Елена Вахненко

ОТДАТЬ ДОЛГИ. Книга 3

Последняя часть трилогии “Отдать долги”. Приключения друзей еще не подошли к концу, и ребятам предстоит пережить еще много испытаний...

Читать первую часть

Читать вторую часть

 

ЧАСТЬ I. ПОИСК

ГЛАВА 1. Начало пути

Это была старая заброшенная хижина, составленная из необтесанных бревен и потому почти сливавшаяся с окружавшим ее лесом - густым, мрачным, полным шорохов и звуков... здесь всегда, даже в самые погожие летние дни, царили таинственный полумрак и зябкая прохлада — верхушки высоких деревьев закрывали доступ солнечному свету. У редких путников, которые иногда забредали в эту чащобу, возникала пугающая уверенность, что где-то неподалеку, среди густых зарослей, наверняка притаился оголодавший хищник...

Казалось бы, кто захочет поселиться в подобном месте? И все-таки такой безумец нашелся.

Высокий, худощавый, с гладкими вороново-черными волосами до плеч и некрасивым выразительным лицом, на котором особенно выделялись жгучие глаза и орлиный нос, этот человек неторопливо шел по заросшей тропинке, и складки его длинного одеяния скользили по траве. Приблизившись к своей более чем скромной обители, он настороженно нахмурился. Густые смоляные брови сошлись над переносицей, а во взгляде появилась тревога. В хижине кто-то был...

Вот так новость! Давненько его не навещали...

Долго гадать, кто же был неведомым гостем, не пришлось: чуть покосившаяся дверь со скрипом приоткрылась, и показалась высокая стройная фигура молодого человека в довольно экзотичном наряде, составленном из кожаного хитона и сандалий на деревянных подошвах. На широкие плечи незнакомца падали тяжелые каштановые кудри, а налитое мускулами тело золотилось смуглым загаром.

-Приветствую тебя, Хуан! - заговорил незваный гость звучным раскатистым баритоном.

Хуан прищурился, рассматривая своего визави.

-Приветствую и тебя... кто бы ты ни был.

Мужчина обнажил в улыбке белоснежные зубы:

-Я Парас. Близкий друг Аманды.

В черных глазах Хуана появилось понимание, смешанное с толикой презрительной жалости.

-Ах, вот как... БЛИЗКИЙ друг? Ну-ну.

-Что значит твое пренебрежительное выражение? - насупился Парас. На щеках его проступила краска, которую не скрыл ни загар, ни роскошные густые усы. - Ты что-то имеешь против Аманды и ее друзей?

-БЛИЗКИХ друзей, ты хочешь сказать? - насмешливо поправил маг. - Нет, против я ничего не имею. Просто я знаю печальную судьбу любовников несравненной Аманды.

-Это лишь домыслы! - вспыхнул Парас.

-И что же ты делаешь здесь в таком случае? - сочувственно поинтересовался колдун.

-Как — что? - удивился вопросу мужчина. - Пришел просить о помощи.

-Это ты так думаешь... А твоя госпожа уверена, что твое появление обозлит меня... а злить таких, как я, опасно.

Парас невольно сжал эфес своего меча.

-Не волнуйся! - примиряюще улыбнулся Хуан. - Я не стану облегчать жизнь Аманде и выполнять ее работу. Пусть она тебя убьет самостоятельно, БЕЗ моей помощи. А тебе я просто скажу «нет», о чем бы ты ни попросил.

Парас выглядел донельзя обескураженным. Он явно не ожидал такого развития разговора.

-Но ты хотя бы выслушай, о чем я прошу! - наконец, не вполне уверенно сказал друг Аманды.

Хуан равнодушно пожал плечами и скучливо поинтересовался:

-Ну, и о чем же?

-До нас дошли вести, что Ромус планирует объявить войну Эосу! - эмоционально пояснил молодой собеседник.

-И что?

-Как — что?! - возмутился Парас. - Тебя это не волнует?

-А почему меня должно это взволновать? - резонно заметил маг.

Парас растерялся.

-Ну... разве ты не против насилия? Не против войн?

Хуан издал презрительный смешок:

-Самое нелепое предположение из всех, что я когда-либо слышал... Кто сказал тебе эту чепуху? Угадаю — Аманда, не так ли?

-Ну... она, - нехотя сознался, насупившись, мужчина и тут же поспешно добавил: - Но я много слышал о тебе, Хуан! Говорят, ты искусный маг!

Похвала, пускай из уст подобного юнца, польстила Хуану.

-Это правда. Маг я неплохой, - скупо признал он, улыбнувшись уголками губ. - Но при чем здесь высокие моральные принципы? Мальчик, я в своей жизни совершал непоправимо страшные поступки... за некоторые из них я расплачиваюсь и поныне. И Аманда послала тебя ко мне в надежде, что я разозлюсь и совершу очередной непоправимый поступок.

Спокойный, даже ленивый тон, которым были сказаны эти слова, покоробил Параса. Он нервно сглотнул и попытался непринужденно рассмеяться — правда, не вполне успешно.

-Я думаю, ты преувеличиваешь.... Аманда не могла так поступить. Она любит меня!

-Хочет. Она просто тебя хочет, - мягко поправил Хуан, с жалостью глядя на своего собеседника. Красивый парень, да и неглупый, возможно... и однозначно храбрый. Ему бы жить и жить.... обзавестись женой, стать главой семьи — и погибнуть лет пятнадцать спустя в каком-нибудь бою. Но у него, увы, другая судьба — пасть жертвой страсти ненасытной властительницы Эоса...

-Я не верю! - упрямо выставил подбородок Парас. - Аманда меня любит! Она мне сама говорила!

Похоже, он убеждал не только Хуана, но и себя самого.

-А ты веришь всему, что говорят?

-Смотря кто говорит!

-Ладно, дело твое, - утомленно произнес Хуан, порядком устав от бессмысленного разговора. - Ты передал мне просьбу Аманды, теперь можешь с чистой совестью возвращаться с моим отказом.

-То есть ты твердо отказываешь?

-Да, - начал терять терпение колдун. - Я вообще не понимаю, почему Аманда решила обратиться ко мне! Кто я? Стратег, полководец? Даже не политик!

-Ты маг и умный человек, - просто ответил Парас. - А она — женщина. Ее муж погиб, ты ведь знаешь.

-Погиб... - хмыкнул Хуан. - Вопрос, от чьей руки... в любом случае, я не специалист по войнам. У Аманды хватает полководцев, полагаю.

-Она никому не доверяет.

-А мне — доверяет? - с иронией уточнил маг, невольно развеселившись. - Доверять мне было бы очень опрометчиво.

Парас хотел привести еще один аргумент, но Хуан властным жестом остановил своего собеседника.

-Хватит! - черные глаза мага вспыхнули зеленым пламенем. - Я достаточно слушал и уделил тебе чересчур много времени. А теперь прошу удалиться и оставить меня в покое, иначе я на самом деле совершу что-нибудь непоправимое.

И, кивнув на прощание ошеломленному таким окончанием беседы Парасу, маг скрылся в хижине.

* * *

-Опять Средневековье, - печально пробормотал Влад, оглядываясь по сторонам. - А я так надеялся попасть в цивилизованный мир!

Мощенная желтоватым булыжником мостовая, неторопливые экипажи и дома в стиле барокко действительно ничем не напоминали родной мир Влада. Да и прохожие, представшие в виде женщин в длинных пышных платьях и мужчин в разноцветных камзолах, париках и шляпах, разительно отличались от городских жителей многонаселенных мегаполисов. Причем дамы поодиночке не ходили — только в сопровождении кавалеров или служанок. А совсем юные особы прогуливались в компании грузных благообразных матрон неопределенного возраста - должно быть, дуэний.

-А ты думал, мы в таком прикиде очутимся в 21 веке? - проворчал Костя, с отвращением кивнув на свой изумрудный с искрой сюртук.

Влад искоса взглянул на друга и с трудом сдержал смешок. Минут сорок назад парень едва не умер от приступа истерического хохота, увидев Костю в роскошном каштановом парике, шляпе «а-ля Д'Артаньян» и совершенно несуразном ярком наряде.

«Можно подумать, ты красавец!» - огрызнулся тогда обиженный Костя — и был прав. Владу тоже пришлось нарядиться на средневековый манер. Больше всего юноше досаждала искусственная белесая шевелюра — в парике было жарко, голова вспотела, а кудри то и дело падали на глаза. И как здешняя аристократия терпит эти фальшивые космы?!

Из всех мужчин их скромной компании только Жозеф выглядел вполне органично. Ему даже не пришлось примерять парик — родная шевелюра была ничем не хуже.

-Я дам вам рекомендательные письма и введу в местное общество, - заговорила Диана. Уж она-то смотрелась просто изумительно в своем атласном декольтированном платье пурпурного цвета. Довершали изысканный образ бриллиантовым гребнем прическа и многослойное колье.

-Так ты тут своя? - хмуро поинтересовался Назар.

-Не совсем, - уклончиво отозвалась Диана. - Просто я предприняла определенные шаги, чтобы сблизиться с нужными людьми — и облегчить нам задачу.

-Значит, Хуан где-то здесь? - уточнил Влад, не зная, радоваться этому известию или нет.

Колдунья пожала плечами:

-Я не уверена. Но шансы неплохие... правда, у меня есть еще одна догадка... я ее проверю, а вы пока осмотритесь, что и как.

-Ты что, уйдешь?! - возмутился Костя.

-Отлучусь, - невозмутимо подтвердила Диана. - Ненадолго.

-И что нам тут делать в полном одиночестве?! - не унимался лучший друг Влада. - Ты ведь даже толком не объяснила, что от нас требуется.

-Сейчас от вас требуется лишь одно — акклиматизация, - хладнокровно откликнулась Диана. - Попробуйте проникнуться духом здешнего мира. А Жозеф вам поможет — он некогда был настоящим светским львом.

Влад с Костей обменялись насмешливыми взглядами, после чего обернулись к Жозефу. Последнему такое внимание явно не понравилось — как и перспектива изображать учителя хороших манер.

-Я давно уже не светский человек, - мрачно ответил он. - И все забыл.

-Такое не забывается, - возразила Диана.

* * *

Диана подозвала скучающего чуть поодаль возницу и, пошептавшись с ним пару минут, кивком предложила спутникам следовать за собой.

Они забрались в довольно потрепанную на вид карету и устроились на узких неудобных скамьях, причем Мишель, залезая внутрь, запуталась в длинном подоле собственного платья и теперь сидела красная, как рак, и старалась смотреть куда-то в сторону. Таисии с ее врожденной эльфийской грацией удалось обойтись без подобных приключений — не говоря уже о совершенной во всех отношениях Диане.

Возница издал звонкий маловразумительный клич, и экипаж, покачнувшись, тронулся с места, увлекаемый тройкой шоколадно-коричневых лошадей.

Оказалось, передвигаться с помощью такого вида транспорта не очень приятно!

Во-первых, путешественники с огромным трудом вместились в карету и сидели буквально на коленях друг у друга. А во-вторых, экипаж так трясся и подрыгивал на неровных булыжниках мостовой, что Владу вскоре сделалось дурно.

-О боже! - простонал Костя, выбираясь наружу. Судя по всему, его поездка тоже впечатлила — причем в самом плохом смысле этого слова. - Ужасный транспорт... с меня едва шляпа не слетела... вместе с париком... и лучше бы слетела! - последнюю фразу он добавил мрачным шепотом.

-Это точно, - усмехнулся Влад, помогая Таисии выйти из кареты. Сжав тонкий девичий локоть, улыбнулся одними глазами и тихо сказал — так, чтобы слышала лишь она: - Моя дорогая супруга...

Они поженились, согласно его расчетам, пару недель назад, и все еще не смогли освоиться со своим новым статусом. Казалось бы, ничего существенно не изменилось... и все-таки Влад чувствовал себя в новой роли необычно.

Таисия поймала взгляд парня и сверкнула ответной мимолетной улыбкой. А Влад в очередной раз подумал, что в жены ему досталась редкостная красотка. Средневековое облачение лишь усилило ее природную привлекательность: черные волосы были собраны в сложный узел и переплетены жемчугом, а стройность фигуры подчеркнул расшитый стразами наряд из пепельно-розового крепдешина с узким лифом и пышной юбкой в пол.

Пока Влад любовался миловидной женой, его друзья оценивали дом.

-Ну и ну! - восхищенно поцокал языком Костя, качая головой. - Это даже круче дома Хуана!

-Тоже мне, ценитель прекрасного, - раздался насмешливый голос Назара. - Хотя дом реально симпатичненький.

Заинтригованный Влад поднял голову и с любопытством взглянул на причину всеобщего ажиотажа.

Возница высадил их возле медных решетчатых ворот, за которыми простирался аккуратный парк, окружавший трехэтажный особняк розового кирпича, выстроенный с присущей стилю барокко текучестью и сложностью криволинейных форм.

-Хм... - задумчиво протянул Влад. Дом вызвал в нем противоречивые чувства. В прошлом web-дизайнер, парень обладал неплохим вкусом, а потому считал, что особняк перегружен деталями. - Даже не знаю, что сказать.

-Да, в нем слишком много всего, - согласилась с супругом Таисия.

Диана пожала плечами:

-Что вы хотите? Мы находимся в стране Агат, а здесь безраздельно властвует барокко! А этому стилю присуща некоторая изобильность.

-Некоторая? - покачал головой Влад. - Ты поскромничала...

-Неужели этот дом твой? - жадно спросил Костя, который явно не возражал против изобильности.

-Мой, - кивнула женщина. - Я его получила в подарок... от одного поклонника, - и, помолчав, с усмешкой уточнила: - Платонического.

Присутствующие мужчины посмотрели на нее с недоверием и скепсисом, но вслух комментировать ничего не стали.

«Бедный Хуан! - с жалостью подумал Влад. - Не зря он скрылся. Диана та еще штучка...»

* * *

Внутреннее убранство дома тоже отличалось чрезмерным богатством красок и форм Здесь было все: показная роскошь, обилие крупных деталей, украшенный фресками потолок, стены из расписанного мрамора и — слепящая глаза позолота, которая встречалась буквально повсюду.

Пол тоже был мраморным, выполненным в виде шахматной доски с чередованием ярко-белых и темно-розовых клеток. На верхние этажи уводила широкая лестница с витыми перилами.

-О боже! - простонал Влад, останавливаясь на пороге. - Мы тут будем жить?!

В его голосе прозвучал ужас. Парень был уверен, что заработает мигрень, пожив в эдакой разноцветице больше двух дней, и с тоской вспомнил прохладу сдержанных комнат Хуана.

Зато Назар пришел в восторг:

-Ух ты! - воскликнул он. - Красотища!

-И статуя есть! - восхитился Костя, ринувшись к скульптурному изваянию справа от лестницы, представлявшему собой полуобнаженную даму весьма округлых форм. - Милашка какая...

-Дом готов к тому, чтобы принять вас, - сказала Диана, которая, забавляясь, следила за реакцией спутников. - Гардероб, прислуга...

-Прислуга?! - перебил Костя, охрипнув от волнения. - Ну и ну!

-Да, прислуга, - кивнула колдунья, и ее карие глаза блеснули зеленым. - Без этого нельзя, раз уж вы играете роль аристократов. Идемте, я покажу вам, что и как.

Поднимаясь вслед за женщиной по мраморной лестнице, Влад пытался осмыслить новую информацию.

Огромный домина! Повсюду лепнина и позолота, бархат и мрамор! Гардероб (надо думать, для каждого — свой)! И еще — прислуга! Неужели все это — подарок загадочного «платонического» поклонника? Хотя, помнится, Диана как-то упомянула, что деньги для опытной ведьмы — не проблема. Может, россказни на счет романтичного кавалера — просто легенда? С Дианой никогда не поймешь...

Пока эти мысли вихрем проносились в голове Влада, их небольшая процессия достигла второго этажа, и хозяйка принялась демонстрировать комнаты.

* * *

-В общем, я в шоке, - резюмировал Костя минут сорок спустя, когда экскурсия по дому в стиле барокко была завершена. – Просто нет слов!

Новые обитатели особняка собрались в столовой на ленч и теперь активно делились своими впечатлениями... довольно многочисленными, надо признать.

Во-первых, - уже поминавшееся архитектурное изобилие. От позолоты, затейливого декора, вычурных скульптурных деталей и красочных картин в замысловатых рамах рябило в глазах.

Во-вторых, гостей поселили в роскошно обставленных комнатах, и каждому предоставили разнообразный гардероб. Женская половина замка пришла в восторг, обнаружив шкафы с изящными нарядами, забитые обувью полки и шкатулки с драгоценностями.

Окончательно друзей добил вид вышколенного дворецкого в черной с изумрудным отливом ливрее и весть о том, что помимо него есть еще кухарка и несколько горничных.

Ну, а последним штрихом стала уютная столовая.

-Эх… - вздохнул, оглядываясь, Костя. – Вот это жизнь! Это я понимаю…

Столовая была выполнена в мягких пастельных оттенках. В дальнем углу стояло мраморное изваяние некоего бога с виноградной кистью в руке, на стенах висело несколько картин с изображением аппетитных натюрмортов, а огромный стол, занимавший почти всю площадь помещения, буквально ломился от всевозможных яств. От одного вида вкуснейших блюд у Влада засосало под ложечкой. Черт возьми, а он, кажется, жутко голоден!

Чего здесь только не было! Горячий ароматный суп. Тушеный кролик. Овощное рагу. Заливная рыба. Рисовый пудинг. Яблочное пюре. Тарталетки с джемом. Причем разносила все эти кулинарные роскошества пухленькая девушка в коричневом форменном платье и белоснежном кружевном фартучке.

-Да, это и есть жизнь! – с удовольствием повторил Костя, накалывая на деревянную трезубую вилку ломтик картошки.

-Вроде бы ты и у Хуана не особо голодал, - сухо заметила Диана.

-Да, но все равно не сравнить… - пожал плечами парень, поливая печеный картофель густыми сливками. – У Хуана просто вкусно и сытно. А тут! Тут пир богов, не иначе! Да и обстановочка приветливее.

-Что есть, то есть, - с энтузиазмом подхватил Назар.

-А по-моему, тут всего слишком много, - тихо пробормотала Таисия. Она успела переодеться с дороги и теперь, в шелковом небесно-голубом платье, туго обтягивающем тонкую талию и пышными волнами расходящемся к полу, с высокой прической, как никогда напоминала принцессу из детской сказки.

-Давайте отставим лирику и погорим о деле, - предложила Диана. Она сидела, прямая и напряженная, как натянутая до предела струна, и к еде приступать не торопилась.

Воцарилось тяжелое молчание. Никто явно не хотел возвращаться с небес на землю и «приниматься за дело». Особенно – после нескольких часов, проведенных в томно-сахарной атмосфере сладкого мирка барокко.

-Что от нас требуется? – первым заговорил Влад, решив начать с главного вопроса.

-Пока – ничего конкретного, - помедлив, сказала женщина. - Просто влейтесь в этот мир, станьте его частью. Я, как уже сказала, ненадолго отлучусь.

-А ты уверена, что мы тебе на самом деле так уж нужны? - негромко спросил Жозеф. - Мне кажется, мы будем... не вполне кстати.

Влад был того же мнения. Обернувшись к колдунье, он принялся с жадным нетерпением ждать ее ответа.

-Возможно, я обойдусь и без вашей помощи... а может, и нет. Вы можете стать дополнительным рычагом воздействия.

-Каким же образом? - скептически поинтересовался Назар, сделав солидный глоток какого-то фруктового напитка.

-Вы значите для Хуана много больше, чем полагаете, - с грустной улыбкой пояснила Диана.

Влад недоверчиво хмыкнул. Женщина метнула в его сторону хмурый взгляд, но тему развивать не стала, заговорив о другом:

-Давайте я немного расскажу об этом мире. Познакомлю с его культурой, насколько это возможно...

-Ну, давай, - неохотно согласился Костя и с сарказмом добавил: - Предвкушаю интереснейший рассказ.

-Для нас с вами важны три страны: Агат (где мы, собственно, и находимся), Эос и Ромус. Они очень разные — здесь пересеклись несколько эпох. Думаю, не обошлось без вмешательства иных сил.

-Каких это? - насторожился Костя. - Потусторонних, что ли?

Диана досадливо поморщилась:

-Почему сразу потусторонних? Нет. Подозреваю, что на Ромус, к примеру, влияет кто-то из элиты Серых Принцев.

Слушатели озабоченно переглянулись. Наконец, Влад осторожно сказал:

-Серые Принцы... это, вроде бы, родня Хуана?

-Да, можно и так сказать, - спокойно подтвердила красавица-ведьма. - Но это к делу не относится. Итак, теперь — о каждой стране подробнее. Если сравнивать с миром Влада и Кости, то Агат — это что-то среднее между эпохой Возрождения и Средневековьем, Ромус — античный Рим, Эос — Эллада в период расцвета. С большой натяжкой, конечно... но что-то общее есть.

Она рассказывала очень долго — первые и вторые блюда успели унести, их сменили десерты и напитки. Против ожидания, рассказ был довольно увлекателен — даже для весьма далекого от культуры Кости.

Диана рассказывала о культе обнаженного человеческого тела в Эосе. О скУльптурах, которые посвящали этой теме многочисленные работы. О многобожии. О том, что жители Эоса воспринимали мир с позиции детей. О мифах и преданиях Эоса. О театральных представлениях, проводимых прямо под открытым небом — в этих красочных действах принимали участие только мужчины, используя для перевоплощения в другие образы, особенно женские, разнообразные маски.

Диана рассказывала о куда более мрачной атмосфере Ромуса. Об их жестоких и беспощадных богах. О рабстве. О принятых здесь обильных пиршествах, сопровождающихся представлениями фокусников и факиров. О гладиаторских боях.

Рассказывала об утонченности и пресыщенности аристократической верхушки Агата. Об одаренных художниках. О моде на Красоту. Об Инквизиции и кружках свободомыслящих гуманистов. О дуэлях, наконец.

Завороженный красочной повестью, Влад слушал, затаив дыхание. Диана рассказывала с таким вкусом, с таким красноречием, что парень буквально видел и воздушные храмы Эоса, и кровавые битвы гладиаторов, и роскошные балы в Агате. Эти образы были столь яркими и живыми, что у Влада появилось отчетливое впечатление совершённого путешествия.

-Хочу все это увидеть! – с восторгом заявил Костя; глаза его возбужденно горели.

-А я вот не все хочу видеть, - поежилась до сих пор молчавшая Мишель и прижалась к плечу Жозефа. – Гладиаторов, например, не очень.

-Да ты что! – воскликнул Назар не менее восторженно, чем Костя. – Это ведь самое интересное! Где еще такое увидишь?!

-Возможно, кое-что вы и увидите, - кивнула Диана. Казалось, она была польщена, что ее история так всех увлекла. – Почему нет? Правда, соваться в Ромус я бы не советовала. Это может оказаться не вполне безопасно.

-Да ладно! – отмахнулся Назар, презрительно кривя губы. – Мы натренированы опасностями. Нас какими-то принцами, пускай и серыми, не напугаешь! Правда, парни?

Парни (за исключением Жозефа) ответили дружным утвердительным эхом.

Диана, впрочем, осталась серьезной.

-С этим не шутят, - холодно сказала она. – Не судите о том, чего не знаете.

 

ГЛАВА 2. Властительница Эоса

И все-таки Аманда добилась своей цели — Парас сумел затронуть какие-то струны его души, сумел заинтересовать. Хуан с удивлением обнаружил, что хочет узнать, зачем он понадобился этой роковой особе. Неужели она решила воспользоваться столь надуманным предлогом, чтобы снова завести старую песню? Нет, это было бы глупо и самонадеянно... Впрочем, хотя Аманда и не глупа, но самонадеянна — точно.

Хуан хорошо знал себе цену и понимал, что при желании действительно мог бы оказать кое-какую помощь в конфликте с Ромусом. Возможно, не решающую, но все же... Однако вопрос: откуда Аманде это известно? По идее, она считает его едва ли ни чудаком!

Хуан завоевал репутацию алхимика, затворником живущего в диком лесу и проводящем какие-то немыслимые опыты. Предполагали, будто он стремится создать философский камень или добыть эликсир жизни. Хуан посмеивался, выслушивая подобные слухи. Он на самом деле проводил эксперименты, но они носили прямо противоположный характер. Зачем ему эликсир жизни, если вечность и так в его распоряжении? А вот какой-нибудь «эликсир смерти» несомненно пригодился бы... Поэтому Хуан, обложившись древними многотомными трудами колдунов и знахарей всех мастей, пытался сорвать с себя клеймо бессмертного. Пока — безуспешно.

У него не было никакой депрессии и, тем более, тяги к самоубийству. Он просто устал жить. Устал от взлетов и падений, устал терять... пресытился. Он больше ничего не хотел. Пора остановиться. Может, на том свете веселее? По крайней мере, это будет приятным разнообразием.

Хуан поселился в этой реальности несколько лет назад — с тех самых пор, как Кандида увлекла его за собой, уверив, что тут он найдет долгожданный покой. Какое-то время они жили в Ромусе, однако давящая атмосфера этой страны действовала на него угнетающе. Прямые, как струны, улицы, все геометрически правильное — до тошноты. И люди — пресыщенные аристократы, мнящие себя родственниками богов (по меньшей мере). Окружившись бесчисленными рабами, они вели праздный образ жизни и слишком напоминали обитателей планеты Серых Принцев. Наверное, низшие слои общества были приятнее в общении, но Хуан не собирался проверять эту теорию на практике и знакомиться с каким-нибудь ремесленником, честным тружеником.

Колдун нашел вариант куда проще — он элементарно бежал. Причем не стал искать другую реальность, остался в этой же, выбрав местечко как можно более глухое и безлюдное. И жил здесь с тех самых пор, жил одиноко и монотонно. Дикую скуку лишь однажды развеяла совершенная им вылазка в мир, который когда-то принадлежал ему с Дианой. Маг появился там инкогнито, просто побродил по знакомым улочкам и в процессе своих странствий обнаружил, что время в той (такой родной!) действительности течет гораздо медленнее. Здесь — более года. Там — едва ли месяц. Значит, для Дианы их расставание произошло совсем недавно. Тем лучше!

-Надоело, - прошептал Хуан, кроша черствый хлеб.

Уже стемнело, и маг зажег свечу, которая теперь горела перед ним на старом деревянном, грубо сколоченном столе. Огонек мигнул, потревоженный порывом ветра, и Хуану померещилось в этом неустойчивом язычке пламени лицо Дианы. Колдун вздрогнул и потряс головой, отгоняя навязчивое видение. Торопливо плеснул себе в стакан кислое выдохшееся вино из пыльной бутыли и нервно отпил. Эх, Диана, Диана…

Хуан старался думать о ней пореже, и все-таки мысли то и дело волей-неволей возвращались к бывшей возлюбленной.

Конечно, теперь, по прошествии нескольких лет, Хуан понимал, что перегнул палку и вспылил из-за пустяка. Впрочем, неудивительно – Арвен всегда действовал на него таким образом. В конце концов, этот древний доисторический маг когда-то значил для Дианы очень много. И, может быть (кто знает?), значит до сих пор…

И все-таки Хуан понимал, что переборщил – понимал, но возвращаться в прошлое отнюдь не стремился. По сути, общение как с Кандидой, так и с Дианой всегда приносило ему лишь неприятности. Поэтому прошлое лучше оставить в прошлом…

Глаза Хуана слипались, его неумолимо клонило в сон. Уронив голову на сложенные на столе руки, мужчина рассеянно подумал, что навестит Аманду завтра… после чего ускользнул в мир ночных грез.

* * *

Эос состоял из десятка городов-полисов с собственным самоуправлением, и каждый напоминал маленькое «государство в государстве». Наибольшим влиянием пользовался Афиннез, а значит, - Аманда, его верховая правительница... которая прекрасно сознавала, сколь огромной властью обладает. Пожалуй, именно подобная самоуверенность больше всего раздражала Хуана в этой роскошной во всех отношениях женщине.

Он все-таки нанес ей визит – благо при его способностях к быстрому перемещению в пространстве много времени такое путешествие не заняло.

Где-то около полудня Хуан уже был в знаменитом на весь Эос дворце, округлую крышу которого и широкую открытую террасу, подпираемую витыми колоннами, нередко изображали художники на своих полотнах. Да и окружающая местность располагала к творчеству: особняк был построен на холме, откуда открывался изумительный вид на раскинувшийся внизу город, омываемый искрящимся на солнце морем.

Хуана встретил высокий поджарый раб в одной лишь набедренной повязке и с копьем наперевес и провел его в просторную полупустую залу. Здесь не было мебели – если не считать мебелью небольшое возвышение напротив дверного проема арочной формы. Именно на этом возвышении, на мягких мехах, и возлежала Аманда. За ее спиной стоял очередной раб – на сей раз с опахалом.

Хуан усмехнулся, разглядывая Аманду. Хороша, как томная породиста кошка! Ухоженна до кончиков ногтей, безупречна настолько, что это отдает фальшью. Все же в толике несовершенства есть своя прелесть…

Шикарное тело Аманды обволакивал многослойный, традиционно не прошитый с одной стороны хитон из выбеленной ткани, а иссиня-черные волосы были уложены в модную в здешних краях прическу из переплетения кос. Не поскупилась смуглянка и на украшения: высокий лоб красотки пересекала расшитая драгоценными камнями повязка-диадема, шею обхватывало ожерелье из золотых бусин, в ушах поблескивали сережки-подвески, а на запястьях обеих рук красовались браслеты.

Но самым примечательным был грим. Хуан искренне недоумевал, почему знатные женщины Эоса наносят на лицо такое количество краски: белила, густые румяна, лазурные тени, ярко-черные брови… Всего – в переизбытке.

И все же созданный Амандой образ был очень прельстителен, хотя и несколько театрален. Эдакая загорелая жгучая брюнетка с удлиненными черными глазами и выразительным ртом... есть на что посмотреть и чем полюбоваться!

-Я знала, что ты придешь, - глухо сказала женщина. Голос у нее был глубокий, бархатный, с легкой хрипотцой. Завораживающий голос…

Хуан поморщился, но все-таки ответил:

-Да, я пришел… ты, вероятно, знаешь, почему?

Она самодовольно улыбнулась и приподнялась на локте. В разрезе хитона показалась стройная нога и округлое бедро.

-Я нравлюсь тебе. Ты будешь это отрицать, но я тебе нравлюсь.

Ответ откровенно позабавил Хуана.

-Ну-ну, - язвительно обронил маг. – Мне нравится на тебя смотреть, кто ж спорит? Ты хороша, как ваша эосская богиня. Афроделия, кажется?..

Аманда прищурилась, ноздри ее красиво очерченного носа задрожали.

-Между прочим, моя прапрабабка приходилась троюродной сестрой дочери двоюродной племянницы Афроделии! Так что в моих жилах течет толика божественной крови.

-Троюродная сестра… как там дальше? Покороче формулировки не нашлось?

Вскинув голову, властительница Афиннеза вперила в колдуна пылающий негодованием взгляд:

-Я никому не позволяю так с собой разговаривать! Это понятно?

-Вполне, - усмехнулся маг. – Не позволяй и дальше. Разве я против?

Глубоко вдохнув, женщина растянула губы в натужной улыбке и холодновато сказала:

-Может, присядешь? Разговор будет долгим.

-Твое ложе не представляется мне вполне удобным...

-Тогда, может, составишь мне компанию за обедом? Признаться, я голодна.

Предложение было заманчивым. Хуан уже не помнил, когда в последний раз ел что-нибудь по-настоящему вкусное. Хлеб, молоко, пресные каши, овощи, изредка вяленое мясо – вот, пожалуй, и весь его обычный рацион. Меню Аманды должно быть более разнообразным…

-Ладно, - сдался Хуан. – Почему бы и нет?

Аманда победоносно улыбнулась, явно посчитав первый тайм выигранным.

* * *

Трапеза действительно была выше всяких похвал, хотя, конечно, не так утонченна, как, к примеру, кухня Агата. И все-таки Хуан, отнюдь не гурман, получил истинное удовольствие от еды.

Сначала подали пропитанный вином ячменный хлеб, легкий овощной гарнир, приправленный оливковым маслом, уксусом и рыбным соусом, а также толченые бобы. Чуть позже молчаливые рабы принесли напитки, фрукты и закуски – медовые пироги, орехи и жареную пшеницу.

-Ты извини, днем я редко ем что-то существенное, - заметила Аманда, делая глоток разбавленного водой вина. – Мясо и рыбу я предпочитаю ближе к вечеру.

-Все очень вкусно и вполне сытно, - отозвался Хуан, принимаясь за второй медовый пирог. – Только не понимаю, зачем вы разбавляете вино водой?

-А в чем проблема? – удивилась женщина.

-В том, что это издевательство над отличным алкогольным напитком! – пояснил маг. – Ладно, это все лирика… Может, перейдем к делу?

-Пожалуй, - с ленивой неохотой отозвалась Аманда.

Они обедали в довольно уютной, не очень большой столовой с выложенным цветной мозаикой полом и огромными арочными окнами, свободно пропускающими солнечный свет. Блюда были расставлены на невысоком круглом трехногом столике, а сидеть пришлось на неудобных низких стульях без спинки — так называемых диффах1.

-Зачем ты меня звала? Тебе действительно нужна моя помощь? Или это снова возвращение к старой теме?

Аманда мгновение помедлила, прежде чем ответить.

-Ну… скажем так: я ни словом тебя не обманула. Боюсь, Эос ожидают непростые времена.

-Но ты не отвечаешь за весь Эос, - резонно заметил Хуан. – Только за Афиннез. И у тебя, полагаю, найдутся советники, которые разбираются в военном деле получше меня.

-Найдутся… и ты прав – я отвечаю лишь за Афиннез.

-Вот видишь…

-Что видишь?! – вспылила Аманда – кажется, вполне искренне – и продолжила с нескрываемым раздражением: - Своим советникам я доверяю мало. В случае чего они будут спасать свою собственную шкуру. А что касается других полисов… Хуан, все рассчитывают на Афиннез. И от меня ждут конкретных решительных действий.

Она сделала солидный глоток вина и, поперхнувшись, судорожно закашлялась. Отдышавшись, мрачно посмотрела на собеседника:

-Понимаешь теперь? Мне нужен мудрый советчик. Человек, которому я, к тому же, могу доверять.

-А ты уверена, что можешь мне доверять?

-Да брось ты! – пренебрежительно отмахнулась женщина. – Ты не из породы предателей.

Хуан помолчал, размышляя. Соглашаться он не собирался – с какой стати? Но понять логику Аманды хотелось.

-Но я ведь не разбираюсь в военном деле.

-Ты разбираешься во всем, - твердо заявила Аманда. – К тому же, обладаешь силами, которые мне неподвластны и непонятны.

-Плохи твои дела, если ты не нашла никого лучше меня, - криво усмехнулся Хуан. – Но объясни, зачем мне соглашаться на твое предложение? Или ты полагаешь, что я соглашусь из любви к тебе, в которую ты так неистово веришь?

Она чуть покраснела.

-Вовсе нет. Я тебе заплачу. Золотом.

Хуан чуть не расхохотался.

-Мне не нужно золото. Если понадобится, я его легко раздобуду – без чьей-либо помощи.

Аманда нахмурилась, взглянула исподлобья.

-Уверен? Подумай. Ты живешь в каком-то лесу, в одиночестве. Я обеспечу тебе достойные условия существования.

Маг с жалостью посмотрел на нее:

-Неужели ты считаешь, что я живу в лесу из-за нехватки средств? К твоему сведению, у меня есть свой собственный замок… не здесь. Далеко. Но иногда тянет к природе.

-То есть ты отказываешь мне? – зло уточнила Аманда. – Опять?

-Да, отказываю. Опять. Уж извини.

Она натянуто улыбнулась и издала смешок:

-Полагаю, ты еще можешь передумать. Мы прощаемся не навсегда.

-Будет видно, - не стал спорить маг.

* * *

Только несколько часов спустя Аманда позволила себе расслабиться и подумать обо всем, что произошло.

Она распростерлась на деревянном ложе в собственных покоях, и верная рабыня Осока принялась втирать в ее обнаженное тело целебное, изготовленное по особому рецепту, масло. Легкий массаж всегда успокаивал Аманду.

Итак, Хуан. Загадочная личность. Кто он, что ищет? Откуда появился? К чему стремится? Узнать бы ответ хоть на один вопрос…

Аманда закрыла глаза, погрузившись в воспоминания полугодичной давности.

Ей тогда наскучил очередной мимолетный любовник, и она стала присматриваться к своему окружению, устраивала всевозможные пиры, ездила в соседние полисы... а потом услышала про некоего таинственного то ли колдуна, то ли алхимика, одиноко живущего в лесу. По слухам, этот колдун-алхимик был еще нестар и хорош собой — и, конечно, умен. Аманде захотелось заполучить эдакий редкий экземпляр в свою «коллекцию». Роман с ним обещал стать куда более волнительным, чем все предыдущие интрижки.

Не без труда, но Аманжа все-таки добилась встречи с Хуаном. Оказалось, он, против ожиданий, далеко не красавец, однако что-то в нем женщину заинтересовало. В конце концов, почему бы не «распробовать на вкус» настоящего мага?

Каково же было ее изумление (и возмущение!), когда он отказал ей. ОН! ЕЙ! До сих пор при мысли об этом у Аманды начинали пылать щеки.

-Я закончила, госпожа, - подала голос Осака. - Но полежите еще немного... пусть масла впитаются.

-Хорошо, только принеси мне вина, - буркнула женщина, не открывая глаз, и продолжила цепь воспоминаний.

Что ж... поскольку Хуан категорически отказался стать ее временным спутником (да и вообще, выставил ее в глупом свете), пришлось поддаться на уговоры Параса, который давно уже вертелся возле вероломной правительницы Афиннеза.

-Можно? Я принес вино. Перехватил у Осоки.

Парас, легок на помине! Он стал ей надоедать... слишком прилипчивый, слишком угождающий. Характера — ноль. Это, конечно, не своевольный Хуан.

-Можно, - неохотно позволила женщина. Со вздохом села и потянулась, нисколько не смущаясь собственной наготы.

Парас с восторгом смотрел на Аманду. В руках у него подрагивала чаша с вином.

-Ты восхитительна!

-Знаю, знаю, - скучливо отозвалась Аманда и повелительно добавила: - Давай сюда вино, в горле жутко пересохло!

Он передал ей чашу; секунду наблюдал, как женщина жадно пьет, потом, не выдержав, рванул к ней, прижался к ее мягкому, пахнущему ароматным маслом, плечу.

-Аманда... я обожаю тебя! Боготворю!

-Перестань! - она недовольно оттолкнула его, даже поморщилась. - У меня нет настроения. Лучше подай хитон.

Он послушно отстранился, взглянул, как побитый пес.

-Хитон? Сейчас...

Глядя, как Парас суетливо ищет ее хитон, Аманда скрипнула зубами от досады. Что за невыносимое послушание! Хуан одел бы этот хитон ей на голову, а может даже насильно овладел ею... При одной мысли о возможной реакции мага она возбудилась, а потому на вновь приблизившегося к ней Параса посмотрела уже по-другому.

-Я передумала!

Она обхватила его шею руками и, нагнувшись, жадно поцеловала. Парас выронил хитон и охотно ответил на страстный порыв Аманды...

...Много позднее Парас задумчиво сказал:

-А вдруг Хуан прав?

Они лежали в обнимку прямо на полу, обнаженные и расслабленные. Минуты сладострастия остались, увы, позади...

-Ты о чем? - сонно переспросила Аманда, уткнувшись в плечо Параса.

-О том, что Хуан, может, и прав...

Она даже проснулась от удивления.

-И в чем же?

-Ну... он говорил, ты рано или поздно убьешь меня. И что ты надеялась, что эту часть работы он выполнит за тебя.

Аманда мысленно выругалась. Хуан, конечно, сказал ерунду... ну... почти ерунду. У нее вовсе не было стратегического плана по умерщвлению наскучившего любовника. Так, мелькнула абсурдная мысль, что Хуан, быть может, избавит ее от докучливого поклонника... Но это была просто мысль, не более!

-Что за чушь! - наконец, пренебрежительно фыркнула Аманда. - В жизни не слышала подобной ерунды.

-Просто многие из твоих... ну... бывших... в общем, их больше нет.

-Не все готовы расстаться со мной, - лениво пожала плечами женщина. - И предпочитают смерть жизни без меня.

Это было, в общем-то, правдой.

Аманда приподнялась на локте и окинула задумчивым взглядом Параса:

-А что предпочтешь ты, мой милый друг?

-А что? Ты уже планируешь меня оставить?

-Рано или поздно это произойдет.

Он напрягся, всмотрелся в ее лицо — так, словно искал что-то.

-Почему? Почему ты такая?

-Какая?

-Тебе мало одного мужчины?

-Смотря какого, - искренне призналась властительница самого могущественного полиса в Эосе.

-Например, такого, как ты.

«Однозначно мало!» - с усмешкой подумала Аманда, а вслух произнесла:

-Давай сменим тему, дорогой мой. Эта меня утомила...

И опять он не спорил. Ну, разве это мужчина?!

 

ГЛАВА 3. Попалась!

Ужин тянулся невыносимо медленно. Диане кусок не лез в горло, а аппетитные ароматы вызывали тошноту. Да еще и развеселая компания за столом...

Радуются, как дети! Хотя почему «как»? Дети и есть!

Наблюдать за их беспричинной радостью было почти больно. Больно при мысли, что, по сути, им плевать на Хуана. Есть он, нет его... им безразлично. Сидят, едят, улыбаются, шутят... Полны азарта! Все им нипочем!

Хотя, с другой стороны, может быть, она к ним не вполне справедлива? В конце концов, с чего бы им волноваться? Наверняка они считают, что Хуан в полном порядке. Ну, подумаешь, поссорился с любовницей! Бывает... И лишь она, Диана, знает, как опасно оставлять его в одиночестве — БЕЗ ее присмотра. В его душе слишком много всего намешано. Она умела его сдерживать, умела нащупать в его душе нужные струны... и даже порою играть на них. Без нее он снова запутается. Снова...

После утомительнейшего ужина Диана уединилась в собственной комнате и, устроившись у распахнутого окна, смотрела в ночной сад, курила и думала...

Пора собраться с силами и сделать финальный рывок. Две-три недели — и она отыщет Хуана. И, наконец-то, встретится с ним лицом к лицу. Боится ли она этого момента?

Диана прислушалась к себе и честно призналась — да, боится. Возможно, именно поэтому окружила себя такой толпой — из чувства самосохранения. И все-таки встретиться с ним придется тет-а-тет. Без свидетелей...

Вздохнув, Диана потушила сигарету и отвернулась от окна. Спать, спать... все остальное — завтра.

* * *

Утро вышло суетливым.

Нужно было наскоро объяснить правила здешней жизни своим подопечным; раздать рекомендательные письма; попрощаться, наконец. И только после этого Диана сочла возможным с чистой совестью уйти — в надежде скоро вернуться, конечно. Женщина очень сомневалась, что в реальности, в которую она собиралась, окажется Хуан, однако проверить стоило — слишком уж ее тянуло туда. ТАК Диану тянуло лишь к своему жгучему брюнету...

* * *

Диана неспешно шла по узкой, мощенной крупным булыжником улочке, с обеих сторон которой тянулись бело-розовые и бледно-зеленые одноэтажные домики с кремовыми черепичными крышами.

Мирно светило весеннее прохладное солнце, и пахло чем-то цветочно-фруктовым. Атмосфера была столь мирной и уютной, что женщина ощутила невольную тревогу. Казалось, кто-то стремится усыпить ее, притупить бдительность. Хотелось расслабиться и ни о чем не думать... а если и думать, то о чем-нибудь приятном. Например, - вспомнить самые яркие фрагменты из прошлого...

...С Хуаном она познакомилась много лет, даже десятилетий (столетий?) назад. Диана тогда жила в особняке Арвена на правах его близкой подруги.

Диана думала, она любит своего покровителя. В конце концов, он был импозантен, очень умен, обладал колоссальным колдовским даром, многократно превосходящим ее весьма неплохие магические способности, да и в роли любовника недурно проявил себя... Умел совершать красивые поступки... был внимателен, нежен... А что еще требуется женщине?

Выяснилось, кое-что все-таки требуется. Страсть. Безумие. Желание постоянно быть рядом. Любовь, одним словом... Все это Диана получила в полной мере, встретив Хуана, - и впервые поняла значение фразы «человек нужен, как воздух».

Хуан пришел к Арвену с намерением стать его учеником. Был относительно молод, решителен, а его внешняя непривлекательность с лихвой компенсировалась харизматичностью личности. Позднее выяснилось, что он, к тому же, одинокий отец маленького сына, переживший сильнейшую любовную драму.

Диана сразу увлеклась им, хотя и пыталась поначалу убедить саму себя, что этот интерес вызван простым человеческим любопытством. Но спустя какое-то время женщине пришлось признать, что простое любопытство едва ли объяснит тот факт, что ее мысли днем и ночью заняты загадочным учеником Арвена. Да и сам Хуан выказывал пассии своего наставника явную симпатию. Рано или поздно должен был произойти «взрыв». И он произошел, причем, скорее, рано, чем поздно.

Было уже около полуночи, когда Диана в тот роковой вечер постучалась в спальню Хуана. Он открыл почти сразу, как будто ждал прямо за дверью.

«Ты?!» - на его обычно бесстрастном лице проступили удивление и страх.

«Да, я» - она испытующе смотрела на брюнета, сама не зная, какой реакции от него ожидает.

Он, похоже, и сам не знал, как нужно реагировать.

«Проходи!» - мужчина посторонился, пропуская ее в свою спальню.

В комнате жарко пылал камин, было тепло и уютно. В кресле лежал ворох газет, а в пепельнице на небольшом столике дымилась сигарета. Видимо, Диана оторвала Хуана от уютного вечернего чтения.

«Извини за мой вид...» - неловко произнес Хуан, коснувшись темно-фиолетовой шелковой пижамы.

«Наоборот, тебе ужасно идет!» - хрипло пробормотала женщина и, вцепившись в его воротник, впилась в губы молодого мага жадным поцелуем.

Последующие несколько часов вспоминались с трудом. В памяти запечатлелись только лишь отдельные обрывки чувств и впечатлений. Было все: безумство, страсть, нечеловечески дикое желание, жаркая истома...

Ближе к рассвету сладострастный дурман немного рассеялся, и Диана обнаружила, что лежит на ковре у давно потухшего камина.

«Пора прощаться с жизнью» - вяло пробормотал Хуан, искоса посмотрев на женщину.

«Полагаешь?» - сонно обронила она и, протянув руку, погладила его по гладкой обнаженной груди.

Хуан поймал ее пальцы, нежно коснулся их губами. Лениво произнес:

«Боюсь, Арвен едва ли порадуется за нас...»

Впрочем, в голосе его не прозвучало и тени раскаяния.

«Арвена я возьму на себя, - пообещала Диана. - Я умею с ним обращаться. К нему нужен особый подход»

Но никакой подход не потребовался. Арвен встретил подругу грустной понимающей улыбкой, от которой у вполне хладнокровной Дианы пошел мороз по коже.

«Я знал, что это произойдет, - спокойно сказал Арвен. Его глаза светились печалью. - И знал, что я ничего не могу изменить. Любой мой поступок только ускорил бы развитие событий»

Диана похолодела. Хвала богам, Арвену не пришло в голову подойти к вопросу радикально...

Похоже, древний колдун угадал ее мысли.

«О да, я мог бы убить вас обоих, - по его губам скользнула тень усмешки. - Но я не хотел убивать тебя. А смерть одного Хуана ничего не даст. Мертвого ты любила бы даже больше»

Никогда ни до, ни после Диана не ощущала подобного облегчения.

И вновь Арвен без малейшего труда расшифровал ее чувства:

«Не радуйся понапрасну, дорогая, - сказал он, недобро щурясь. - Встреча с Хуаном — худшее, что могло с тобой произойти»

Он оказался прав, конечно. С Хуаном ей пришлось пережить многое, слишком многое. Даже собственную смерть...

...Очнувшись от воспоминаний, Диана вздохнула, потуже затянула шнурок на вороте темно-болотной накидки и набросила на голову широкий капюшон.

Да, возможно, встреча с Хуаном — худшее, что могло произойти. Но так уж случилось, и прошлого не изменить. К тому же, в этом прошлом было не только плохое. Было очень много хорошего, и ради таких, не столь уж редких, мгновений стоило рисковать.

Диана задумчиво оглядывалась по сторонам, неспешно ступая по незнакомым (и все-таки узнаваемым!) переулкам. Узнаваемым — потому что этот мирок снился ей почти каждую ночь последние полгода. И Диана тешила себя, пожалуй, немного опрометчивой надеждой, что таким вот полумистическим способом Хуан пытается намекнуть ей, где находится. Правда, с другой стороны, зачем намекать, если можно сказать прямо?.. но Хуан - это Хуан. С ним никогда не знаешь, чего ждать…

* * *

Улочка завершилась трехэтажным особняком, который, несмотря на некоторую обветшалость, на фоне остальных простоватых домов выглядел едва ли ни императорским дворцом.

Диана остановилась, сердце ее судорожно забилось. Сомнений нет – это здесь! Именно в этот потрепанный временем особняк она входила в своих снах… после чего просыпалась.

Решительно выпрямившись, Диана толкнула калитку; та со скрипом отворилась. Ощущая странное дрожащее волнение, женщина пересекла запущенный сад и вскоре уже стояла возле тяжелых дубовых дверей.

Постучать или войти без спросу? Стук могут не услышать – дом казался нежилым… Диана хмуро покосилась на тяжелый дверной молоток в форме львиной головы. Интересно, почему лев? Хуан, пожалуй, выбрал бы орла или волка… никак не льва.

Эта мысль обожгла ее, как раскаленный уголек из камина. Господи, каким безрассудством было слепо следовать голосу снов! Что она вообще тут делает?! Надо срочно покинуть эту странную реальность…

Диана уже собиралась отступить, когда дверь распахнулась, и на пороге возникла высокая фигура незнакомого дворецкого в золоченой ливрее.

Чтобы у Хуана был дворецкий?.. сомнительно… Он, в прошлом раб, ненавидел систему каст…

-Господин ждет вас, миледи, - вежливо сказал слуга, глядя на нее пустыми карими глазами. – Давно ждет.

Диана напряглась. Давно ждет? Может, все-таки Хуан?

-А кто твой господин? – строго спросила женщина, придав своему голосу повелительные интонации. – Как его зовут?

-Не знаю, госпожа.

А вот это было похоже на Хуана, любителя напустить туману…

-Ладно, - решилась Диана – Веди меня к своему таинственному господину.

В конце концов, чем она, опытная ведьма рискует?

* * *

Замок изнутри выглядел таким же запущенным, как и снаружи. Казалось, тут никто не живет… повсюду – слои пыли, стены в пятнах, воздух затхлый и, к тому же, горчит…

Поднимаясь по мраморной лестнице с потрескавшимися деревянными перилами, Диана брезгливо оглядывалась. Конечно, Хуана трудно назвать чистюлей, но у него хватило бы способностей навести минимальный порядок. Даже люди без магических способностей легко справляются с уборкой, а уж колдуны уровня Хуана – тем более.

Дворецкий поднялся на третий этаж и свернул в глухой темный коридор. Диана неохотно последовала за слугой и тут же закашлялась – здесь было еще более пыльно и душно.

-Тут не убирают никогда? – сердито спросила женщина.

-Нет.

Лаконичный и не слишком вежливый ответ окончательно разозлил Диану. Она ускорила шаг и грубо схватила дворецкого за локоть. Не хватало только хамства слуг!

-Я никуда не пойду, пока вы не дадите мне четкого объяснения, что происходит!

Слуга медленно обернулся. Диана вздрогнула и отступила на шаг, выпустив его рукав. Какое жутко пустое лицо! Неживое… как у статуи.

-Пожалуй, я пойду… - неуверенно произнесла женщина. Давно уже она не чувствовала себя так неуютно…

-Пойдешь? – голос дворецкого вдруг напитался силой и иронией и, к тому же, приобрел знакомые нотки. – Не думаю…

Диана напряглась, на лбу ее выступила испарина. Женщина уже поняла, что попала в ловушку, однако пока не знала, в какую именно.

-Я сама решу, куда мне идти и зачем, - она старалась говорить твердо и по возможности спокойно. А пока говорила – продолжала напряженно размышлять.

Ловушка, ловушка… но кто? Зачем? А может… О боги! Неужели?!

Диана судорожно вздохнула и выпрямилась.

-Арвен! – процедила она, сузив глаза. Страха больше не было. Только злость, причем – на саму себя.

Лицо лже-дворецкого поплыло, смялось… мгновение спустя на Диану смотрел насмешливо улыбающийся Арвен.

-Тебе не идет ливрея, - хмуро заметила женщина.

-Мне больше пойдет королевская мантия, - охотно согласился древний маг.

Диана знала, что проиграла и допустила непоправимую ошибку. Впрочем, Арвен – слишком сильный противник... а бесспорно лучшему проигрывать не стыдно.

-Было приятно повидаться, - сказала Диана и, круто развернувшись на каблуках, спешно направилась к лестнице.

Конечно, уйти ей не удастся. Однако стоять и ждать - не в ее правилах.

Она уже была на середине лестницы, когда мраморные ступени начали крошиться под ее ногами. Достигнуть холла женщина не успела – мир подернула тьма, и он умер. Пожалуй, вместе с ней.

 

ГЛАВА 4. Застольная беседа

Странная штука – жизнь. Еще пару лет назад она состояла из web-дизайна, Интернета, университетских забот, неприхотливых свиданий с подружками и вечернего пива с друзьями… Ну, и, конечно, из комфорта: горячей ванны, канализации и прочих прелестей развитой цивилизации. А сегодня он просыпается в средневековом замке рядом с обворожительной девушкой-эльфом, носит пышный парик и мушкетерскую шляпу, ездит в экипаже и дерется на шпагах… и в ближайших планах у него – поиски колдуна. И он даже не замечает в происходящем ничего особенного! Вот ведь парадокс...

Так размышлял Влад рано утром, несколько дней спустя после прибытия в Агат.

Сонно зевая, парень приподнялся на локтях и лениво огляделся. Их с Таисией спальня была в меру просторной и очень роскошной – чего стоила хотя бы шикарная двуспальная кровать с бархатным балдахином и ножками в форме львиных лап! Впрочем, сам Влад предпочел бы интерьер попроще, в идеале – в минималистском стиле хай-тек. Но мир барокко мало сочетается с хай-теком…

-И куда подевалась Таисия… - пробормотал парень.

Встревожиться он не успел – дверь приоткрылась, и в спальню проскользнула его красавица-супруга в длинном молочно-белом пеньюаре и с подносом в руках.

-Доброе утро, муженек! – пропела она, пристраивая поднос на прикроватном столике и присаживаясь на край постели. – Поскольку завтрак ты проспал, я принесла тебе перекусить.

-Проспал? – удивился, потягиваясь, Влад. – Уже так поздно?

-В принципе, не очень рано.

Влад спусти ноги с кровати и беззаботно заметил:

-Ну и ладно! Все равно заниматься нечем. Кстати, что ты мне принесла?

Взгляд парня устремился на поднос. При виде сырного ассорти, поджаренных хлебцев и нарезанных сочными дольками фруктов Влад ощутил спазм в желудке и понял, что дико проголодался.

-Составишь мне компанию? – предложил юноша, сооружая бутерброд из румяного хлебца и солнечно-желтых ломтиков сыра.

-Спасибо, мы все уже позавтракали, - весело сообщила девушка и, потянувшись, чмокнула молодого супруга в щеку.

-Мы все? – ревниво уточнил тот с набитым хлебом ртом. – Кто все?

-Жозеф, Мишель, Назар, Костя… - принялась с невинным видом перечислять Таисия. Глаза ее лукаво блестели. – Мы занятно провели утро… Костя постоянно смешил нас.

Влад перестал жевать и недовольно воззрился на жену:

-Тоже мне, остряк выискался! А вообще, Тая, ты должна была меня разбудить!

Таисия по-кошачьи потянулась и сладким тоном произнесла:

-В следующий раз — обязательно. А вообще, если честно, тебя было безумно скучно!

-Правда? – уже не так хмуро спросил парень.

-Хочешь, докажу?

И она доказала. На деле. Поэтому следующий час был очень увлекательным… и жарким.

* * *

Все вместе собрались только за обедом.

-Как это приятно, когда тебя обслуживают, - с удовольствием заметил Костя, вальяжно откинувшись на ажурную спинку стула. Закинув руки за голову, парень расслабленно наблюдал, как вокруг суетятся слуги: подливают напитки, наполняют тарелки, уносят грязные блюда…

-Я бы не советовал привыкать к такой жизни, - покачал головой Жозеф. – Со временем становишься слишком инфантильным.

-Ничего, я готов рискнуть, - беспечно заявил Костя. – И вообще, я, кажется, УЖЕ привык!

-Да и зачем заморачиваться заранее? – с нотой враждебности добавил Назар, хмуро покосившись на Жозефа.

Наблюдавший за сценой Влад с усмешкой подумал, что цыган откровенно недолюбливает приемного сына Дианы – во всяком случае, воинственно реагирует едва ли не на каждую его реплику. Сделав глоток чая, парень рассеянно оглядел остальных обедающих и мысленно отметил, что из мужчин, пожалуй, одному лишь Жозефу удалось со вкусом подобрать наряд и гармонично вписаться в эпоху. Остальным эта задача оказалась явно не по силам.

Назар, например, чересчур перебрал с цветистостью и декором. Практически каждая деталь его одежды блестела и переливалась, из-за чего цыган напоминал попугая или павлина.

Костя честно постарался выдержать единый стиль – вот только элегантность была другу Влада в принципе чужда, а средневековый наряд категорически не шел.

А сам Влад сознательно оделся очень просто: светлая сорочка с минимумом рюшей, брюки максимально строгого кроя (относительно строгого, конечно), высокие сапоги… В результате смотрелся он вроде бы неплохо, но слишком просто для Агата.

Зато представительницы прекрасной половины человечества были на высоте. Обе облачились во что-то воздушно-кружевное, изысканное, придавшее им, и без того отнюдь не дурнушкам, дополнительный шрам. Особенно Таисии…

-Что мне не нравится, так это здешние запахи, - заговорила эльф, оторвав от сочной виноградной грозди крупную ягодку.

-Да, правда, - согласно кивнул Влад, принюхиваясь. – Пахнет не ахти… не пойму, чем. Причем везде!

Костя с шумом втянул носом воздух и, поморщившись, завертел головой в поисках источника неприятного аромата. Ничего подходящего вроде бы не было…

-А правда, что это за вонь?!

-Вам лучше не знать, - издал смешок Жозеф.

-Почему это? – вскинулся цыган.

-Здесь… хм… плохие санитарные условия. Можно так сказать.

-В мире Хуана и Дианы тоже почти Средневековье, но такой вони нет! – возразил Назар.

-Ты верно подметил – в мире ХУАНА и ДИАНЫ! Там – их мирок. И они постарались, чтобы он соответствовал их представлениям об идеале.

-Странные у них идеалы, - пожал плечами Влад, вспоминая мрачную атмосферу реальности, в которой волею судьбы провел пару лет своей жизни.

-Да уж, идеал тот еще, - охотно подхватил Костя. – Я бы выбрал что-то более технически развитое.

-У каждого свой идеал, - спокойно откликнулся Жозеф. – Диана и Хуан находили особое очарование в средневековой романтике. И я их хорошо понимаю.

-А ты хоть бывал в технически развитых мирах? – презрительно поинтересовался Назар, делая глоток сока.

-Бывал, конечно. Хуан приглашал меня на прогулку в такие реальности… мне не понравилось.

-Не понравилось?! – поразился Костя.

-Да, - подтвердил Жозеф. – Нелепая одежда, напоминающая нижнее белье, шум, запах гари… и - атмосфера злости. Ожесточенность.

-Злости? – почти возмутился Влад. – Мы зато не устраиваем публичных казней!

-И что? – фыркнул Жозеф. – Казнь – это казнь. И я лично эти кровавые представления никогда не посещаю.

-Все равно – публичная казнь, толпа зрителей (пусть и без тебя) – это, по-твоему, атмосфера добра?

-Нет, - голос Жозефа стал увереннее, наполнился силой. Все, включая насупленного Назара, невольно затаили дыхание. – Я не говорю, что миры вроде Агата – рай на земле. Нет, конечно. Но у вас все как будто друг друга ненавидят. Бегут куда-то, не замечая никого и ничего вокруг. По-моему, вы и себя не замечаете.

Влад слушал с некоторой обидой. Родная реальность вспоминалась ему в розовых тонах. В конце концов, то был ЕГО мир. Только его…

-Ну и речь! – пришел в себя Назар. Его полные губы исказила ухмылка. – Не похоже на тебя!

Жозеф мельком взглянул на цыгана, ничего не ответив. Вместо него заговорил Влад – причем весьма сердито:

-Послушать тебя, так можно подумать, в твоем мире живут одни святые!

-В моем? – горько усмехнулся собеседник. – А где он, мой мир?

Наступила неловкая пауза. Всем сделалось не по себе, даже Назар как будто притих.

-Мы мало знаем о тебе… о твоей жизни, - наконец, мягко сказала Таисия. – Ты очень скрытен. Ничего нам не рассказываешь.

-Не рассказываю… потому что не о чем.

-Как это – не о чем? – удивился Костя. – Хотя бы о своем мире!

-У меня нет мира. Нет прошлого. Я – никто. Фантом. Помните?

-Если честно, я редко об этом вспоминаю, - честно признался Влад.

Фантом мгновение молчал, потом лаконично и, как показалось Владу, искренне произнес:

-Спасибо. Это лучший комплимент в моей жизни.

Тон, которым он это сказал, и чувство, вложенное в фразу и светившееся во взгляде, смутили Влада. Парень искоса глянул на Мишель, которую могло задеть упоминание о «лучшем комплименте», и поспешил спросить:

-Ну, а мир твоего… ммм… первоисточника? О нем – можешь рассказать?

Жозеф мрачно изучал свои переплетенные пальцы и не спешил приступать к рассказу.

-Ну, же! – не выдержал Костя.

-Действительно! – присоединился к приятелям и цыган. – Хватит скрытничать!

И Жозеф сдался.

-Жозеф-человек был сиротой, - холодновато начал он. - Лет до пяти жил в приюте при монастыре… потом сбежал оттуда.

-Сбежал? – перебил Костя. – Почему? Там обижали детей?

Жозеф чуть вздохнул:

-Нет… монашки были, скорее, добры. Но слишком уж строгие. Да и скучно там было. Я… то есть ОН… буквально задыхался.

-Никакой не ОН, а именно ТЫ! – внезапно сказала Мишель. – Ведь это был ты, ты!

Девушка выпрямилась, как струна, глаза ее горели. Владу даже показалось, что она похорошела.

Жозеф, однако, этого как будто не заметил. Напротив, он покосился на подругу с откровенным недовольством.

-Нет, Мишель, это – не я.

Голос его прозвучал настолько холодно, что Влад, опасаясь ссоры, поспешил вмешаться:

-Ладно, ладно, не будем спорить! Просто продолжай.

-Пару недель я бродил по улицам, бродяжничал… превратился в настоящего звереныша.

-А потом встретил Хуана! – с широкой улыбкой заключил Костя.

Влад пнул друга ногой под столом.

-Дай ему самому договорить! – прошипел он, мысленно кляня болтливого приятеля. Спугнет еще и без того малоразговорчивого Жозефа!

-Тем более ты не угадал, Костя, - меланхолично вставил тот. – Встретил я не Хуана, а Диану, - тон рассказчика смягчился, на губах появился намек на улыбку. И наблюдающему за фантомом Владу показалось, что Жозефа унесли волны воспоминаний.

Так оно и было. Жозеф не любил рассказывать о себе, не любил вспоминать… не любил, потому что в те далекие времена он был действительно живым: ярче и острее чувствовал, умел наслаждаться каждым прожитым мгновением… но сейчас он волей-неволей мысленно погрузился в прошлое.

Он был совсем мальчишкой тогда…

Голод. Голод был его постоянным спутником. Есть хотелось до головокружения – всегда. Вот только добыть еду было непросто…

Иногда удавалось стащить что-то съедобное на рынке – порою удачно, порою – с последствиями. Время от времени какая-нибудь добрая душа угощала его булкой или фруктами – но это случалось так редко!... и этого было слишком мало для растущего детского организма.

И вот появилась Она. Диана.

Он встретил ее на базаре возле прилавка с фруктами. Воспользовавшись тем, что женщина отвлеклась на беседу с торговцем, помогающим ей выбрать виноград и яблоки, мальчик украл ее корзинку, рассчитывая найти хлеб, сыр или, на худой конец, овощи. А обнаружив переливчатый шелк и искрящийся атлас, заплакал от обиды – в те дни он еще умел плакать.

Жозеф сидел под каким-то навесом, размазывал по щекам грязные соленые потоки и громко шмыгал носом. Роскошные, блестящие на солнце ткани в другой момент привели бы его в восторг… но сейчас паренек с бОльшим удовольствием полюбовался бы заплесневелым хлебом!

-Ты не любишь шелк? – раздался незнакомый женский голос.

Жозеф вздрогнул и вскинул голову. Над ним возвышалась статная женщина в умопомрачительном бордовом платье – кажется, именно у нее он стащил злополучную корзинку.

Густо покраснев, Жозеф пробормотал что-то невразумительное.

-Из этой ткани я хочу сшить себе платье, - пояснила красавица, присев рядом с мальчиком. - Вернее, шить буду не я, а моя портниха.

Жозеф не понял ни слова из этой краткой речи. Просто смотрел на женщину с немым восхищением – и не знал, что сказать, как оправдаться…

-Кто ты? – не дождавшись никакой реакции, мягко спросила прекрасная незнакомка.

-Жо… Жозеф… - откашлявшись, робко ответил он.

-А я – Диана. Откуда ты, милый Жозеф? Где твои родители?

-Не знаю. Их нет.

Диана свела брови, в ее шоколадного цвета глазах появилась озабоченность.

-Значит, ты сирота.

Жозеф пожал плечами. Он плохо понимал значение этого слова.

-Где ты живешь? – продолжала осторожно расспрашивать женщина.

-Нигде. Везде. На улице, - отрывисто отозвался он.

Диана покачала головой:

-Так не пойдет. Это не дело.

Жозеф сразу ощетинился:

-В приют я ни за что не вернусь! – в его голосе прозвучали воинственные нотки. Мальчишка напрягся, готовый в любой момент бежать наутек.

-Тебе в приюте было плохо?

-Да. Там плохо.

-Неужели на улице лучше?

-Лучше! – с вызовом подтвердил он.

-Зато в приюте кормят.

-А тут – свобода!

-Вот как… - удивленно протянула Диана, с интересом приглядываясь к мальчишке. – Свобода для тебя важнее еды… похвально. Что ж… - она еще пару минут поразмышляла, потом заговорила вновь: - У меня есть предложение. Приглашаю тебя к себе в гости. Поешь, вымоешься, поспишь. Захочешь - останешься навсегда. Захочешь – уйдешь. И будешь возвращаться, когда проголодаешься. Ну, как?

-Если захочу – уйду? – настороженно уточнил Жозеф.

-Да. Зачем мне удерживать тебя силой?

Паренек исподлобья взглянул на нее, мгновение помедлил, колеблясь, потом нерешительно кивнул.

В гости в Диане они ехали в шикарной карете. Кучер покосился на чумазого спутника изысканно одетой дамы с сомнением, но ничего не сказал.

........

Увидев шикарный трехэтажный особняк, окруженный не менее роскошным садом, Жозеф обомлел.

-Вы тут живете?! – он даже охрип от волнения.

-Да. Это мой дом… мой и моего близкого друга.

-Не может быть! – сдавленно ахнул парень.

-Почему же? – улыбнулась Диана, отворяя калитку. – Я не похожа на госпожу?

-Вы похожи на королеву! Но…

-Но что? – лукаво поинтересовалась женщина, ступая по присыпанной гравием аллее.

-Вы сами ходили за покупками! А у господ на рынок ходят слуги.

-Я не люблю во всем зависеть от слуг.

Дальнейшие события развивались с бешеной скоростью. Впечатлений хватило бы на год…

Богато обставленный особняк… Жозеф впервые столкнулся с подобной роскошью!

Загадочный мужчина в черном… Кажется, его звали Хуаном… Суровый и молчаливый, он скупо ронял слова и казался очень неприступным.

Сын Дианы и Хуана по имени Николя, ровесник самого Жозефа… Сначала он посматривал на юного гостя с подозрением и чуть свысока, но довольно скоро оттаял и даже взялся продемонстрировать новому знакомцу дом.

Ну, и наконец, самое главное – это вкусный и обильный ужин! Жареный картофель, мясо в горшочках, овощное рагу, а на десерт – черничный пирог… по сравнению с однообразным рационом приюта это было пиром богов.

-Ну, что? – спросила Диана ближе к ночи. – Остаешься? Или рвешься на свободу?

И Жозеф остался… не ради еды, нет. И не ради комфорта и роскоши. Только ради нее, Дианы...

........

-Эгей, на горизонте! – донесся до Жозефа чей-то настойчивый окрик. – Ты еще с нами?

Жозеф вздрогнул и, очнувшись, обнаружил, что все с любопытством смотрят на него.

-Я просто задумался, – сухо сообщил он.

-Мы говорили о неприятных запахах! – напомнил Костя, принимаясь за булку с маком.

-И о твоей жизни, Жозеф! – спешно вставил Влад, сердито покосившись на приятеля. Вот ведь бестактный тип! – Каким был твой мир? Похож на Агат?

-Отчасти. Смотря что вы имеете в виду под сходством, конечно.

-Ну… - растерялся Влад. – Дуэли, мушкетеры в плащах…

-Платья с кринолином, - мечтательно протянула Мишель, тронув кокетливое кружево у собственного ворота.

-Кареты, дворцы, слуги! – азартно подхватил Костя.

-Аристократы, балы, - завершила ассоциативный ряд Таисия. – Где-то так.

-Что ж, все это – о моем мире, - кивнул Жозеф.

-А запахи откуда? – гнул свою линию Костя.

Влад закатил глаза, но вмешиваться больше не стал.

-А откуда в таком мире возьмется то, что вы называете канализацией? Дезодорантами? Полноценной ванной с постоянной горячей водой и мылом? – резонно заметил Жозеф. – Или объяснить доходчивее? Боюсь, дамам это испортит аппетит!

-Доходчивее не стоит! – поспешно сказал Влад, заметив, как поморщилась Таисия. – И так все ясно. Хотя в мире Хуана я тоже не заметил нормальной канализационной системы, а запахов никаких.

-Это ведь их мир, - напомнил Жозеф. – Они позаботились, чтобы у средневековой романтики не было побочных эффектов. Пришлось использовать приемы магии, насколько я понимаю. Кстати, помните травы, которые оставила Диана? И велела слугам регулярно подавать отвар из них?

-Ну, помним… - насторожился Костя. – И что?

-Это профилактическое средство против всевозможных заболеваний… эпидемий… тут нередки всплески чумы, холеры и прочего. Этот отвар укрепляет иммунитет и повышает сопротивляемость организма.

Влад похолодел. Кто бы мог подумать, что поиски Хуана будут сопряжены с ТАКОЙ опасностью?! Диане стоило предупредить их…

-А сегодня нам уже подали этот отвар? – встревожился Костя, мысли которого, похоже, шли по схожей схеме.

-Нет. Его пьют перед самым сном.

Влад и Костя хмуро переглянулись. На их лицах отразилась высшая степень недовольства.

-Родиться в 21 веке, чтобы в итоге умереть от какой-то средневековой болезни! – проворчал красный от злости Костя.

-Никто из вас не умрет, - успокоил Жозеф. – По крайней мере, от болезни. Диана знала, что делала, когда подбирала состав трав.

-Жаль, мы не знали, что делаем, когда соглашались на эту авантюр, - мрачно добавил Назар.

Жозеф лишь пожал плечами.

 

ГЛАВА 5. Женщины Хуана

После визита к Аманде Хуан предпочел бы какое-то время отдохнуть от навязчивого женского общества… но женское общество было иного мнения. И на сей раз предстало в лице Кандиды.

-О нет! – простонал Хуан с ноткой театральности, обнаружив в своей хижине после прогулки по лесу бывшую любовницу.

Она сидела за столом и задумчиво листала какую-то толстую книгу в потрепанном кожаном переплете. Услышав слова Хуана, женщина подняла голову и улыбнулась.

-Привет, дорогой! Как поживаешь?

-Чудесно поживаю, - сердито отозвался Хуан, устраиваясь на соседнем табурете. – Ты что тут делаешь?

-Жду тебя, разве не ясно? – пожала плечами Кандида, откладывая книгу. Постучав по переплету длинным крепким ногтем, с любопытством спросила: - Зачем ты это читаешь?

-Потому что хочу.

-Но ведь это труд о смерти.

-Спасибо, я знаю, - ехидно отозвался Хуан.

Кандида прищурилась:

-Ты призываешь смерть, я угадала? Но зачем?

Он пожал плечами, не удостоив ее ответом. Кандида порывисто встала; подол ее длинного красно-коричневого платья всколыхнулся, на миг обнажив стройные щиколотки.

-Стоило ли прилагать столько усилий для собственного бессмертия, чтобы потом проклинать свой дар?

Черные глаза Хуана вспыхнули и тотчас погасли.

-Дар! – презрительно процедил он. – Это проклятие… а не дар. И я проявлял столько усилий не по собственной воле.

-Пустые оправдания, - фыркнула женщина.

-Тем не менее…

Канидида снова села за стол напротив Хуана и насмешливо улыбнулась своему визави.

-Просто ты все усложняешь, Хуан! Жизнь прекрасна, так пользуйся ею! Но нет. Ты обожаешь проблемы, особенно выдуманные.

-Зачем ты пришла? – устало спросил маг, уставившись на собственные переплетенные пальцы.

-Хочу выяснить, почему ты вечно бежишь от меня. Разве нам было плохо в Ромусе?

-Ромус слишком похож на Планету Серых Принцев, - мрачно буркнул Хуан.

-Это естественно. Ведь именно я и мои друзья там обосновались. И, кстати, неплохо помогли тамошнему населению.

-Ну-ну, - скептически обронил Хуан. – Новая забава… пока не надоест.

-Не преувеличивай, - поморщилась Кандида. – Опять ты все усложняешь!

-Я такой, какой есть! – зло ощерился Хуан. – И не собираюсь меняться – тем более ради тебя! И кстати… до меня дошли слухи, что Ромус начал проявлять излишнюю воинственность. Это правда?

По полным губам женщины скользнула задумчивая улыбка.

-Как знать… все возможно.

А зачем тебе это? – с досадой осведомился Хуан. – Ради шутки? Такая форма веселья?

-Лично я не имею к этой истории прямого отношения. В войну любят играть мальчики.

-Для кого-то эта война будет больше, чем просто игра, - с горечью заметил маг.

-Ты стал сентиментальным, друг мой, - усмехнулась Кандида. – С чего бы?

-Я таким был всегда, - возразил он. – Поразительно, как плохо ты меня знаешь… несмотря на общее прошлое.

-Нет, ты изменился! Тот, прежний Хуан, не искал смерти. Он любил жизнь.

-Тому Хуану было за что ее любить.

-Что ж… - женщина встала и посмотрела на Хуана сверху вниз, со смесью насмешливого сочувствия и обиды. – Мне жаль тебя, Хуан! Жизнь всегда есть, за что любить. И если ты этого не понимаешь… дело твое!

Она пожала плечами и вышла, оставив после себя тяжелый аромат пряных духов.

* * *

Мир был подернут посверкивающим сероватым туманом. Серебристая дымка клубилась искристыми облаками, рассыпалась снежными хлопьями, собиралась в абстрактные узоры и расплывчатые фигуры.

Диана силилась остановить или хотя бы замедлить это кажущееся вечным движение, но не могла. Происходило что-то странное… она словно тонула… или умирала…

Ее сознание сейчас тоже напоминало рассеянный туман: в нем таяли, не успев оформиться, мысли – разрозненные, бессвязные… иллюзорные.

Диана собрала последние силы и постаралась выловить из недр памяти самое свежее воспоминание. После нескольких неудачных попыток ей это все-таки удалось.

Запущенный сад. Древний особняк. Дворецкий с пустым остановившимся взглядом… дворецкий, обратившийся в Арвена… и, наконец, крошащаяся под ногами мраморная лестница и падение в бездну.

Вместе с памятью вернулись и силы, и Диана наконец-то смогла подчинить своей воле собственное тело.

Итак, где она и что происходит? Куда Арвен вздумал ее забросить?

Словно в ответ на эти вопросы туман на мгновение вспыхнул миллионом искр и стал рассеиваться. Проступили очертания незнакомой улицы, погруженной в жуткий красноватый полумрак. Отнюдь неробкая Диана невольно содрогнулась, присмотревшись к мрачному пейзажу: тяжело нависшему багровому небу, покосившимся лачугам, безо сякого порядка разбросанным по бескрайнему лугу с жухлой синеватой травой… по территории расхаживали странные создания: то ли слишком крупные птицы, то ли крылатые животные… Веяло чем-то потусторонним… мертвым.

Неживой мир. Мертвая реальность.

Ладно… надо что-то делать. Надо куда-то двигаться. Хотя бы в самом прямом смысле этого слова!

Поколебавшись, Диана направилась к видневшейся у горизонта темно-бордовой возвышенности. Однако стоило женщине сделать несколько шагов, как окружающий пейзаж стал стремительно меняться. Небо из багрового обратилось в малиновое, потом – в оранжевое и, наконец, окрасилось в золото. Дома то вырастали на несколько этажей, то – практически сравнивались с землей; «звероптицы» покрылись алым пухом, который вскоре обратился в пурпурное оперение, а перья, опав, обнажили смуглую пупырчатую кожу.

Диана то ступала по песку, то погружалась по щиколотку в прохладную воду, а однажды оказалась по колено в снежном сугробе.

Бывалую колдунью трудно было испугать, но сейчас ее пробрала дрожь. Тем более что женщина поняла, ГДЕ очутилась. Это был Мир Сюрреализма – или просто СЮРРЕАЛЬНОСТЬ.

…МИР СЮРРЕАЛИЗМА. Такое звучное название дал ему учитель Арвена – ныне покойный. Мир на грани Жизни и Смерти. Мир, куда попадают души умерших. Иные остаются тут на века, а кое-кто – навсегда.

Это был страшный мир. Мир, откуда не было возврата…

 

ГЛАВА 6. Назад, в прошлое…

Визит Кандиды растревожил его, вызвав слишком много воспоминаний… и слишком много чувств. Совершенно ненужных, лишних чувств.

Хуан закрыл глаза, мысленно погружаясь в прошлое. Оно оживало красочными картинами – одна ярче другой… и каждое воспоминание приносило боль.

(…воспоминания…)

…Хуан выглядел гораздо старше своего возраста. Его порою принимали за тридцатилетнего, хотя, по сути, он был совсем юн. Однако ненависть, непреходящая злость и отвратительные условия жизни сделали свое дело. Особенно постаралось солнце, безжалостно высушив кожу и оставив сетку мелких ранних морщин вокруг глаз.

Впрочем, Хуана мало волновала собственная внешность. Какая разница, как ты выглядишь, если рожден рабом?

-Хуан! – резкий окрик вывел его из раздумий.

Парень вздрогнул и обернулся.

-Чего тебе, Ирис? – хмуро спросил он, безо всякого удовольствия глядя на сухопарую неопрятную женщину в длинном глухом платье и с неровным пучком седоватых волос на затылке. Сам он был босым, с обнаженным торсом, в одних лишь старых черных брюках.

-Томасу нужен помощник. Стефан серьезно болен. У него лихорадка.

-Я не лекарь, - неприязненно заметил Хуан.

-Повторяю – Томасу нужен помощник, потому что Стефан болен!

-А я повторяю – я не лекарь!

-Включи мозги, Хуан! – разозлилась Ирис. – Ключевая фраза в данном случае – «нужен помощник», а не «Стефан болен»!

Хуан чуть покраснел, но ответил все так же воинственно:

-Томас – садовник, насколько я помню. А я в цветоводстве мало понимаю.

-Но ведь ты работаешь в поле.

-Громко сказано, - усмехнулся парень. – Мне не поручают ничего сложнее прополки и сбора урожая…

Ирис вздохнула и покачала головой:

-Что за характер… Хуан, это я предложила твою кандидатуру. Надеялась, ты будешь рад.

-Рад?! – поразился Хуан. – С чего бы?

-Неужели неясно? Если ты будешь помощником Томаса, твои жизненные условия намного улучшатся. Ты уже не будешь жить в общем бараке! У тебя будет своя комнатка в домике садовника!

Это было резонно. Однако Хуан не умел признавать свои ошибки – по крайней мере, сразу.

-Так еще хуже! – упрямо процедил, прищурившись, он. – Стефан рано или поздно поправится, и я снова вернусь в общий барак.

Ирис помрачнела:

-Боюсь, у него крайне мало шансов выздороветь…

Больше крыть было нечем. Да и не хотелось…

…Раньше жизнь Хуана протекала по одному и тому же монотонному сценарию: ранний подъем, скудный завтрак, работа в поле до темноты, небольшой перерыв на сон… Теперь же Хуан с удивлением обнаружил, что есть такие понятия, как досуг и уют.

Домик садовника был небольшим, но в сравнении с сырым общим бараком, пропахшим потом и кислым супом (именно его чаще всего подавали на завтрак) казался дворцом. К тому же, располагался в саду, вблизи господского особняка, что тоже было плюсом.

Да и Томас был добрым стариканом и не слишком бдительно следил за своим помощником, не перегружая его работой. А еще владел неплохой библиотекой – и охотно позволял Хуану в ней копаться. Правда, читал новоявленный молодой садовник с трудом, но вскоре вполне освоился и даже вошел во вкус.

Литература немного примирила Хуана с действительностью и притушила вечно тлеющее пламя его ненависти. Более того, у парня созрел план – помощник Томаса уже видел себя в роли предводителя восставших рабов. И этот план вполне мог реализоваться… не вмешайся в судьбу будущего мага Кандида.

Хуан и раньше ее видел, конечно. Хозяйская дочь, она царственно проходила по саду, начисто игнорируя слуг. Ночами напролет красотка пропадала на увеселительных мероприятиях, возвращаясь под утро, порою – в компании мужчин. И почти всегда – в одурманенном состоянии.

Хуан издали любовался своей роскошной госпожой, хотя при этом испытывал к ней понятную неприязнь. Красива, умна, богата, бессмертна… и, что важнее, - свободна. Ну как такую не возненавидеть?! Ведь в книгах, которые успел к тому моменту прочесть парень, свобода ставилась превыше всего.

Впрочем, как выяснилось, ненависть к Кандиде была довольно непрочной… или надуманной. А может, правы те, кто утверждает, будто от ненависти до любви один шаг? Как бы там ни было, но более близкое знакомство Хуана с Кандидой все расставило по своим местам.

Она подошла к нему однажды утром. Еще сонная, без макияжа, женщина была, тем не менее, хороша собой.

-Доброе утро! – поздоровалась Кандида своим низким выразительным голосом и широко зевнула, прикрыв рот ухоженной ладонью с перламутровыми ноготками.

Хуан в этот момент обрезал розовый куст.

-Доброе… - протянул парень, настороженно глядя на шикарную шатенку. Ее длинные каштановые волосы, влажные после недавнего душа, ниспадали на плечи, а изящество форм подчеркивал черно-оранжевый пеньюар с тугим поясом. Да, Кандида была очень эффектна! Но что ей нужно от него, простого слуги?!

Она смерила его задумчивым взглядом и лениво спросила:

-Тебя зовут Хуан, кажется?

Он воззрился на нее с откровенным изумлением:

-Вы знаете мое имя?!

-Да, знаю, - пожала плечами женщина, сделав глоток из большой чашки, от которой веяло густым мясным ароматом. Еще не завтракавший Хуан судорожно втянул носом воздух и подавил вздох. До чего же хочется есть!

-Ты голоден? – подняла брови Кандида.

-Рабы всегда голодны, - желчно заметил он. – Нас не перекармливают, знаете ли!

Она, против ожидания, не рассердилась, только усмехнулась и протянула чашку Хуану:

-Бери! Это только бульон, зато жирный и наваристый. Лучше, чем ничего.

Полминуты Хуан озадаченно смотрел на женщину, потом нерешительно принял чашку из ее рук и сделал неуверенный глоток. Бульон оказался горячим и очень вкусным – особенно для того, кто постоянно недоедает.

-Спасибо, - поблагодарил Хуан, вытирая губы тыльной стороной ладони. Помедлив, с подозрением добавил: - Только вот… зачем?

-Что – зачем?

-Вы всегда подкармливаете рабов?

Полные губы Кандиды дрогнули в улыбке:

-О нет! Я вовсе не благодетельница. Я угостила тебя по той же причине, по которой выяснила у садовника твое имя.

-И что же это за причина такая? – напрягся Хуан, ожидая чего угодно.

Чего угодно – но только не ответа Кандиды:

-Причина проста. Ты мне нравишься! – красотка взяла обратно свою чашку и, глядя в глаза парню, отпила бульон.

Хуан не знал, что сказать и как реагировать. В его жизни было крайне мало женщин: юные рабыни, работавшие с ним в поле, побаивались мрачноватого некрасивого брюнета, вечно погруженного в свои мысли и отличающегося слишком угрюмым нравом,. А тут – внимание со стороны господской дочери! Причем она не брезгует пить с ним из одной чашки… Хуан невольно ощутил себя польщенным.

-Я хочу, чтобы ты стал моим личным слугой, - сказала Кандида, прервав затянувшуюся паузу.

-Это предложение? – хмыкнул он.

-Это приказ! – с улыбкой поправила госпожа...

…Наступил совершенно головокружительный период в его жизни. Страстные ночи, сон до полудня, обильный завтрак в постели… затем следовал день, наполненный томной негой или адреналиновыми забавами, и веселый вечер тет-а-тет с Кандидой либо в компании ее приятелей. Все было замечательно! Правда, Хуана задевало пренебрежение, с которым знатные друзья его роскошной любовницы относились к нему, смертному рабу. Они смотрели на него, как на живую говорящую игрушку. И, как вскоре убедился парень, - не без оснований.

Конечно, были и свои положительные моменты. Причем один из них начался с довольно неприятного разговора…

Хуан и Кандида расположились на веранде: она – в кресле-качалке, он – прямо на полу возле ног женщины. Был жаркий полдень, и солнце озаряло их уединенный уголок горячим светом.

-Ты всем хорош, Хуан… - томно протянула Кандида. – Кроме одного…

-Чего же? – обиделся парень, покосившись на подругу.

Она сидела в очень расслабленной позе, забросив руки за голову, а босые ступни – на скамью. По пухлым губам женщины блуждала сонная мечтательная улыбка… Если вечерами Кандида была воплощением леди-вамп, то в дремотные дневные часы походила на породистую домашнюю кошку. И такой она нравилась Хуану гораздо больше.

-Ну, так чем же я плох? – поторопил собеседницу раб.

-Ты умен… потенциально. Но дико невежественен.

Хуан тотчас надулся и собирался ответить что-то резкое, когда Кандида лениво добавила:

-Впрочем, это поправимо…

И она начала активно это «поправлять», принявшись восполнять пробелы в образовании молодого любовника – на свой лад, конечно. Основное внимание женщина уделяла не истории, географии или математике, а магии.

Порою Хуан задавался вопросом: зачем все это Кандиде? Какая ей разница, насколько невежественен ее очередной мимолетный друг? Неужели она стесняется его? А может, ей захотелось поиграть в добрую наставницу? Хуан рассмотрел все возможности, кроме одной – искренней привязанности богатой хозяйки к своему харизматичному слуге. Ведь такие, как она, любить не умеют!

А он сам? Он, Хуан? Он – любил ее? Тогда ему казалось – да. Хотя, возможно, у него просто не было другого выхода, кроме как изобразить влюбленность – и поверить в собственную игру.

В общем-то, все шло более-менее неплохо – до той проклятой ночи, когда Кандида не смогла совладать со своим темпераментом и проявила излишнюю страстность.

Да, та ночь была переломной, послужив толчком всех последующих событий. Именно тогда Кандида, на его беду, задумалась о смертности собственного любовника – и решила преодолеть, казалось бы, непреодолимое.

-То, что ты придумала, - бред! – фыркнул Хуан, когда Кандида сообщила ему о своих планах.

-Почему? – пожала плечами женщина, намазывая на ломтик хлеба густое повидло – они как раз завтракали на террасе.

-Я – и вдруг бессмертный! Смешнее не придумаешь!

Кандида с улыбкой покачала головой:

-Ну и ну! Ты себя явно недооцениваешь! Ты достоин стать бессмертным! Считаешь, нет?

Пару минут Хуан обдумывал ее слова. Идея бессмертия была, безусловна, заманчивой…

-Возможно, и достоин, - наконец, ответил он, потянувшись к блюду с сырной нарезкой. – Но я – просто человек. Как я могу стать бессмертным? Это нереально!

-Реально или нет – судить мне! – отрезала Кандида, сузив глаза. – Ты просто скажи – да или нет.

И он сказал «да». А кто бы на его месте отказался?!.....

…Кандида начала с того, что посвятила Хуана в подробности ритуала бессмертия. Впрочем, она тут же пожалела о собственной откровенности, поскольку парень пришел в ужас от услышанного.

-Нужно принести в жертву любимого человека?! – он даже охрип от волнения.

-Ну, да, - спокойно подтвердила Кандида. Она лежала на диване в своей комнате, в одной лишь прозрачной ночнушке, и листала журнал мод. – А что?

-Как – что?! – поразился Хуан, нервно меряя помещение шагами. – Принести жертву! А овца не сойдет? Или ягненок?!

-Нет… - протянула женщина. – Нужен именно человек. И именно тот, кто тебе дорог.

-О боги! – Хуан, остановившись напротив Кандиды, смотрел на нее со смесью ужаса и отвращения. Впервые ему пришло в голову, что он, по сути, совсем не знает свою любовницу. – И где вы берете добровольцев на роль жертв?!

-Ну, это не всегда добровольцы…

-И все-таки – где?!

-Бывает по-разному, - пожала плечами Кандида. – В моем случае это была мать.

У Хуана голова шла кругом.

-Ты принесла в жертву собственную мать?!

Кандида подняла мрачный взгляд:

-Нет. Не я. Мой отец.

-Но ты ведь согласилась!

-Он предложил на выбор мать и моего тогдашнего близкого друга… которого слишком я любила, чтобы потерять.

-Но ведь это твоя мать!

-И что? – досадливо повела плечом красивая шатенка, нетерпеливо перелистнув очередную страницу. – Матери склонны к самопожертвованию! Так что – почему не она?

Хуан просто не нашелся, что ответить.

«Они не люди, - пронеслось в мыслях будущего мага. – Они… они…»

Но ни одна характеристика, даже самая агрессивная, не показалась ему достаточно красноречивой и выразительной.

-Мне трудно это понять… - выдохнул парень, помолчав. Ему сделалось дурно, и он, обессилев, опустился на пол возле дивана Кандиды.

Кандида наконец-то заметила состояние любовника. Отложив журнал, она сверху вниз посмотрела на него и с укоризной произнесла:

-Ты все усложняешь, дорогой! Какая разница, что было когда-то?

-Большая, - возразил Хуан. – Мои родители умерли… не могу сказать, что я любил их… я и не помню их толком… но убить! Как это возможно?!

Кандида вздохнула и возвела глаза к потолку.

-Хуан, Хуан! Ты меня поражаешь! Учу тебя, учу, а ты все еще невежественен!

-По-твоему, «вежественные» люди спокойно жертвуют матерями?!

-Скажу откровенно – мой отец вообще был против детей. Мать настояла на ребенке. Родила на свой страх и риск...

-Отец был против? – удивился Хуан. – А по-моему, ребенок – это здорово. Я бы не отказался о сына.

-Правда? – пробормотала женщина, задумчиво прищурившись. Знал бы он, о ЧЕМ она думала! Но он не знал…

-Правда… А почему твой отец был против?

-А зачем ребенок бессмертным? – ответила вопросом на вопрос собеседница и потрепала друга по длинным густым волосам. У того возникло импульсивное желание отодвинуться в сторону. Впервые прикосновения женщины были ему неприятны. – Мы редко заводим детей. К тому же, отец умнее покойной матери. Он понимал, что рано или поздно возникнет проблема бессмертия… и придется искать жертву. Но моя родительница настояла на своем.

-И через пару десятилетий расплатилась за свой инстинкт материнства, - желчно добавил, не удержавшись, Хуан.

-Да, - кивнула, нисколько не смутившись, Кандида. – У отца возник конфликт с ней… и он предложил мне новый вариант плана бессмертия. Я очень обрадовалась: я так боялась, что родители захотят сделать жертвенной овечкой Бертрана или Кароль, мою лучшую подругу.

Хуан не знал, что сказать. Кандида открылась ему с новой стороны, и стороны воистину ужасающей! Словно он обнаружил внутри изысканной шкатулки не украшения, а ядовитых насекомых.

-Но как можно убить бессмертного? Я имею в виду твою мать? Как вы умудрились ее убить?

-Нас можно убить, - пояснила, сладко потягиваясь, Кандида. – Хотя труднее. Мы не болеем, не стареем, наши тела легко регенерируются (даже после тяжелых ранений), да и яд, который на нас подействует, отыскать непросто… пожалуй, даже невозможно. И все-таки способы есть.

Хуан какое-то время молчал, размышляя над всем услышанным. Потом со вздохом резюмировал:

-После всего, что я узнал, бессмертие уже не кажется мне таким прекрасным… обойдусь.

-Нет уж, - нахмурилась Кандида. – Ты слишком хрупок! Ломаешься от маленькой царапинки!

«Ломаешься! – мысленно возмутился парень. – Словно я кукла!»

-В любом случае у меня нет человека на роль жертвы, - вслух сказал он. - Разве что ты.

-Ха! Идея нехороша, - насмешливо фыркнула Кандида. – Я придумаю что-нибудь получше.

И ведь придумала!.....

…Какое-то время спустя Хуан решил, что Кандида оставила свою безумную идею. Во всяком случае, никаких видимых шагов его бесшабашная красотка не предпринимала, ни о чем не заговаривала… и парень успокоился… не без тени легкого сожаления, конечно. Все-таки в течение нескольких дней он почти верил, что будет жить очень, очень долго. Бесконечно долго. Мечты, мечты!..

Полгода спустя между любовниками состоялся еще один разговор – на первый взгляд, куда более приятный. Но только на первый…

-Ты ждешь ребенка?! – Хуан был уверен, что ослышался.

-Да. Я жду от тебя ребенка, - хладнокровно подтвердила Кандида. – И хочу его оставить.

Хуан в буквальном смысле слова не верил собственным ушам. Кандида не любила детей! Да и вообще, у бессмертных крайне редко бывали дети – требовалось получить особое разрешение властей... которое давалось крайне неохотно и только в случае эмиграции на другую планету или гибели (бывало и такое!) одного из Серых Принцев.

-Мой отец очень влиятелен, - пожала плечами в ответ на эти доводы красотка. – Он договорится обо всем. Мы пообещаем, что уедем отсюда. Есть много других миров… других планет!

В конце концов, она убедила его в своей искренности, и Хуан не менее полугода представлял себе свою будущую жизнь: он, любимая женщина, сын или дочь… путешествия… достаток… свобода. Целый мир, который будет принадлежать им одним!

А потом наступило отрезвление...

-Мало того, что я вынужден терпеть этого полуграмотного типа, твоего любовничка, так еще и это! – донесся до притаившегося за дверью Хуана обозленный голос родителя Кандиды.

-Ну чем тебе мешает мой друг? – капризно протянула Кандида. – И потом, он уже не такой полуграмотный. Я его улучшила.

Подслушивающий Хуан покраснел от обиды. Улучшила?! Улучшила?! Он что – механизм?!

-Но что ты будешь делать с ним, когда он тебе надоест?

Хуан прислушался. А действительно – что?

-Он мне наскучит нескоро. Он неординарный.

-И все равно такой момент наступит. Пускай спустя столетия – наступит.

-Расстанемся, - Хуан не видел Кандиду, а только слышал, но был уверен, что она сейчас пожала плечами. - В чем проблема-то?

-Не в чем, а в ком! – снова повысил голос собеседник. – В бастарде, которого ты ждешь!

Хуан внутренне похолодел. Бастарде?! Это он так отзывается о своем будущем внуке?! Хотя чего ожидать от человека, который принес в жертву собственную жену?

-Ох, папа! – устало произнесла женщина. – Ну как ты не понимаешь?! Этот крошечный бастард – залог бессмертия моего Хуана.

-Ах, вот в чем дело… - протянул отец Кандиды после краткой паузы.

-Вот-вот! – прозвучал довольный голос его дочери. – Понимаешь теперь?

-Понимаю. А ты уверена, что это сработает?

-Сработает! Хуан романтик... Так что на роль жертвы этот ребятенок подойдет идеально.

-Возможно, возможно… что ж, тогда другое дело. Это меня вполне устраивает.

Зато это совершенно не устраивало Хуана. Похолодев, он с ужасом слушал, как решают судьбу его сына или дочери. Его ребенка приговорили еще до рождения! Ну, уж нет…

Решение созрело мгновенно. Малыш появится на свет через несколько месяцев. Значит, за этот срок нужно выбрать мир, в который он, Хуан, эмигрирует со своим ребенком. Кандида весьма неосмотрительно продемонстрировала ему Межпланетные Врата и даже съездила с ним на несколько других планет, желая расширить кругозор молодого любовника. И расширила – пожалуй, чрезмерно.

В конце концов, Хуан успешно воплотил в жизнь свой план и полгода спустя оказался на планете Земля.

А через пару лет встретил Диану… женщину, которая стала центром его новой вселенной. Которая сделала его счастливым… и разделила всю жизнь на «до» и «после».

Впрочем, зачем лишние слова? Диана была женщиной, которую он любил – и этого довольно.

Правда, оказалось, что сильные эмоции двухполюсны. Взлеты и падения. Плюс и минус. Безмятежность и гнев. Счастье и горе. Одно неотделимо от другого!

С Дианой он вкусил все стороны жизни. Было много хорошего – и много плохого. Жалел ли он хоть об одной минуте, прожитой рядом с этой удивительной женщиной? Пожалуй, нет… А это – главное.

1Дифф — низкий стул без спинки на четырех ножках, расположенных или в виде буквы X, или перпендикулярно сидению. В первом случае он легко складывался, так как само сиденье состояло из переплетенных ремней; во втором случае он не складывался, и сиденье было наглухо приделано к ножкам. Такие стулья использовались в Древней Греции.


Написан в 2014 году

Похожие статьи

Моя Гре́та, мой Э́ос
Рассказ

Стоит ли думать о чувствах, когда мир, казалось бы, летит в тартары, и климат меняется не в лучшую сторону? У героев на этот счет разные мнения… Итак, перед вами - история о Любви и Проблемах Выбора… история, которая происходит в неопределенном будущем на иной планете.

Body Positivity: Pros and Cons
Стих

They say that beauty is in the eye of the beholder... and body positivists quite agree with this postulate. But what is the danger of body positivity?

Бодипозитив: За и Против
Статья

Говорят, красота - в глазах смотрящего... и бодипозитивисты вполне согласны с этим постулатом. Но верно ли подобное отношение к внешности? В чем опасность бодипозитива?

Книга Вóрона
Сборник

Вóрон, который читает книгу… звучит странно, не правда ли? Но именно это он и делал. По крайне мере, так казалось со стороны. Впрочем, обо всем по порядку...