономите на другом!

-Дороже и не так вкусно, - добавила Надя. - Нет ничего вкуснее домашней стряпни!

Я не стал спорить… воистину так!

-А на чем готовить найдется? - допытывалась женщина.

-Да, коттеджи снабжены крохотными кухоньками.

-Отлично, значит, я угощу вас домашненьким, - удовлетворенно проговорила Надежда. Вот уж кто явно умел и вкусно готовить, и правильно привечать гостей…

Остальные Игроки наверняка думали о том же. И Василиса, и Настасья, и Камилла, и даже мужчины - все с тревогой косились на женщину, которая раньше казалась им самой слабой; на ту, что еще вчера они ни во что не ставили. И Надя, ощущая на себе эти беспокойные взгляды, светилась от удовольствия. В конце концов, не так часто ей доводилось быть в центре внимания!

-У вас будет один вечер и одна ночь, - сказала Ядвига, снова привлекая к себе внимание Игроков, которые тотчас отвернулись от Нади и воззрились на мою красавицу-коллегу. - Завтра утром мы навестим вас, по очереди. В случайном порядке…

-Какое-то подозрительно легкое задание, - с сомнением протянула Камилла. Сузив глаза, она задумчиво поглядывала на нас с Ядвигой, словно отыскивая в наших лицах намек на подвох. А подвох был… но не в конкурсах… не в нас… а в ней, Камилле, и в ее соперниках.

-Легкое, и что же? - пожал я плечами. - Задача - найти слабейшего. Он… ну, или она… выбывает. Остальные продолжают соревноваться.

Игроки обменивались неуверенными взглядами, перешептывались… я не вслушивался в их беспокойный шепоток, наслаждаясь моментом. Даже Ядвига не могла его испортить…

-Итак, теперь мы проводим вас в ваши коттеджи… и попрощаемся до завтра, - завершил речь я и кивком предложил следовать за собой.

...конец дневниковой выдержки…

* * *

Основное здание Проекта, вмещавшее предоставленные Игрокам комнаты для проживания, гостиную, столовую и прочие помещения, располагалось на обширной, очень ухоженной территории с лужайками, клумбами, беседками… Именно здесь были выстроены и коттеджи для первого конкурса: уютные, одноэтажные, буквально кукольные. И Камилла, недовольно шагая вслед за ведущими, невольно залюбовалась этими очаровательными домиками.

-Почему нам нельзя бы жить тут? - пробормотала она, ни к кому особенно не обращаясь. - Зачем нас поселили в тех убогих комнатах?

-Комфорт не входил в условия конкурса, - счел нужным разъяснить Эрнест, даже не повернув голову в сторону девушки, и после краткой паузы не без сарказма добавил: - И вы все на это согласились… смею напомнить!

-Если б мы еще и помнили, на что соглашались… - буркнула Камилла с раздражением и чуть расслабилась, услышав в ответ на свою реплику одобрительные смешки прочих Игроков. Такая поддержка укрепила её пошатнувшуюся было уверенность в себе.

-Временная потеря памяти тоже входила в условия конкурса, - нисколько не смутился Эрнест.

Камилла бросила на “предводителей” мрачный взгляд. Они шли чуть впереди, возглавляя их маленькую процессию.. и оба выводили девушку из терпения! Злили своей невозмутимостью, своим высокомерием… своим всезнанием. Ведь они единственные понимали суть происходящего, единственные помнили все детали предстоящих испытаний! Да еще и сразу выделялись на фоне нервных Игроков, привлекая внимание своей импозантностью и самообладанием: и высокий статный Эрнест, и холеная фигуристая Ядвига - женщина, скорее, моложавая, чем молодая, но по-прежнему эффектная… возраст был ей, несомненно, “к лицу”! Камилла невольно подумала, что и сама хотела бы стареть так же ярко и красиво.

“Много мнят…” - сердито подумала Камилла, подбадривая себя.

…-Мы показали вам ваши коттеджи, снабдили вас деньгами и адресами магазинов, в которых можно сделать необходимые покупки, - вещал Эрнест полчаса спустя, когда они вернулись в Главное Здание и заняли места в конференц-зале. - Все эти магазины прилегают к нашей территории… выходить за ее пределы запрещено, как вы помните.

-Не помним, - раздраженно заметила Камилла. Они что, издеваются, в самом деле?!

Эрнест подавил смешок:

-Ах, да… конечно. Значит, я вам  сейчас напомнил. Тот, кто будет пойман ЗА пределами территории, покинет конкурс вне очереди.

-А что от нас требуется? - с тревогой спросила Василиса. - На данном этапе?

Эрнест удивленно пожал плечами:

-Мы ведь говорили вам, разве нет? Вам нужно встретить нас с Ядвигой, словно дорогих гостей… как это сделать - решать не нам… это ваша задача.

 

Выдержка из дневника Василисы

“Наша задача!” - мысленно передразнила я Эрнеста, когда нас, участников, отпустили готовиться к конкурсу.

Наша задача… да он просто отделался от меня совершенно бессмысленным ответом! Почему нельзя было добавить немного конкретики?! Что за идиотское задание - “встретить, как дорогих гостей”? В ножки им поклониться, что ли? Каравай испечь? Ерунда…

Но хватить причитать! Пора приниматься за дело - вылететь после первого же конкурса как-то не хотелось…

И я, взяв с себя в руки, начала осмотр предоставленного в мое временное владение коттеджа… надо же понять, с чем предстоит работать!

В целом, я осталась довольна. Коттедж оказался маленьким и миленьким, как говорится, “простенько и со вкусом”! Миниатюрная кухонька, спаленка, уборная, гостиная для приема гостей… именно эту последнюю комнату, как я понимала, мне следовало украсить и подготовить к посещению Ядвиги и Эрнеста. И я была уверена, что справлюсь с задачей… я не декоратор и не повар, но вкус у меня неплохой, и готовить умею… хотя, вероятно, хуже, чем моя новоиспечённая подруга-соперница Надя…

Мысль, что я не лучшая, что есть явная фаворитка на победу в первом конкурсе, сильно меня мучила. Я постаралась отвлечься работой - что мне и удалось… более или менее.

Остаток дня я планировала меню, бегала за покупками, украшала гостиную, стряпала… я выбрала для “праздничного завтрака” блюда достаточно простые и сытные… им, пожалуй, не хватало изысканности… но от идеи готовить деликатесы я отказалась - не все ведь любят крабы и кальмары… не всем по нраву сладкие супы-пюре и прочие изощрения! Зато многие не откажутся от чего-то понятного и в то же время вкусного, например, запеканки, мясного рагу, отбивных, котлет… Я сделала ставку на предпочтения большинства и не сомневалась в правильности своего решения - не сомневалась, пока не пересеклась с остальных конкурсантами за ужином.

К тому времени я уже почти все подготовила к завтрашнему испытанию, тщательно заперла коттедж и отправилась в Главное Здание. Именно там, в общей столовой на втором этаже, я и встретилась со своими соперниками.

Сегодня нам подали утку с яблоками и к ней - тушеные овощи. Блюдо мне понравилось, и я одобрительно кивнула, принимаясь за еду.

-То, что надо, - сказала я вслух, накладывая себе порцию побольше. - Вкусно и сытно!

-Как по мне, простовато… - пожала плечами Камилла, демонстративно положив себе на тарелку буквально столовую ложку овощей и крохотный кусочек утки. Я от досады скрипнула зубами: девчонка явно давала понять мне, как мало ест, как следит за фигурой… в отличие от меня… хотя, судя по ее не таким уж худым телесам, это была игра на публику! Аппетит у нашей стервочки наверняка завидный… и только ли в отношении еды?

-А чем плоха простая пища? - осведомилась я раздраженно, думая о приготовленном на завтра комплекте не слишком затейливых блюд.

-Ну, для ужина сойдет… а вот для более торжественных моментов… например, к завтрашнему конкурсу я придумала кое-что весьма пикантное!

-Опасный ход, - рискнула заметить я. - А вдруг господин Эрнест не любит деликатесы?

-Ну, что ты, дорогая! - деланно рассмеялась Камилла, закатывая глаза. - Чтобы такой, как он, не любил изящную пищу? О нет… я знаю мужчин…

“В отличие от тебя” - опять-таки, послышалось мне. И как бы ни было противно это признавать, ее слова заставили меня задуматься. Вдруг я сглупила? Вдруг прочие дамы приготовили что-то более изящное? А уж мужчины наверняка ничего не готовили и заказали - какие-нибудь суши или фуа-гра! Да, похоже, я кандидат на вылет…

-Я думаю, нужна золотая середина, - сказала Надя, усиливая мою тревогу. - Поэтому я приготовила разные по типажу блюда. Чтобы всем угодить…

Почему я не додумалась до столь простой мысли?! Надя, простушка из села, додумалась, а я - нет! Выходит, она не так примитивна, как кажется…  и ее следует опасаться…

Но, может, еще не все потеряно? Пожалуй, надо попытаться… быстро завершить ужин и попробовать из остатков ингредиентов соорудить что-нибудь приличное…

-Я бы на твоем месте не анонсировала собственные приготовления, - заявила Настасья со своей фирменной широкой улыбочкой “а-ля Чеширский Кот”, от которой меня, право слово, уже тошнило. - Мы ведь соперники… а вдруг кто украдет идейку-другую?..

Мы все мрачно переглянулись, думая, наверно, об одном и том же: о том, что завтра один из нас уйдет, уйдет навсегда… и каждый, спорю, надеялся, что этим “одним” будет не он… надеялся и гадал, на что готовы соперники ради победы. Готовы ли красть идеи и использовать разные грязные трюки? Прислушавшись к себе, я не без трепета поняла, что готова на многое. Забавно… я ведь даже не помнила, за что именно стремлюсь заплатить столь высокую цену!

Впрочем, пока я не совершила ничего предосудительного… возможно, обойдется? Возможно, и да… если предпринять кое-какие меры! А значит, пора закругляться с ужином и спешить обратно к себе, продолжать работу!

Так я и поступила… и вскоре уже рылась в остатках продуктов, вслух кляня себя за глупость. Почему я купила столь мало ингредиентов для блюд?! Почему поскупилась?! И ведь деньги остались… а потратить их нереально, магазины закрыты! Единственный выход - одолжить у своих соперников…

Обдумав эту идею, я пришла к выводу, что руку помощи может протянуть только Надя. Она самая добросердечная, жалостливая, да и вроде как “подруга”.

И я пошла к ней…

* * *

-Ах, если б я знала! - запричитала Надежда в ответ на мою осторожную просьбу. - Я уж все истратила… прости, прости…

Я, невероятно разочарованная, с досадой глянула на нее. Она казалась искренне расстроенной, ну вылитая квочка… меня это разозлило, признаться…

-Ты-то чего так терзаешься? - раздраженно буркнула я, обессиленно рухнув на стул в ее кухоньке. У меня и правда словно отказали ноги, последняя “надежда на Надежду” (вот уж каламбур со смыслом!) растаяла вместе с остатками моих сил… - Это мне надо переживать!

-Я уверена, у тебя все будет отлично! - с неоправданным энтузиазмом заявила Надя, наверняка пытаясь подбодрить меня, но на самом деле - лишь усугубляя мое отчаяние… и злость. Я понимала, что если уж и злиться, то на себя, но почему-то сердилась на свою “подругу”.

-Ты не знаешь, будет ли отлично, - хмуро заметила я вслух. - Я не ребенок, чтоб меня успокаивать подобными сказками!

Надя покраснела:

-Я не успокаиваю… я так думаю…

Я махнула рукой. Что с ней спорить?

-Давай я тебе чайку заварю, - засуетилась моя более удачливая соперница. - Хочешь?

-Ну, давай, - вяло согласилась я.

Надя принялась суетиться у плиты, а я, наблюдая за ее действиями, сонно размышляла над собственной несчастливой судьбой… правда, сонливость вскоре сменилась лихорадочным возбуждением - ровно в тот миг, когда меня озарила одна любопытная идея.

В конце концов, задача не выиграть, так? Задача не проиграть! И если я не могу обеспечить себе победу - значит, надо гарантировать чей-либо проигрыш… и поскольку доступ я имею только к Надьке, другие конкурсанты меня на порог не пустят… выбор невелик! Нечестно, скажете? Ну, и что? Никто не говорил, что требуется честность. В условиях Игры подобного пункта я не заметила…

-Можно я гляну, что там у тебя за стол на завтра? - как бы невзначай спросила я, стараясь казаться по-прежнему сонной и печальной.

-Да, дорогая, конечно, - тотчас ответила доверчивая Надя.

Она стояла ко мне спиной и не видела, как я, покидая кухню, кое-что прихватила с собой…

* * *

Что ж, зрелище впечатляло… стоило признать: Надя постаралась на славу! И я бы отдала должное ее таланту… не будь она моей главной соперницей!

А вообще, никогда бы не подумала, что у полненькой коротышки Надежды в растянутом свитере и “бабушкиной юбке” окажется столь хороший вкус! Странно, почему она не использует его применительно к себе самой? Боится растратить впустую, бережет для таких вот случаев? Или, может, все отдает детям и мужу? В таком случае, ее супруг счастливчик… пусть ему не похвастаться красавицей-женой перед приятелями, зато дома всегда ждут и любят, приголубят и согреют… тоже неплохо!

Любуясь творчеством Надежды - красиво сервированным столом, - я вспомнила, что не успела толком поужинать - слишком торопилась обратно в коттедж… и сейчас вид донельзя аппетитных блюд в исполнении моей злосчастной приятельницы с новой силой пробудил во мне голод, и без того обостренный нервным поиском решения проблемы… я всегда начинаю много есть, когда волнуюсь!

Мне пришлось строго напомнить самой себе, зачем я здесь. Не во имя “радости живота”, а ради шанса на победу! Вернее, - шанса “не вылететь” на первом же этапе!

Я сделала то, что планировала, и торопливо выскользнула, очень собой довольная. Особенных угрызений совести я не испытывала. В конце концов, Надя сама виновата: как можно быть такой доверчивой дурочкой в свои сорок с лишком лет?!

* * *

-А ты не боишься, что к утру твои блюда испортятся? - с невинным видом поинтересовалась я десять минут спустя, когда мы с Надей пили чай на ее крохотной кухоньке. - Все-таки сейчас лето…

Надя весело рассмеялась и махнула рукой:

-Что ты, конечно, я все уберу на холод, а утром достану… я просто не успела, - помолчав, женщина с сожалением добавила: - Я бы хотела подать свою стряпню совсем свежей, но, увы… придется ждать до утра!

-Полагаю, это сделано специально, чтобы все усложнить, - мрачно отозвалась я, не испытывая к Эрнесту и Ядвиге теплых чувств. - Посмотреть, кто окажется сообразительным и не станет подавать блюда, которые хороши лишь свежеприготовленными…

-Я не из сообразительных, но на это ума мне хватило! - довольно усмехнулась Надя.

Я тоже усмехнулась, хотя и по другой причине. Конечно, Надя не из сообразительных… по крайней мере, ума не доверять сопернице ей недостало! И даже если она до утра обнаружит, что я сделала… изменить что-либо будет поздно! И поделом ей…

...конец дневниковой выдержки…

 

Выдержка из дневника Надежды

Мой сон был очень тревожным. Я то и дело просыпалась, а когда ненадолго погружалась в дрему, видела в своих беспокойных грезах собственных ребят - такими, какими они были годы назад… сейчас-то мои мальчишки вполне взрослые, совсем мужчины! Но в моих снах… в моих снах они снова стали крошками.

Говорят, видеть во сне маленьких детей - к хлопотам… оказалось, да… к хлопотам.

...Я проснулась очень рано, вся в холодном поту. Меня буквально трясло, и я не знала, что тому причиной: предстоящий конкурс? Или дурные предчувствия? Пожалуй, то и другое вместе…

Я какое-то время продолжала лежать в постели, размышляя. Честно говоря, не так часто я позволяю себе эдакую роскошь - дома-то встаю с петухами (в самом прямом смысле!) и тут же принимаюсь за дело, кручусь-верчусь день напролёт, на мне все хозяйство… но здесь я могла немного расслабиться.

Впрочем, нет, не могла. Что-то тревожило меня, тревожило с тех самых пор, как ушла Василиса. Она мне показалась странной… напряженной и таинственной. Конечно, оно и понятно: бедняжка рассчитывала на мою помощь, а я так ее разочаровала, подвела… естественно, поневоле расстроишься! Но… нет, не расстроилась она как будто. Что-то другое было в ее глазах, когда она уходила. Но что? Я терялась в догадках!

В конце концов, я утомилась от своих же мыслей. Ну, что толку лежать и страдать, бояться? Пора браться за работу! Кто знает, когда Эрнест с Ядвигой пожалуют? Вдруг совсем рано?

И я взялась за дело… и очень скоро поняла: что-то не так!

Мне понадобилось время, чтобы определить, что именно вызывает сомнения… но, в итоге, я нашла проблему. Блюда, мои блюда! Они были безнадёжно испорчены… не все, но самые важные.

Я заметалась по домику, пытаясь спасти положение, что-то исправить! Эх… бестолку… это был проигрыш. Провал…

В конце концов, я, растерянная и ошеломлённая столь печальной развязкой, обессилено рухнула на кухонный стул… тот самый, что вчера занимала Василиса…

Да, Василиса. Неужели это она? Больше некому… я все пробовала, когда готовила, моя стряпня была отличной! И вот - испорчена! Значит, она добавила что-то вчера вечером? Рассчитывала, что я, дура, не проверю? И рассчитала верно, что скрывать! Я не проверила, а теперь слишком поздно… поздно для всего.

Я не могла уложить в голове произошедшее. Как, как Василиса могла, зачем?! Что я ей сделала?! Мы, казалось, поладили, нашли общий язык… а она меня предала! И, главное, зачем? Ради какой-то мифической победы, ради награды, суть которой мы даже не помним!

Ладно, хватит охать и причитать. Дело сделано. Мне остаётся одно: искренне рассказать судьям обо всем. Может, Ядвига и Эрнест примут во внимание мои слова…

И я решительно выпрямилась, готовая бороться до последнего.

* * *

До встречи с судьями я терзалась беспокойными сомнениями. Я просто не могла придумать, на что решиться, что делать…

С одной стороны, если знать, что они будут не скоро, я успею смотаться в магазин и что-нибудь быстренько приготовить, что угодно, лишь бы не приглашать столь дорогих гостей к пустому столу! С другой же стороны, вдруг Ядвига и Эрнест появятся в мое отсутствие? Тоже не вариант…

В итоге я никуда не пошла и правильно сделала: они постучались ко мне около 10 утра, и я к этому времени в лучшем случае успела бы вернуться из магазина. И то не факт!

Судьи показались мне ещё более шикарными и элегантными, чем всегда… Эрнест в светлом костюме и Ядвига в лёгком изящном платье производили впечатление людей элиты - как я их представляю. Наверняка ни Василиса, ни Настасья, ни Камилла со мной не согласились бы. Ведь каждая из них считает элитой исключительно себя прекрасную… я думала, Василиса не такая… более человечная… но нет. Именно такая - “стерва”, как принято называть подобных дам сегодня, причём это не оскорбление, а почти комплимент!

Ну, а я, простая и не слишком молодая женщина из села, стервой никогда не была, даже в юности не была и считалась простушкой. Так что я могла восхищаться людьми более высокого класса… могла и восхищалась, восхищалась без зависти и ревности. Аналогичным образом рабочая кляча восторгается породистым мерином… не без грусти, но смиренно.

-Доброе утро, Надежда! - весело поприветствовал меня Эрнест. - А вот и мы! К вам первой! Голодные и рассчитываем на вкусный приём!

Я попробовала выдавить из себя улыбку - наверно, слишком безрадостную, кислую, не убедившую моих гостей. Во всяком случае, Ядвига с тревогой всмотрелась в мое лицо и вежливо спросила:

-Что-то произошло? Или просто волнуетесь?

Я ответила неопределённым кивком. Я не знала, как начать… сразу, прям с порога, ябедничать не хотелось.

Эрнест по-своему объяснил мое настроение.

-Не стоит переживать, Надежда! Знаю, вы отлично готовите, так что на этом этапе вряд ли покинете конкурс!

Эти слова меня не успокоили, наоборот, расстроили. У меня задрожали губы. Я еле сдерживала слезы…

-Хотя одно очко вам в минус есть, - мягко пожурила красавица Ядвига, очаровательно улыбаясь. - Кто же встречает дорогих гостей с такой печалью в глазах!

Я вздохнула и повела “дорогих гостей” в гостиную…

Они застыли в дверях, изумленно взирая на полупустой стол. Наконец, Эрнест прокашлялся и осторожно осведомился:

-Хм… а где всё? Не успели сервировать? Мы можем немного подождать… но только немного.

Я замялась, не зная, как объяснить… поверят ли мне? И все-таки я попробовала… а что ещё оставалось?

Я рассказала обо всем, то и дело сбиваясь и путаясь в словах. Мне было стыдно взглянуть на судей, и я стояла, потупившись и теребя воротник… ну прям как школьница!

-Значит, вы уверяете, что Василиса испортила ваши блюда? - внимательно выслушав меня, холодновато уточнил Эрнест.

Я рискнула поднять на него взгляд. Мужчина был мрачен и смотрел исподлобья… как будто не верил мне.

-Я так думаю… - я совсем растерялась от его злого пронзительного взгляда. - Все было в порядке до ее прихода!

-А зачем вы пустили её? - удивлённо спросила Ядвига. - Накануне конкурса! Да ещё и позволили остаться наедине с блюдами!

В ее словах я услышала вопрос: вы что, ненормальная? И ответить на этот вопрос я, увы, не могла… разве что утвердительно!

-Мы подружились… - сказала я жалобно.

-Она соперница, а не подруга! - жёстко возразил Эрнест.

-Я думала, это можно совместить…

-Конечно, нельзя!

Они воскликнули это одновременно, оба сразу. И оба взирали на меня столь разочарованно, что я вновь ощутила себя напроказившей школьницей перед директорами…

-Ладно, - помолчав, вынес вердикт Эрнест. - Мы все взвесим и сообщим наше решение… когда посетим и остальных конкурсантов.

Что ж… я нехотя отпустила их. Мне оставалось лишь ждать и надеяться… в конце концов, я и есть - Надежда…

...конец дневниковой выдержки…

 

Тем же вечером, сразу после ужина, Игроков снова собрали в общем зале. Они расселись по местам, ставшим уже “своими”, и, взволнованно перешептываясь, выжидательно воззрились на Ведущих. Те, однако, не спешили начинать… они как будто до сих пор обдумывали, кто должен покинуть Проект первым.

-Зачем ты сделала это? - тихо спросила Надя Василису, как ни в чем не бывало севшую справа от нее.

Василиса чуть повернула голову, уточнила презрительно:

-Сделала что?

-Испортила мои блюда! - громким шепотом пояснила женщина, возмущенная пренебрежительным тоном лже-подруги, которая, казалось, совершенно не сожалела о содеянном.

Василиса и правда не производила впечатление раскаявшейся. Безразлично пожав плечами, она со смешком сказала:

-Я не понимаю, о чем ты… если ты неправильно приготовила свои блюда… я тут при чем?

Лицо Надежды пошло красными пятнами. Она буквально задыхалась от обиды и не могла найти слов, чтобы должным образом выразить свои чувства.

-Я хорошо все приготовила! - уже громко произнесла Надя. - Это ты… ты что-то добавила…

Теперь уже их слушали все - да и трудно было не услышать!

-А как она к тебе попала? - вмешалась в беседу Камилла, позабыв про правила этикета.

-Просто зашла… - растерялась Надя, не ожидавшая нападок с этой стороны.

Камилла лишь покачала головой, демонстративно вздыхая… явно не в силах понять подобного гостеприимства.

-Глупо! - выразился куда конкретнее Роман, кривя губы. - Очень глупо… вы соперницы!

-Она специально подставила тебя… чтобы обезопасить себя! - вставила и свои “пять копеек” Настасья со своей привычной очаровательной улыбкой.

И хотя Петр Иванович и Юрий промолчали, Надежда по скептическому выражению их лиц поняла, что эти Игроки тоже не одобряют ее добросердечности.

-Я не понимаю, о чем ты, - равнодушно обронила Василиса, отвернувшись от неё. - Я ничего не портила… во всяком случае, доказательств обратного у тебя нет!

Надя оглядывалась, словно затравленный зверёк… и ни в ком не находила сочувствия! Над ней посмеивались, её осуждали за наивность… все они! Даже Юрий… даже он неодобрительно хмурил брови и отводил взгляд.

Наконец, слово взяли судьи.

-Итак, дорогие участники, пришло время вынести наш вердикт! - властно заговорил Эрнест, привлекая к себе внимание.

Игроки одновременно посмотрели на него… позабыв о Наде и затаив дыхание.

-Выбор был непрост, - подхватила Ядвига. - Многие из вас постарались на славу! И Камилла, и Наталья, и Василиса - каждая проявила себя как замечательная хозяйка! Блюда… одно вкуснее другого!

Не услышав своего имени, Надя сильно побледнела и поймала сочувственный взгляд Настасьи. Теперь, убедившись, что “постаралась на славу”, девушка могла позволить такую роскошь, как жалость к сопернице…

А судьи продолжали. Теперь говорил Эрнест:

-Мужчины, конечно, были не так хороши в кулинарии… - глаза ведущего искрились смехом. - Они просто заказали готовый ужин… зато проявили себя отличными собеседниками!

-Вопрос возник с Надеждой… - добавила Ядвига с сожалением. - Она не подала нам ничего

Все молчали, ожидая продолжения. Надя до боли сжала кулаки, с волнением взирая на судий.

-Вместо стряпни Надежда угостила нас любопытной историей… - лился размеренный голос Ядвиги. - По её словам, Василиса испортила её блюда…

-Ложь! - отрывисто возразила Василиса, выпрямляясь. Кровь отлила от её лица, ноздри красиво очерченного носа дрожали, как у породистой лошади.

-Нет, не ложь! - немного истерично воскликнула Надя. - Все было в порядке, пока ты не пришла!

-Докажи! - прошипела соперница, повернув голову в её сторону и сузив глаза.

-Леди, соблюдайте тишину! - призвал их к порядку Эрнест. - На самом деле неважно, правда ли это… важен только конечный результат.

Игроки переглянулись. В глазах Нади появилась растерянность, зато Василиса смотрела со злорадным торжеством.

-Значит, важен только результат? - повторила она с победной ноткой в голосе. - И все?

Эрнест ответил ей насмешливый кивком и подтвердил вслух, словно забавляясь:

-Да, и все! Но вам не стоило так переживать… вы бы в любом случае не проиграли…

-Правда? - приободрилась Василиса. - А кто… кто бы проиграл?

-Не саботируй вы свою… ммм… подругу? - с видом вежливого любопытства поинтересовался Эрнест. Казалось, он откровенно наслаждается ситуацией.

Василиса вспыхнула:

-Я никого не саботировала… и это не моя подруга.

-Вот как? - рассердилась Надежда, раскрасневшись от избытка эмоций. - Ты говорила иначе! Помнишь?

-Не помню, - дернула плечиком Василиса, избегая смотреть на нее, и снова обратилась к Эрнесту, который с удовольствием прислушивался к их спору. - Господин ведущий, вы не ответили на мой вопрос… кто был бы кандидатом на вылет, если бы Надя… ммм… все приготовила верно?

Судьи обменялись взглядами, словно советуясь без слов.

-Думаю, ушел бы Роман… или Петр Иванович, - наконец, ответил Эрнест.

Упомянутые мужчины по-разному отреагировали на это заявление. Петр Иванович досадливо крякнул и покачал головой, зато Роман привстал и, отвесив Василисе ироничный полупоклон, с подчеркнутой любезностью произнес:

-Благодарю за помощь! Если бы не ты… Приятно, когда грязную работу выполняют другие…

-Заткнись! - разозлилась Василиса, метнув в его сторону яростный взгляд. - Я ничего не делала!

Надя слышала голоса, но толком не различала слов. Звуки доносились словно издалека…. или сквозь слой ваты… Игроки, взбудораженные и счастливые, спорили и обменивались колкостями, - они понимали, что остаются. Уходит она… она. Правда, судьи не сказали этого прямо…

-Значит, ухожу я? - хрипло спросила Надежда, призвав на помощь все свое самообладание и стараясь сдержать слезы. - Я?

Тотчас установилась тишина, все замолчали, ожидая развязки… И та не замедлила последовать - увы, вполне предсказуемая.

-Да, Надя, - с искренним сочувствием сказала Ядвига. - Уходите вы… каковы бы ни были причины вашего провала… но хуже всего нас встретили именно вы.

 По щекам Надежды струйками текли слезы. Держаться дольше не было ни сил, ни желания. Да и зачем?

-Несправедливо, - прошептала она, судорожно вздыхая.

-Справедливость - понятие, далекое от реальности, - согласился Эрнест. - Сегодня - ваш последний день на Проекте. Утром вас заберет автобус.

-Вы встретите своих родных, - постаралась утешить ее Ядвига. Глаза женщины светились состраданием.

Надя шмыгнула носом и промокнула влажное лицо тыльной стороной ладони. Неприязненно покосилась на Василису:

-А ты сможешь продолжать игру с чистой совестью? После своего поступка?

Та ответила ей невозмутимым взглядом.

-Безусловно… поскольку никакого поступка не было.

-Да и чистая совесть для победы ей только помешает, - негромко вставила Камилла.

Остальные воздержались от комментариев… хотя наверняка были в той или иной мере солидарны с мнением главной красавицы Проекта.

* * *

Надя уехала рано утром, ещё до завтрака. Игроки столпились вокруг неё во дворе, и каждый старался подбодрить приунывшую женщину, сказать что-то приятное… каждый, кроме, разумеется, Василисы, стоявшей с самым невозмутимым и независимым видом.

Наконец, приехал автобус… Надя на прощание обернулась, попыталась выдавить какие-то слова… но так и не смогла выговорить ни единой фразы и, махнув рукой, скрылась в недрах транспортного средства.

-Минус один… - негромко проговорил Роман, задумчиво улыбаясь. - Их осталось шестеро…

 

Глава 3. Слухи, сплетни, месть

Выдержка из дневника Василисы

После ухода Надежды судьи дали нам день на отдых, заявив, что второй конкурс будет только завтра. Я испытала немалое облегчение при этих словах - признаться, мне требовалась небольшая передышка! Первое испытание стало действительно испытанием… по крайней мере, для меня! Остальные-то лицемерно сочувствовали “бедной Наденьке”, хотя в глубине наверняка радовались, что она ушла. Уж Роман с Петром Ивановичем не могли не радоваться! Те ещё ханжи…

Я спешно скрылась от их косых взглядов у себя в комнате. Закрылась и улеглась на кровать, отвернувшись лицом к стене. Я чувствовала себя грязной… оплёванной. И злой. О да, меня буквально душила злость! Я ненавидела всех этих лицемеров, своих соперников!

В конце концов, злость победила прочие чувства, даже зачатки раскаяния (хотя я не ощущала себя столь уж виноватой - это ведь конкурс!), и я, подняв себя с постели, решительно направилась к комнате Камиллы и Настасьи. Не знаю, что я собиралась им сказать… в чем убедить… в любом случае, моим планам не суждено было реализоваться.

Я остановилась у двери своих соперниц и уже хотела постучать, когда до меня донеслись голоса - веселый Настасьи и ленивый нашей стервочки.

-Да, подленькая она, согласна, - скучливо говорила Камилла. - Однозначно!

Моя сжатая в кулак рука замерла в миллиметре от двери. Я напряглась, прислушиваясь. Она? Какая еще она? Учитывая, что Надя ушла… видимо, подразумевают меня! Или Ядвигу?

-Я бы так не смогла! - подхватила Настасья. Я не видела ее, конечно, но была уверена, что она опять улыбается… интересно, эта девица бывает серьезной?

-Ну… зависит от обстоятельств, - не согласилась Камилла. - Но если уж решаться на такое… нужны весомые обстоятельства!

“Они все-таки обо мне!” - с яростью подумала я, чувствуя, как кровь густой волной приливает к моим щекам. И это был не румянец смущения, о нет!

Я едва сдерживалась, чтобы не ворваться в их комнату с гневными криками… останавливало меня два обстоятельства: во-первых, не хотелось признаваться, что подслушивала… а во-вторых (и это было главным), я надеялась узнать что-нибудь еще.

-Пойми, она сделала вид, будто дружит с Надей! - воскликнула тем временем Настасья. - А потом ее предала, и зачем? Ее бы не выгнали после такого простенького конкурса!

Меня всю передернуло от возмущения. Простенького! Что она понимает?!

-Да, было очевидно, что выгонят мужчину, - донеслось до меня.

- Не знаю, зачем она так поступила…

-Как я уже говорила - подленько, - признала Камилла, как мне казалось - весьма охотно.

Подленько, значит?! Ну, что ж… вы еще ничего не видели, дорогуши… особенно ты, драгоценная Камилла!

И я, тихо отойдя от дверей, вернулась к себе в комнату. Мне предстояло кое-что обдумать…

...конец дневниковой выдержки…

 

Выдержка из дневника Камиллы

В два часа дня я поняла, что жутко хочу есть. Наверное, проголодалась из-за полуторачасовой болтовни с Настасьей - сплетни всегда повышали мой аппетит. Особенно, если сплетничала я… как в этот раз.

-Надеюсь, они приготовили нам что-нибудь вкусненькое, - щебетала моя соседка по комнате, переодеваясь к обеду.

Я мрачно покосилась на нее. Всего лишь обед, обычный прием пищи, а она вырядилась в такое вычурное платье, словно собралась на торжественный вечер! Причем, судя по смелому декольте, в качестве “девушки эскорта”... Хочет кого-то “подцепить”? Или просто по привычке показывает все, что имеет… и умеет?

Я тоже сменила утренний наряд, но выбрала комплект поспокойнее, как будто Настасье назло. К счастью, мне не нужны вырезы до пупа и мини-юбки, чтобы оставаться эффектной! Я заметна всегда и везде… спасибо маме и папе за прекрасную “работу”!

-Вчера у них был крайне неудачный суп, - продолжала Настасья, старательно подкрашивая губы. - А вот картошечка вполне ничего…

Я с трудом подавила раздражение. Сказать откровенно, эта девчонка успела меня утомить. Я ничего не имею против общительности, сама люблю поговорить, но всему ведь есть мера! Настасья ни на секунду не замолкала…

-Пошли… - буркнула я и поплелась в столовую, хмуро размышляя о необходимости следующие полчаса терпеть присутствие этой болтушки… я предпочитала принимать пищу в более спокойной и приятной обстановке.

Однако в столовой меня ждал сюрприз: обычно я сидела рядом с Настасьей, но сегодня за наш с ней столик подсела и Василиса.

-Можно с вами? А то после ухода Нади мне как-то грустно… - жалостливо сказала она.

Мы с Настасьей ехидно переглянулись.

-Ну… ты приложила к этому руку, не так ли? - невинным голосом напомнила моя соседка со своей неприятной улыбочкой и потянулась к вазочке с орешками.

Василиса не смутилась.

-Что ж… наверное, я была неправа! Но это ведь просто конкурс, в конце концов! - заявила она с пренебрежением. - Я что, вам мешаю?

-Тут тесновато… - признала Настасья, по-прежнему улыбаясь… и как у нее щеки не немеют от постоянного напряжения?! Годам к тридцати у этой большегрудой дурнушки образуются весьма заметные мимические морщины - и поделом!

-Тебе, конечно, тесновато, - ядовито признала я, выразительно покосившись на природное богатство девчонки.

Василиса подавила смешок и устремила на меня свой взгляд, решив, видимо, игнорировать Настасью:

-Ну, так что, я остаюсь?

-Давай, - лениво позволила я. Особа она неприятная, конечно… но Настасья не только не лучше, она в придачу болтливее! И одна я ее общество не выдержу…

Увы, мой план оказался провальным. Выяснилось, что если в одиночестве Настасью терпеть нелегко, то в комбинации с Василисой - почти невозможно! Я едва досидела до конца обеда и, кажется, получила аллергию на их общество! Во всяком случае, мне сделалось дурно, и я ушла в комнату, где и провалялась в постели до ночи. Даже на ужин не пошла - от одной мысли о приеме пищи меня начинало мутить. Вот до чего доводит неприятная компания!

Правда, у Настасьи было иное мнение на счет моего недомогания…

-Ты как? - спросила она осторожно, вернувшись после ужина и сев на угол моей кровати.

Я лежала, отвернувшись к стене лицом. Видеть никого не хотелось, отвечать на глупые вопросы (неужели не видно, как я?!) - тоже… так что я просто промычала что-то нечленораздельное, надеясь, что пышка сама догадается о моем самочувствии.

Она и догадалась.

-Не лучше, ага? - сочувственно завздыхала девушка. - Что ж… после отравления это нормально!

Я не сразу поняла смысл этих слов. Мне потребовалось не менее минуты, чтобы понять, на что намекает Настасья.

-После отравления? - наконец, повторила я и не без труда повернулась на другой бок, лицом к соседке. Та выглядела искренне озабоченной и впервые на моей памяти не улыбалась - ради этого стоило заболеть, ей-богу! - Ты думаешь, я съела что-то некачественное?

-Ну… в каком-то смысле… - уклончиво отозвалась Настасья.

-А что, кому-то ещё плохо стало?

Девушка прищурилась, словно размышляя, открывать ли мне свой секрет… я испытала досаду при виде этой лицемерной сдержанности. Обычно болтает без умолку, а когда в кои-то веки нужно, чтоб говорила, - молчит!

-Давай уже, рожай… - грубовато поторопила я, ибо тошнота и мигрень не способствуют вежливости.

Настасья нахмурилась и опустила взгляд. Теперь она изучала свои гелевые ноготки.

-Ну… мне кажется, тут как-то виновата Василиса.

Я ошарашено уставилась на девчонку. В моем мозгу начал потихоньку складываться пазл… и Настасья охотно помогала мне подыскивать недостающем детали головоломки:

-Сама посуди! Навязала своё общество… и весь обед тебя отвлекала… нас стравливала - наверно, выждала момент, когда мы с тобой сцепились и насыпала тебе что-то в стакан!

-Ну это было бы чересчур! - возмутилась я. - Она меня убить решила?!

-Почему убить? Просто обезвредить… вызвать лёгкое недомогание…

-Не такое уж лёгкое! - не согласилась я. От злости я даже почувствовала себя лучше и, преисполненная жаждой мести, села в постели. - Это же просто опасная сумасшедшая! Сначала Надя, теперь я…

-Спасайся, кто может… - уныло подхватила Настасья и сделала попытку улыбнуться.

Я гордо распрямила плечи и сузила глаза.

-Вы спасайтесь, если хотите… а уж я обойдусь! Посмотрим, кто кого…

Настасья с опаской смотрела на меня:

-Что ты хочешь сделать?

Я не ответила, я и сама пока не знала… однако была уверена, что придумаю, как справиться с этой неудовлетворённой разведёнкой!

* * *

Мой план был прост: пока Настасья отвлекает Василису, я проникаю в ее комнату и… что будет после “и” я еще не придумала, решив сориентироваться на месте.

-Хорошо, я предложу Василисе прогуляться… - кивнула Настасья, нервно покусывая нижнюю губу и тревожно поглядывая на меня… что очень раздражало! - А как ты попадешь в ее комнату?

Я беспечно пожала плечами:

-Ну… я знаю пару трюков…

Я не стала рассказывать, что этим “трюкам” научил меня экс-бойфренд. Замки в комнатах были простенькие, даже примитивные, и я не без оснований надеялась, что сумею справиться с одним них при помощи подручных средств.

-Мне все это не нравится, - мрачно заявила Настасья.

Я усмехнулась:

-Почему? Это же забавно… сколько можно скучать дни напролет?

-Ты так понимаешь развлечение? - протянула Настасья с осуждением в голосе.

Я закатила глаза. Ну и дамы меня окружают! С одной опасно вместе обедать, другая только болтать горазд, а как до дела доходит…

-Ты ведь уже согласилась! - напомнила я устало, бросив на девушку недовольный взгляд. - Поздно отказываться…

-Я не отказываюсь, я волнуюсь… непонятно, как все выйдет!

-А это уже моя забота… - возразила я, хищно улыбаясь. - И поверь, я своего добьюсь…

И я добилась. А кто бы сомневался?

...конец дневниковой выдержки...

 

Глава 4. Добровольная жертва

Выдержка из дневника Василисы

Я потратила не менее часа на скучнейшую прогулку с нашей грудастой конкурсанткой и так и не поняла, чего добивалась от меня эта назойливая девица. Я думала, Настасья о чем-то догадывается и хочет выпытать мой секрет, однако столь многообещающая теория повалилась. Мы болтали о погоде, о будущих испытаниях, даже о нашем прошлом - но ни слова о том, имею ли я отношение к недомоганию Камиллы… Настасья не задала ни одного наводящего вопроса!

-Ладно, я устала, пойду спать, - наконец, сказала я, утомившись от бесцельного променада.

Настасья покосилась на экран айфона и задумчиво кивнула:

-Да, поздновато… пожалуй, пошли!

Я с подозрением глянула на девушку. Что-то странное прозвучало в интонациях ее голоса… будто она сверилась с часами и поняла, что момент Х настал! Теперь, мол, можно…

Я направилась к себе с тяжелым сердцем, ожидая всяческих неприятностей. И они не замедлили начаться - я даже войти не успела!

Прежде всего, я обнаружила, что дверь в мою комнату не заперта. Я остановилась у порога, хмуря лоб и силясь вспомнить, запирала ли ее… вроде бы да… может, забыла? Со мной такое бывает… что ж, страшно представить, какие последствия могла иметь эдакая забывчивость в данном случае! Вдруг Камилла обнаружила, что путь, образно говоря, свободен?!

И она, кажется, обнаружила… на первый взгляд, все было в порядке, но после короткой рекогносцировки я с ужасом поняла, что мои лучшие предметы гардероба исчезли! Осталось какое-то старье, растянутые футболки, кроссовки, да еще и тот полинявший сарафан, который был на мне сейчас… я надела его просто из упрямства, чтобы Настасья не решила, будто я придаю слишком большое значение нашей прогулке. И почему я не выбрала что-нибудь поизящнее?! В чем же мне завтра идти на конкурс?! На фоне Камиллы, Настасьи и Ядвиги я теперь просто потеряюсь…

-Камилла… - прошипела я с ненавистью и ринулась к сопернице, кипя от злости. Я готова была задушить ее собственными руками!

И это мое не самое похвальное желание только подогрела нахальная улыбка Камиллы, с видом современной Клеопатры возлежавшей на кровати. Рядом мялась Настасья, смущенно пряча глаза. Еще бы ей не смущаться! Две кобры… как верно заметил Роман.

-Где мои шмотки?! - прорычала я прямо с порога.

Камилла приподнялась на локте и усмехнулась мне прямо в лицо.

-Шмотки? - лениво повторила она. - Кто так выражается сегодня?.. Хотя… - красотка окинула меня пренебрежительным взглядом и язвительно заключила: - ...ты, наверное, говоришь, как было принято в дни твоей молодости?

Как я ненавидела ее в эту секунду! Могла бы - честное слово, убила бы!

-Мне плевать на твои подколы! - почти провизжала я. - Просто скажи, что ты сделала с моей одеждой?!

Эта нахалка пожала плечами:

-Ничего… зачем мне твое старушечье тряпье? Я предпочитаю вещи более элегантные… если ты понимаешь, о чем я.

-Я понимаю куда больше, чем ты думаешь! - хрипло выговорила я и, круто развернувшись на каблуках, выбежала из комнаты - не забыв как следует хлопнуть дверью на прощание, конечно.

Я хлопнула не только их дверью, но и своей - причем с такой силой, что задрожали стекла в окнах. Меня просто разрывало от ярости!

Я потратила немало времени, чтобы успокоиться. Мерила шагами комнату, пинала попадающиеся под ноги предметы, придумывала изощренные (и малореалистичные) способы отомстить Камилле… в конце концов, с трудом взяла себя в руки и решила отложить все заботы до завтрашнего дня. Главное - достойно пройти испытание, каким бы оно ни оказалось, а уж потом, после конкурса, поговорить судьями - может, они повлияют на Камиллу или выдадут мне определенную сумму денег на шоппинг? Второй вариант был бы даже предпочтительнее…

С этой утешительной мыслью я и уснула.

...конец дневниковой выдержки...

 

Выдержка из дневника Настасьи

-Какое дивное утро… - промурлыкала Камилла, сладко потягиваясь. Она еще не вставала и растянулась на своей кровати, словно огромная кошка.

Я, сонная и по-утреннему хмурая, покосилась на “женщину-кошку” безо всякого удовольствия. После вчерашнего вечернего инцидента моя соседка по комнате пробуждала во мне исключительно неприязнь… конечно, мы изначально не были подругами, но теперь у меня, пожалуй, выработалась на Камиллу некая форма аллергии. Да и чему удивляться? Неприятно быть объектом эксплуатации, как я вчера! В конце концов, хочешь кому-то отомстить - действуй самостоятельно. Лично мне, по сути, Василиса ничего плохого не сделала… пока. Теперь жди беды!

-Спать хочу, - буркнула я, пытаясь списать свое мрачное расположение духа на раннее утро.

Но долго дуться я просто не умею - жизнь столь коротка, глупо тратить ее на нытье и обиды! Вот и сейчас я решила не обращать внимание на Камиллу. Пусть себе живет, главное, - мне не мешает! Так что я широко зевнула и, прикрыв рот ладонью, задумчиво протянула:

-Вот выпью кофейку… пожалуй, очнусь.

Я занялась своим туалетом, старательно выбирая наряд. Это дело не такое легкое, как может показаться - у меня довольно “сложная” фигура, приходится кое-что скрывать, а кое-что (не так мало, к счастью!) - наоборот, показывать. В итоге я надела приталенное декольтированное платье, а волосы сильно взбила. Посмотрелась в зеркало - превосходно!

Камилла наблюдала за мной с ленивым любопытством. Она как будто не торопилась вставать и все еще пребывала в состоянии “почти спящей” красавицы.

-Скоро завтрак, смотри, опоздаешь, - вежливо напомнила я.

Камилла фыркнула и сонно улыбнулась:

-Мне не нужно так много времени, чтобы привести себя в порядок… к счастью!

“В отличие от вас, уродин!” - наверное, намекала она. Но я не Василиса, меня таким не проймешь!

-Как знаешь, - улыбнулась я, пожимая плечами, и принялась за макияж.

Конечно, Камилла начала собираться в последнюю минуту, а поскольку времени у нее это занимает не меньше, чем у нас, “дурнушек”, мы опоздали. Чего и следовало ожидать…

-А я думала, вы не придете… - ядовито обронила Василиса, когда мы наконец-то появились в столовой.

-Нет, нет, мы бы не пропустили такое… - насмешливо возразила Камилла, окинув соперницу ироническим взглядом. Добавила с невинным видом: - А ты, я вижу, сегодня по-простому? Так сказать, без изысков?

Василиса покраснела, и я - тоже. Мне редко бывает по-настоящему стыдно, но сейчас я испытывала легкие угрызение совести. Жертва нашей с Камиллой вчерашней акции пришла сегодня в том самом наряде, в котором мы прогуливались накануне вечером, и я понимала, что напрямую к этому причастна. Сарафанчик был, конечно, по-своему недурен… лет эдак 7 назад. Больно староват… и выцвел.

-Я бы в таком и убирать в квартире побрезговала, - продолжала издеваться Камилла. - Но истинную красоту не спрячешь, ага? - и она, злорадно хохотнув, направилась к свободному столику.

Я смущенно улыбнулась багровой от злости женщине и  растерянно посеменила за соседкой по комнате. Оставаться тет-а-тет с разъяренной Василисой как-то не хотелось… боюсь, ее перекошенное ненавистью лицо еще долго будет являться мне в кошмарах…

...конец дневниковой выдержки...

 

Выдержка из дневника Юрия

Я был в паршивом настроении и искренне не понимал, зачем участвую в этом глупейшем конкурсе. Если б я хотя бы помнил его условия и знал, за какой приз борюсь! Но я не помнил ничего и только задавался вопросом, чего ради оставил свою семью. Я жутко скучал по Нинке и сынишке Артему… и вместо того, чтобы проводить время с ними, я застрял в этом змеевнике!…

А этот конкурсный мирок действительно напоминал змеевник, тут я был солидарен с Романом. Как он метко заметил, каждая из четырех женщин (вернее, уже трех) была змеей… такой себе эффектной коброй… ну, или гадюкой. Интересно, а моя Нинка тоже превратилась бы в представительницу отряда чешуйчатых? Или моя жена особенная? Хотелось бы верить…

А еще мне было скучно. Роман оказался достаточно неразговорчивым типом, причем в плохом смысле. Донельзя высокомерный, он словно снисходил до нас до всех. Если и говорил, то с ленцой, растягивая слова… вначале я еще пытался его расшевелить, расспрашивал обо всем… тщетно! В конце концов, я махнул рукой на этого сноба и предпочел ему общество Петра Ивановича, который знал много интересных историй и умел их вкусно рассказывать.

-Сегодня какое-то особенно напряженное утро, - заметил я, когда мы после завтрака шли в зал для соревнований.

-Конечно, - согласился Петр Иванович. - Сегодня второй конкурс… наши дамы волнуются…

Наши дамы!.. Он сказал это не без издевки, со смешком, но в то же время с теплотой и симпатией. Женщин Петр Иванович явно любил - причем, наверное, любых! Раньше он, вероятно, был тот еще “ходок”, да и сейчас, в свои не самые юные годы, не перестал интересоваться прекрасным полом, пожалуй, дал бы “фору” нам с Романом. Мы, конечно, моложе, но зато он опытнее и знает к прелестницам нужный подход, тогда как я за 5 лет тесного общения с Нинкой совсем разучился ухаживать за привлекательными незнакомками…  Ну, а Роман никого, кроме себя, уверен, ублажать не умеет!

-Интересно, что нас сегодня ждет, - с легким вздохом обронил я. На самом деле меня куда больше волновали не условия будущего конкурса, а глубина возможного падения “наших дам”, которые царственно вышагивали чуть впереди.

-Что бы ни ждало, я-то точно справлюсь, - с видом раздражающего превосходства отозвался Роман.

-Уверен? - ухмыльнулся я. - Помнится, ты мог бы провалиться еще в первом конкурсе… тебя спасла госпожа Василиса.

-А, это уже детали, - нисколько не пал духом Роман, величественно пожимая плечами. - Главное - результат! Как он достигнут - не имеет значения.

-Ну и самомнение, - фыркнул я, качая головой. Меня дико раздражал этот парень, но я предпочитал не заострять отношений. Покосившись на Петра Ивановича, я обнаружил, что тот чуть улыбается. Что ж, его так просто не проймешь!

-Ладно, ребятки, поссоримся позднее, - сказал он, усмехаясь в усы. - Сейчас пора приниматься за дело!

И с этими словами мы вошли в зал соревнований. На душе у меня было тревожно…

...конец дневниковой выдержки…

 

Выдержка из дневника Камиллы

Мы вошли в зал для соревнований, расселись по местам и устремили взгляды на пустое пока пространство перед рядом наших кресел. Я испытывала приятное волнение, даже трепет. Конечно, любой конкурс - это риск, но без риска жизнь пресна!… И я совсем не против время от времени приправлять обыденность умеренной дозой адреналина… вот как сейчас.

В целом, мое настроение было, скорее, приподнятым, чем тревожным. Я была вполне уверена в себе и не думала, что в ближайшие дни покину Проект. Ну, и не скрою, особую пикантность всей ситуации придавал плачевный вид Василисы. Она выглядела ужасающе, еще хуже, чем обычно, и сознание, что это моих рук дело, очень бодрило! Почему бы и нет, в конце концов? Не я заварила эту кашу, я всего лишь отомстила…

Наконец, вошли судьи, причем выглядели как никогда торжественными, словно готовили нам какой-то особенный сюрприз. За ними последовали второстепенные сотрудники Проекта: расставили несколько стульев и снова скрылись в задней комнате.

Мы удивленно переглянулись, весьма озадаченные. Стулья, целых шесть стульев, для кого бы? Сами Ведущие как будто не собирались садиться и просто расхаживали перед нами, таинственно улыбаясь.

-У меня нехорошее предчувствие, - пробормотал Юрий, занявший соседнее со мной кресло.

Я искоса глянула на парня. По-своему он был привлекателен, но чересчур мягок, я бы сказал - “простак”. Интересно, сколько часов потребовалось бы мне, чтобы его… хм... совратить? Пожалуй, не более двух-трех! Конечно, сам Юра наивно уверен, что ни при каких обстоятельствах не изменит драгоценной супруге… однако я-то понимала, как сильно он ошибается! Стоит приложить немного усилий, - и верный муж незнакомой мне Нинки станет моим любовником… может, попробовать?

-Ты боишься? - снисходительно поинтересовалась я, ощущая собственное превосходство. Я-то ничего не боялась!

-Не совсем, - с досадой отозвался он, даже не глядя на меня. Казалось, мое общество Юру напрягает… нежели я его тоже пугаю, как и предстоящий конкурс? Хороший знак… многообещающий! Может, я и займусь целомудренностью этого красавчика на досуге…

-Ничего, думаю, ты справишься! - подбодрила я его и игриво подмигнула, улыбнувшись уголками губ.

Юрий удивленно моргнул, явно не понимая, с чего бы я стала такой кокетливой, и растерянно поблагодарил меня неуверенным кивком, дополнив его словами:

-Что ж… спасибо… надеюсь.

-Надежда умирает последней, - с торжественным видом произнесла я, откровенно забавляясь. Какой смешной, право слово! Его будет нетрудно охмурить…

Юра все еще с сомнением косился в мою сторону, когда заговорил Эрнест:

-Итак, друзья, начинаем второй этап нашего Проекта! И прежде всего я приглашу сюда наших гостей…

Мы с нетерпением следили за судьями, ожидая появления загадочных визитеров. Судя по числу стульев, их будет шесть…

Эрнест величаво повел рукой в сторону задней двери, и в зал неспешным шагом вошли трое мужчин и трое женщин. Нет-нет, не так! Трое Мужчин (о, каких мужчин!) и трое Женщин (увы для меня…). Мужчины - мечта любой из нас, женщины - трагедия любой из нас. Где судьи их взяли?! Не иначе как вывели искусственным путем… Природа просто не могла создать подобное совершенство форм и безупречность красок! У всех нормальных людей есть недостатки, тогда как у наших шестерых гостей их как будто не было…

Красотки и красавцы расселись по своим местам, расположившись перед нами, и слово взяла Ядвига.

-Вы, должно быть, задаетесь вопросом, что вам предстоит делать… и кто наши гости?

О да, мы задавались этими (да и многими другими) вопросами! Мой взгляд метался с лица на лицо, не зная, на каком из них остановиться: на сочногубом брюнетки напротив? Или скуластом - сногсшибательного шатена слева от нее? На первое я смотрела с долей зависти, на второе - как голодная кошка на тарелку жирной сметаны… я и была подобной кошкой, с моим-то парнем не виделась добрую неделю! Оголадешь волей-неволей…

-Нравятся наши гости? - вкрадчиво спросила Ядвига, внимательно присматриваясь к нам и наблюдая за нашей реакцией.

-Вы их пока не представили, так что не знаю, - буркнула Василиса.

Я глянула на нее и с трудом сдержала довольный смешок. Наша разведенка сидела, надувшись, сцепив руки на коленях и мрачно взирая на непрошеных зрителей. Воображаю, что она чувствовала в тот миг! На фоне трех красоток в умопомрачительных платьях Василиса “непрекрасная” выглядела ну очень плачевно… признаюсь, даже Настасья с ее супер-бюстом потерялась… да что Настасья?! Я (я!) казалась дурнушкой… Зачем все-таки судьи их пригласили?!

-Вы правы, Василиса, пора представить наших гостей, - признала Ядвига. - Пора исправить упущение… Знакомьтесь: Ирина, топ-модель…

Сочногубая брюнетка, которую я заочно уже ненавидела, одарила нас сладкой улыбкой.

-Анита, телеведущая, - продолжала наша судья. Телеведущая, она же - точеная сероглазая блондинка, милостиво кивнула. - И, наконец, Ирма - актриса!

Третья гостья, рыжеволосая хрупкая нимфа с малахитовыми глазами, подняла руку в знак приветствия.

Я поджала губы, с трудом сдерживая себя. Модель, телеведущая, актриса… кто бы сомневался?! Странно было бы увидеть здесь медсестру или учительницу!

Потом пришел черед мужчин - их представил Эрнест. И тут я была куда внимательнее и приветливее… каждому гостю, которого называл наш импозантный ведущий, я очаровательно улыбалась.

Брюнет по имени Олег, спортсмен.

Статный блондин Игорь, менеджер по продажам.

И, наконец, шикарный шатен, уже облюбованный мною и расположившийся почти напротив. Бизнесмен…

-Выбирайте “жертву” и действуйте! - подал сигнал Эрнест, завершив церемонию представления.

-В каком смысле? - напрягся Юрий. - Какую жертву? И как действовать?

Ядвига широко улыбнулась ему:

-Неужели неясно? Ваша задача - соблазнить намеченную жертву… кто не справится… или справится хуже всех… выбывает.

На минуту воцарилось молчание, даже я онемела. Нарушил тишину нервный голос Василисы.

-Это в каком смысле?! - буквально прошипела она. - Как вы предлагаете соблазнять… этих людей?!

Мне хотелось смеяться и плакать одновременно… плакать - потому что задание и правда казалось чересчур экстравагантным… а смех вызывали лица моих соперников: перепуганное Юры, удивленное Романа, скептическое Петр Ивановича, самодовольное Настасьи и (особенно!) - перекошенное яростью Василисы. Она раскраснелась от злости и явно хотела научиться метать молнии глазами, причем - в ближайшие минуты, выбрав мишенью наших ведущих.

-Как соблазнять? - вместо судей ответила Настасья. Она смотрела не на Василису, а на наших гостей, наверняка уже выбирая жертву поинтереснее… - Ну, кто как и чем может, полагаю…

Что ж, ей-то было, чем соблазнять… и это “чем” наша грудастенькая беззастенчиво выставила практически напоказ. Впрочем, я тоже не особенно унывала, у меня явно были все шансы на победу! Остальным придется постараться…

-У вас есть 30 минут, чтобы все обдумать, - привлекла к себе внимание Ядвига. - Ждем вас здесь через полчаса.

Первой с места вскочила Василиса. Наверняка потратит эти 30 минут, чтобы из ничего соорудить хоть что-то… ну-ну, посмотрим на ее сообразительность и креативность…

-Не одалживай ей своих вещей! - шепнула я на ухо Настасье, увлекая ее за собой.

-Нашла дуру, - усмехнулась в ответ девчонка.

Сейчас мы друг друга прекрасно понимали…

...конец дневниковой выдержки…

 

Выдержка из дневника Василисы

У меня было ровно полчаса, чтобы из груды оставшегося у меня старья найти что-нибудь относительно приличное… потому что “соблазнять” (что бы это ни подразумевало!) представителей эталонной расы в моем линялом сарафане было, мягко говоря, невозможно.

Я мчалась в свою комнату, мысленно перебирая варианты спасения и с отчаянием отбрасывая один за другим. Одолжить наряд у Настасьи? Вряд ли она мне поможет… мы в данном случае соперницы! Купить что-нибудь? Просто не успею! В общем, все, что приходило в голову, было трудно реализовать…

Я в панике ворвалась к себе и принялась метаться по комнате, подхватывая то одну вещь, то другую, и каждый раз со злостью откидывая ее в сторону. Не то, не то, не то!

Двадцать минут спустя я с отчаянием сдалась. Что ж, остается надеяться, Петр Иванович окажется еще хуже меня… хотя… не буду отрицать, был в этом немолодом вояке огонек, был! Уж я-то, как женщина, могла судить об этом.

-Я отомщу им обоим, - рычала я, натягивая старенькие джинсы. Они были изрядно потертые и едва на мне сходились, зато хорошо обтягивали ноги и бедра - какой-никакой намек на соблазнительность! - Сначала я отомщу Камилле… а уж потом…

Я признавала, что первая начала всю эту свару и красотка тоже мне мстила… но ее игра была куда более грязной! Из-за действий нашей стервочки я могла вылететь из Проекта раньше времени, а это - удар ниже пояса!

-Я не проиграю, я не проиграю, - бормотала я, направляясь обратно в зал соревнований. Я надеялась подбодрить самое себя, но преуспела не слишком - особенно когда увидела прочих Игроков.

Настасья, конечно, надела платье с жутким декольте, можно сказать - “пришла без кофточки”. Камилла намарафетилась сверх меры и напоминала глянцевую картинку. Юрий и Роман и без дополнительных усилий были молоды и хороши собой… и даже Петр Иванович казался донельзя импозантным! Почти брутальным…

-Я погибла… - прошептала я в духе Миледи из фильма о трех мушкетерах. - Мне конец…

Обиднее всего было сознавать, что я покину этот Проект, так и не расквитавшись с Камиллой…

-Итак, готовы? - веселым тоном спросила Ядвига, давая понять, что момент Х настал.

Я напряглась, готовая к чему угодно… только не к тому, что произошло.

...конец дневниковой выдержки…

 

Выдержка из дневника Юрия

Готовы ли мы, спросила Ядвига. Я понимал, что вопрос риторический и не требует ответа… но все равно собирался ответить.

Я слишком хорошо знал, к чему готов, а к чему - нет. И я точно не был готов соблазнять очаровательную незнакомку - любую из трех! Неведомый мне приз, каким бы он ни был, вряд ли стоил моих отношений с Ниной. Думаю (уверен!), жена меня поддержала бы…. особенно увидев, кого нам предстояло покорить.

Минувшие полчаса я размышлял, взвешивал все за и против. Я колебался, я не мог решиться… мне жаль было расставаться с мечтой о победе. Но я должен был. Ведь должен?..

Итак, Ядвига спросила, готовы ли мы, и я осознал, что настал момент, которого я так страшился. Пора было озвучить свое решение… пора!

Шестеро наших гостей снова заняли свои места, и лицезрение трех безупречных во всех смыслах богинь, которые широко и белозубо улыбались нам, вызвало во мне нервную дрожь. О Господи, дай мне сил!

-Чур, этот светленький мой… - плотоядно промурлыкала Настасья, впившись взглядом в одного из мужчин.

Это стало последней каплей. Я выпрямился и поднял руку, привлекая внимание. Прямо старшеклассник, желающий дать правильный ответ на заданный учителем вопрос… И не поспоришь! Так оно и было, по сути.

-Да, Юра? - обратился ко мне “учитель”, тобишь Эрнест. - У тебя есть вопросы?

-Наоборот, ответы, - сказал я и сам поразился, как торжественно это прозвучало.

-Уже и ответы? - вежливо удивился Эрнест, качая головой. - Похвально! И что же это за ответы?

-Я отказываюсь участвовать в конкурсе, - нервно сглотнув, немного хрипло произнес я. Сказал - и почти пожалел, мне захотелось забрать свои слова обратно… я собрал всю волю, чтобы промолчать.

Хотя я смотрел исключительно на Эрнеста, боковым зрением чувствовал на себе взгляды всех вокруг. Даже гости (и очаровательные гостьи!) удивленно поглядывали на меня, не понимая, серьезен ли я. А я был серьезен.

-Вы понимаете, чем это чревато? - после продолжительной паузы спросил Эрнест. Он перестал улыбаться и тоже стал серьезен, почти мрачен. Нахмурилась и Ядвига.

-Понимаю, - признал я неохотно, голос мой против воли дрогнул. Я прокашлялся и тверже добавил: - Это чревато тем, что именно я покину Проект.

-Да, - с грустью подтвердил судья. - Именно вы…

По залу пронесся вздох - то ли облегчения, то ли удивления. Не знаю, может, то была игра моего воображения, но мне почудилось, что все вокруг обрадовались. Это меня немного задело…

-Вы хорошо подумали? - настойчиво спросил Эрнест, по-прежнему печально глядя на меня.

-Наверное, хорошо! - раздраженно вставила Василиса. - Он же не идиот…

Она говорила сердито, явно недовольная, что Эрнест пытается посеять в моей душе сомнения. Я мог понять ее чувства (хотя и не разделить их) - в конце концов, без моей жертвы уйти пришлось бы ей

-При всем уважении, я спрашиваю не вас… - с неодобрением заметил Эрнест.

Все смотрели на меня, я ощущал их возбужденное любопытство буквально физически. И понимал, что начинаю злиться… ненавижу быть в центре внимания!

-Я всегда хорошо думаю, прежде чем сказать, - с не меньшим раздражением, чем до этого Василиса, буркнул я. На самом деле я уже начинал сомневаться, хорошо ли подумал, но отступать казалось унизительным.

-Что ж… - растерянно протянул ведущий в ответ. - Тогда нам нужно посовещаться…

* * *

Судьи ушли совещаться и совещались долго. Очень долго! Я истомился ожиданием, при этом старательно изображая безразличие. Я делал вид, будто не замечаю косых взглядов гостей и моих соперников, не слышу их перешептывание… хотя я замечал и слышал.

-Ты правда уверен… правда, Юра? - наконец, тихо спросила Камилла. В голосе ее звучала грусть.

Я раздраженно покосился на девушку, но, увидев, что она на самом деле как будто расстроена, смягчился.

-Да, Камилла, я уверен. Так будет лучше.

Она вздохнула, опуская взгляд.

-Мне жаль, Юра. Очень жаль.

-Ну, хоть кому-то жаль, что я уйду… - вяло пробормотал я.

Девушка протянула руку и осторожно потрепала меня по плечу. Потом ее ладонь скользнула вниз по моему торсу, все ниже и ниже… не желая проверять,  насколько низко она опустится (впрочем, хотелось…) я вежливо, но уверенно перехватил пальцы девушки. С улыбкой сказал, встретившись со взглядом красотки:

-Спасибо, Камилла… мне было приятно познакомиться с тобой.

Ее янтарно-карие глаза сверкнули злым огнем. Она вздернула подбородок и вырвала руку из моей хватки.

-Мне тоже, Юра. Мне тоже.

С этими словами Камилла отвернулась, переключив все свое внимание на гостей…

А я почувствовал себя как никогда одиноким.

...конец дневниковой выдержки...

 

Глава 5. В поисках рыцаря

Выдержка из дневника Камиллы

Я была дико злой, и на это у меня имелись причины.

Прежде всего, я была возмущена благородством этого романтика Юры, который спас, сам того не зная, Василису. А я-то мечтала, что именно она уйдет, да еще и с позором! А опозорили в итоге меня - опять же, он, Юра. Мог быть и посговорчивее, черт возьми! Что ему стоило немного подыграть мне?! В конце концов, ему вряд ли часто делают авансы такие девчонки, как я! Его холодность задела меня сильнее, чем хотелось признаться…

Ну, и еще я немного расстроилась, что пококетничать с красавцами-гостями не удалось… уверена, я преуспела бы!

-Как мило с его стороны, правда, Камилла? Я имею в виду Юру! - ядовито протянула Василиса, когда мы шли обратно в свои комнаты. - И хорошо, что судьи приняли его жертву, и конкурс сочли завершенным!

Я пробубнила в ответ что-то неразборчивое.

-А мне жаль, что так вышло! - весело прощебетала Настасья, как всегда, скалясь в улыбке. - Мне очень понравился один молодой человек…

-Ну догони его, пообщайся за рамками конкурса! - фыркнула Василиса.

Весь следующий день, предоставленный нам для отдыха (незаслуженного, скажем честно!), я ничем не могла себя занять, меня изнутри съедало неутоленное желание… Юра меня оттолкнул, с гостями понежничать тоже не дали шанса, и я ощущала внутреннюю неудовлетворенность. Я так долго была одна, без своего парня, мне физически требовалось внимание мужчины! Ну, хоть в какой-то форме…

Целые сутки я маялась от томительного безделья, и к вечеру моя особая жажда достигла своего апогея. Я просто не могла усидеть на месте!

-Пойду пройдусь, - сказала я, когда часы показали начало одиннадцатого вечера.

Настасья в этот момент сидела в кресле и лениво листала журнал мод. В ответ на мои слова лишь что-то пробормотала, не подымая глаз от глянцевых страниц.

-Приятного вечера, - заключила я и скрылась за дверью. И я точно знала, кому нанесу визит.

Впрочем, после ухода Юрия вариантов осталось немного…

* * *

Я пришла к Роману, конечно. Я бы предпочла Эрнеста, но соблазнять судью опасно… тем более, кто знает, какие у него отношения с Ядвигой? Не хочется рисковать своим положением на Проекте… ну, а Петр Иванович хоть и импозантный, но все-таки староват.

Итак, я постучалась к Роману в комнату. Он открыл почти сразу, как будто ждал прямо за дверью. А может, и ждал? Такую, как я, не зазорно ждать часами и даже днями…

Впрочем, как и следовало предвидеть, Роман тотчас все испортил. Опознав меня в поздней гостье, он подбоченился и плотоядно осклабился.

-Заблудилась, красавица? - спросил парень, скорее, ехидно, чем игриво.

Но я не дала сбить себя с настроения. Одной любовной неудачи за два дня более, чем достаточно! Я пришла сюда с определенной целью - и не уйду, не получив своего!

-Я не заблудилась, - возразила я со значением.

Роман казался озадаченным. Наконец-то я его удивила!

-Вот как? - растерянно протянул он, задумчиво хмурясь. - Интересно…

Я заглянула поверх его плеча в комнату. Там царил полумрак… может, Роман уже собирался спать? Рановато, однако…

-Ты один?

Парень пожал плечами:

-Конечно… Юра-то ушел.

-Ну… может, ты с Петром Ивановичем, например, - предположила я, всматриваясь в его лицо. Роман не совсем в моем вкусе, но лучше, чем ничего, - вернее, чем никого!

-Я люблю быть один, - равнодушно отозвался Роман. - Зачем мне непонятная компания?

-Ты против любой компании? - подчеркнув нужное слово, осведомилась я с хитрой улыбкой. Сердце мое бешено колотилось - не дай бог, и этот меня отвергнет… тогда я побью собственный рекорд неудач!

Роман склонил голову набок, оценивающе глядя на меня. Я была совершенно спокойна, я знала, что выгляжу прекрасно… я постаралась, прежде чем “зайти на огонек”... даже слегка подкрасилась.

Так что мои волнения были, конечно, совершенно нелепы. Роман, если он нормальный мужчина (а разве нет?), не мог устоять! И он не устоял, конечно…

-Я против компании стариков, - уточнил мой ночной собеседник. - Но если у тебя есть варианты посимпатичнее…

-Есть! - выдохнула я. - Есть…

И, подавшись к нему, я обвила руки вокруг его шеи и впилась губами в его губы. Да, я первая его поцеловала. Я из тех женщин, которые умеют проявлять инициативу… и могут себе это позволить!

Что могу сказать? Роман мою инициативу охотно подхватил, одобрил и развил… 

* * *

Пару часов спустя (часов страстных, даже сладострастных!), я с досадой обнаружила, что Роман спит, да еще и похрапывает во сне… я поморщилась, вздыхая, и потянулась за своими чулками (да-да, я пришла в кружевных чулках с подвязками!). Натягивая их, я размышляла, что, если исключить этот неуместный храп, игры плоти вполне оправдали мои ожидания. Как я и думала, Роман оказался достаточно темпераментным, пускай и скучноватым любовником - без фантазии, но знающим, как важна прелюдия… В общем, я пришла не зря!

Роман зашевелился, разбуженный моими маневрами. Я, скорее, не увидела, а почувствовала, как он поднял голову и всмотрелся в темноту, отыскивая меня взглядом.

-Ты чего? - хрипло спросил парень и откашлялся. - Уходишь?

-Ухожу, - подтвердила я, застегивая бюстгальтер. Пожалуй, я в этот момент выглядела сексапильно: в чулках и черном шелковом белье, с растрепанными волосами… Осталось добавить шпильки - и привет, обложка журнала “Максим”!

-Я думал, ты останешься…

-Не похоже, чтобы ты так думал, - фыркнула я, натягивая платье. - Слишком уж громко храпел…

-Ты обиделась? - как будто удивился он, приподнимаясь на локтях. - Брось, простая реакция организма…

Я пересекла комнату, нагнулась и поцеловала моего недавнего любовника в губы. Потом отстранилась и, нежно погладив его по чуть щетинистой щеке, с улыбкой сказала:

-Я не обиделась. Мне все понравилось… надо как-то повторить!

-А как же твой парень? - лениво спросил Роман, неохотно меня отпуская.

-А он тут при чем? - пожала я плечами, направляясь к дверям. - Так же, как и твоя подруга…

-Тоже верно, - согласился Роман, и я ушла.

* * *

Я еще поправляла платье, когда шла по коридору в свою комнату, и потому не смотрела по сторонам. И только столкнувшись с кем-то, подняла голову, чтобы одарить возмущенным взглядом неожиданную помеху. Возмущенным, впрочем, довольно условно, ибо после приятных часов в компании Романа я пребывала в хорошем настроении, и никто не мог его испортить… даже Настасья - с которой я, собственно, и столкнулась. Ей повезло, еще в обед я бы на нее накричала!

-Ты куда идешь среди ночи? - недовольно спросила я, потирая ушибленное плечо. По крайней мере, делая вид, что Настасья его мне ушибла - с ее внушительной комплекцией это было вполне возможно!

-А ты откуда идешь среди ночи? - с улыбкой парировала она и, окинув меня многозначительным понимающим взглядом, лукаво добавила: - А впрочем, зачем вопросы? Все понятно и так…

Должно быть, мой растрепанный вид навел ее на некоторые подозрения… однако я не собиралась сдаваться без боя.

-Что понятно? - подняла я брови, выпрямляясь. - Что-то не так?

Ее глаза смеялись.

-О, наоборот, все отлично! Особенно у тебя…

-Не знаю, о чем ты, - буркнула я и с деланно небрежным видом прошла мимо нее.

-Ну-ну… - донеслось мне вслед.

* * *

Когда я думала, что никто не может испортить мне настроение, я не имела в виду Василису. Уж она-то могла… и, кажется, собиралась!

-Ты что тут делаешь?! - с подозрением осведомилась я, обнаружив ее в нашей с Настасьей комнате.

Разведенка сидела, как ни в чем не бывало, в нашем кресле, закинув ногу на ногу и листая забытый моей соседкой журнал… в общем, устроилась с таким комфортом, словно решила у нас поселиться!

-Настасью мучает бессонница, она хочет наведаться в столовую и попытать там счастья… - туманно пояснила Василиса, подняв на меня взгляд. - На предмет перекусить, понимаешь?

-Я спросила не об этом! - разозлилась я. - Мне неинтересно, куда пошла Настасья посреди ночи… мне интересно, какого черта ты тут забыла, да еще так поздно!

-А мне вот тоже не спится, - сказала женщина, хищно улыбаясь. - И я пришла поговорить… по-дружески, понимаешь?

-Да что ты все заладила “понимаешь, понимаешь”! - сердито отозвалась я, гневно взирая на нее сверху вниз. Я была очень зла! - Я отлично понимаю, что ты из тех дам, с которыми опасно делить трапезу… не дай бог, отравит!

Василиса сузила глаза, всматриваясь в меня. Ноздри ее крупного носа раздувались… ну просто вылитая лошадь!

-Ты тоже опасная подруга… - протянула она, поджимая губы. - После общения с тобой можно не досчитаться кое-каких предметов гардероба…

-Сравнение не в мою пользу, правда же? - усмехнулась я, усаживаясь напротив. - Я всего лишь прячу чужую одежду, а ты подсыпаешь отраву в пищу…

-Прячешь? Вернее сказать, крадёшь!

-Тогда ещё вернее - выбрасываешь! - ухмыльнулась я ей в лицо и ядовито пояснила: - Зачем мне старушечьи тряпки?.. ведь сколько тебе, под пятьдесят, если судить по виду?

Пожалуй, я перегнула палку (не говоря уже о том, что сильно преувеличила - Василиса выглядела лет на сорок максимум!)… я поняла свою оплошность, когда разведенка-бальзаковка набросилась на меня буквально с кулаками.

...конец дневниковой выдержки…

 

Выдержка из дневника Василисы

Да, у меня сдали нервы. Признаю. Ну, а у кого бы не сдали?! Эта девчонка меня довела!

А ведь я пришла с самыми благими намерениями! Согласна, поздновато для визитов, но мне и правда не спалось, а поскольку в их комнате горел свет… я и подумала… почему нет? Нужно было расставить все точки над “i”!

Прежде всего, нашей стервочки не оказалось на месте… Настасья тоже не спала и в ожидании соседки, маясь от бессонницы, читала какой-то глупый журнальчик.

-А где наша красотка? - удивилась я, получив разрешение войти.

Настасья стрельнула в меня озорным взглядом:

-Есть варианты… наверное, нашла компанию поинтереснее моей… ты ж сама сказала - она красотка!

-Я сказала это с сарказмом, а не с восхищением, - буркнула я, без приглашения усаживаясь в кресло. - Но ладно, подожду… мне надо поговорить с ней. С Камиллой…

-О чем? - приторно сладким голосом поинтересовалась Настасья.

То же мне, святая невинность!

-Есть парочка тем, - холодновато отозвалась я и, не удержавшись, язвительно добавила: - Тебе будет интересно… поверь!

Но Настасья не поверила. Услышав мое заявление, она сразу засуетилась, отбросила свой нелепый журнальчик и принялась активно жаловаться на внезапный приступ голода. Натянув халат повергх легкомысленной ночнушки, соседка Камиллы заспешила вон из комнаты, приговаривая на ходу что-то о желании “заморить червячка”...

-И где ты найдешь еду в такое-то время?! - крикнула я ей вслед.

Ее ответ я не разобрала…

В результате вторую обитательницу комнаты я встретила одна, без надежного буфера в лице Настасьи, и закончилось наше рандеву плохо… очень плохо. Я редко настолько лишаюсь самоконтроля, но Камилла превзошла самое себя, пытаясь достать меня - весьма успешно, увы.

Не помню деталей нашей потасовки… кажется, я вцепилась ей в волосы, она завизжала… пнула меня… я ответила тем же… и дальше в том же духе. Опомнились мы от истошного крика Настасьи, которая принялась нас разнимать. Ей это удалось, хотя и не сразу.

-Девочки, не ссорьтесь! - умоляюще произнесла она, когда мы немного успокоились и отошли в разные стороны, стараясь отдышаться.

-Поздно, уже поссорились, - буркнула я раздраженно, поправляя волосы.

-И кто в этом виноват? - фыркнула Камилла. Она стояла у зеркала, приводя в порядок свою одежду, которую, признаться, я несколько повредила.

-Кто виноват? - поразилась я. - Ты, а кто еще?!

-Не я начала драку!

-Но ты оскорбила меня! А я пришла помириться…

-Да ну?! - Камилла недоверчиво скривила губы и обернулась ко мне. Весь ее вид говорил о глубочайшем презрении…

-Это в прошлом! - с неискренним (и, боюсь, неубедительным) достоинством проговорила я, задетая пренебрежительным тоном собеседницы. - Теперь… теперь я не готова с тобой мириться.

Камилла усмехнулась и покачала головой. Спросила с наглой улыбкой:

-Знаешь в чем твоя проблема, Вася?

Вася! Так дразнили меня в школьные годы… О, как я снова не вцепилась в ее растрепанные космы?!

-Полагаю, ты мне скажешь, - с прохладцей заметила я, из последних сил сохраняя самообладание.

-Скажу, - насмешливо пообещала Камилла. - Видишь ли… тебе нужен мужик. Такой, знаешь ли, настоящий. Он поубавит твой градус агрессии… как давно, кстати, ты проводила ночь с мужчиной? Спорю, давненько…

-В отличие от тебя, да? - с горечью обронила я, с иронией глядя на гламурный наряд Камиллы. Чулочки, шпильки, платье-невидимка…

-Не завидуй, крошка, - зло ухмыльнулась она, щурясь от удовольствия. - Тебе тоже кто-то достанется… ну, например, наш Петр Иванович, чем плох?

Как же я ненавидела ее в тот миг! Именно поэтому, понимая, что мое терпение на пределе, я холодно попрощалась с Настасьей и ушла. Даже дверью хлопать не стала…

Я прошла всего пару метров, когда столкнулась - с кем бы вы думали?! С Петром Ивановичем! В чем-то вроде пижаме, сонный, без своих привычных очков, он напоминал добродушного медведя…

-Что там за кошкина возня у вас?! - досадливо спросил он меня. - Визги, вопли, спать не даете…

В моей памяти всплыли слова Камиллы о том, что мне нужно испытать свои чары на мужчине вроде Петра Ивановича… конечно, она издевалась, но, может, воспользоваться ее язвительным советом?

-Да так, поссорились немного с Камиллой, - пояснила я с деланной небрежностью, словно о не стоящей внимания безделице.

Он усмехнулся, качая головой:

-Я ж говорю - кошкина возня!

-Ну, вы же знаете ее, Камиллу… - сказала я и поправила волосы, невольно подосадовав, что выгляжу не лучшим образом… с другой стороны, мужчины, кажется, любят несколько растрепанный вид у дам, создающий впечатление, будто красотка только  что встала встала с постели… ну, красоткой меня, конечно, не назовешь, но и пятидесятилетней уродиной, что бы ни говорила Камилла, тоже!

-С чего бы я знал Камиллу?! - вроде бы даже испугался такой перспективе Петр Иванович, чем очень меня порадовал.

-Она порою истерична, вы заметили? - протянула я, стараясь придать голосу кокетливые нотки. Боюсь, после ссоры с Камиллой сделать это было непросто… я вообще разучилась флиртовать за последние пару лет!

-Вы, бабы, все истерички, - беззлобно заметил Петр Иванович, пожимая плечами, и постарался протиснуться мимо меня, видимо, решив, что разговор окончен.

Но я не собиралась отпускать своего ночного собеседника столь быстро! Может, я и не настолько искусна в роли соблазнительницы, как Камилла, но тоже кое-что умею…

По крайней мере, я так думала.

-Раз уж мы разбудили вас так поздно, может, пройдемся? - проворковала я и, взяв явно сбитого с толку Петра Ивановича под руку, потянула за собой. - А еще лучше пошли ко мне… у меня есть кое-что вкусное…

Однако бывший военный не последовал за мной. Высвободившись из моих полуобъятий, он твердо произнес, глядя мне в глаза:

-Я не голоден… это во-первых. И во-вторых, я предлагаю остаться… хм… мы не друзья, так что… соперниками?

Я покраснела под его насмешливым взглядом… даже не насмешливым, нет! Гораздо хуже - иронично-сочувствующим… мол, дорогая, я понимаю, к чему ты клонишь, но у тебя ничего не выйдет.

-Конечно, мы соперники, ничего другого я и не предлагала, - собрав остатки гордости, произнесла я и прошмыгнула мимо него в свою комнату.

Мне казалось, я слышу, как он смеется мне вслед, хотя на самом деле самым громким звуком оставался пожалуй, бешеный перестук моего сердца.

...конец дневниковой выдержки...

 

Глава 6. Продать всё!

Выдержка из дневника Настасьи

Ночка выдалась та еще! Камилла в неглиже бродит по зданию в поисках амурных приключений… Василиса приходит “на огонек” среди ночи… две истерички дерутся… в общем, поспать мне толком не удалось, и на следующее утро я появилась в зале для соревнований сонной и вялой. Я то и дело отчаянно зевала и даже не пыталась скрыть свое дурное настроение.

-Интересно, что нас сегодня ждёт… - проворчала я, сев между мужчинами, подальше от надоевших мне “подруг”. И от меня не укрылось, какими взглядами обменялись Роман и Камилла… она заняла место справа от парня и незаметно (по ее мнению) положила ладонь на его колено. И он был вовсе не против…

Значит, вот к кому наведывалась прошлой ночью наша красотка… я удовлетворенно кивнула, сразу приободрившись. Приятно ощущать себя эдаким Шерлоком Холмсом в женском обличье!

-Что нас ждет? - ответила на мой, в целом, риторический вопрос Василиса с мрачной усмешкой. - Спорю, ничего хорошего…

Взгляд женщины был прикован к судьям. Она смотрела на них с таким чувством, словно именно они были ее главными врагами… тогда как моя совесть подсказывала, что столь заманчивая роль должна принадлежать кое-кому другому. Я невольно покраснела, отметив, что сегодня Василиса пришла в совсем убогом наряде, по сравнению которым ее достопамятный старый сарафан казался произведением известного кутюрье…

-Мы на это сами согласились, - напомнила я и, не сдержавшись, язвительно добавила: - Наверное…

-Вот то-то же, что наверно, - с сарказмом подхватила Василиса.

Мы обе вздохнули, каждая - о своем, и погрузились в мрачное тревожное молчание… мне даже шутить не хотелось, и улыбка получалась какой-то неправдоподобной.

Наконец, появились судьи. Как всегда, - торжественные, снисходительные, уверенные в себе… еще бы! Им-то не предстояло проходить очередной конкурс!

Кстати, о конкурсе. На сей раз нас не стали “мариновать” ожиданием и почти сразу рассказали все условия.

-Вашей задачей будет продать товар, - заговорил Эрнест.

-Продать товар? - раздалось сразу несколько голосов, в том числе и мой. - Кому и что?

-Мы раздадим вам наборы предметов, которые нужно, грубо говоря, реализовать, - пояснила с улыбкой Ядвига. - Кому - ваше дело, хоть друг другу! Главное правило: не выходить за пределы территории Проекта.

Мы хмуро переглянулись. Думаю, всех нас обуревали похожие эмоции… вслух их выразила Камилла.

-Но на территории Проекта никто не живет! - возмущенно заметила она, и мы активно поддержали ее. - Тут парочка магазинов и все в том роде…

Но судей смутить было трудно.

-Обычно - да, тут никто не живет, - признала Ядвига. - Но на время этого конкурса мы несколько расширили границы… вам позволят посетить несколько близлежащих домов… и выдадут лицензии, подтверждающие, что вы - участники нового Проекта. Остальное в ваших руках, в прямом и переносном смысле.

Я задумчиво кивнула, размышляя. Что ж, задание простое… я умела продавать, всегда умела, правда, - преимущественно мужчинам… достаточно широкой улыбки и эффектного декольте, и любой представитель “мира сильных” купит у меня, что угодно! Остальным конкурсантам придется труднее… даже Камилле! Ведь одних внешних данных мало, важно уметь ими воспользоваться, иначе это - лишь красивая картинка. Смотреть приятно, а проку никакого…

Полчаса спустя мы шли обратно к себе, вооруженные комплектами на продажу, списком адресов, где нам позволялось появиться, и информацией о том, что следующая встреча с судьями состоится только сутки спустя.

-У вас есть целый день, чтобы продать свой товар, - напоследок сказал Эрнест. - Цену устанавливайте сами! Кто заработает меньше всех - выбывает. Правила предельно просты, не так ли?

Мы признали, что так, после чего разошлись… не знаю, как другие, а я была настроена очень оптимистично! Я буду не я, если не заработаю больше всех!

...конец дневниковой выдержки…

 

Выдержка из дневника Василисы

После объявления условий конкурса я задержалась в зале с твердым намерением поговорить с судьями. Я сильно волновалась, но иного решения своей проблемы найти не могла… в конце концов, чтобы продать товар, нужно произвести выгодное впечатление на потенциальных покупателей… а сделать это в подобных обносках практически невозможно! Разве что давить на жалость, мол, голодаю… однако гордость (или ее остатки) делала эту идею не слишком заманчивой.

-Можно вас на пару слов? - вежливо спросила я, приблизившись к ведущим.

Они с удивлением взглянули на меня.

-Да, конечно, Василиса, - наконец, ответил Эрнест. - Что вы хотели обсудить?

В его голосе звучало любопытство; это же чувство светилось в широко расставленных янтарных глазах Ядвиги.

-Я хотела обсудить свой гардероб, - сказала я с решимостью, которой не ощущала.

-Ваш что? - непонимающе повторила Ядвига. - Гардероб?

Она с сомнением взглянула на мою видавшую виды футболку и юбку а-ля “бабушкино наследство”. В ее глазах появилось понимание, но, увы, без тени сочувствия.

-Честно говоря, я не совсем понимаю, чего вы от нас хотите, - сказал Эрнест, тоже критически оценив мой плохонький комплект.

-Я лишилась большей части своего гардероба не по своей вине! - громче, чем следовало, заявила я и нервно сглотнула. Сердце мое сильно стучало… - Это Камилла… она украла мои вещи.

Мои слова не произвели на судей должного впечатления. Они остались совершенно равнодушными.

-Ну, это не наша проблема, а ваша, - пожала плечами Ядвига. - Внутренние разборки среди конкурсантов нас мало волнуют.

-Более того, жаловаться, как в первом классе, - не лучшая тактика поведения! - присовокупил и Эрнест, осуждающе глядя на меня.

Я стояла, словно оплеванная. Давно меня так не унижали! Чувствуя, как краска густой волной приливает к щекам, я торопливо запротестовала:

-Я вовсе не жалуюсь! Я прошу помощи… мне нужна приличная одежда!

Теперь мой голос звучал, пожалуй, умоляюще, если не сказать жалобно…

-Я бы одолжила вам пару платьев, но, боюсь, наши размеры не совпадают, - насмешливо сообщила Ядвига.

Еще бы они совпадали! Ядвига возвышалась надо мной, как монумент, из ее внушительных телес можно было соорудить по меньшей мере двух подобных мне коротышек!

-Мои наряды тоже будут вам не к лицу, - с  издевательской любезностью добавил и Эрнест. Говорил он донельзя серьезным тоном, однако в черно-карих глазах то и дело мелькали озорные огоньки.

Я хотела провалиться сквозь землю, вернее, - сквозь пол… а еще лучше - стереть из памяти судий мое унизительное фиаско! Но я не обладала никакими экстраординарными способностями, поэтому все, что мне оставалось, - попытаться исправить то, что сама же и испортила.

-Извините, но вы поняли меня превратно, - собрав в горсть остатки самообладания, с мнимым достоинством произнесла я, вскинув подбородок. - Я не прошу подарить мне одежду… но, может, в рамках Проекта вы могли бы мне одолжить денег на небольшой и очень скромный шоппинг?

Я с надеждой смотрела на них. Судьи задумчиво переглянулись, явно совещаясь без слов… наконец, Ядвига со вздохом обернулась ко мне.

-К сожалению, бюджет Проекта не предусматривает такие траты… даже скромный шоппинг не включен в наши расчеты, - увидев, как вытянулось от разочарования мое лицо, женщина добавила, подбадривая меня: - Но в чем проблема? У вас есть товар, вам нужно его продать! Из полученных денег купите себе пару вещей.

-Но… - я растерянно взирала на них. - Но… вы все равно учтете те деньги, что я потрачу на шоппинг?

-Нет, - с сожалением покачала головой Ядвига. - Зато если вы останетесь в шоу, из заработанных денег сможете безболезненно потратить еще некоторую сумму на обновки. Как вам идея?

Идея была так себе, если откровенно. Я видела два варианта развития событий: либо я сразу трачу немного денег на новое платье и повышаю свои шансы на успех в конкурсе, либо рискую всем и откладываю шоппинг “на потом” - если это “потом” будет, конечно. Пожалуй, я склонялась ко второму варианту…

-Спасибо за совет, - суховато поблагодарила я ведущих и поспешно откланялась. И без того, кажется, наломала дров…

* * *

В моем пакете с товаром на продажу оказалась всяческая ерунда: декоративная косметика, простенькие украшения, брелоки, зажигалки и прочее в том же роде. Долго я изучала эту дребедень, едва сдерживая гнев. Интересно, Ядвига и Эрнест действительно думают, будто они смешно надо мной подшутили? Даже если я продам все, что мне дали (хотя сомнительно!), на заработанные деньги я в лучшем случае куплю пару колгот… даже на поясок не хватит!

-Ну, ладно, - с обидой пробормотала я себе под нос, снова упаковывая товар. - Все равно справлюсь…

И я справилась, более или менее. Я целый день обходила дома из списка разрешенных адресов, наведалась, кажется, во все квартиры… кое-где передо мной сердито захлопывали двери (“Вы с ума сегодня посходили, что ли?!”), кое-где приглашали зайти и даже соглашались приобрести какую-нибудь мелочевку… в результате я вернулась обратно под вечер, вымотанная до предела, совершенно сбившаяся с ног, с практически полностью распроданным товаром. Денег много не заработала, но хоть что-то принесла! В целом, я была собой вполне довольна.

В коридоре я столкнулась с Настасьей, которая не шла, а буквально летела, сияя своей широчайшей улыбкой. И глаза девчонки тоже сияли, да и вообще вся она словно излучала свет. У меня неприятно засосало под ложечкой, душу сковало нехорошее предчувствие. Неужели распродажа товаров была столь удачна?.. Не дай бог!

-Как успехи? - сквозь зубы спросила я, сдувая со лба взъерошенную челку. По сравнению с расфуфыренной Настасьей я самой себе казалась истинной замарашкой…

Настасья продолжала озарять округу самодовольной улыбкой Чеширского кота.

-О, все превосходно! - заявила грудастая красотка уверенным тоном. - Я неплохо заработала, знаешь ли! Я вообще умею продавать…

-А что у тебя было? Косметика? - с подозрением осведомилась я. Вдруг ей дали более перспективный товар?

Настасья беспечно пожала плечами:

-В том числе и косметика… с ней пришлось труднее, я не люблю продавать женщинам, понимаешь? - и она подмигнула мне, как сообщнице.

Меня передернуло.

-Ну, и как ты вышла из положения? - недовольно поинтересовалась я.

-О, очень просто! Я действовала через мужчин… уговаривала их позаботиться о своих, так сказать, половинках… умно, правда же?

-Весьма умно, - с прохладцей признала я и, помолчав, как бы невзначай спросила: - А что там наша стервочка? Камилла?

-Ну, не так хорошо, как я, но тоже справилась, - равнодушно отозвалась Настасья и с любопытством взглянула на меня. - Ну, а ты что? Все получилось?

-Кое-что получилось, - сдержанно подтвердила я, после чего торопливо ретировалась. Подвергаться перекрестному огню из вопросов Настасьи мне вовсе не улыбалось… достаточно было того, что улыбалась сама Настасья!

Итак, я ушла к себе в комнату - теперь, после столкновения с соперницей, совершенно разбитая уже не только физически, но и морально. Плюхнулась на кровать и так и лежала, мрачно глядя в потолок и не предпринимая никаких попыток встать и что-нибудь делать. Да и что я могла поделать?

И все-таки мой разум продолжал работать. Пока я находилась в состоянии некоей прострации, мое подсознание искало выход из тупикового положения - и нашло! Ответ всплыл на поверхность сознания, словно из ниоткуда, и оказался столь очевидным и простым, что я, вдохновленная, порывисто села в кровати и заулыбалась с энергией Настасьи.

Господи, все предельно просто! Нужно использовать Петра Ивановича… вчера он отказался очаровываться мною, и сегодня это можно использовать против него. И я использую!

...конец дневниковой выдержки…

 

Выдержка из дневника Петра Ивановича

Признаюсь: не мастак я продавать! Ну, не мужское это дело, как по мне. Так что я не особо старался, но вернулся все же не с пустыми руками. Кое-что заработал, а как иначе?

Мне, честно скажу, было совершенно все равно, выиграю я или проиграю. Сомнительный какой-то конкурс… Хотелось домой, к нормальной жизни… утомился я от здешнего дурдома! Я ведь, по сути, уже не мальчик… но ни в коем случае не старик, вовсе нет!

Было довольно поздно, когда я вернулся с ужина (который почти все мои соперники пропустили). Я не знал, чем себя развлечь и в итоге решил скрасить остаток вечера чтением - люблю это занятие! Местная библиотечка не смогла порадовать хорошей прозой, пришлось довольствоваться беллетристикой. Я отыскал произведения Акунина (уважаю его!) и завалился на кровать с книгой о приключениях Фандорина, предвкушая несколько приятных часов в компании Эрнеста Петровича и его слуги-японца Масы. Уж не поймите превратно…

Однако у Василисы, как выяснилось, были иные планы на мой счет. Вот ведь настырная бабища! Заявилась около десяти вечера, взлохмаченная, глаза горят, ноздри раздуваются - ну просто взмыленная лошадь! Стоит, дышит тяжело и прерывисто, смотрит исподлобья… и молчит!

-Ну, здравствуй, - весьма неприветливо встретил я ее. В комнату приглашать не спешил. - Что нужно?

Не очень вежливо с моей стороны, согласен! Но местные дамы меня откровенно достали! Ну, вот что ей понадобилось, скажите на милость?!

Василиса поморщилась и решила тоже отбросить вежливость. Не стала ждать, пока я предложу зайти, и протиснулась мимо меня в комнату. Я, конечно, с женщиной драться не стал и позволил ей остаться, себе на беду.

Главная истеричка Проекта уселась в кресло и мрачно воззрилась на меня. Гипнотизирует, что ли? Хе-хе… на меня эдакие штучки не действуют…

-Так и будем молчать? - недовольно буркнул я. Садиться не торопился и возвышался над ней, как скала… ради собственной же безопасности!

Наконец, Василиса соизволила заговорить. Но такое сказала, что лучше бы уж молчала!

-Вы вчера очень плохо со мной поступили! - трагическим голосом заявила она.

Вот те раз! Это когда, интересно?!

-Не помню такого, - подумав минутку, возразил я.

Она сощурилась, присматриваясь ко мне.

-Вы меня оскорбили, как женщину.

Ого, надо же! Прямо как женщину…

-Не понимаю, о чем ты, дорогая, - начиная раздражаться, проговорил я.

Она решила оправдать свою репутацию и принять разыгрывать истерику. Причем в полном объеме, с нытьем, слезами, поджатыми губами… не терплю, когда баба плачет, тем более вообще без причин.

Может, она хотела, чтоб я ее по-мужски утешил? Эта перспектива не вдохновляла совершенно… Василиса меня не особо привлекала, как, впрочем и Камилла. Я люблю женщин веселых… таких, как Настасья… и так же хорошо “оснащенных” внешне! Только постарше, конечно.

В общем, я не стал утруждать себя нежностями. Действовал иначе! Тогда мне казалось - с умом, потом выяснилось - свалял дурака. Ну, а кто не ошибается? Тем более в окружении кобр…

Я оставил ее, хнычащую, в комнате и пошел за успокоительным. Или коньяком. Или хотя бы чайком! Чем угодно, чтобы привести мадам в чувство.

Я отлучился максимум на четверть часа, а когда вернулся с валерианкой, в комнате уже никого не застал.

-Тем лучше! - беспечно решил я и снова устроился в кровати с книгой.

Я ничего дурного не подозревал и был в превосходном настроении… и не знаю, кой черт дернул меня проверить перед сном заработанный “капитал” (более, чем умеренный, скажем прямо!).

Проверил… и обнаружил, что денег там осталось кот наплакал. Пропала ощутимая сумма…

-Эх, Василиса… - крякнул я, качая головой и печально любуясь скромненькой горсткой бумажек. - Никакая ты не прекрасная… ужасная что ни на есть!

Я не ощущал ни обиды, ни злости. Только досаду.

Впрочем, что толку горевать, сам виноват - нечего было деньги без присмотра, да еще и на виду, оставлять! Искушению подверг змеюку нашу… теперь-то что причитать? Слава богу, не баба!

Я, наверное, мог устроить скандал, мог пожаловаться… мог силой отобрать (уверен, Роман мне в этом благом деле подсобил бы). Но… было три “но”!

Скандалы не по моей части - первое “но”. Жалобы - для детей (второе “но”!). Ну и последнее (и главное!) “но” - сила против женщин для меня неприемлема. Вот будь на месте Василисы мужик - другое дело, а с женщиной лучше не связываться.

Так что, укладываясь спать, я знал, что завтра моя история на Проекте завершится. И даже почти радовался этому. Да и вообще, не понимаю, зачем я согласился участвовать в подобном балагане?! Неужто много денег пообещали?

А… пустое! И без этих обещанных денег обойдусь.И не такое переживал…

...конец дневниковой выдержки...

 

Глава 7. Кулинарный бой

Выдержка из дневника Настасьи

Сегодня утром, накануне очередного конкурса, я проснулась с очень дурным предчувствием. Еще лежа в постели, я сощурилась в сторону окна, ярко озаренного солнечным светом, и попыталась понять, что приключилось с моим настроением. Может, дурной сон приснился, не отпечатавшийся в памяти, но оставивший след в душе? Или так подействовал вчерашний инцидент… когда Проект покинул Петр Иванович? Очень вероятно…

Получилось на самом деле некрасиво, если не сказать - мерзко. Нашего старичка явно “слили”... Вот только кто, любопытно бы узнать? Камилла? Василиса? Роман? Любой из них имел мотивы, возможность и достаточно подлости в характере… вне подозрений оставалась лишь я одна, ведь и без того неплохо заработала!

Я вздохнула и с хрустом потянулась. Пора было вставать и идти на завтрак, не мешало основательно подкрепиться перед еще одним испытанием.

Тем более что меня не отпускала подспудная уверенность, что оно станет для меня особенно трудным. Или даже последним?

...конец дневниковой выдержки…

Похожие статьи

Моя Гре́та, мой Э́ос
Рассказ

Стоит ли думать о чувствах, когда мир, казалось бы, летит в тартары, и климат меняется не в лучшую сторону? У героев на этот счет разные мнения… Итак, перед вами - история о Любви и Проблемах Выбора… история, которая происходит в неопределенном будущем на иной планете.

Body Positivity: Pros and Cons
Стих

They say that beauty is in the eye of the beholder... and body positivists quite agree with this postulate. But what is the danger of body positivity?

Бодипозитив: За и Против
Статья

Говорят, красота - в глазах смотрящего... и бодипозитивисты вполне согласны с этим постулатом. Но верно ли подобное отношение к внешности? В чем опасность бодипозитива?

Книга Вóрона
Сборник

Вóрон, который читает книгу… звучит странно, не правда ли? Но именно это он и делал. По крайне мере, так казалось со стороны. Впрочем, обо всем по порядку...