Елена Вахненко

ОТДАТЬ ДОЛГИ. Книга 2

Он оказался запертым в чужой реальности, чужом мире. Он потерял право вернуться назад. Но что, если ему дадут такую надежду? Не повлечет ли это за собой новые неприятности – или, как знать, новые приключения?

Читать первую часть

 

ПРЕДИСЛОВИЕ 1

-Нет, Таисия, только не умирай... - Назар в ужасе коснулся ее пылающей щеки, отвел с окровавленного лба взмокшую прядь волос. - Тая, очнись... Тая, если ты умрешь... Влад убьет меня... и это не фигура речи!

Она хрипло закашлялась, силясь выдавить из себя какие-то слова. Цыган протестующе взмахнул рукой:

-Нет, молчи. Ничего не говори. Будет лишь хуже... я и так знаю, что ты хочешь сказать. Что я не виноват.

Эльф молча кивнула, губы ее дрогнули в слабой улыбке.

-Я знаю, что не виноват... и что с того? Думаешь, Влад мне поверит? Я... я обещал защищать тебя.

Он обещал... он уже стал убийцей Жозефа, он погубил Мишель и лишил жизни незнакомого парня, и это не считая “подвигов”, совершенных в прошлом! Да, пускай не все его действия к финальному итогу (скажем прямо - к смерти!), но он хотел убить - а значит, убил, как не изменяй слова!

-Черт, черт, черт... - шептал Назар, ненавидя себя за собственное бездействие и здоровье, за то, что дышит, в то время как Таисия гаснет на глазах. Почему он жив, а она умирает?! Почему не наоборот?! Он, несомненно, предпочел бы наоборот!

Тонкие пальцы эльфа осторожно коснулись его грубой, покрытой спекшейся кровью, ладони. Взгляд цыгана пересекся со взглядом Таисии.

-Да, я не виноват, - с горечью усмехнулся цыган. - Но именно ты ранена. Ты, а не я.

Ранена?! Убита! Почти убита! Нет, нельзя так просто сидеть и смотреть на нее! Надо что-нибудь делать! Он не врач, но все же...

Назар вскочил на ноги и торопливо огляделся. Дымящиеся руины некогда прекрасного особняка на фоне темно-синего неба вызывали трепет, страх и щемящую боль.

-Да уж... - пробормотал Назар, качая головой. - Прости, Хуан, но, вернувшись, ты не узнаешь свой дом!


ПРЕДИСЛОВИЕ 2

Влад длинно выругался. Такими выражениями он не пользовался со времен школьной скамьи, когда владение уличным жаргоном считалось особым шиком и признаком “крутизны”.

-Полностью поддерживаю, - угрюмо буркнул Костя, вяло оттирая какое-то пятно на деревянном полу. Утомленно вздохнув, парень провел этой же замызганной тряпкой по потному лбу, взлохматив и без того взъерошенную и неухоженную челку. Впрочем, весь вид юноши соответствовал образу бродяги: рваные шорты непонятного оттенка, перепачканные ноги и руки, исцарапанный загорелый торс, запавшие глаза...

-Вот черт... - уныло пробормотал Влад. Вздохнув, он вскинул взгляд к неумолимо синему, лишенному малейшего намека на пасмурность, небу, после чего тоскливо обозрел бескрайние морские просторы. - Хоть качка прекратилась. И то радость.

-Не напоминай, - скривился Костя, продолжая упрямо орудовать тряпкой, в то время как его друг возвышался над ним подобно скале. - Как вспомню... меня всего выворачивало.

Влад кивнул, соглашаясь. Морских волков из них с Костей явно не вышло: неспокойное поведение водной стихии вызывало аналогичный «шторм» где-то в районе их желудков...

-А все из-за тебя! - вдруг выпалил Костя, сердито ткнув тряпкой в лодыжку бывшего сокурсника.

-Как это из-за меня?! - поразился тот.

-А разве нет?! У меня было предчувствие, что не надо затевать этот поход. Вот теперь, пожалуйста! Я скоро привыкну быть рабом!

-Я не знаю, что тебе ответить, - сухо отозвался Влад. Едва ли не впервые в жизни он не испытал обиды из-за несправедливого, с его точки зрения, обвинения. Он слишком устал, чтобы обижаться... - Я могу привести тысячу доводов, почему я так поступил, но какой смысл? Мы уже здесь.

Костя смущенно кашлянул, явно не зная, как реагировать на нестандартно спокойный ответ друга.

-Да ладно, проехали, - гораздо добродушнее проворчал он. - Надо придумать, как теперь быть.

-Может, Хуан поможет? - с надеждой предположил Влад.

Костя скептически скривился:

-Уже бы помог, если что. Нужны мы ему... у него одна Диана на уме. Бросил нас. Блин...

Их ленивый разговор прервал сердитый окрик, до боли напомнивший памятные дни в замке год назад (правда, в этом голосе отсутствовали ядовитые интонации Николя):

-Эй, ты! Чего стоишь столбом?! Работа не ждет!

Влад хмуро покосился на смуглого громилу, выглядевшего несколько ухоженнее остальных пленников. Его скудный “матросский” гардероб дополняли, помимо застиранных шорт, широкополая шляпа, “раскрашенная” липкими разводами безрукавая сорочка и открытые сандалии. 

-Я есть хочу! - капризно протянул Влад, пропустив слова детины мимо ушей.

-Потом, - отрезал тот и слегка встряхнул растрепанным хлыстом (которым, надо отдать должное, пользовался крайне редко). - А пока трудись.

-Какого черта я должен горбатиться на вас?! - взорвался Влад. Костя потянул его за щиколотку, пытаясь успокоить, однако юноша лишь отмахнулся: - Я не раб!

-Какого черта должен горбатиться? - потрескавшиеся губы собеседника тронул кривой оскал улыбки. - Такого, что тебе не подфартило. Так что терпи.

И он, самодовольно ухмыляясь, вразвалку удалился, по ходу прикрикивая на склоненных над палубой матросов и наверняка наслаждаясь своим “высоким статусом”.

Влад проводил мужчину взбешенным взглядом.

-Кретин! - выплюнул он в пространство.

-Чего ты все время задираешься? - поинтересовался Костя, искоса посмотрев на друга. - Думаешь, добьешься справедливости?

Влад поморщился и, опустившись на корточки рядом с приятелем, недовольно пояснил:

-Просто выпускаю пар. Иначе взорвусь.

Костя пожал плечами, а Влад, взявшись за свою тряпку, принялся уныло оттирать грязную палубу. Даже обеда ждать было слишком скучно - увы, ничего, помимо пресного рыбного супа и кисловатого хлеба, им не подавали...

ХХХ

Спальню пленникам заменяла душная каюта с подвешенными к потолку гамаками - своеобразными аналогами кроватей, спать в которых было не слишком удобно, особенно - во время сильной качки. Влад с ужасом вспоминал одну штормовую ночь, когда взволнованное море безжалостно подкидывало матросов в их “люльках”, а нескольких даже сбросило на пол. Наутро многие юноши проснулись с синяками и ушибами...

Этим вечером усталый и обессиленный Влад забрался в свой гамак, стараясь не думать о горячем и сытном ужине. Рядом недовольно сопел Костя. В каюте царил запах пота, и раздавались глухие проклятия: все пленники готовились ко сну и, не стесняясь в выражениях, высказывали собственные впечатления об очередных сутках каторги.

-Паршиво себя чувствую, - пожаловался Влад, мрачно глядя в темный потолок.

Ответом ему послужил скептический смешок Кости. Поворочавшись в своей не слишком комфортной постели, приятель заметил с протяжным вздохом:

-Скажи спасибо, что сегодня не ты дежуришь. И можешь поспать хоть как-то.

Что верно, то верно. Владу уже приходилось несколько раз дежурить, и никакого удовольствия он от этого не получил. Конечно, была в подобных ночных бдениях и своеобразная романтика... только “припудренная” страшным осознанием постоянной близости смерти. В конце концов, их судно было пиратским! А такие приключения хороши лишь в веселых фильмах с Джонни Деппом в роли обаятельного капитана “Черной Жемчужины” Джека Воробья. Реальность - это холод, кровь, боль и (чего скрывать?) - страх...

-Ладно, спи, - рассердившись на самого себя за невольно екнувшее сердце, вслух сказал Влад и попытался поудобнее устроиться в гамаке.

-Можно подумать, это я начал разговор! - возмутился Костя.

Влад подавил вздох и попытался расслабиться. Однако стоило ему закрыть глаза, как в воображении всплыл образ Таисии. Хрупкая большеглазая брюнетка нежно улыбалась ему и словно тянулась губами к его губам. Юноше чудилось, будто он ощущает ее теплое учащенное дыхание и сахарный аромат кожи...

Влад вздрогнул и, открыв глаза, сердито потряс головой. Похоже, он сходит с ума! Видение было так реально....

-Все же Диана была неправа, - раздался хорошо знакомый (и столь ненавистный) голос, который (парень знал это!) слышен лишь ему, Владу... - Ты любишь Таисию. Или это просто нехватка женщины?

Черт возьми! Похоже, он окончательно и бесповоротно обезумел! Впору идти к психиатру... или кто в этой дикой реальности заменяет психиатров?! Колдуны?! Шаманы?! Знахари?!

-Ну, так что? - продолжал подначивать призрак. - Любовь или похоть?

-Буду я еще оправдываться перед собственным больным воображением... - сквозь зубы пробормотал парень, надеясь, что говорит достаточно тихо. В противном случае его, чего доброго, выбросят из корабля на корм акулам как любителя поболтать с пустотой!

-Не оправдывайся, я и так знаю ответ.

-Послушай, Николя, для желающего выжить и выпросить мою помощь ты ведешь себя по-хамски! - сердитым шепотом заметил Влад. И ведь говорит же с этим невидимкой! Зачем он спорит с ним с пеной у рта?!

-А с чего ты взял, что я считаю тебя не способным любить? - усмехнулся незримый Николя. - Ведь тогда мне придется признать, что и я такой. Мы с тобой - братья-близнецы. Помнишь, я всегда это утверждал. А ты не верил.
Влад поморщился. Братья-близнецы... Нет, никогда он не согласится с такой версией реальности!

-Я хочу спать, - буркнул он и демонстративно закрыл глаза. Однако вместо сна погрузился в воспоминания месячной давности...


Глава 1. ШАГ НАЗАД

Когда Влад выскользнул из крепких объятий Морфея, окружающее пространство было подернуто сероватой рассветной дымкой. Зябко поежившись, парень нехотя открыл глаза и, широко зевая, мрачно уставился в потолок, расцвеченный робкими бликами едва рожденного солнца.

Проклятье! И почему он проснулся в такую рань?! Даже его возлюбленная спит… хотя обычно встает буквально с петухами!

Взглянув на мирно дремлющую Таисию, юноша поневоле улыбнулся (трудно не улыбаться при виде эдакого ангела!) и ласково погладил девушку по обнаженному сахарному плечу. Эльф что-то пробормотала в полусне и сладко вздохнула. 

Влад приподнялся на локте и окинул спальню, которой утренний полумрак придал несколько гнетущую атмосферу, недовольным взглядом. Темноты парень не боялся (еще чего!), однако полное шорохов и теней помещение вызывало не слишком приятные чувства.

-Не по себе, не так ли? – вдруг хрипло усмехнулась ночь. – А знаешь, почему? 

Влад похолодел, тотчас узнав этот насмешливый голос – слишком часто его самоуверенный обладатель являлся ему в кошмарах!

-Николя? – нервно сглотнул юноша и с ужасом вспомнил слова Хозяина, утверждавшего, что своей неуместной жалостью он создал собственного монстра. Неужели это правда?!

Раздался глухой смешок.

-Не бойся. У меня к тебе выгодное предложение. Практически деловое.

-Сделка с дьяволом? – попытался пошутить Влад. Противный липкий страх вцепился в него своими ядовитыми клешнями, и скрывать столь унизительные для мужчины эмоции было нелегко.

-На дьявола я не тяну, - возразил все тот же ненавистный голос. – До этого мне далековато.

«Да, дьяволом был сам Хозяин» - зло подумал Влад.

-Ты прав – именно он, - не спорила темнота.

-Только не говори, будто читаешь мои мысли, - сквозь зубы процедил парень и покосился на спящую Таисию. Не дай бог проснется и обнаружит, что ее любимый разговаривает с мертвецом! К тому же, невидимым…

-Хочешь меня увидеть? – тут же предложил Николя.

Мгновение Влад колебался. С одной стороны, встречаться лицом к лицу с бывшим палачом ему вовсе не хотелось, с другой же – лучше уж видеть своего заклятого врага, чем беседовать с пустотой.

-Ладно, - сипло прошептал Влад, с отвращением убеждаясь, что тело покрыл холодный пот. – Валяй. Покажись!

-Ты просто представь меня.

-Чего?! – опешил Влад.

-Представь, - настойчиво повторил невидимка. – Вспомни меня!

-Как будто я мог тебя так быстро забыть, - фыркнул Влад. Он никогда не отличался богатым воображением, но образ Николя слишком въелся в его память, поэтому юноше хватило минимальных усилий, чтобы мысленно воскресить облик почившего недруга.

По-утреннему зыбкое пространство комнаты тотчас ожило, по спальне поплыл жемчужный туман, и вот уже посреди помещения замерла смутная фигура с нечеткими дрожащими контурами.

Влад охнул и вцепился в покрывало. Сердце забилось, как бешеное.

Николя собственной персоной! Правда, сейчас он больше походил на нематериальную дымку, чем на живого человека, но даже этот призрачный абрис вызвал череду гнетущих воспоминаний. Вспомнился завтрак из зеленых стручков и тошнотворная склизкая масса вместо нормальной каши; всплыл в памяти удар хлыстом, оставивший свою отметку на щеке... и крохотная каморка, и закрытые решеткой окна, и первый неудачный побег... все эти картины прошлого разом нахлынули, вызвав в душе парня смесь злости, отвращения и боли.

“Я все еще его ненавижу!” - яростно подумал Влад. Отбросив покрывало, он сел на край постели, на всякий случай загородив собою Таисию.

-Я ее не трону, - пронесся по спальне вкрадчивый шепот Николя. - Не смогу при всем желании. Я пришел к тебе с одним предложением. Выгодным для нас обоих.

-И каким же? - подозрительно осведомился парень.

-Тебе нужен раб?

Вопрос был столь неожиданным, что юноша даже рассмеялся.

-Мне?! Раб?! Смешная шутка.

Николя остался на удивление серьезным.

-Подумай. Я умею быть верным рабом.

-Так ты себя предлагаешь в качестве раба?! - не поверил Влад.

-Именно, - подтвердила тень погибшего стража.

Парень с искренним недоумением уставился на бесплотного собеседника.

-Но зачем тебе это?!

Николя помедлил:

-Я хочу жить. 

-А сейчас ты что - не живешь?

-Нет, - призрачные губы тронула недобрая улыбка. - Я - не больше, чем твое воспоминание, которое живо благодаря твоей же минутной жалости. А я хочу жить по-настоящему. Пускай и в роли раба...

-Заманчивое предложение... - хищно улыбнулся Влад. - Ты - и мой раб... но разве ты не испытываешь ко мне ненависти?

-Все рабы ненавидят своих хозяев, - последовал ответ.

Влад тряхнул головой, пытаясь прийти в себя. Он спит, явно спит. Его жизнь, конечно, давно напоминает сюрреалистический театр абсурда, однако всему ведь есть предел!

-Мне не нужны рабы, - наконец твердо произнес юноша, причем на этот раз - громко и отчетливо.

-Подумай... - с нажимом сказал призрак.

-Нет! - почти закричал Влад, и звук его голоса наконец-то разбудил Таисию. Девушка пошевелилась и, грациозно потянувшись, взглянула на возлюбленного сквозь завесу густых смоляных ресниц.
-Что произошло? – сонно спросила эльф.

Парень, не по-мужски обрадовавшись возможному свидетелю, ткнул подбородком в сторону Николя:

-Видишь? Вот что произошло!

Она непонимающе уставилась в пространство перед собой.

-Я не вижу ничего.

Влад вопросительно посмотрел на Николя. Тот кивнул с явным удовольствием:

-Меня видишь только ты.

-Но я... я чувствую чье-то присутствие, - неожиданно добавила Таисия и чуть подалась вперед. Скользкое одеяло сползло с ее плеч, и девушка едва успела удержать у груди проворную материю. Влад даже вздрогнул, вообразив, что Николя вот-вот увидит полуобнаженное, прикрытое лишь тонкой тканью ночной рубашки, тело его любимой. Видеть Таю в неглиже имеет право только он, Влад!

-Ты действительно чувствуешь чужое присутствие? - с надеждой спросил Влад. - Значит, я не сошел с ума?

Таисия нежно провела кончиками пальцев по его руке:

-Что ты. Конечно, ты не сошел с ума. 

-Ты его не видишь, нет? Только чувствуешь? Это - мой злой гений. Его, по идее, нет в живых! Догадываешься, кто?

-Боюсь, что да... догадываюсь... - подтвердила девушка, сосредоточенно и с тревогой вглядываясь в темноту комнаты. - Это Николя?

-Он самый, - зло подтвердил юноша.

-Она эльф, - буркнул Николя. – Наверное, поэтому и чувствует меня. Но все-таки, Влад, ответь: что ты думаешь на счет моего предложения? Заодно отомстишь.

-Я не нуждаюсь в рабах.

-Это ты к чему? - удивилась Таисия.

-Ты не только не видишь, но и не слышишь? - мрачно уточнил Влад. Поймав утвердительный кивок девушки, хмуро пояснил: - Николя сделал мне воистину заманчивое предложение. Хочет стать моим рабом.

-Не совсем так, - тут же возразил Николя. Несуществующие глаза блеснули в полутьме молочным светом. - Я хочу стать живым... хотя бы таким образом.

-Ага, а потом ты подождешь подходящего момента, избавишься от меня, и мы поменяемся местами, - саркастично закончил Влад. - Я не поверю, что такой самовлюбленный индюк, как ты, согласится на роль раба.

-Самовлюбленный индюк? - желчно усмехнулся фантом. - Мы с тобой больше, чем родственники, не забыл?

Влад пожал плечами и, демонстративно откинувшись на подушки, привлек к себе Таисию. Ощущение живого девичьего тепла придало ему храбрости.

-Я решил следовать теории Кости. Я не верю, что у нас с тобой общее прошлое. Не верю - и все.

-Удобно, - ехидно вставил Николя.

Таисия плотнее прижалась к Владу и недовольно пожаловалась:

-Странно быть свидетельницей такого одностороннего разговора. О чем идет речь?

-Ни о чем, - помедлив, буркнул Влад и, стараясь сгладить невольную резкость, ласково погладил эльфа по плечу. - Потом расскажу.

Он снова перевел взгляд на Николя.

-Я не знаю, кто ты и зачем пришел, но рабы мне не нужны.

Николя долгое мгновение вглядывался в его лицо, потом задумчиво покачал головой:

-Я докажу тебе обратное. Но пока - да, пока мне лучше не настаивать. Но я всегда рядом, помни об этом

Он слегка поклонился и растворился в пространстве. И только оставшись тет-а-тет с Таисией, Влад осознал, что весь покрыт липким потом.

-Черт возьми, - выругался юноша. - Как мне осточертели приключения!

ХХХ

Вокруг простиралась темнота.

Не просто темнота - это было настоящая тьма бездонной пропасти, пронизанная дыханием небытия и смерти.

Любой человек на его месте испугался бы - да, любой... но ведь он - не совсем человек. Вернее, уже не человек. Ему нечего бояться. Бояться должны его. И они будут бояться.

Плавный ход мыслей прервал чей-то стон. Странник лениво обернулся на столь характерный для данного слоя пространства звук и безо всякого интереса посмотрел на смутный силуэт, отдаленно напоминающий человеческий. Призрачное создание тянуло руки к чересчур спокойному путнику, явно моля о помощи.

Он скользнул взглядом по склоненной у его ног фигуре и равнодушно проследовал дальше, продолжив оборванную цепь рассуждений.

Итак, он выжил... Пускай эту реальность трудно считать пригодной для существования, но какая, по сути, разница? Вопрос в другом: что делать дальше?

-Начну-ка я, пожалуй, с милейшей рыжеволосой дурочки, - пробормотал странник и недобро усмехнулся. - Тем более что у меня есть свой счет к Жозефу.

ХХХ

Утро было пасмурным и унылым, полностью отвечая настроению Влада. Последний вяло натягивал черный шелковый жилет, проигнорировав сорочку, хотя в среде здешних аристократов это считалось моветоном - так одевались только представители относительно низкого класса воинов. Впрочем, юноше было не до сословных предрассудков - согласно его самодельному календарю близилось лето, и нагревающийся день ото дня воздух подтверждал правильность самостоятельных расчетов. К тому же, в одном жилете, без неудобной скользкой рубашки и, тем более, камзола, он чувствовал себя куда комфортнее.

-Ну, что с тобой? - встревоженно спросила Таисия и принялась тереться о его локоть подобно кошке.

-Как это - что?! - поразился парень и, искоса взглянув на девушку, покрепче прижал ее к себе. Она еще не успела сменить тонкую полупрозрачную ночнушку на более “презентабельный” наряд, а потому выглядела особенно трогательно и мило. - Неужели не понимаешь?!

Эльф пожала плечами и, чуть отстранившись, принялась неторопливо стягивать бледно-коралловую ночную рубашку.

-Он не может тебе повредить. Он - никто. Его практически нет.

-Я не совсем понимаю, что это значит... - пробормотал Влад, наблюдая за неспешным разоблачением Таисии. 

-Если бы ты прожил столько, сколько я, ты бы ничему не удивлялся, - философски заметила девушка, и в этот момент бретельки, соскользнув с ее плеч, до пояса обнажили точеный девичий стан.

Влад судорожно вздохнул и властно обнял Таисию за талию, с силой привлек к себе.

-Не напоминай, что тебе столетия... - умоляюще прошептал он, зарываясь лицом в ее встрепанные после сна и пахнущие чем-то фруктовым волосы.

-Почему? Я сразу кажусь тебе старой? - игриво поинтересовалась она, шутливо отбиваясь.

-Нет! - выдохнул Влад. - Просто я кажусь себе ребенком...

Он не дал ей оспорить эти слова, впившись губами в ее губы - впишись яростно, страстно, ненасытно... Таисия обвила руки вокруг шеи юноши и, обхватив одной ногой его бедра, прильнула к нему всем своим юным (да, юным!) разгоряченным телом.

И какая разница, был ли Николя или, может быть, просто привиделся?

ХХХ

Когда этим утром Назар спустился в столовую, там уже вовсю хозяйничала Мишель.

-Ого! - весело воскликнул цыган, с удовольствием изучив заставленный аппетитными блюдами стол. - Ты отлично справляешься и без Дианы.

Девушка чуть покраснела и неловко ответила, с удвоенным усердием принявшись выравнивать тарелки:

-Только не скажи в присутствии Хуана. Ему это вряд ли понравится.

-Ну, я не идиот, - ухмыльнулся парень. - Мне еще жить охота, притом в человеческом облике.

Он замолчал и окинул откровенно одобряющим взглядом собеседницу. Облаченная в искристо-бежевый атласный пеньюар до пят, в ореоле рыжеватых пышных кудрей, она казалась настоящей Златовлаской.

-Ты сегодня хороша, как никогда, - неожиданно для себя самого заявил Назар. Странно, но он только сейчас заметил, насколько мила подруга Жозефа...

Мишель с удивлением покосилась на него:

-Спасибо, - неуверенно поблагодарила она. - Приятно слышать.

-А мне приятно на тебя смотреть...

Слова вырвались, словно сами по себе - Назар услышал собственный голос как будто со стороны. Хотя разве Мишель не привлекательна? Еще как! А Жозеф ему вовсе не друг...

Цыган сделал осторожный шаг по направлению к Мишель, растерянно взирающей на него и прижимающей к груди молочник. Помедлив, протянул руку и медленно провел кончиками пальцев по ее плечу.

Девушка дернулась и отпрянула; часть молока выплеснулась на пол.

-Извини, - без тени раскаяния сказал Назар. - Не сдержался. Я вытру...

-Я сама, - испуганно возразила девушка и, поспешно поставив молочник на стол, почти бегом вышла из столовой.

Оставшийся в одиночестве Назар плюхнулся на ближайший табурет и с усмешкой пробормотал:

-Ничего, отбить тебя у этого фантома труда не составит.

ХХХ

-Чего ты такой мрачный? - деловито осведомился Костя, щедро намазывая маслом толстый ломоть хлеба.

Влад покосился на Таисию:

-Уже не такой мрачный, как был, - возразил он с усмешкой и легонько сжал ладонь девушки под столом. Эльф ответила любимому понимающей улыбкой.

-А чего произошло-то? - не унимался Костя.

Влад с сомнением посмотрел на приятеля. Сказать правду? Признаться, что на рассвете ему явился образ Николя? Сочтут шизофреником - и, вполне возможно, обоснованно...

-Да так... - уклончиво протянул он и снова стиснул пальцы Таисии, теперь - предупреждая. - Просто сон плохой.

-Ну, ты даешь, так из-за сна расстраиваться! - принимаясь за тушеный картофель, поразился Костя. - Кстати, кто знает, Хуан снова не выйдет завтракать?

С тех пор, как исчезла Диана, колдун крайне редко спускался в столовую. Большую часть времени он просиживал в своей комнате либо вообще покидал замок. 

-Наверное, не выйдет, - равнодушно отозвался Назар, с аппетитом поглощая свою порцию мясного рагу.

Не умеющий молчать Костя на этом не успокоился, продолжая бодрую дискуссию:

-А Жозеф где?

--Он в своей комнате, - торопливо ответила Мишель, не поднимая взгляда от своей тарелки. - Ему... немного нездоровится.

-Нездоровится?! - изумился Влад. - Фантому?!

-Он не совсем фантом! - почему-то рассердилась рыжеволосая собеседница и даже на миг подняла голову, гневно взглянув на Влада. – Он вполне может заболеть!

-Ты потому такая грустная? - весело осведомился неугомонный Костя.

Вместо Мишель ответил Назар. Выпрямившись и отложив в сторону вилку, он цепко всмотрелся в лицо девушки и с нажимом проговорил:

-Она не грустная. Она... красивая. Особенно сегодня.

За столом воцарилось молчание. Мишель густо покраснела, Таисия недоуменно обернулась к цыгану, а Влад с Костей задумчиво переглянулись.

-Это ты к чему? - первым пришел в себя Влад, ощутив странную тревогу.

-Как к чему? - деланно удивился Назар и вальяжно откинулся на спинку стула. - Разве она не красотка?

Теперь взгляды всех присутствующих впились в Мишель. Последняя, став совсем пунцовой, отодвинула тарелку с нетронутым салатом, пробормотала невнятное извинение и торопливо вышла из-за стола.

-Ну и ну! – воскликнул Костя, когда Златовласка скрылась за дверью. - Ты к ней клеишься, что ли?!

-Разве нельзя? - изогнул смоляную бровь тот.

-Нельзя, конечно! - возмутился Костя. - Приятельниц друзей нельзя обхаживать - это закон!

-Согласен, - активно поддержал его Влад, вдруг вообразив, что этот белозубый смуглый красавец начнет соблазнять Таисию. Да у него, Влада, не останется тогда ни единого шанса!

Назар презрительно скривился и, подхватив с блюда ломтик сыра, недовольно процедил:

-Друг? А с каких это пор Жозеф превратился в моего друга?

Влад не нашелся с ответом. А действительно - с каких? Жозеф не помогал Назару в замке год назад, да и за последние месяцы не предпринял ни единой попытки сблизиться с цыганом.

-А ты что, влюбился в нее? - с любопытством спросил Костя.

Назар поморщился:

-Что значит - влюбился? Она хорошенькая, вот и все. А кроме нее женщин в округе нет. Ты, Таисия, не в счет - ты-то как раз подруга моего приятеля.

-И на том спасибо... - пробормотал Влад, положив ладонь на колено Таисии и словно заявив таким образом о своих правах на очаровательную брюнетку.

-У тебя в любом случае ни малейших шансов, - суховато сообщила эльф, исподлобья взглянув на цыгана. Маленькая, хрупкая, с иссиня-черными волосами, гладким полотном опускающимися к ее плечам, она излучала невероятную внутреннюю силу и явно обладала стальным характером.

Костя рассмеялся, а Влад облегченно перевел дыхание. Назар же, напротив, сохранил невозмутимость:

-Ты только говоришь так. Я бы доказал тебе обратное. Но не хочу ссориться с Владом.

-Намекаешь, что красивее его? - язвительно уточнила Таисия. - Ну, так смею тебя заверить, что мужчины моего племени несравнимо привлекательнее вас обоих. Внешность для женщин играет не очень важную роль. А всего остального в моем Владе в избытке.

Моем Владе! Эти слова подействовали подобно волшебному бальзаму, пролитому на давно незаживающую рану. Влад сразу расслабился и даже сумел пошутить:

-Да, я настоящий мачо. Правда, детка?

-Не знаю, кто такой мачо, но ты - мужчина. Настоящий мужчина

-Это глупый разговор, - насупился Назар. - Речь не о том. Какая разница, сколько у меня шансов? Я не буду отбивать подругу у друга, вот и все. Остается Мишель. Вообще без женщины я уже замаялся. Тебе, Тая, этого не понять. Зато Костя, по идее, должен бы. Как давно ты ни с кем не спал, Костя?

Костя порозовел и отвел взгляд:

-Неважно. Мне как-то не до того было.

-Просто у тебя хилый темперамент, - возразил цыган. - А я мужчина горячий.

-Ничего не хилый! - возмутился Костя. - Просто...

-Так, что тут за спор? - прервал разгорающуюся ссору чей-то недовольный властный голос.

В дверях стоял Хуан: высокий, худощавый, в неизменной черной сутане. Маг сильно осунулся за последнее время, отчетливее проступили скулы, и лицо из просто своеобразного и выразительного превратилось в почти некрасивое. Даже глаза перестали гореть прежним неуемный огнем - взгляд потух, казался мертвым...

-Влад, мне нужно кое-что обсудить с тобой, - заговорил колдун.

-И что же? - насторожился тот. Слишком памятной была просьба Хуана убить его...

-Ничего опасного, - тонкие губы изогнулись в отдаленном подобии улыбки. - Идем.

Тяжело вздохнув, парень последовал за хозяином особняка.

ХХХ

Как только Влад переступил порог комнаты Хуана, последний захлопнул дверь и молча указал на ближайший стул.

-Садись! - сухо велел колдун, сам расположившись в любимом кресле у окна.

Влад послушался. Устроившись на неудобном табурете, он с тревогой огляделся. Мрачноватая комната мага никогда не располагала к комфортному отдыху, и исчезновение кареокой красавицы-ведьмы только усугубило положение: повсюду лежал толстый слой пыли, густые шторы закрыли доступ солнечному свету, а воздух пропах душным ароматом благовоний из запасов незабвенной Дианы...

-Итак, - заговорил колдун, потянувшись за сигаретами. Если раньше он курил редко, то после исчезновения своей подруги почти не расставался с табаком. Сделав затяжку, Хуан продолжил: - Хочу тебе кое-что сообщить.

-Если опять надо кого-то убить, то я пас, - торопливо вставил Влад. - Попроси лучше Назара. 

Хотя, может, предложить эту роль Николя? Почему нет? Господи, о каких глупостях он думает!

-Не говори ерунды, - отмахнулся Хуан, откинувшись в кресле и устало прикрыв ладонью глаза.

Влад желчно усмехнулся:

-Знаешь, пару месяцев назад ты не считал это ерундой.

Хуан выпрямился, лицо его словно окаменело. Он затушил сигарету прямо о столешницу и вперил в собеседника вспыхнувший злостью (и жизнью!) взгляд. 

-Не напоминай о том времени. Никогда не напоминай!

-Извини, - немного смутился Влад. - Но мне, если честно, то время тоже вспоминать не хочется. 

-Итак, - повысил голос Хуан, прерывая его на полуслове. - Я собираюсь на какое-то время покинуть замок.

-Покинуть? - встревожился Влад. - А... а как мы тут будем без тебя?

-А я что вам, мамочка? - рассердился маг. - Вы все - взрослые люди.

Юноша хмуро взглянул на него:

-Да, но это когда мы в привычной среде. В своем мире я знал, что нужно сделать, чтобы выжить, прокормиться, наконец. А тут? Что мы есть будем?

-Ах, вот ты о чем! - презрительно протянул Хуан, сразу расслабившись. - Не волнуйся. Схема налажена. Просто мне вовсе не хочется, чтобы в мое отсутствие вы оставили от замка одни руины.

-Не преувеличивай наших возможностей, - улыбнулся Влад. - Мы при всем желании не сумеем этого сделать.

Хуан не ответил на его улыбку:

-Надеюсь. Ладно, это все.

-Все?! - поразился парень. - А зачем было приглашать меня для этого к себе в комнату? Я уж такого себе навоображал!

Маг пожал плечами:

-Меня мало волнует, что ты там себе придумал. Можешь идти.

Влад поднялся и сверху вниз сердито посмотрел на собеседника:

-Ты стал невыносим, Хуан! Просто невыносим! Я понимаю, у тебя горе, но у меня тоже. Я лишился всех своих родственников.

Хуан задумчиво взглянул на него:

-Ты на самом деле переживаешь из-за этого?

-Нет, блин! - вспыхнул Влад. - Я черствый сухарь, и мне плевать на родителей, на братьев-сестер!

Колдун помедлил, прежде чем сказать:

-Я собираюсь отправиться в деревню жрецов. Там находится очень мощная библиотека магической литературы. Хочешь - идем со мной.

-Зачем это?

Хуан возвел взгляд к потолку:

-О боги! Как ты туго соображаешь!

Влад покраснел:

-Слушай, я тебе благодарен за гостеприимство, но всему есть предел. Прекрати оскорблять меня.

Хуан вынул очередную порцию табака, причем Влад отметил, что это не тот крепкий сорт, который маг выбирал в прошлом, а предпочитаемые Дианой, довольно легкие, сигареты. Колдун, поймав взгляд юноши и, видимо, правильно его истолковав, поморщился:

-А разве ты меня сейчас не оскорбляешь? Меня, например, задевает выражение, с которым ты смотришь на меня. Если мы начнем предъявлять друг другу претензии, поссоримся по-настоящему. Ты этого хочешь?

-Хочу ли я поссориться с опытным черным магом? - деланно рассмеялся Влад. - Ты что! Я не самоубийца.

-Заметь, только что ты опять оскорбил меня, - вкрадчиво проговорил Хуан и пояснил, увидев, как вытянулось от удивления лицо Влада: - Я уже давно не черный маг. И слышать о своем не слишком красивом прошлом мне неприятно.

Влад не нашелся с ответом.

-Вот видишь? - заключил Хуан. - Если каждую фразу рассматривать как потенциальное оскорбление, можно до многого договориться. Поэтому предлагаю сразу перейти к делу. Итак, к чему я вел? Мне нужно найти кое-какую информацию в библиотеке жрецов. Ты мог бы тоже поискать что-нибудь полезное. Возможно, там отыщется совет, как вернуться в родную реальность.

-И как же я буду искать эту информацию, если я читать не умею?! - возмутился Влад, невольно подумав, что его слова звучат абсурдно и дико. Действительно, дожил - стоило ли тратить 10 лет жизни на школу?!

Хуан остался бесстрастным:

-Ты можешь попросить помощи у жрецов. Я этим заниматься не намерен. Хочешь - идем. Если ты на самом деле этого хочешь. Подумай.

“Конечно, хочу!” - хотел было воскликнуть Влад, но почему-то промолчал. А действительно - хочет ли он? То есть увидеть родителей и других родственников, убедиться, что они живы-здоровы - да, хочет. Но, с другой стороны, в этом мире, в этой реальности, он прожил без малого год. Он привык к размеренному и неспешному ритму здешних будней, привык к особому средневековому интерьеру и экстерьеру, привык к окружающим его теперь людям: самоуверенному Назару, скромнице Мишель, спокойному Жозефу и даже надменному и холодноватому Хуану. Конечно, он соскучился по бешеной динамике своего времени, но возвращаться к суете и вечной спешке пока не стремился. Вот если бы можно было существовать по очереди в обеих действительностях... а вдруг такое возможно? Вдруг в одной из книг загадочной библиотеки найдется необходимая подсказка? Надо посоветоваться с Костей.

-Итак! - поторопил Хуан, цепко всматриваясь в лицо Влада. - Судя по твоему виду, ты заколебался. Так я и думал.

-Не совсем, - торопливо возразил Влад. - Я очень хочу увидеть своих родственников. Но... но за минувший год многое произошло. У меня появилась Таисия... но повидать своих родных я очень хочу.

-Значит, ты идешь? - резюмировал маг.

-Иду, - решительно кивнул Влад. - И, возможно, не один...

ХХХ

-Ты не устал от приключений? - сварливо осведомился Костя, выслушав сумбурную речь Влада. - Зачем тебе очередная головная боль?

Влад удивленно воззрился на друга:

-А тебе не хотелось бы повидать родных? Узнать, живы ли они вообще?

Они сидели, как и обычно, у Влада - его комната была немного больше и словно бы уютнее той, что предоставили Косте.

Яркий солнечный свет, пробиваясь в распахнутое окно, озарял помещение мягким медовым сиянием, придавая интерьеру дружелюбный и гостеприимный вид. Костя по обыкновению пристроился на краешке кровати, а сам хозяин апартаментов развалился в любимом глубоком кресле.

-Хочу, - лениво согласился Костя. - Но не прям сейчас. Надо прийти в себя... отдохнуть...

-От чего отдохнуть? - язвительно уточнил Влад. - Чем таким полезным ты занят?

-Ну, как! - Костя театрально всплеснул руками. - Я еще морально не готов. Не пришел в себя после всех тех событий.

-Пока ты придешь в себя, шанс будет упущен, - угрюмо сказал Влад. - Без Хуана мы ничего не добьемся и не найдем.

Некоторое время Костя удрученно молчал. Потом, с силой ударив кулаком по покрывалу, с горечью воскликнул:

-Ты вечно толкаешь меня на какие-то авантюры! Постоянно!

Влад рассердился:

-Короче, дружище, не хочешь - не надо! Я не собираюсь тебя умолять. Обойдусь и без тебя.

-Ну, прям-таки! - насмешливо протянул Костя, сладко потягиваясь всем телом. - Я тебе столько раз помогал! Ты без меня пропадешь, вот увидишь!

Влад, выпрямившись в своем кресле, зло сощурил глаза и окинул приятеля сердитым взглядом:

-Вот как... Не много ли ты воображаешь о себе?

-Ты чего? - удивленно покосился на него Костя. - Я шучу просто!

-А мне осточертели твои ущербные шутки и узколобое чувство юмора! - взорвался Влад, и всё напряжение последних дней, вызванное, в частности, ночным визитом Николя, воплотилось в этом рассерженном крике. - Ты напрасно считаешь себя остроумным!

Костя, молча поднявшись, отряхнул черные шелковые штаны и, так и не вымолвив ни слова, направился к выходу. Проводив приятеля возмущенным взглядом, Влад недовольно пробормотал себе под нос:

-Остряк, блин! Теперь обиженного будет строить!

-И ты еще говоришь, будто мы с тобой не похожи... - голос Николя, тихий и вкрадчивый, прозвучал, словно раскат грома. От неожиданности Влад вздрогнул и едва не свалился с кресла. Нервно сглотнув, парень вытянул шею, всматриваясь в залитую светом комнату и словно превратившись в натянутую напряженную струну. Одно дело - увидеть призрачное видение глубокой ночью или в предрассветный час, и совсем другое - ясным солнечным днем.

-Ты где? - его голос предательски охрип. Юноша прокашлялся и продолжил увереннее и тверже: - Не люблю разговаривать с невидимками. Покажись!

-Я уже говорил, - отозвался невидимка. - Вспомни меня. Я ведь сейчас даже не фантом. Я - эхо твоей жалости.

-Черт с тобой, не буду я тебя вспоминать, - процедил Влад, демонстративно развалившись в кресле. - Оставь меня в покое. Только сначала ответь: с чего это мы с тобой похожи?

-Ну как же... - помещение огласил глухой смешок. - Для тебя важнее не быть другом, а быть правым. Скажешь, нет?

И повисшая вслед за этим тишина показалась Владу еще более гнетущей, чем разговор с “эхом жалости”

ХХХ

Мишель сидела на краешке кровати и с каким-то странным чувством всматривалась в бледное, покрытое испариной, лицо Жозефа. Последний, облаченный в кремовую атласную пижаму (здешняя “элита” никогда не отходила ко сну без подобного наряда - так и не признанного ни Владом, ни Костей), лежал с закрытыми глазами, и дыхание его было неровным и хриплым.

Мишель, подавив вздох, протянула руку и осторожно отвела взмокшую прядь со лба спящего. Со стороны это напоминало по-матерински нежное прикосновение, а вовсе не порыв страсти.

Жозеф слабо застонал, заворочался и, сощурившись, сквозь свои по-женски длинные черные ресницы всмотрелся в расположившуюся рядом рыжеволосую девушку. Сфокусировав взгляд, мужчина тихо, через силу, пробормотал:

-А... Мишель... малыш... как ты?

-А ты? - ушла от ответа Златовласка. - Как себя чувствуешь?

Плохо... - вяло протянул Жозеф. - Постоянно клонит в сон...

Он продолжал смотреть на нее, и Мишель чудилось, что страж догадался об утреннем происшествии с Назаром и уже вынес ей свой молчаливый приговор. Хотя, собственно, что особенного произошло? Цыган всего лишь сделал комплимент... 

-Ты просто устал, - торопливо сказала она, старательно отводя взгляд. - Тебе надо отдохнуть.

Жозеф нахмурился:

-Ты какая-то странная. Что с тобой?

-Ничего, - смущенно отозвалась собеседница, внимательно изучая свои руки. - Все в порядке.

-Нет, - возразил Жозеф, и уголки его тонких губ тронула усмешка. - Не всё в порядке.

Таким тоном он разговаривал с ней только в самом начале их знакомства... до первого настоящего свидания... во времена, когда Жозеф представлялся ей не меньшим монстром, чем желчный Николя: жестоким, высокомерным, самовлюбленным.

И Мишель мысленно унеслась в то далекое прошлое, безвозвратно канувшее в Лету...

...Как раз накануне она встретилась в подземной тюрьме с Люком, неудачливым беглецом и позднее - не менее невезучим дезертиром. Задыхающийся хриплым кровавым кашлем, изнуренный голодом и сыростью камеры, парень по-настоящему испугал Мишель. Всю последующую ночь он снился ей в кошмарах, заставляя пробуждаться от собственного крика в мокрой от холодного пота постели (если, конечно, ту убогую скамью, покрытую рваным пледом, можно было назвать постелью).

Неудивительно, что к завтраку девушка спустилась совершенно обессиленная и абсолютно без аппетита. Сев за ближайший стол, она, проигнорировав опостылевшую зелень и полусырой “бифштекс”, с тоской уставилась в окно. Ее душили слезы, сдерживать которые было непросто. Перед глазами стоял образ умирающего (да, да, что скрывать от себя самой - несомненно, умирающего!) Люка - образ человека, в которого она была готова влюбиться. Почти влюбилась. Но не успела...

-Что с тобой? - внезапно раздался непривычно встревоженный голос.

Мишель, вздрогнув, вскинула голову и с удивлением воззрилась на склонившегося над нею Жозефа. Обычно сдержанный и холодноватый, он никогда прежде не удостаивал ее своим вниманием - теперь же смотрел почти обеспокоенно. Почти... взволнованно.

-Ничего, - сипло пробормотала Златовласка и, прокашлявшись, соврала уже более уверенно: - Со мной все нормально.

-Правда? - недоверчиво протянул страж.

Девушка отвела взгляд и пожала плечами. В конце концов, что говорить? Жаловаться этому снобу на садиста Николя? Ну и что это даст?

-Это из-за Люка? - настаивал Жозеф.

Мишель судорожно кивнула. Тень жалости, прозвучавшая в интонациях стража, окончательно сломила ее хрупкую защиту, и рыжеволосая пленница тихо заплакала. В эту секунду она отчаянно ненавидела себя за проявленную слабость - ведь Люк всегда учил ее в любых ситуациях сохранять хладнокровие! Но она - только человек! Только... К тому же, женщина...

-Таковы правила... - снова заговорил Жозеф и, придвинув табурет, устроился рядом с нею - благо, помимо Мишель, за этим столом никто не сидел. - Он дезертировал.

-Правила?! - вспыхнула Мишель. - Какие еще правила? Кем придуманы?!

-Хозяином, - просто ответил страж, и напряженный тон, которым он произнес это имя, тотчас остудил обладательницу тициановских кудрей.

-Хозяином? - спросила она с любопытством. - А кто это?

Жозеф поморщился, как от зубной боли, и нехотя ответил:

-Да так... неважно. Просто претензии нужно предъявлять не мне.

-Но ты принимаешь в этом участие! - возмутилась девушка.

-У меня нет выбора, - хмуро пояснил мужчина, мрачно уставившись на собственные ладони. - Не у всех и не всегда есть выбор...

-Не согласна, - упрямо заспорила Мишель, хотя уже почти сочувствовала этому загадочному брюнету с тонкими чертами лица. - Выбор есть всегда. К тому же... - она помедлила, прежде чем продолжить, и заговорила с нажимом:

- Что ты чувствуешь, когда видишь умирающего Люка? И когда понимаешь, что поступил подло?

Пытливый взгляд серых глаз пересекся с угрюмым взглядом черных. Жозеф открыл было рот, собираясь что-то сказать, но в этот момент в беседу вмешался новый участник.

-Не скучаете? - язвительно осведомился Николя, незаметно приблизившись к их столу. - Ты что тут расселся, приятель?

Жозеф торопливо поднялся и, не глядя на Мишель, раздраженно буркнул:

-Просто выяснял, что с ней.

-А что такое? - Николя презрительно прищурился, от чего девушка вся съежилась и покраснела. Как же она его ненавидела! - Что с ней не так? И если не так - тебе-то что?

Жозеф исподлобья посмотрел на шатена со шрамом на щеке:

-Я не монстр все-таки. Я умею чувствовать.

-Да ну? - насмешливо пропел тот. - Впервые слышу.

Он отвесил Мишель ироничный полупоклон и потянул за собою напарника. А вновь оставшаяся в одиночестве девушка, провожая взглядом высокую фигуру длинноволосого стража, вдруг подумала, что Жозеф по-своему красив.

И его внешность отнюдь не так слащава, как ей казалось раньше...

-Эй, ты где? - вывел Мишель из задумчивости голос сегодняшнего Жозефа. - Ты спишь?

Златовласка, встрепенувшись, виновато посмотрела на него. Бледная кожа, впалые щеки, заострившийся подбородок, выступившие скулы... До чего же он похудел!

-Я просто вспоминала, как мы с тобой познакомились, - мягко пояснила девушка и отвела со лба бывшего стража взмокшую прядь.

Черные брови Жозефа сошлись над переносицей:

-Познакомились?

-Вернее, сблизились, - поспешила исправиться, спохватившись, Мишель. Действительно, в их знакомстве ничего веселого не было, и вспоминать тот жуткий период жизни ей никогда не хотелось. - Кстати, я так и не поняла, почему ты тогда подошел ко мне. Ну, за завтраком...

Лицо Жозефа смягчилось. Он слабо улыбнулся и, закрыв глаза, некоторое время молчал, словно раздумывая, в какой форме лучше всего подать эту информацию.

-Что ж... - наконец заговорил он, опять взглянув на нее, и на сей раз его глаза вспыхнули прежним живым огнем, в них больше не было немого укора. - Ты сразу привлекла мое внимание. Женщины среди... ммм... пленниц попадались редко. А ты была такой юной, нежной, хрупкой. Хотя почему была? Ты и сейчас такая.

Сердце Таисии сжалось. Она порывисто наклонилась и коснулась губами прохладных шероховатых губ Жозефа. Последний обхватил рукой ее шею и с силой привлек к себе. Секундой позднее, плотно прижавшись к телу брюнета, Мишель успела подумать, прежде чем страсть полностью захлестнула ее: “Как я могла усомниться в своей любви к нему?.. Он - мой, только мой...”

Она не знала, что карты в данной игре раздавал не слепой случай и даже не чувства...

ХХХ

Влад собирался с духом целый день и только под вечер постучался к Косте в комнату. Минувшие часы он провел в парке, бесцельно гуляя по изученным до последнего пятнышка тропинкам и периодически присоединяясь к беседе Тарра и Свинга, которые, как и всегда, вели свою загадочную обособленную жизнь.

Костя распахнул дверь практически сразу. Встрепанный, с взлохмаченной шевелюрой, он, казалось, только-только поднялся с постели. 

Оглядев слегка “помятого” друга, Влад не сдержал смешок.

-Чего ты? - обиженно протянул Костя. - Что смешного?

-Редкий случай - смеюсь я, а не ты! - весело заметил Влад и, бесцеремонно оттолкнув приятеля, переступил порог комнаты.

-Смею тебя заверить, твое чувство юмора тоже... как ты там сказал? Узколобое! - сварливо отозвался Костя, проследовав за бывшим сокурсником и снова плюхнувшись на кровать.

-Да ладно тебе! - с нарочитой леностью протянул Влад, развалившись в кресле. - Я так просто ляпнул.

И хотя слова Николя жгли ему душу, извиняться он не мог и не умел. Оставалось надеяться, что хорошо знавший его Костя примет эту фразу за раскаяние. Однако тот лишь угрюмо пожал плечами.

-Да что ты, в самом деле! - с досадой воскликнул Влад, впервые по-настоящему испугавшись. Вот будет “здорово” поссориться с единственным настоящим другом в этой дикой реальности! Помолчав, парень решил перевести разговор в другое русло: - Лучше скажи - ты обдумал мое предложение? Идешь со мной и Хуаном?

Костя театрально вздохнул, провел рукой по волосам и с видом жертвы ответил:

-Иду. Куда ж ты без меня денешься...

-Так... не начинай! - с облегчением (буря миновала!) пригрозил ему Влад. - Обладатель узколобого юмора... ладно, ладно, шутка...

На некоторое время воцарилось напряженное молчание. Влад пытался придумать наиболее безобидную тему для беседы, а Костя хмуро разглядывал светло-персиковые стены комнаты.

-Ты тоже считаешь, что у меня хилый темперамент? - вдруг спросил он, глядя куда-то в сторону.

Влад удивленно воззрился на своего визави:

-Ты чего? Назар просто придумывал оправдание собственной подлости!

Костя исподлобья взглянул на собеседника:

-Ты думаешь? Но у меня нереально долго никого не было...

-Не совсем никого, - поспешно возразил Влад. - Помнишь, месяц назад у нас недолго гостила... ммм... даже не знаю, как выразиться приличнее... леди по профессии, которую чуть было не избрала своим ремеслом милашка Мишель?

Костя ехидно усмехнулся и уже веселее сказал:

-Да, было дело...в апреле, если судить по твоему календарю.

В начале апреля к их скромной компании действительно присоединилась бывшая обитательница замка Хозяина, а впоследствии - “почти коллега” Мишель... Правда, более “успешная” и “реализованная”. Яркая и пылкая брюнетка по имени Ирэн с полными вишневыми губами, любительница вызывающе одеваться и не менее вызывающе вести себя, успела за короткое время своего присутствия “повеселиться” сначала с Назаром (после чего назвала его грубияном), а позднее - и с Костей (причем ко второму кавалеру отнеслась куда благосклоннее). Фривольная кокетка старалась увлечь и других мужчин в особняке, но Хуан в довольно резкой манере отказался от ее, как он выразился, “профессиональных услуг”, а Влад с Жозефом деликатно намекнули на дам сердца. Спустя пару недель Ирэн отбыла (с помощью Хуана) в собственную реальность.

-Да, милая была барышня... - со вздохом признал Костя, явно тоже погрузившись в воспоминания. По его тонким губам расплылась благодушная улыбка (которая, впрочем, вскоре сползла). - Но теперь-то почти июнь!

Влад неопределенно повел плечом. Женщины в этом средневековом мирке были на вес золота...

-Тогда тем более пошли со мной! - наставительно сказал он. - В деревне жрецов может найтись какая-нибудь хорошенькая добродетельная девушка, которую ты “наставишь на путь истинный”.

-А что? - встрепенулся Костя и от нахлынувших на него чувств порывисто сел в постели. - Это идея!

-Эх, Костя, - с деланным осуждением проговорил Влад. - Ну и кто из нас примитивнее? Я собираюсь пойти ради родителей. А ты... ну не буду говорить вслух ради чего!

-Основной инстинкт! - с видом знатока изрек бывший сокурсник, причем произнес это столь философски, что Влад, не выдержав, рассмеялся. Мгновение спустя к его смеху присоединился и сам Костя...

ХХХ

-Значит, отбываете? - угрюмо уточнил Назар за завтраком на следующее утро и обвел приятелей хмурым взглядом.

-Неужели ты расстроен? - удивился Костя, наваливая себе на тарелку жареных грибов. Раньше друзья побаивались пробовать это блюдо (в конце концов, кто знает, что тут растет помимо бледных поганок?), но потом привыкли безбоязненно есть практически любое угощение Хуана. Все предоставляемые гостеприимным магом продукты оказывались неизменно свежими, вкусными и сытными.

-Еще бы! - хмыкнул цыган, лениво принимаясь за свою порцию. - Я тут без вас со скуки помру.

-Приятно слышать, - улыбнулся Влад и осекся, поймав угрожающий взгляд Таисии. Обернувшись к сидящей рядом девушке, неуверенно спросил: - Ты чего? Я должен проведать родных. Хоть попытаться.

-Разумеется, - отмахнулась Таисия, и глаза ее полыхнули зеленым. - Но почему я узнаю об этом вместе со всеми за обеденным столом?!

-Вау, какая честь - семейная ссора! - с неприличной радостью воскликнул Костя с набитым ртом. – И мы достойны стать ее свидетелями!

-Заткнись! - обозлился Влад и, обращаясь к Таисии, совсем другим тоном, виноватым и мягким, произнес: - Просто я пока сам толком не решил... сомневался... да и сказать такое непросто…

-Очень просто! - не согласилась эльф, раскрасневшись от злости. - Берешь - и говоришь!

-Прости, - почти жалобно сказал Влад.

Костя прыснул, и даже Назар не удержался от смешка.

-Прости его! - снисходительно попросил цыган, накалывая на деревянную вилку ломтик тушеного картофеля. - Он явно раскаялся.

-Тем более что его желание повидать близких вполне понятно, - подал голос Жозеф. Он редко участвовал в “застольной” беседе, очень мало ел и обычно отмалчивался. Назар его демонстративно не замечал, а попытки Влада привлечь бывшего стража к “общественной жизни” успехом пока не увенчались. В ответ на большинство вопросов он ронял скупые фразы или просто пожимал плечами, а сам практически никогда и ни о чем не спрашивал.

Поэтому любые произнесенные им самовольно слова производили эффект взорвавшейся бомбы. Вот и сейчас все обернулись к нему.

-Тоже мне, оригинальное заявление! - фыркнул Назар.

Влад пнул парня ногой под столом и, обращаясь к длинноволосому брюнету, с нарочитой горячностью произнес:

-Спасибо за поддержку, Жозеф. Хоть кто-то меня понимает.

Жозеф, снова вернувшись в свое обычное отчужденное состояние, холодновато кивнул и уставился в свою тарелку с омлетом. Влад удрученно покачал головой и с прежним неестественным воодушевлением проговорил:

-Приятно, когда тебя понимают.

-Еще одно потрясающее заявление! - ухмыльнулся цыган. - Сегодня - утро оригинальных высказываний.

-Заткнись уже, остряк-одиночка! – вспыхнул Влад. - Можно подумать, ты постоянно изрекаешь перлы!

-Твое чувство юмора, Назар, очень узколобое, - вставил, тонко улыбнувшись, Костя и поймал понимающий взгляд Влада. - А шутки... как там?... ага, ущербные!

-Да что ты говоришь? - покраснев, угрожающе протянул Назар. - Все, вы меня достали. Приятного аппетита! Я пошел!

Цыган обозленно отодвинул тарелку, поднялся и, пытаясь толкнуть по пути как можно больше предметов, покинул столовую, не преминув напоследок погромче хлопнуть дверью.

Пару минут все удрученно молчали.

-Мда... - наконец неловко заговорила Таисия.- Не слишком хорошо вышло. Без Хуана мы постоянно спорим.

-Да ладно, - отмахнулся Костя. - Лучше скажи - ты прощаешь Влада?

-Да. И иду с ним.

-Что?! - Влад понадеялся, что просто ослышался. - Нет! Это опасно. Мне хватило... ну... того раза...

-Тот раз не повторится, - успокоила эльф.

-Нет! Нет! – он почти кричал. – Не ты, не ты, а я видел тебя мертвой! Мертвой, понимаешь?! Я! Если ты меня любишь, ты останешься здесь. В безопасности.

-А если ты надолго? - с грустью спросила Таисия.

-Если я пойму, что это затянется надолго, я вернусь, - не вполне искренне пообещал Влад. - Клянусь.

И Таисия, сдавшись, кивнула.

ХХХ

Полумрак спальни, озаряемый лишь слабым огоньком масляной лампы... Теплое, но не душное, дыхание ночного лета... Дурманящий запах ароматических трав, подожженных в специальных ладанках... и - огромные, пылающие страстью, черные глаза Таисии, ее горячая кожа и полные сдержанной чувственности прикосновения... И он собрался завтра лишиться всего этого?! Он наверняка потерял рассудок! В этот миг, прижимая к себе точеное тело девушки и ощущая бешеный перестук ее сердца, Влад готов был отказаться от своей идеи найти “точку возврата”, отказаться от желания встретиться с родными - отказаться ради возможности остаться рядом с этой луноликой нимфой...

-Я люблю тебя... - судорожно шептал Влад, перемежая слова беспорядочными поцелуями, от чего его голос звучал невнятно. - Тая, малышка, хочешь - я никуда не уйду?

-Хочу, - она прильнула к нему, ее тонкие пальцы заскользили по его обнаженной спине, и он готов был вслух застонать от странной смеси муки и наслаждения. - Но не стану удерживать. Уже утром ты пожалеешь.

-Нет... - заспорил он, уткнувшись в ее макушку и вдыхания мягкий аромат шелковых волос. - Не пожалею...

-Да, - с не свойственной ей властностью она взяла его за подбородок и заглянула в глаза, силясь в темноте рассмотреть их выражение. - Иди. Я буду ждать тебя. Мне некуда торопиться... Я ждала тебя столетия.

Ждала тебя! Почему-то сегодня эти слова причинили ему боль. Но он больше не спорил. Смирившись, Влад позволил страсти затмить любые переживания...

ХХХ

Назар неловко пожал руку сначала Владу, а затем и Косте. Мгновение колебался, словно решая, стоит ли обнять друзей на прощание, но в последний миг стушевался и, чуть покраснев, отступил.

-Удачи и поскорее возвращайтесь! - неуверенно улыбнулся он.

Следом за ним из тени выступил и Жозеф. Еще более бледный и изможденный, чем обычно, он вяловато кивнул приятелям. Уголки его тонких губ слегка изогнулись, - однако это еще не было улыбкой...

-Ты хоть на прощание скажи что-нибудь! - не выдержал подобной холодности Влад. - А вдруг я не вернусь?

Он тотчас пожалел о своих словах: если на Жозефа они не произвели особенного впечатления, то Таисия негодующе ударила его острым кулачком под ребра, а Мишель испуганно охнула.

-Что я могу сказать? - Жозеф пожал плечами и посмотрел прямо в глаза Владу. - Этот дом покидают самые лояльные люди...

И эта, казалось бы, совершенно нейтральная фраза прорвала некую незримую плотину. И вот уже Мишель, рыдая, повисла на шее Кости, несколько ошарашенного внезапной эмоциональностью девушки, Таисия со слезами на глазах прижалась к Владу и даже Назар мялся рядом, пытаясь угадать момент, когда его дружеское объятие не покажется нелепым. И один лишь Жозеф по-прежнему стоял поодаль, сцепив руки на груди и исподлобья посматривая на бурное прощание.

-Что тут происходит? - голос Хуана, как обычно, прохладный и безразличный, прозвучал, словно финальный свисток судьи. Обитатели замка вздрогнули и разом отпрянули друг от друга, тотчас ощутив странную робость и смущение. Мишель, густо покраснев, отстранилась от Кости, Назар отступил на пару шагов назад, а Таисия перестала изо всех сил вжиматься в тело Влада.

Облаченный в привычную черную сутану Хуан неторопливо спускался по лестнице, не сводя пристального взгляда с собравшейся у дверей компании. Подол его черного одеяния скользил по деревянным ступеням, смоляные волосы обрамляли скуластое лицо двумя гладкими крыльями, а ноздри крупного орлиного носа чуть подрагивали, будто маг принюхивался к какому-то неприятному запаху.

-Как - что происходит? - с нарочитой грубоватостью заговорил Назар. - Мы прощаемся с друзьями. Разве нельзя?

-Можно, но не так громко, - спокойно пояснил колдун, останавливаясь рядом с ними. - Мы не на смерть идем.

-Ты такой древний, а говоришь ерунду, - поморщился Костя. - Разве можно заранее предсказать смерть?

Натужно рассмеявшись при слове “древний”, Влад попытался смягчить резкость бывшего сокурсника:

-Надеюсь, нас ждет более счастливая судьба...

-Ага, пока она просто невероятно благосклонна к нам! - язвительно фыркнул раздраженный Костя (он всегда впадал в такое состояние накануне опасной вылазки). - Доказывает свою благосклонность на каждом шагу!

Влад не сдержал нервного смешка, а Назар, прыснув, насмешливо заметил:

-Главное, Влад, не волнуйся за Таисию... Если что, я позабочусь о ней. Ей не придется скучать без мужского общества…

Влад напрягся, как струна, глаза его сузились, и он слишком сильно стиснул ладонь Таисии. Девушка поморщилась и выдернула руку, обиженно покосившись на возлюбленного, однако тот продолжал испепелять взглядом самодовольно улыбающегося цыгана.

-Только попробуй... - процедил юноша, с трудом подбирая корректные выражения (на самом деле ему хотелось высказаться в куда более неприглядной форме). - Лишишься половых признаков... обещаю...
Назар презрительно скривился и свысока произнес:

-Ты совершенно лишен чувства юмора.

И снова повелительный голос Хуана прервал разгорающуюся ссору:

-Итак, считаю до 5. И ухожу. Либо идемте, либо оставайтесь. 

Влад растерянно переглянулся с Костей. Ему вдруг сделалось не по себе, охватило странное тревожное предчувствие. Что он, в самом деле?! Куда идет и зачем?! 

-Ладненько, Костя, пошли... – деланно бодрым тоном сказал он. - Кстати, а так идем, налегке? Без багажа?

-Зачем нам багаж, с нами колдун, - мрачно пошутил Костя, явно тоже пожалев о своем решении присоединиться к Хуану.

Упомянутый колдун не снизошел до ответа. Затянув потуже ворот плаща, он направился к двери, и Владу с Костей ничего не оставалось, как поспешить за ним.

-Стойте! - внезапно воскликнула Таисия, когда черный маг уже переступил порог. - Стойте!

Влад с надеждой обернулся. Ему хотелось, чтобы эльф запретила ему уходить, умоляла остаться; хотелось получить веские, очень веские основания, чтобы остаться...

Девушка метнулась к нему и страстно впилась губами в его губы. Это был уже не совсем поцелуй, это было что-то по-настоящему дикое и необузданное... почти животное...

-Люблю тебя... - жарко шепнула она, отстранившись минутой позднее. - Помни об этом, слышишь? Люблю!

И ее шепот прозвучал грозным предзнаменованием в гулкой тишине холла...

ХХХ

-Почему мы идем туда пешком? - недовольно осведомился Костя ближе к вечеру, когда они устроились на привал в лесу и разожгли костер.

Хуан, даже не подумав сесть на траву рядом со спутниками и теперь возвышаясь над ними подобно скале, окинул юношу ледяным взглядом. На фоне желто-алого пламени фигура колдуна выделялась зловещим черным пятном, а сам маг казался не человеком, а лишь пугающей призрачной тенью.

-Я ее спрятал, - кратко ответил Хуан и снова отвернулся, вглядываясь во мрак окружавшего их леса.

-Кого - ее? - не понял Костя. - Кого ты спрятал?

Весь день они потратили на нудную (с точки зрения Влада и Кости) пешую прогулку, напомнившую приятелям памятное путешествие из деревни Таисии в замок Хуана. Правда, погода была куда более приятной, чем в те жуткие дни, да и общество колдуна немного успокаивало (во всяком случае, друзья не вздрагивали от каждого звука), но настроение путников все равно оставалось достаточно минорным. К тому же, маг ни разу не упомянул о проблеме пропитания - видимо, был уверен, что обстоятельства не способствуют наличию аппетита... Влад и Костя терпели практически до сумерек, после чего громогласно потребовали предоставить хоть какое-то подобие обеда.

“Иначе рухну в голодный обморок!” - пригрозил Костя.

Хуан поморщился, но все-таки скрепя сердце согласился заглянуть в ближайшую деревню. Выпросив у хозяев одной хижины молока и свежего хлеба, странники устроили свой первый привал и наконец-то утолили мучительный голод. Впрочем, сам Хуан ограничился лишь несколькими глотками молока.

“Как-то все это скучно, - заметил Костя, пытаясь запихнуть в рот огромный ломоть хлеба. - Я-то ожидал чудес. Что ты махнешь рукой, и перед нами возникнет блюдо с жареным мясом. А тут... пойди в деревню, попроси... Нет романтики!”

“Я не стану ради твоей романтики тратить свои силы, - холодно отозвался маг. - Хочешь жареного мяса - поймай его и приготовь”

И вот теперь, ближе к ночи, они расположились на поляне в лесу перед разожженным костром, и Влад, прислушиваясь к ноющему желудку, гадал, предусматривается ли ужин...

-Ну, так что? - повторил Костя. - Кого ты спрятал?

Хуан возвел глаза к звездному небу, практически скрытому густыми верхушками деревьев. Некоторое время молчал, потом мрачно пояснил (причем тон его свидетельствовал: я обращаюсь к идиотам!):

-Деревню. Деревню жрецов я спрятал. Ясно?

Влад переглянулся с Костей и осторожно спросил:

-В каком смысле? И от кого?

-От своего фантома, - поморщился маг. - Сейчас это уже неактуально. Но тогда... тогда было важно...

Он снова умолк. Друзья пару минут терпеливо ожидали продолжения.

-Ну что ты опять молчишь! Сколько можно?! - не выдержал, в конце концов, Влад.

Он понимал, что перегибает палку и взрывается из-за ерунды, однако голод, усталость и уже пробудившаяся тоска по Таисии превратили парня в готовящийся к извержению вулкан.

-Ты чего?! – испуганно шепнул Костя, ткнув приятеля локтем в бок. – С дуба рухнул?!

Похоже, он сейчас мысленно задавал вопрос: “А не бросит ли нас своенравный маг прямо тут? В лесу? И если бросит - что делать?”

Однако Хуан, как и всегда, поступил совершенно непредсказуемо. Он вовсе не разозлился, а только усмехнулся и, оправив сутану, осторожно сел на траву. Слегка задравшийся подол мантии обнажил его высокие кожаные сапоги и заправленные в них узкие черные брюки. Взгляд Влад невольно впился в обувь колдуна и заскользил по шелковым, чуть переливающимся в свете костра, штанам... Мысль, что Хуан может носить что-либо помимо своего монашеского облачения, вызвала у юноши закономерное любопытство.

«И как ему не жарко в такой тяжеловесной одежде?! – вдруг подумал Влад. - Наверное, его организм устроен как-то иначе и включает режим термоохлаждения!»

-Хорошо, слушайте. Все равно заняться нечем, - губы колдуна изогнулись: маг почти улыбнулся... - Только просьба не перебивать.

-Ладно, но, боюсь, тебя перебьет вой моего желудка, - коварно заметил Костя и с надеждой добавил: - Нет ли у тебя средства его успокоить?

-Напрашивается множество каверзных и остроумных комментариев, - ехидно обронил Хуан, поудобнее устраиваясь. - Как раз в твоем вкусе, милый Костя. Но я ограничусь вот этим... - и маг, сунув руку в карман, вынул несколько потрепанную с виду булку.

-О, вот это я понимаю - чудо! - с восторгом воскликнул юноша и схватил вожделенный ужин. - Класс!

-Надеюсь, ты угостишь своего оголодавшего товарища? - намекнул Влад, покосившись на булку. - Правда же?

Костя театрально вздохнул, неохотно разломил угощение на две части и жадно запихнул свою долю в рот, словно опасаясь, что отнимут и это.

-Да уж, чудо, - иронично кивнул колдун, с издевкой наблюдая за Костиными манипуляциями. - Я именно чудом сохранил с обеда этот несчастный ломоть хлеба. Вообще-то это была моя доля... 

Костя виновато посмотрел на него.

-Прости, - пробурчал он с набитым ртом. - Я уже почти съел...

-Я могу поделиться, - без особого энтузиазма предложил Влад, - Хочешь?

-Нет. Я хочу одного: тишины. Иначе не стану ничего рассказывать. Итак?..

Влад энергично кивнул и, принявшись за свой ужин, выжидательно взглянул на мага. Булка была пресной и суховатой, но разыгравшийся аппетит наделил ее особенным вкусом - пускай лишь воображаемым.

-Я в свое время увлекался разными видами магии, - неторопливо заговорил Хуан, глядя куда-то во мрак леса. Друзья слушали колдуна, затаив дыхание. - Мы с Дианой собрали неплохую коллекцию книг... - произнеся имя своей возлюбленной, маг чуть запнулся, на долю мгновения замолчал, а потом продолжил прежним уверенным тоном: - Она хорошо изучила все труды. А я... я не успел. Появился он.

-Хозяин? - почему-то шепотом спросил Костя и, вспомнив предостережение Хуана, испуганно закрыл ладонью собственный рот. Но колдун как будто не рассердился.

-Да, - кивнул он. - Хозяин, хотя меня и раздражает это напыщенное имя. Но - да, я говорю именно о нем. Когда он появился... я понял, что теперь неразумно оставлять такое количество потенциально опасных книг в открытом доступе. Среди них были действительно вредоносные - т.е. смотря, кто пользуется, конечно. Одно дело - Диана, и совсем другое - мой фантом. Я знаю себе цену, знаю, на что способен. И не вполне доверял тому “я”, которое находилось вдали от благонадежной Дианы. Диана сдерживала меня, а Хозяина никто не мог сдержать. Вот тогда-то я собрал всю сомнительную литературу и спрятал. Мы с Дианой создали что-то вроде элитного поселка, где поселились самые одаренные люди разных реальностей - те, кто жаждал получить знания и готов был ради этого пожертвовать свободой. Стать, так сказать, хранителем библиотеки.

-И такие нашлись? - поразился Костя.

-Представь себе, - подтвердил Хуан. – Так вот, добраться до этой деревни могу лишь я - и Диана, конечно. И только пешком. Вопросы?

-Всего один, - помедлив, осторожно сказал Влад, избегая смотреть на колдуна. - Зачем ты идешь в эту деревню?

Воцарилось гнетущее напряженное молчание, которое давило буквально физически. Влад чувствовал его неприятную тяжесть и уже сожалел о заданном вопросе. Видимо, ответ на него был слишком личным...

Прошло не меньше нескольких минут, в течение которых Влад успел мысленно перебрать тысячу извинений, а Костя несколько раз выразительно посмотреть на друга, когда Хуан, наконец, заговорил - еще более сухо и безразлично, чем прежде:

-Мне нужно разыскать Диану.

Костя судорожно вздохнул и искоса глянул на Влада. Последний смущенно пожал плечами. В принципе, он мог бы и сам догадаться... Хотя... странная формулировка. Не “хочу разыскать”, а “нужно”... Нужно?

Хуан вскинул голову и вперил в юношу горящий взгляд:

-Я знаю, о чем ты думаешь. Но дело не только в желании. Мне она действительно нужна.

-Мне тоже нужна Таисия, - прокашлявшись, неловко вставил Влад и принялся усердно изучать свои пальцы. - Как и всем, кто влюблен.

Пожалуй, эта фраза была ошибкой... Хуан напрягся, смоляные брови сошлись над переносицей.

-Ты помнишь, сколько мне лет? - он обращался персонально к Владу, словно обвиняя его в каких-то грехах. - Помнишь, что я - не зеленый юнец, впервые попробовавший, что это за штука такая - любовь и прочие радости жизни?

-Ну... - стушевавшись, протянул Влад. - Конечно... это трудно забыть... - он умоляюще глянул на притихшего Костю, надеясь, что тот поддержит его какой угодно репликой или хотя бы переведет разговор в другое русло. Но Костя молча переводил взгляд с испуганного лица друга на дышащее ледяной яростью Хуана.

-Так вот, - повысил голос колдун, - Я давно научился обуздывать страсть. Я умею подчинять эмоции своей воле. Понятно?

-Понятно, - начиная злиться, согласился Влад. - Чего ты нападаешь? Ладно, дело не в страсти, и я не имел в виду страсть. Дело в дружбе, в привычке... За эти годы ты привык к Диане, она стала... ну... - парень торопливо перебрал свой скудный лексикон. Черт, он никогда не относился к любителям женской прозы, о чем пишут в их розовых слезливых романчиках?! Какие эпитеты употребляют? Надо срочно что-нибудь сообразить, а то Хуан, похоже, готовится сорвать на нем свою злость! - Она стала частью твоей жизни и, наверное, самого тебя.

Судя по вспыхнувшим ненавистью глазам Хуана, Влад снова не угадал и выбрал неверные слова. Костя на всякий случай отполз в сторону, чуть было не угодив в костер. Почуяв запах горелой ткани, охнул и отодвинулся на безопасное расстояние и от пламени, и от спорщиков.

-Я не слабоумный, - хрипло сказал Хуан. - Но ты очень плохо меня знаешь. Ты не знаешь обо мне и половины. Я ведь пару минут назад пояснил, почему спрятал деревню жрецов. Помнишь? Или успел забыть?

-Ну как же, - нервно сглотнул Влад. - Ты спрятал ее от Хозяина. Не доверяешь своему фантому, потому что... - юноша осекся и впервые за всю ссору посмотрел прямо в лицо оппоненту. - Ты ее спрятал, так как не доверяешь самому себе... Потому что тебя сдерживает Диана, а его - нет. Но теперь... теперь Дианы нет и у тебя.

-Именно, - сразу успокоившись, холодно отозвался Хуан. - Туго же ты соображаешь.

-Кажется, ты об этом уже говорил... - хмуро промямлил Влад. - Ок, ты себе не доверяешь. И что ты можешь сделать?

-Ну, например, убить тебя, - просто ответил собеседник.

Костя издал какое-то невнятное восклицание, а Влад оторопело уставился на мага. 

-За что? За тугодумие?!

Хуан усмехнулся:

-Почему нет? Что меня остановит? Может, я так представляю развлечение? Ты ведь перестал носить амулет Дианы?

Влад досадливо коснулся собственной шеи. В своей “прошлой”, нормальной, жизни он любил примерять стильную серебряную цепочку, да и одевался иногда достаточно ярко, пытаясь соответствовать статусу веб-дизайнера (веб-дизайном он подрабатывал в свободное от студенческих забот время). Но тут, в этом мире, всё было и без того наполнено почти театральными декорациями, и использовать дополнительные аксессуары казалось излишним. Поэтому, выждав пару недель после исчезновения Дианы, Влад перестал каждое утро надевать злополучный талисман. Как, впрочем, и Костя...

-Вот черт! - выдохнул Костя, наверняка размышлявший о том же, что и Влад. - И зачем я его снял... идиот....

Губы Хуана искривились в желчной улыбке:

-Не волнуйтесь... пока я не планирую вас убивать. Пока. Но жизнь - штука сложная. Все может произойти...

Влад обернулся к Кости - взгляд последнего отражал всю гамму охвативших юношу чувств: страх, удивление, растерянность...

-Похоже, мы очутились тет-а-тет с психом, - прошептал Костя, нагнувшись к приятелю. - У него от тоски поехала крыша…

-Не надо преувеличивать, - фыркнул Хуан. Неторопливо поднявшись, он отряхнул сутану и сверху вниз, с иронией, посмотрел на собеседников. - Страшновато, не так ли? 

-Напоминает фильм ужасов, - не стал спорить Влад. - Ночь, лес, одинокий костер - и двое несчастных путешественников в компании маньяка. Или, еще лучше, вампира. Ты на вампира больше похож.

-Благодарю, - иронично кивнул “вампир” и бросил на колени Владу какой-то увесистый предмет. - Держи. И будь осторожен.

-Что это? - недоуменно протянул Влад, покорно принимая странный подарок. Пальцы юноши скользнули по кожаному футляру и наткнулись на что-то холодное и гладкое, оказавшееся рукоятью крупного кинжала. Вынув внушительных размеров нож с чуть изогнутым лезвием, парень взвесил его на ладони и нервозно рассмеялся:

-Ты просто фокусник! Бац - и вытащил кролика из шляпы! 

Хуан изогнул бровь:

-Кролика? Ага, я уловил юмор... Ты почти угадал. Что ж, полагаю, вам пригодится эта игрушка.

-Почему же?- просипел Костя, не сводя завороженного взгляда с отблесков пламени на лезвии ножа. Игра бликов невольно завораживала... - От тебя защищаться?

Хуан хмыкнул, с откровенной издевкой рассматривая спутников:

-Просто я должен отлучиться. А вам оставаться “голыми” опасно. Я не знаю, когда вернусь.

-Как это?! - опешил Костя и от волнения вскочил на ноги, будто намеревался силой остановить мага. - Куда это ты? Ты нас бросаешь?!

-Мне надо разведать обстановку, - спокойно пояснил тот. - Вы будете мешаться. Надеюсь, к утру вернусь. В любом случае ты, Влад, дежуришь первым. Никуда не уходите. Ждите меня.

-Вот блин! - прокомментировал ситуацию Костя. - Просто не знаю, что и сказать. Ты нас завел в лес и бросил. Отлично...

Хуан молча пожал плечами, неопределенно махнул рукой и, кивнув на прощание, бесстрашно направился в темноту леса. Влад, провожая его взглядом, испытывал противоречивые чувства, одним их которых было невольное уважение. Сам он едва ли сумел бы так смело шагнуть в непредсказуемый мрак ночи, зная наверняка, что тот таит в себе смертельные (без преувеличения!) опасности.

-Я в шоке! - заявил Костя, когда Хуана скрыли деревья. - Ну, что тут скажешь?! Только …. …. - и он завершил свою не слишком многословную тираду весьма красноречивыми выражениями.

-Да ладно тебе, - ухмыльнулся Влад, позабавленный количеством красочных прилагательных. - Он ненадолго. Думаю, утром уже будет тут. Зачем ему было заводить нас сюда и бросать?

-Потому что псих! - недовольно проворчал Костя, хмуро уставившись на пламя костра. - Он же сам сказал.

Влад взглянул на приятеля почти с жалостью:

-Да ты что, не понял? Хотя я тоже поначалу купился. Он не хотел признать, что скучает без Дианы. Чисто по-человечески скучает - ну и по-мужски, само собой. Ему казалось, признаться в таком - значит, проявить слабость, что ли. Ясно?

-Конечно, куда как лучше выставить себя больным на всю голову! - язвительно согласился Костя.

-Некоторым так проще. И знаешь... я могу его понять. Признаться, что влюблен не так просто. Сужу по себе.

Костя с удивлением обернулся к нему:

-Но разве ты скрывал свои чувства к Таисии? Вроде нет...

-Только потому, что был... - Влад замялся, подыскивая не слишком сентиментальную фразу. - Я был расстроен.

Расстроен, ха! Убит. Буквально мертв...

Костя с ехидцей и пониманием посмотрел на него, но высказывать свое мнение вслух не стал. Вместо этого поудобнее устроился на разостланном на траве сюртуке, закинул руки за голову и довольно изрек в пространство:

-Слава богу, на дежурство поставили тебя. Так что я буду спать!

-Ну, спи, спи, - мрачно буркнул Влад, пристраивая кинжал у себя на коленях и то и дело поглаживая его прохладную стальную рукоять. - Но ты смотри, я тебя потом разбужу. Поменяемся.

Ответом ему послужило энергичное сопение: Костя заснул мгновенно, только закрыв глаза - и Владу почудилось, что он остался в полном одиночестве.

-Черт, - прошептал парень, злясь на себя самого. - Что я, в самом деле, как салонная барышня?!

Но подобное самоподбадривание не только не уменьшило тягостное чувство, но и, наоборот, усугубило его - звук собственного голоса показался инородным, чужим, диссонирующим с привычным “говорком” ночного леса. Влад тихо выругался - когда он научится равнодушнее относиться к таким вот приключениям?!

-Никогда, - шепнула ночь голосом Николя.

Влад вздрогнул и, вскинув голову, всмотрелся в темноту. Только этого ему не хватало! Галлюцинации возвращаются?!

-Что - никогда? - хрипло спросил юноша, понимая, как безумно выглядит со стороны, разговаривая сам с собою посреди погруженного во тьму леса. - Никогда не привыкну?

-Я не привык за столетия, - мягко отозвался незримый Николя. - Привык притворяться, что мне не страшно, - но мне было страшно. Так что расслабься и просто живи. Позволь себе бояться.

-Классный совет от призрака, - изогнул губы в злой усмешке Влад, прекратив попытки рассмотреть невидимку и смирившись с собственным безумием. Какая разница? Он еще год назад сошел с ума. - Может, дашь еще один?

-Может, - согласился голос. - Будь осторожен. Хочу доказать свое дружеское расположение и потому предупреждаю: будь осторожен.

-Осторожен? - нахмурился Влад и, ухватившись покрепче за рукоять кинжала, взволнованно осмотрелся. Буквально в следующий миг что-то тяжелое обрушилось ему на затылок, и сознание затуманила боль, увлекая парня в спасительное небытие.


Глава 2. ПИРАТЫ??

Боль, боль, опять - невыносимая, ломящая виски, вскипающая вихрами боль... 

-Черт... - хрипло выдохнул Влад, пытаясь открыть глаза. Как и в памятное пробуждение в замке Хозяина около года назад, эта процедура была слишком мучительной. Надо все-таки себя заставить... надо, черт возьми, понять, куда он опять попал! И вспомнить, что произошло за мгновение до падения в бездну мрака!

Дальнейшие размышления были прерваны резким окриком:

-Эгей, хватит дрыхнуть! Разоспались тут, вишь ли! Давай, давай!

На лицо Владу плюхнулось что-то склизкое, холодное и мокрое. Изрыгнув проклятия, парень тотчас сел, сбросив на пол непонятный предмет - им оказалась влажная и довольно замызганная тряпка.

Первым в глаза Владу бросился крепкий загорелый мужчина не слишком опрятной наружности. Посмеиваясь, он выставлял напоказ гнилые неровные зубы и похлопывал себя по мощному животу. В руках у него исходила мерным тающим светом древняя масляная лампа.

-О Господи... - растерянно протянул юноша, недоуменно оглядываясь. Просторное мрачное помещение… повешенные к потолку гамаки... и - сонные, энергично зевающие, полуобнаженные парни лет 20-30. Потягиваясь и обмениваясь вялыми неохотными репликами, они обтирали свои поджарые тела какими-то обрывками ткани, приглаживали буйные заросшие шевелюры и совершали другие аналогичные действия.

-Чего вылупился? - самодовольно осклабился разбудивший Влада мужчина. - Давай, давай, двигай ...! - и с этими словами он направился будить еще дремавших счастливцев.

-Де жа вю - пробормотал Влад. - Что-то подобное я уже видел... Черт! А где моя одежда?!

Его любимый комплект, состоящий из брюк свободного кроя и кожаного жилета, сменили грязные оборванные шорты. Обуви же вообще не осталось... Так что - ходить босым?!

-Оооо... - внезапно раздался рядом с ним протяжный стон, и из соседнего гамака вынырнула встрепанная голова Кости. Ошалело осмотревшись, парень с ужасом прошептал: - Я сплю? У меня глюки? Влад, дружище, скажи, что я просто сошел с ума!

У Кости был столь потешный вид, что Влад поневоле улыбнулся и с легким вздохом ответил:

-Увы, увы... или мы сошли с ума вместе. Что предпочитаешь?

Костя охнул и торопливо сел, в его круглых глазах заплескался откровенный страх.

-Что-то я совсем ничего не соображаю… И чего я почти голый?! - Костя кое-как выбрался из гамака и, тотчас поскользнувшись на влажном деревянном полу, с грохотом упал на колени. Несколько человек обернулись на этот звук, а верзила с лампой ехидно спросил:

-Че, не стоится? Валяй, беги наверх, палубу мыть.

-Что делать? - недоверчиво уточнил Влад.

Красный, как рак, Костя с трудом поднялся и сумрачно уставился на “предводителя”, успевшего переключить свое внимание на другого страдальца.

-Это что, преобразившийся Николя?

-Скорее, Роберт, - поправил Влад, хлопнув приятеля по плечу. - Николя был визуально посимпатичнее...

Костя сердито сбросил руку друга и смерил его недовольным взглядом:

-А я ведь говорил, что не надо затевать этот поход!

-То есть виноват я? - возмутился Влад.

-А кто дежурил?! Ты!

-Я ничего не помню... - честно признался Влад. - То есть помню, что сидел у костра... вертел этот дурацкий кинжал...

...говорил с призраком Николя... нет, об этом лучше не упоминать...

-И все - темнота, - несколько скомкано завершил рассказ парень.

-А я помню, как меня скрутили, - вздохнул Костя, тяжело потягиваясь. - И заткнули рот кляпом...

-А кто? Кто?!

Костя исподлобья посмотрел на приятеля. Его на редкость серьезное лицо отражало самую противоречивую гамму чувств - от усталости до горечи:

-Похоже, бывшие обитатели замка Хозяина. Наши с тобой “коллеги”... теперь переметнувшиеся к врагу. Помнишь Ральфа, с которым расправился Назар?

Влад нервно сглотнул. Забыть, как цыган дерзко и откровенно заявил, что хладнокровно лишил жизни нескольких человек? Такое трудно стереть из памяти!

-Помню... И что? Хозяин-то мертв!

-Ты уверен? - с иронией спросил Костя.

Влад пожал плечами. Мертвым они Хозяина действительно не видели...

-Полагаешь, он жив? - вполголоса поинтересовался юноша.

-Не знаю. Но все может быть...

В их беседу в очередной раз вмешался незнакомец с лампой:

-Так, разговорчики! Давайте топайте наверх! Активней, активней! Там и лясы поточите!

-А вы кто? - с вызовом спросил Влад.

-Армен, - удивленно сказал тот. - Неужто не слыхал обо мне?

-Нет! - с удовольствием подтвердил парень. - И вообще, где мы, кстати говоря?

-На пиратском судне, - последовал лаконичный ответ.

Никогда прежде Влад не испытывал подобного изумления. Судя по выражению Костиного лица - он тоже.

ХХХ

Назар вошел в столовую бодрым уверенным шагом, заранее сияя широкой жемчужной улыбкой. Лениво осмотревшись, парень довольно изрек:

-Ага, птички уже на ногах и готовят завтрак! Лично мне, как королю!

Таисия в этот момент занималась сервировкой стола, а Мишель что-то старательно смешивала в деревянной миске. Обе девушки вскинули головы и одновременно посмотрели на цыгана. Эльф - сердито, Златовласка - смущенно.

-Не лично тебе. Еще Жозеф есть, - напомнила Таисия и метнула на Мишель суровый взгляд, словно намекая, что именно она должна защищать права своего возлюбленного. - Он скоро спустится. Правда, Мишель? - последнюю фразу хрупкая брюнетка выделила интонацией.

Мишель, встрепенувшись, торопливо ответила:

-Да, он скоро спустится. 

Назар равнодушно пожал плечами и тотчас перевел разговор на другую тему. Обернувшись к Таисии, он цепко ее осмотрел и насмешливо поинтересовался:

-Ну что, красотка? Как прошла первая безбрачная ночь?

Таисия сощурилась. Отставив в сторону графин с соком, она холодно произнесла:

-Плохо. Но я надеюсь, у тебя хватит ума не предлагать мне приятный способ отвлечься.

-Я еще ничего не предлагал, - уже не так воодушевленно возразил цыган. - Я вообще старушек не особо жалую...

Договорить он не успел - мимо его головы стремительно пронеслась стеклянная тарелка и, ударившись о противоположную стену, со звоном разлетелась на искристые осколки. 

Воцарилась оглушительная тишина.

-О господи… - раздался хриплый шепот Мишель. – Боже, боже…

Назар, нервно сглотнув, искоса посмотрел на сияющие останки тарелки, после чего обернулся к Таисии. Эльф раскраснелась, грудь ее тяжело вздымалась, а глаза пылали безумным огнем.

-Что тут происходит? - нарушил тяжелое молчание Жозеф.

Он, как и всегда, появился неожиданно и бесшумно, и его спокойный, хотя и слегка удивленный, голос снизил градус физически ощутимого напряжения.

Высокий, стройный, в светлой сорочке и багрово-черных брюках, с собранными в скромный узел вьющимися волосами, Жозеф казался воплощением утонченной элегантности и, пожалуй, аристократизма. Он единственный в доме умел правильно носить одежду в средневековом стиле и выглядел в этих изысканных нарядах настоящим денди (в отличие от Влада, Кости и, тем более, Назара, который обожал избыточную роскошь).

-Тебя тут не хватало... - пробормотал Назар, устраиваясь за столом и с опаской косясь на Таисию. - А ты темпераментная. Знаешь, я понимаю Влада...

Темные выразительные брови Таисии сошлись над переносицей:

-Здесь еще много посуды. Так что заткнись, будь добр, - и она, сердито плюхнувшись на ближайший стул, придвинула к себе пустую тарелку и принялась беспорядочно наваливать на нее еду из всех блюд подряд, сооружая некое неприглядное ассорти.

Мишель с изумлением следила за ее манипуляциями:

-Ты так голодна?

Таисия не ответила.

-Что с тобой? - снова заговорил Назар, принимаясь за гренки. - Нападаешь с самого утра... на тебя не похоже.

Пару мгновений эльф явно боролась с собой. Потом, сдавшись, отпихнула уже до краев наполненную миску, в которой перемешались яичница, овощное рагу и картофельное пюре, и хмуро пояснила:

-У меня дурное предчувствие.

-Да ладно! - презрительно протянул цыган, сразу расслабившись. - Подумаешь, предчувствие! Ты просто расстроена из-за Влада.

-Я не человек, - напомнила Таисия. - И это - не просто предчувствие. Это что-то другое. Я не знаю. И... мне страшно.

Мишель тревожно переглянулась с Назаром. Взгляд цыгана ей не понравился: слишком оценивающий... слишком... одобрительный... неправильный взгляд... Судорожно вздохнув, девушка сжала руку Жозефа под столом.

Она не знала, что в этот самый момент за нею наблюдает еще один свидетель ссоры...


Глава 3. ПУТЕШЕСТВИЕ

-Что происходит?! - Костя непонимающе всматривался в глухую темноту. - Кто вы?!

-Заткнись! - последовал резкий ответ.

-Что значит, заткнись?! - возмутился парень. - Эй! Больно!

Он ощутил, как ему скручивают руки за спиной, и, не сдержавшись, вслух застонал от боли и унижения. Веревка до крови впилась ему в запястья, и Костя закряхтел, силясь высвободиться. Его тщетные потуги прервал увесистый удар в челюсть одного из незнакомцев.

-Да что происходит?! - заорал взбешенный Костя. - И где Влад?!

...

-Я тут, тут... - зашептал ему кто-то на ухо и потряс за плечо.

Костя, вздрогнув, проснулся. Где он?

-Ты на корабле, - удивленно отозвался Влад.

Костя попытался сесть и в результате едва не вывалился из резко качнувшегося гамака.

-Мне снился кошмар... - хрипло сказал юноша, снова укладываясь и обессилено закрывая глаза. - Вернее, не совсем кошмар. Мне вспомнилось, как меня схватили в этом лесу...

-Ты стонал и звал меня... вернее, спрашивал, где я... - виновато проговорил Влад. Ему казалось, он подслушал чужой разговор или прочел предназначенное для другого человека письмо. - Я решил разбудить тебя, пока это не сделал Армен...

Костя усмехнулся:

-Спасибо, что разбудил... я... я не хочу ничего вспоминать.

Влад закусил губу.

-Ты уж прости, - внезапно произнес он, удивляясь собственным словам. - Я... наверное, действительно не стоило затевать весь этот поход. Я думал, что уже нет особой опасности. Тем более с Хуаном.

Изумленный Костя открыл глаза и сощурился, вглядываясь в ночной мрак. Лицо Влада представало неясным и расплывчатым белесым пятном.

-Ты извиняешься? - недоверчиво уточнил Костя.

Влад судорожно вздохнул и отвернулся.

-Да. Я... я уже не знаю, в чем виноват, а в чем прав. Я устал. Но я четко знаю одно... - он замолчал, тяжело дыша и не решаясь продолжить. Он не умел говорить о своих чувствах. Костя выжидающе смотрел на него, и Влад, сглотнув, неловко завершил: - Я знаю, что в этом диком мире у меня есть только два близких человека: ты и Тая. Я не хочу потерять ни одного из вас.

Костя покраснел и, славя темноту за наброшенное “покрывало невидимости”, натужно рассмеялся:

-Боюсь, Таю я тебе не заменю... даже не настаивай...

-Идиот! – добродушно фыркнул Влад. - Ты же понимаешь, что я имею в виду.

-Конечно, - посерьезнел Костя. - Остается надеяться, что ни ты, ни я не умрем в ближайшее время.

Влада невольно бросило в дрожь. Он торопливо отогнал некстати вспыхнувшие воспоминания о птице с черно-серебряным оперением и глазами Таисии и сердито сказал:

-Не шути на эту тему! Ты не знаешь, что такое смерть близкого человека, а я знаю. Второго такого случая я не переживу.

-Переживешь, - невесело возразил Костя. - Это тебя, может, сломает... но ты переживешь.

Они говорили вполголоса, опасаясь не столько непрошеных свидетелей беседы, сколько неудовольствия Армена. Хотя, стоило признать, этот громила был страшным скорее на словах, чем на деле. Во всяком случае, в сравнении с Николя и Робертом...

Впрочем, Армен наверняка уже дремал, погрузившись в пьяный, сдобренный доброй порцией алкоголя, сон.

-Ладно, - угрюмо проговорил Костя, устраиваясь поудобнее. - Попробую поспать. Спасибо, что разбудил. Надеюсь, больше не увижу этот кошмар. Надо выспаться, а то завтра опять палубы драить...

-Хорошо, если только палубы... а не на корабли нападать... - пробормотал Влад. - Хотя как на них нападать? У нас толком и оружия нет... и одежды... Джек Воробей выглядел иначе.

-Джек Воробей был выдуманным персонажем...

-Полагаешь, настоящие пираты ходят в одних шортах? И из оружия у них — только кинжалы?

-Пушки у нас есть... - вяло напомнил Костя. - Или как это называется...

-А ты умеешь из них стрелять?

-Сумею, если что... Да и вообще... черт... Влад, настоящие пираты изначально собираются выжить. А наша судьба вряд ли кого волнует...

-Ты прав... - обронил Влад и, с трудом поднявшись на затекшие ноги, направился к собственному гамаку. На ощупь забравшись в свою неустойчивую кровать, парень тоскливо уставился в потолок. Пытаться заснуть было бессмысленным занятием – разгулявшееся воображение могло вызвать в сновидении какой-нибудь кровавый и сумбурный кошмар. Придется терпеливо дожидаться рассвета.... и тяготиться этим душным мраком, и плеском волн, и тяжелым дыханием товарищей по несчастью... и проклинать часы, когда он в далеком отрочестве грезил пиратскими приключениями... когда (не так давно!) болел за неугомонного Джека Воробья, отчасти мечтая присоединиться к его бесшабашной жизни. Ну, вот, добился своего. Рад? Счастлив? Дурак! По-другому не скажешь... и как отсюда выбираться?! Сигануть в океан?! На корм акулам?!

-Я могу подсказать, - шепнула тьма голосом Николя.

Влад замер, напрягшись, как струна. Опять! Вот, вот, что всего ужасней – эти безумные галлюцинации, беседующие с ним долгими бессонными ночами...

-Я могу подсказать, - упрямо повторила темнота.

Влад сглотнул и решился ответить:

-Подсказать что?

-Как вам спастись. Только... это потребует своей платы.

Влад иронично усмехнулся. А как же!

-Платы тебе? - уверенно предположил он. Ответ его озадачил:

-Вовсе нет. Кому - не знаю точно. Может, вашему мифическому сатане? Заплатить придется частью души. Готов?

Влад медленно досчитал до 10.

10... я сошел с ума, это однозначно

9... если дело дошло до продажи души и сатаны - все крайне плохо...

8, 7, 6... и что же ответить собственной галлюцинации?

5, 6, 4... черт! А есть какой-то выход?! Кроме злосчастного “да”?!

3... Может, пускай хоть собственное подсознание в лице этого призрака подскажет, как действовать?

2... Так все же “да”?

1... о господи!

-Ок, - сердито заговорил Влад вслух (вернее, - беззвучным шепотом). - Валяй. Говори. Слушаю.

-То есть ты готов заплатить душой? - уточнил Николя.

Влад поморщился:

-Растолкуй, что это значит. Как я могу согласиться неизвестно на что?

Николя долгое время молчал, и Владу начало казаться, что мертвый страж смакует максимально язвительный ответ.

-Я знаю, кто стоит за всем этим, - начал Николя, когда Влад уже потерял всякое терпение. - Хозяин.

Влад совершенно не удивился и лишь спокойно уточнил:

-Он жив?

-Не знаю, - признался Николя. - А был ли он жив раньше? А жив ли я?

-Ты - нет, - твердо произнес Влад. - Ты просто глюк.

-Тогда и он - нет. Но что это меняет? Ты вроде как не глюк, но именно ты - тут, на пиратском корабле. Именно ты сейчас лежишь и смотришь в потолок, гадая, что ожидает тебя впереди. Значит, глюки управляют твоей жизнью.

Влад насупился. И ведь не поспоришь...

-Просто я сошел с ума, - невнятно пробормотал он. - Давно и безнадежно. Моим миром управляет безумие.

-Не стану возражать, - Влад был уверен, что невидимый Николя сейчас ядовито улыбается. - Какая разница? Это просто набор слов. Хочешь ли ты придать своей жизни более вменяемые очертания? Это и есть главный вопрос.

-И заплатить душой? - задумчиво пожевал губами Влад. - Даже не знаю. Что понимается под этой сомнительной сделкой? Ад после смерти?

-Ад в течение оставшейся жизни, - ехидно поправил Николя. - Но ад иного рода, чем это скучное прозябание матросом на пиратском судне. Ад, в котором ты сможешь встретиться с Таисией. Чем плохо?

-Изъясняйся понятней, - рассердился Влад, невольно заговорив громче. Несколько человек в соседних гамаках заворочались во сне, и юноша продолжил тише и спокойнее: - Я хочу конкретики.

-Хорошо, - согласился Николя. И с чего вдруг он стал таким покладистым? - Попробую быть более конкретным. Противостоять такому, как Хозяин, может лишь ментально сильный человек. Желательно - владеющий основами магической практики.

-Сразу отпадает, - перебил Влад, цинично скалясь темноте. Он знал, что при желании может вызвать некий мыслеобраз Николя, но видеть бывшего стража воочию было еще хуже, чем просто слышать его. - Я не маг.

-Я тоже, но кое-каким хитростям за долгие десятилетия общения с Хозяином научился. И могу дать две-три подсказки, как если не завладеть кораблем, то хотя бы вырваться отсюда.

-Правда? - впервые по-настоящему заинтересовался Влад и даже сделал попытку сесть. Внимание его обострилось до предела, теперь он вслушивался в слова Николя с напряженной сосредоточенностью. И, должно быть, именно поэтому густой мрак рядом с его гамаком засеребрился, обозначив контуры мужского тела. Юноша вздрогнул и отпрянул, что сразу погасило сероватый силуэт.

-Да, правда, - подтвердил с удовольствием Николя. - И, кстати, ты напрасно меня боишься.

-Я не боюсь, - угрюмо возразил юноша, уставившись на собственные колени. - Просто тебя не может быть здесь. И я не могу тебя видеть.

-С чего ты взял, что меня не может быть здесь?

-Так, мы отклонились от темы. Давай вернемся на шаг назад.

-Хозяин в данную секунду - кто-то вроде духа корабля, - скучливо заговорил Николя. - Но у него есть и другие задачи... он иногда отлучается.... временно... ненадолго... но этого хватит, чтобы перехватить инициативу - если умело взяться.

-И как за это взяться? - Влад через силу рассмеялся, хотя тут же оборвал свой смех, осознав, как дико тот звучит в мрачной каюте. - Подписать договор кровью?

-Зачем лишние формальности? - Николя издал скупой смешок. – Но чтобы победить дракона, надо самому вжиться в шкуру клыкастой твари. Понимаешь?

Влад сглотнул. Вспомнился детский мультик, в котором благородный юноша отправился освобождать родное селение от власти кровожадного дракона – и чуть было не занял его место...

-Не ищи подвоха в моих словах, - вмешался в ход его мыслей опасно-мягкий голос Николя. - Я прямо говорю обо всех подводных камнях. Чтобы вырваться на волю и помочь своему приятелю, тебе придется взглянуть на мир глазами Хозяина. Дышать, как он, думать...

-Но только временно? - уточнил Влад.

-Да... но нет ничего более постоянного, чем временное, - желчно усмехнулся Николя. - Это так заманчиво... как наркотик... затягивает... трудно вернуться в прошлое. Стать прежним. Понимаешь?

-Понимаю, - помедлив, признался Влад и, выдержав минутную паузу, подозрительно спросил: - Но если это все правда, и если ты - не плод моего больного воображения... тогда зачем ты мне помогаешь? Ты ведь меня ненавидишь?

-Хочу доказать, что ненависть не помешает моей лояльности. Я могу быть полезным.... мне нужна твоя помочь, только и всего. Все просто.

-Все просто... - с горечью повторил Влад. - Ладно, я не могу дать тебе ответ прямо сейчас. Мне нужно подумать.

-Думай, согласился невидимый страж. - Я вернусь завтра.

И Влад снова остался наедине с ночью, наполненной хриплым дыханием матросов и солоноватым запахом моря.

ХХХ

Кажется, он все-таки заснул - вернее, задремал, убаюканный неспешным покачиванием волн. Но пробудившее его ярко-синее солнечное утро, к сожалению, не принесло с собой ни желанной прохлады, ни приемлемого выхода из положения. Наблюдая за вялыми сборами своих коллег по несчастью, Влад тоскливо размышлял, что его жизнь становится все более абсурдной и, пожалуй, аскетичной. И если год назад он с ностальгией вспоминал о телевизоре, DVD и прочих достижениях техники, то теперь грезил о нормальной кровати (вместо этой качающейся во все стороны люльки!), сытном обеде (а не водянистой ухе!) и относительной безопасности. Как быстро меняются приоритеты!

-Чего лежишь? - лениво осведомился Костя, потягиваясь всем телом и потирая заспанные глаза. В этот момент он напоминал взъерошенного уличного кота . - Давай, вставай, а то скоро Армен придет тебя будить.

Влад бросил на друга пронизывающий взгляд и, проигнорировав прозвучавшее предостережение, задумчиво спросил:

-Как ты считаешь, свобода дорого стоит?

Костя удивленно покосился на него:

-Вот уж не знаю! А с чего такой странный вопрос?

-И вовсе не странный, учитывая наше положение, - уязвлено заявил Влад, неохотно поднимаясь и приглаживая встрепанную шевелюру. - Мы ведь опять пленники.

-А что, у тебя есть какие-то конкретные предложения? - осторожно поинтересовался Костя.

Влад промолчал, хмуро рассматривая поджарое, загорелое и блестящее от пота тело приятеля, который по-прежнему был облачен в одни лишь старые шорты.

Сказать про Николя? Ага, признаться в окончательном и бесповоротном безумии? Нет уж!

-Я размышляю, - туманно пояснил он, уклоняясь от прямого ответа. - Просто размышляю...

Костя пожал плечами:

-Когда придумаешь, сколько заплатить за свободу и кому - дай знать. Может, купим ее пополам, - он хохотнул и весело добавил: - Пополам-то, наверное, дешевле?

-Мда, - мрачно пробормотал Влад, с отвращением обтирая липкую кожу смоченной в соленой морской воде губкой. - Дешевле...

Впервые в жизни он понял, что испытывают на абстрактном “распутье жизни”. Надо выбирать, и от этого выбора зависит слишком многое...

-Ладно, пошли завтракать, - наконец устало предложил он, вяло кивнув другу. - А то даже этой дурацкой похлебки нам не достанется.

Костя с удивлением и тревогой смотрел на него.

-Что с тобой? Ты какой-то странный...

-Правда? - горько усмехнулся Влад. - А что в этом удивительного? При таких-то обстоятельствах?

-Ну.... - неуверенно протянул Костя. - Ты еще вчера вечером был другим. А сейчас...

-Ладно, - резковато перебил Влад. - Пошли. Все нормально. Нормально...

Нормально? А помнит ли он, что такое «нормально»?

ХХХ

Похлебку разливали в соседней каюте, пропахшей неаппетитными тяжелыми ароматами. Все матросы собрались возле широкого ящика, заставленного плоскими тарелками. В центре импровизированного стола исходило рыбным паром огромное блюдо.

-Не намного лучше зеленых стручков, - мрачно заметил Костя, плюхнувшись на пол возле ящика.

Влад согласно кивнул и, устроившись рядом, рассеянно сказал, наваливая себе сомнительного вида кашицу:

-Свобода есть что хочешь - чего она стоит?

Костя замер с деревянной ложкой в руке:

-Опять ты об этом! К чему ты постоянно клонишь?!

Ответить собеседник не успел. Корабль вдруг сильно качнуло, и пошатнувшийся ящик вывалил на колени Владу пахучую рыбную смесь из ближайших тарелок. Стряхивая с ног липкую кашу, юноша громогласно выругался, однако этот возглас потонул в общем словесном шуме. Казалось, взорвалась звуковая бомба, кричали все, и эти крики перемежались топотом, непонятной возней и глухими ударами.

-Черт… - простонал Влад, потирая ушибленное ящиком колено. Попытался подняться, но растекшаяся по деревянному полу склизкая рыбная лужица превратила каюту в подобие катка, и парень сумел лишь кое-как встать на четвереньки. Задачу осложнил новый толчок, буквально поваливший юношу на живот. Ощущая кожей противные остатки невкусного завтрака, Влад изрыгал сердитые проклятия, не особо стесняясь в выражениях. Вокруг что-то происходило, но что – он понять не мог.

Кто-то потряс его за плечо. Влад торопливо обернулся и встретился с перепуганным взглядом Кости. Скулу последнего теперь украшал солидный кровоподтек, а на щеке пестрела царапина. В каждой руке он держал по кинжалу, один из которых протягивал Владу.

-Это зачем? - хрипло выдавил тот, испуганно уставившись на внушительных размеров нож.

-Да вроде на нас напали... - севшим голосом пояснил Костя, оттирая со лба струящийся пот. В этот миг раздался очередной взрыв, и на приятелей посыпалась белая крошка, посеребрив их волосы густой “перхотью”.

-На пиратский корабль?! Напали?! - наблюдая, как друг с яростью стряхивает с шевелюры белесую пыль, удивленно уточнил Влад

-Мы не единственные пираты в этом море. Кто-то что-то не поделил... - просто пояснил Костя и почти силой впихнул кинжал растерянному приятелю. - Бери! Или будешь голыми руками защищаться?!

-Что?!

Но Костя уже вскочил на ноги и помчался куда-то в направлении выхода.

-Ты идиот?! - чья-то рука рывком подняла Влада на ноги, и парень увидел перекошенное злостью и страхом лицо Армена. - Жить надоело?!

Влад и сам не понимал, что с ним происходит. Его словно оглушило, и он тонул в тумане собственного сознания. Но откровенное презрение, прозвучавшее в голосе Армена, немного вывело его из этого оцепенения. Сбросив со своего плеча руку громилы, юноша сделал резкий выдох, выпрямился и, отбросив попытку разобраться, кто и на кого напал, решительно направился к двери.

ХХХ

Только очутившись на верхней палубе, Влад понял, как выглядит ад. И не мифический потусторонний, а реальный, «живой».

Крики...

Скользкая от крови палуба...

Чьи-то распростертые тела...

Постоянные удары и взрывы...

Сладковатый запах смерти...

И – люди, люди, люди... враги, друзья - кто?! Это было неважно: в аду все становились равными...

На Влада сразу напали, и он едва успел отразить удар, отделавшись ссадиной на плече. Тотчас собравшись, парень принялся судорожно вспоминать давнишние уроки Хуана. От них сейчас зависела его жизнь...

Влад нанес несколько ранений, но, кажется, никого не убил (и слава богу!). Его самого тоже несколько раз оцарапало чьим-то проворным лезвием, и теперь по плечу и животу юноши тонкими ручейками стекала кровь. Но любые мысли отошли на второй план, когда он споткнулся об очередное тело и, опустив взгляд, обнаружил Армена. Слепо глядя в густо-синее небо, добродушный громила скалился мертвой усмешкой.

Похолодев, Влад опустился на колени рядом с покойником. Он забыл об опасности, забыл, что в любой миг может присоединиться к этому бедолаге. Его просто поразил сам факт: Армен убит... Убит!

Влад протянул окровавленную руку и провел пальцами по векам мертвеца, не замечая соленую влагу на собственных щеках. Это не было слезами, нет. Скорее, - смесью пота и осевших на коже морских брызг. Ведь он не умеет плакать, никогда не умел... и, конечно, ему не нравился этот Армен... Но он устал. Устал! А сейчас еще и ненавидел себя за былую тягу к азарту, которую так часто выказывал в прошлом. Теперь он отдал бы все на свете за право наслаждаться самыми обыкновенными, примитивными радостями. За право забыть о существовании опасности, врагов, приключений…

-Оставьте меня в покое… - прошептал Влад, сам не понимая, почему смерть совершенно постороннего и, в общем-то, несимпатичного ему человека так страшно подействовала на него. – Оставьте меня в покое! – повторил он громче.

К кому он взывал? Кого молил? Небеса не спешили откликнуться на его отчаянный зов.

Зато откликнулся чей-то злой голос.

-Я обеспечу тебе покой, - пообещал он. – Прямо сейчас.

Дальнейшие события растянулись в безумную вечность, хотя длились, по сути, долю секунды.

Влад испуганно обернулся на звук и увидел несущееся лезвие смерти в руках незнакомца в ярко-красных шароварах.

«Я умру, - успел подумать Влад, почти не ощущая страха. – Вот сейчас я умру!»

Последним усилием воли он попытался отодвинуться, и это его спасло: удар пришелся по еще целому плечу.

-Подонок! – взревел обладатель алых шаровар, обозлившись так, словно Влад своим спасением нанес ему личное оскорбление. – Сволочь!

Влад поудобнее перехватил кинжал, готовясь к рывку.

-Напрасно, - засмеялся противник и наступил тяжелым каблуком сапога на его ладонь.

Взвыв, Влад выпустил нож. Рука онемела, и оставалось лишь звать на помощь. Но кого, кого?! Разве что Костю…

Однако спасение пришло с неожиданной стороны.

-Прекратите, - это была не просьба, а приказ.

Какие знакомые интонации… небрежная надменность… высокомерие… неужели?!

Влад с надеждой обернулся. На корме, на фоне безмятежно-синего, контрастного “палубным” кошмарам, неба вырисовывалась стройная высокая фигура в черном.

Хуан? Нет… такой ошибки он больше допустит. Это не Хуан. Хозяин.

Пират в красных шароварах тотчас забыл про приготовившегося к смерти парня и, выпрямившись, бросил ненавидящий взгляд на черный силуэт.

-Вернулся! - словно выплюнул поклонник ярких штанов и отступил на шаг.

Влад торопливо схватил нож и проворно откатился в сторону. Сипло кашляя, он прижался спиной к судовой надстройке корабля, жадно наблюдая за происходящим. Лишь теперь юноша заметил пришвартованный невдалеке второй корабль, увенчанный развевающимся черно-белым флагом с узнаваемым любому мальчишке рисунком.

Хозяин ничего не делал и больше ничего не говорил. Кажется, он даже не шептал колдовских заклятий. Он спокойно стоял, распрямив плечи и вскинув подбородок, царственный и безмятежный. И этого подействовало.

Пираты уходили: молча, поспешно, трусливо, просто прыгая за борт! Должно быть, мрачная слава Хозяина достигла самых отдаленных уголков реальности…

“Почему он их не убивает? - пронеслось в воспаленном мозгу Влада. - Ему это не составило бы труда!”

Нападение пирата и мертвый Армен лишили парня остатков сострадания. И, к тому же, был еще Костя... и если с ним что-нибудь произошло... если вдруг... тогда он, Влад, не остановится ни перед чем. Не успокоится, не узнав, чья рука совершила роковое движение, повлекшее за собою смерть друга, - а потом отомстит. И плевать на грех и преступление!

“А раз так - не плевать ли и на все остальное? - вдруг подумал Влад. - Может, послать всё к черту и согласиться на предложение Николя?”

Эта идея была столь пугающей и одновременно заманчивой, что парень, стараясь отвлечься от соблазнительной и опасной мысли, принялся спешно осматриваться, разыскивая Костю. Если он жив - все остальное неважно. Пока - неважно.

Он был жив. С исцарапанным торсом, измученный, перепуганный, но живой, он словно почувствовал взгляд Влада, посмотрел в ответ и так широко, так радостно улыбнулся, что его друг невольно ощутил прилив благодарности и почти нежности.

Не обращая внимания на мертвые тела, на призрак Хозяина, на все еще покидающих судно пиратов, Костя направился к Владу, то и дело оскальзываясь на влажной от крови палубе.

-Черт, - хрипло выговорил он, оказавшись совсем рядом. По его оплывшему от синяков лицу струились слезы и пот. - Ты жив. А я... я видел, что тебя убили. И не успел помочь.

-Видел, что убили? - удивился Влад.

Костя молча кивнул и, не выдержав, обнял его, хлопнул по плечу. Смущенно отстранившись от приятеля пару секунд спустя, Влад рассеянно подумал, что бывший сокурсник наверняка стал свидетелем его краткого и по-своему красочного столкновения с незнакомцем в красных штанах...

-Последний - мертвый! - снова заговорил Хозяин, и в его голосе сквозила насмешливая, почти садистская, веселость.

Влад обернулся и увидел прижавшегося к борту корабля молодого мужчину в просторных фиолетовых брюках, высоких сапогах и разорванной, расшитой золотом, жилетке (должно быть, напавшие пираты предпочитали довольно эффектный стиль одежды). Его исказившееся от страха лицо отражало многообразную гамму отрицательных чувств: от звериной злости и человеческой ненависти до слепого ужаса и жажды мести.

Все напряженно ждали продолжения, переводя алчущие, возбужденные взгляды с приговоренного к смерти на Хозяина. Влад тоже взглянул на черного мага, каким-то чудом явившегося с того света. Колдун улыбался - мягко, с удовольствием, и Влад вдруг с отвращением осознал, что этот фантом просто питается испугом пирата и животным голодом своих матросов. Вот почему он не убил остальных... Чтобы добавить остроты этому “блюду”.

К горлу подступила тошнота. Отвернувшись, Влад посмотрел на Костю и не без облегчения заметил на лице друга похожие эмоции.

-Последний - мертвый. Любимая твоя присказка, правда, призрак? - раздался низкий, словно простуженный, голос пирата, казалось, вложившего в эту фразу все остатки сил и максимальную язвительность. Загорелый, широкоплечий, с темными вьющими волосами, он чем-то неуловимо напоминал Назара - тем более что яркий наряд и задорная дерзость тоже сближали образ бесшабашного цыгана и смертника. - Что смотришь, призрак? Ты ведь именно призрак, все это знают, - он отчаянно храбрился.

Хозяин неторопливо направился к нему. Влад всмотрелся в его лицо - скуластое, с орлиным носом и чересчур бледной кожей, оно было до боли похоже на лицо Хуана. Только вот в глазах последнего успело появиться выражение усталости.

-Призрак? - спокойно переспросил Хозяин. - Возможно. А если и так, то что? Что это меняет?

“Глюки управляют твоей жизнью” - вспомнилось Владу, и он поневоле посочувствовал приготовившемуся к гибели пирату. Хотя, быть может, именно он нанес смертельный удар Армену?

-Что меняет? - пират явно пришел в себя и теперь злорадно скалился, выставляя напоказ крепкие желтоватые зубы. - Не знаю, слава небесам. Я живой. Ты - нет. Что это меняет? Тебе лучше знать.

-Пока живой, - не стал спорить маг. Глаза его опасно сузились. - Но это легко исправить.

-Я никогда не стану призраком, - парировал собеседник, гордо вскинув подбородок. - Я буду мертвым, но не буду призраком.

Влад не знал, на чьей он стороне. Он одинаково ненавидел и Хозяина, и этого смуглого парня в красочном наряде... но, надо признать, поведение пирата его немного восхищало. Юноша перехватил взгляд Кости - приятель тоже с трудом скрывал уважение.

-Ну же, давай, чего ждешь? - хрипло выговорил пленник. – Убей меня! Только на это ты и способен.

-Отнюдь не только на это, - покачал головой колдун, не спеша приводить приговор в исполнение. - И потом, я не звал тебя сюда. Зачем пришел?

-Лично я - отомстить, - жарко выдохнул пират, и щеки его вспыхнули багрянцем, а на шее затрепетала жилка. - Тебе. За смерть своего брата.

-Тоже бандита? - с убийственной вежливостью уточнил Хозяин.

Теперь не только его щеки покраснели - все обветренное лицо смертника пошло бурыми пятнами. И, как подозревал Влад, причина была не в жаре и не в смущении, а, скорее, в горячей смеси ненависти и злости.

-Не тебе судить! Тоже мне, ангел выискался! Ну же, давай, чего ждешь?!

Хозяин все еще медлил, задумчиво рассматривая парня - так, словно изучал занятный музейный экспонат.

-А знаешь, я могу принять тебя в свою команду. Ты мне симпатичен.

Влад замер и переглянулся с Костей. Если пират согласится, это будет выглядеть довольно жалко.

“Идиот! - тут же мысленно обругал себя Влад. - Я не фильм смотрю, это жизнь!”

И все-таки сочно-синее небо, два корабля с развевающимися пиратскими флагами и потные, несколько театрально облаченные, мужчины не позволяли вполне поверить в реальность окружающего мира. И лишь мучительная духота и палящий зной солнца напоминали: это не кино. Это - действительность.

Пират поднял на мага воспаленный, полный отвращения, взгляд.

-Я бы принял предложение. У меня нет моральных оков.

-Ну, так прими, - довольно усмехнулся Хозяин, приблизившись к пленнику почти вплотную. - Прими.

-Я не стану этого делать по двум причинам: во-первых, из-за смерти брата. А во-вторых, я тебе не верю. Ты просто посмеешься надо мной.

Хозяин немного помолчал, потом, пожав плечами, равнодушно сказал:

-Тогда прощай, мой проницательный бедняга. Прощай.

Пират зло ощерился и, оттолкнувшись, перемахнул через борт. Следя за его стремительным прыжком, Влад с ужасом увидел, что второй корабль давно поднял якорь и уже довольно далеко отплыл. Еще немного – и он превратится в темный рисунок на фоне неба.

-Куда он сиганул, в гости к акулам? - с досадой прошептал Костя.

Влад ничего не ответил, молча наблюдая за парнем. Если бы он мог помочь - помог бы? Черт... Наверняка да!

Хозяин ничего не произнес - во всяком случае, никто из присутствующих не заметил ни шепчущих заклинания губ, ни каких-то ритуальных колдовских жестов... Но, тем не менее, в воду нырнул не живой человек - в морскую пучину погрузился труп.

Когда море приняло тело смелого пирата, Влад судорожно вздохнул и закашлялся. Его затошнило, и он рухнул на колени и закрыл рот ладонью, сдерживая рвотные позывы. Костя склонился над ним, заслоняя собой от насмешливых взглядов других матросов.

Впрочем, Владу было плевать, кто и что о нем может подумать. Он вскинул голову и посмотрел прямо в глаза Хозяину. Он ничего не сказал, но постарался одним выражением лица передать все, что испытывает в эту секунду: ненависть, отвращение, презрение. И - никакого страха.

ХХХ

Оставшееся до отбоя время матросы (или все-таки пираты?) провели, отдраивая палубы от крови. Из “своих” (которых Влад и узнать-то толком не успел) погибло трое.

-Интересно, кто заменит Армена? - шепотом спросил Костя ближе к вечеру. Красный и потный, он на секунду прервал монотонное занятие и в сердцах отбросил испачканную тряпку. - Он был неплохой, по сути-то.

-Мне его даже жаль, - признался Влад. - Немного.

-Да... - задумчиво протянул Костя. - Немного... как глупо... - он помолчал, потом обернул к другу вспыхнувшее внезапной страстью лицо. Его взгляд пылал лихорадочным огнем, а на лбу выступила испарина. - Слушай! - голос тоже приобрел новые возбужденные нотки, темп речи ускорился. - Ты спрашивал, сколько стоит свобода?

-Да, - осторожно ответил Влад, с тревогой наблюдая за приятелем. - А что?

Внезапная перемена в давно изученном друге Влада почти напугала. Всегда веселый, непосредственный, не очень серьезный, Костя словно превратился в полную свою противоположность.

-Я думаю, свобода стоит дорого, - тихо сказал он. Взгляды друзей пересеклись. В глазах Кости читалась слепая решимость.

Влад сглотнул:

-Дорого? Ты думаешь, стоит заплатить?

Костя сощурился, всматриваясь в собеседника. Потом, украдкой оглядевшись, негромко осведомился:

-А есть кому? Я уверен, что да.

Влад нерешительно пожал плечами:

-В общем-то, да... но цена...

-А если пополам? - помолчав, предложил Костя.

Влад ничего не ответил, только вздохнул. Пополам? Половину души продать - это возможно? А если да - это не так скверно?

Ну и влип же он!

ХХХ

Снова - ночь. Снова - наполненная храпом матросов и потным запахом их тел каюта. Снова - шум волн. И - неотвязный, душный, унизительный страх.

Это, впрочем, не тот страх, которого стоило бы стыдиться. Бояться смерти нормально. Бояться за жизнь друга - тем более. А переживать за благополучие оставленной поневоле возлюбленной почти благородно! И все-таки, несмотря ни на что, Владу была неприятна собственная тревога.

Сегодня он сознательно не спал - и, как назло, именно сейчас его отчаянно клонило в сон. Но парень бодрился, мысленно подзывая Николя.

Решение далось нелегко, и он даже теперь не был уверен в его правильности. Согласиться увидеть мир глазами Хозяина - затея небезопасная. С другой стороны, их всех рано или поздно сделают убийцами. Преступниками уже сделали. Они - пираты. То есть - бандиты.

-Я тоже начинал именно так, - раздался вкрадчивый голос Николя, и Влад, хотя сам жаждал услышать его, все же вздрогнул - слишком внезапно прозвучали эти слова.

-Как - так? - хрипло шепнул Влад. На сей раз он не захотел говорить с пустотой и рискнул вызвать смутный образ бывшего стража. Это оказалось просто - одно лишь безотчетное желание посеребрило воздух рядом с гамаком, и в полутьме засиял призрачный стройный силуэт.

-Меня вынудили обстоятельства, - мягко пояснил Николя. - Я жил в те времена, когда в моде было убивать друг друга.

-Знаю... - нехотя выдавил из себя Влад, отводя взгляд. Все-таки смотреть на плод собственного разума было как-то неуютно. - Дуэли и все такое прочее...

-А раз убив - отрезаешь пути к отступлению.

Влад помолчал, собираясь с мыслями. Потом снова заговорил - осторожно, с опаской, будто пробираясь сквозь заросли крапивы к заветной цели и каждый миг рискуя обжечься:

-А если... если я соглашусь? Ну, на твое предложение? Я тоже отрежу пути к отступлению?

-Да, - просто ответил Николя. - Но тебе вовсе необязательно кого-то убивать. Я, став тем Николя, которого ты знаешь, убивал гораздо реже, чем в прошлом, когда был человеком. Веришь?

-Верю, - пожал плечами Влад. В конце концов, убийцей он Николя и не считал. Садистом - да, но убивать страж на его глазах никого не пытался. Как ни странно, эта мысль принесла юноше некоторое облегчение. - Что ж... тогда я рискну. Наверное. Только вот ответь: что сегодня произошло?

-Ты имеешь в виду это бессмысленное нападение? - поморщился Николя. - Хозяин опасный противник. Для него нет правил. Он не соблюдает неписаные пиратские законы и нападет без предупреждения, жестоко и бессмысленно. То есть с точки зрения пиратов бессмысленно. Ведь одно дело напасть на заполненный грузом корабль, и совсем другое - на обнищавшее пиратское судно. Этого никто не понимает. Но его влечет не только физическая пожива. Понимаешь, о чем я?

Влад кивнул, припоминая разговор полугодичной давности с Хуаном и Дианой, когда черный маг растолковывал ему с Костей причины агрессии Хозяина.

“Страх, смерть, боль - низшая энергия, но его (Хозяина) она вполне устраивает” – кажется, так говорил Хуан…

-Хозяин всегда побеждает. Несмотря ни на что, - продолжал Николя. - И его ненавидят. И мечтают отомстить. И как только по морю проносится слух, что корабль временно “обезглавлен” - то есть Хозяин куда-то отбыл, - происходит нападение. Вот как сегодня.

-Всегда побеждает? Несмотря ни на что? - задумчиво повторил Влад. - Вот почему члены его команды выглядят так убого на фоне других пиратов?

-Да. Вы для него — просто послушные рабы и, в принципе, источник энергии. Если будет нужно — он всегда успеет вас снарядить. Хотя это вряд ли понадобится, при его-то способностях... Ну, а если вас всех перебьют за время его отсутствия — Хозяина это тоже не взволнует. Он просто найдет новых людей...

-Какой-то затяжной кошмар... - удрученно пробормотал Влад. - А что ты сам испытываешь к Хозяину? Он был твоим отцом, потом - господином.

-Не знаю, - честно ответил призрак. - Не знаю.

Влад вздохнул, набрал в легкие побольше воздуха и, наконец, произнес роковое “да”, просившееся с его губ еще в первый раз:

-Хорошо. Я согласен. Что надо делать?


Глава 4. ПРЕДЧУВСТВИЕ

Вот уже которое утро Таисия просыпалась с предчувствием беды.

Годы и годы (хотя зачем скрывать от себя самой - десятилетия!) она пробыла на этой планете и успела проникнуться ритмом здешней жизни. И теперь, что бы ни говорили скептики вроде Назара, могла заранее предсказать, когда налаженная схема даст сбой. В конце концов, эльфийская порода многого стоит… тем более, если дело касается любимого человека. Да, не эльфа, а именно человека. В соплеменниках, по мнению Таисии, не хватало чего-то по-настоящему мужского, не хватало смелой дерзости и внутренней силы. Не хватало качеств, с избытком присутствующих в непростом характере Влада...

“Тебя не обижает, что твой Влад бывает... ну... несколько грубым?” - спросила ее как-то Мишель.

Таисия мысленно усмехнулась, припоминая этот немного наивный вопрос. Не обижает ли? Нет, скорее, наоборот! Брутальная грубость порою очень волнующа...

Нынешнее утро было не по-летнему зябким и промозглым. Выскользнув из-под атласного одеяла, эльф, ежась, торопливо скинула коротенькую шелковую сорочку и завернулась в теплый бордовый халат. К счастью, Хуан из своих непонятных источников сумел раздобыть немало женской одежды, и Таисии больше не приходилось одалживать жилет Влада и затягивать на тонкой талии ремень, поддерживая великоватые и оттого постоянно сползающие мужские брюки.

Остановившись у окна, девушка чуть нахмурилась, рассеянно всматриваясь в сизо-синее утреннее небо. Парк, овеянный сонным дыханием позднего рассвета, казался вымершим и почти нежилым, и это непривычное беззвучие послужило для Таисии очередным тягостным предзнаменованием.

Что-то происходит. Или уже произошло. Выход один - отправиться на поиски Влада, руководствуясь собственным эльфийским чутьем. В принципе, сделать это несложно. Проблема в другом - не хотелось бы оставлять без присмотра Мишель и Назара. В последние дни девушка чувствовала что-то странное во взаимоотношениях белозубого цыгана с рыженькой возлюбленной Жозефа. Томное, электрическое, физически ощутимое напряжение словно бы сопровождало каждый их шаг, взгляд, улыбку...

-Ладно, - пробормотала Таисия, выпрямляясь. - Ладно. Попробую перед уходом обсудить все с Мишель...

Обсуждать что-либо с Назаром, конечно, - занятие бессмысленное. Он лишь поднимет ее на смех и попросит не вмешиваться в чужую жизнь. Все верно, однако неоказание помощи - своего рода преступление.

“Кому помощь ты оказываешь? - будто услышала она возмущенный протест цыгана. - Мне помощь не нужна!”.

Таисия чуть скривилась и мысленно ответила воображаемому Назару: “Нет, дружок, помогать я собираюсь вовсе не тебе. Жозефу. Понимаешь ли ты, что своим поведением просто отнимаешь у него жизнь? Нет. А потом будет слишком поздно”.

ХХХ

-Итак, ты тоже уходишь? - хмуро спросил Назар за завтраком.

Таисия пожала плечами, избегая чьего-либо взгляда.

-Я хочу найти Влада, - просто ответила она.

-Найти?! Где ты его найдешь?! - раздраженно осведомился цыган, со злостью наваливая себе на тарелку лоснящиеся жиром куски свинины. - Он что, какие-то метки по дороге оставлял?!

Таисия загадочно улыбнулась и ничего не ответила. Метки? Что ж, своего рода метки.

Назар, сощурившись, внимательно всмотрелся в ее лицо и, видимо, правильно разгадал его выражение.

-Думаешь, что толку объяснять такие прописные истины этому дурачку? - нетерпеливо уточнил он, с трудом скрывая обиду за деланной насмешливостью. - Я угадал?

-Все, кроме дурачка, - не стала спорить Таисия, принимаясь за свою порцию. В отличие от цыгана, она ограничилась вегетарианскими блюдами. - Ты вовсе не дурачок. Ты человек. Я не могу всего тебе объяснить.

В беседу вмешалась Мишель. Откашлявшись, она робко проговорила:

-Мне будет тебя не хватать... из женщин останусь я одна.

За столом воцарилось тяжелое молчание: смущенно притихла Мишель, недовольно отстукивал пальцами барабанную дробь Назар, задумчиво потягивала сок Таисия... Жозеф тоже (как, впрочем, и всегда) не спешил вступать в разговор. Неторопливо помешивая фруктовый напиток, он хмуро изучал содержимое своей тарелки.

Таисия с досадой следила за ним.

“И как Мишешь с ним общается?! - вдруг подумала она. - Влад, может, бывает резок, но он хоть не истукан! А этот... Даже сейчас не нашел доброго слова!”

Жозеф как будто прочел ее мысли. Выпрямившись, он посмотрел прямо ей в глаза и без улыбки произнес:

-Я тебя понимаю. Я бы тоже на твоем месте пошел его искать. Мне тоже кажется, что происходит что-то странное.

Назар демонстративно закатил глаза:

-О боги! Что-то странное! Этот еще будет изображать из себя оракула!

Таисия метнула на цыгана рассерженный взгляд:

-Помолчи уже! Неужели неясно, что говорить в такой манере просто хамство?! “Этот”, “тот”.

Уголки губ Жозефа тронула скупая улыбка:

-Не волнуйся, Таисия. Мне слишком много лет, чтобы я обращал внимание на подобные мелочи.

-Мне тоже, но я обращаю, - тихо возразила она.

Бывший страж пожал плечами:

-Нас нельзя сравнивать. Мы видели разное. Совершали разное.

Их взгляды пересеклись, и в черных глазах Жозефа Таисия увидела такую усталость, что пробудившаяся было обида тотчас улеглась.

-Спасибо за понимание, Жозеф, - тихо поблагодарила эльф. - Спасибо.

Бывший страж слегка склонил голову, обозначая кивок.

ХХХ

Таисия торопливо спустилась по лестнице на первый этаж, бережно прижимая к груди внушительный сверток со сменой белья и кое-какой провизией на первое время. Тоненькая, в простом наряде мужского кроя, она походила на хорошенького мальчика - «керубино».

В просторном холле уже собрались все оставшиеся обитатели замка Хуана: встревоженная Мишель, молчаливый Жозеф и напряженный, мрачный Назар.

“А, куда делись Тарр и Свинг? Что-то давно я их не видела... - вдруг подумала эльф, останавливаясь рядом с друзьями. - Может, вернулись в родные пенаты?”

Интересно, а вернулась бы она, появись у нее подобная возможность? Родина вспоминалась ей посверкивающим полумраком, рассеянным светом звезд, какой-то хрупкостью и красотой... всем тем, чего не хватало на Земле. Но именно там она была по-настоящему, безысходно одинока. Потому и согласилась на авантюру с “переездом” на Землю.

Не будь Влада, возможно, она вернулась бы назад. А так... нет. Нет.

Таисия оглядела несколько смущенные лица присутствующих и слабо улыбнулась:

-Что ж. Прощайте! Надеюсь, увидимся. И еще соберемся все вместе: я, вы, Влад, Костя...

-Костя... - со странной интонацией протянул Назар и вздохнул. - Я по нему больше всех соскучился. Мне не хватает его шуток.

-Мне лично больше не хватает Влада, - невесело усмехнувшись, призналась Таисия. - Пускай он и не такой остроумный, как Костя...

Назар натужно рассмеялся, и даже Мишель выдавила из себя смешок. Помявшись мгновение, эльф приблизилась к рыжеволосой приятельнице и, взяв ее бледную худую ладонь в свою, с нажимом сказала:

-Береги Жозефа. Хорошо? Береги.

Она смотрела ей прямо в глаза, пытаясь взглядом передать то, что не могла выразить словами. “Не позволяй Жозефу умереть. Он пока слишком зависит от тебя”.

Возможно, Мишель ее поняла. Темно-рыжие брови девушки сошлись над переносицей, губы задрожали... Вырвав руку из цепких пальцев эльфа, она отступила на шаг и судорожно кивнула. Было ли это обещанием? Или просто попыткой поскорее распрощаться с чересчур назойливой подругой?

Назар, недоуменно наблюдая за странной сценой, искоса взглянул на Жозефа. Последний стоял, сцепив руки на груди и упрямо изучая какую-то точку на паркетном полу. Потом вскинул голову и твердо сказал:

-Не надо, Таисия. Спасибо, но не надо. Я фаталист.

Таисия окинула его долгим изучающим взглядом, потом спокойно кивнула:

-Хорошо. Это не мое дело. Но я сказала то, что должна была сказать.

Она обняла на прощание Мишель, чмокнула в щеку Назара и, поколебавшись, неуверенно протянула руку Жозефу. Последний осторожно сжал ее пальцы:

-Спасибо, Мишель. Все будет хорошо, вот увидишь.

-Ты, правда, так думаешь? - взволнованно спросила эльф, вдруг почувствовав себя маленькой и беззащитной. Сейчас она почти понимала, что притягивает Мишель в этом холодноватом человеке. Влад был совсем другим... Впрочем, Таисия редко нуждалась в “отеческом” утешении.

-Я правда так думаю, - спокойно подтвердил Жозеф, и его губы тронула слабая улыбка, тотчас преобразив черты этого надменного лица. Он продолжал слегка сжимать пальцы собеседницы. - Ты найдешь Влада, и окажется, что с ним и Костей все в порядке. Вы вернетесь сюда, а мы будем ждать вас тут: здоровые, веселые... живые.

Не сводя с Жозефа завороженного взгляда, Таисия жадно слушала его уверенную речь, словно внимая некоему аутотренингу. Из состояния транса ее вывел ироничный голос Назара:

-Наш оракул высказался, теперь можешь быть абсолютно спокойна, Таисия.

Мишель рассерженно шикнула на него, а эльф, в последний раз кивнув, торопливо выскользнула за дверь. Еще минута - и она не выдержит, заплачет на глазах у всех! А это ей не по возрасту, пожалуй...

Снаружи девушке стало немного легче. Вдыхая свежий, напоенный ароматами летнего утра, воздух, она выпрямилась, улыбнулась и, прижимая плотнее к себе сверток, торопливо сбежала по нескольким ступеням вниз, в парк.


Глава 5. НЕБЕЗОПАСНО?

До самого вечера Мишель пребывала в дурном расположении духа. Ее раздражало всё вокруг, включая скрывшегося в спальне Жозефа и бесцельно слоняющегося по дому Назара. Более того, у девушки было смутное подозрение, что цыган ищет повода остаться с ней наедине - отчасти поэтому она практически весь день провела в парке: прогуливалась по ярко освещенным аллеям, сидела на мраморных скамьях и вспоминала, вспоминала, вспоминала....

Ей никого не хотелось видеть, ни с кем не хотелось разговаривать. Ей казалось, любая беседа с Назаром приведет к неминуемо трагичной развязке, а Жозеф... Жозеф сейчас вызывал в душе девушки противоречивые эмоции. И именно в них старалась разобраться, уединившись, рыжеволосая гостья Хуана.

Жозеф... Со стороны он порою производил впечатление слишком замкнутого, надменного, холодного, даже нелюдимого, человека. Впрочем, таков он и был... но только не с ней! С ней, Мишель, он был совсем иным: мягким, нежным, понимающим...

“И что же тогда тянет меня к Назару? - сердито думала Мишель, рассеянно оправляя складки на юбке. - Он даже не в моем вкусе!”

Она, конечно, признавала, что Назар красив и горяч - но, с другой стороны, этого слишком мало, чтобы вызвать по-настоящему сильную привязанность. Мишель не причисляла себя к темпераментным женщинам, а потому не считала страсть подлинным достоинством, отдавая предпочтение глубоким и стабильным чувствам. Типаж Назара представлялся ей чересчур поверхностным: такие, как он, подобны мимолетному огоньку: мелькнут, вспыхнут - и гаснут в темноте. И загораются снова, - но уже для других.

“Со мной происходит что-то странное, - продолжала размышлять девушка. - Это не влюбленность. Это наваждение. Это опьянение”

Она задумчиво провела кончиками пальцев по темно-синему подолу своего наряда. Корсаж платья туго обтягивал ее грудь, затрудняя дыхание, - и все-таки, не смотря на отдельные неудобства, столь изысканное облачение нравилось Мишель куда больше прежних откровенных туник. Длинное, густо-лиловое, оно умело вычерчивало контур ее фигуры, делая акцент на женственности форм.

Нынешний гардероб Мишель состоял, в основном, из подаренных Хуаном вещей (добытых, по-видимому, из того же таинственного источника, что и продукты питания). Но самые красивые платья сшила местная портниха – довольно частая гостья в особняке древнего колдуна. И если Таисия выбрала максимально простые фасоны, то Мишель с восторгом согласилась примерить что-то более вычурное. И осталась вполне довольна собственным отражением в зеркале: ей явно шла броская роскошь, придававшая красок природной бледности и оттенявшая красноватое золото волос.

-Проблемы? - раздался над ухом Мишель журчащий голос Свинга.

Девушка вздрогнула от неожиданности, нехотя повернула голову и скользнула взглядом по сверкающей фигуре пришельца. Умом Златовласка понимала, что инопланетный гость не причинит ей вреда, понимала, что он настроен вполне дружелюбно, и все же, все же... все же... он заставлял ее внутренне напрягаться…

-Привет, - суховато ответила Мишель, недовольно отвернувшись. - Нет, проблем нет.

Свинг рассмеялся, и Мишель поежилась, услышав этот странный многоголосый смех.

-Ты плохая лгунья. По тебе сразу все видно.

-Да, я действительно плохая лгунья, - насупилась Мишель. - Потому что я вообще-то не лгунья. Но о своих трудностях я не люблю распространяться

-Ладно, - он пожал плечами. - В принципе, мне твои беды безразличны.

Равнодушный тон, которым призрачный гость колдуна произнес эти слова, задели Мишель. Она прищурилась, вглядываясь в инопланетянина, и неожиданно для себя самой подумала, что Свинг по-своему красив. Его хрустальное тело переливалось миллионом искр и повторяло очертания стройной мужской фигуры.

-Кстати, вас с Тарром давненько не видно, - желая перевести разговор в другое русло, сказала Мишель и поспешно отвернулась, искренне надеясь, что краска не проступила на ее щеках. - Где пропадали?

-Верное выражение - пропадали, - усмехнулся Свинг. - А еще вернее было бы сказать “пропал”.

-Пропал? - Мишель вскинула голову и пытливо всмотрелась в сияющее лицо Свинга. - Тарр?

-Именно... там, снаружи, знаешь ли, настоящий хаос царит.

Мишель непонимающе уставилась на него.

-Какой еще хаос? Все ведь завершилось! Все в прошлом!

-В прошлом? - Свинг с жалостью взглянул на нее, и уголки его переливчатых губ насмешливо изогнулись. - Все только начинается. Ты вообрази: «царь», может быть, и мертв (в чем я не так уж и уверен), но остались люди, и мои сородичи, и змеи, и эльфы... И никто из них не знает норм морали. И никто не знает, что ему делать. У вас тут тишь да гладь, а там, снаружи - там смерть.

Мишель недоверчиво хмурилась, не в силах поверить, что за пределами их маленького, мирного, уютного мирка - боль, страх, смерть и прочие “радости” жизни. Но ведь Влад и Костя канули в безвестность, разве нет? По крайне мере, так утверждала Таисия...

-О бог мой, Таисия! - вдруг испуганно воскликнула Мишель. - Она ведь ни о чем не знала... И ушла совсем одна...

-Ушла? И куда же она ушла?

Мишель помедлила, прежде чем ответить:

-Искать Влада. Она была уверена, что с ним что-то произошло.

-Хм... - задумчиво протянул Свинг. - Вполне возможно. Если уж с Тарром что-то произошло...

Мишель пораженно смотрела на него:

-И ты так спокоен? Он ведь твой друг!

-Ну, а Мишель твоя подруга. Разве нет?

-Ну, так я волнуюсь о ней! - возмутилась девушка.

Инопланетянин повел плечом:

-А толку от твоего волнения? Надо что-то делать, а не волноваться впустую. Вот я, например, собираюсь идти на поиски Тарра. У меня есть слабая надежда, что он все-таки жив.

-Ты уходишь? - спросила Мишель, испытывая, с одной стороны, облегчение, с другой же - досаду. В конце концов, присутствие демона - неплохая защита в случае опасности.

Он кивнул:

-Да. Потому что Тарр, как ты верно выразилась, - мой друг, - с этими словами он отвесил легкий поклон (который Владу наверняка показался бы ироничным) и, грациозно развернувшись, поплыл в направлении ворот. Вскоре его сверкающая фигура растворилась в знойном мареве лета.

Мишель, оставшись в одиночестве на своей скамье, с досадой кусала губы.

-Да, он прав... - шептала она. - Мы бросили всех: Влада, Костю, Таю... Назару и Жозефу должно быть стыдно.

ХХХ

Раздражение Мишель нашло свой выход за ужином.

-Что-то скудненькое сегодня меню, - недовольно заметил Назар, спустившись вечером в столовую.

Мишель смерила цыгана злым взглядом:

-А тебе обязательно надо, чтобы было сто блюд сразу?

-Да ладно тебе, расслабься, - снисходительно обронил парень, устраиваясь на своем излюбленном табурете. - Я так просто сказал.

Вошедший следом Жозеф примирительно заметил:

-На самом деле все очень мило. Зачем нам троим много еды?

Назар усмехнулся сомнительности похвалы, а Мишель обиженно насупилась. Впрочем, стол был сервирован действительно не так щедро, как обычно. Вместо привычного многообразия напитков и блюд - довольно ограниченный набор: молоко, вареная картошка с зеленью и фрукты.

-Я хотела с вами поговорить, - сухо сообщила Мишель.

-О боже! - цыган возвел глаза к потолку. - Какое начало! И о чем же ты хочешь поговорить?

Мишель помолчала, собираясь с мыслями.

-О Таисии.

Предложенная к обсуждению тема оказалась столь неожиданной, что Назар замер с ложкой в руке, а Жозеф удивленно обернулся к возлюбленной.

-А что о ней говорить? - наконец пришел в себя цыган и принялся бодро накладывать себе вареный картофель. Привыкший за минувший год к более изысканной еде, парень досадливо морщился, но вслух критиковать ухудшившиеся кулинарные способности девушки больше не рисковал. - Она ушла. Сама ушла.

-Вот именно! - взорвалась Мишель, резко отодвинув свою пока еще пустую тарелку. - А ты знаешь, что там творится? За пределами замка?

Цыган равнодушно пожал плечами:

-Нет. А что там творится?

-По словам Свинга - хаос и смерть, - уже спокойнее пояснила Мишель.

-Хаос и смерть? - тревожно уточнил Жозеф. Его бледная точеная ладонь скользнула по столешнице к руке Мишель, и сильные мужские пальцы бережно сжали хрупкие женские. Обычно это успокаивало девушку, но сейчас она не была настроена на примирение.

-Да! - запальчиво воскликнула, снова заводясь, Мишель и порывисто выдернула свою кисть. Нет, она решительно не хотела успокаиваться! - А вы, как мужчины, не предложили проводить ее.

Впервые Назар ощутил себя “в одной лодке” с Жозефом. Растерянно покосившись на бывшего стража (и чего сидит как истукан?! Его подруга, вот и привел бы ее в чувство!), он сварливо произнес:

-Ты думаешь, она бы позволила? Она ж та еще штучка!

-Может, и не позволила бы, - не стала спорить Мишель. - Но вы даже не попробовали!

С этими словами девушка, так и не притронувшись к ужину, гордо поднялась и вышла из помещения. Предоставленные сами себе мужчины обменялись растерянными взглядами.

-Баб не всегда можно понять! - в сердцах воскликнул Назар. Жозеф, как ни странно, поддержал его:

-Да... женщины народ сложный... не понимаю, почему она вдруг заговорила на эту тему.

-Если уж ты не понимаешь! - с досадой протянул цыган, принимаясь за свою порцию. И вот что любопытно... Мишель ведь ему, по сути, совсем не нравится. Он всегда предпочитал более ярких женщин, а Мишель... она как-то бледненько смотрится на фоне Таисии и Дианы. Но почему его так тянет к ней? Даже сейчас?! Какое-то парадоксальное, не поддающееся анализу, чувство! И это вовсе не любовь, нет! Это помутнение рассудка и, пожалуй, болезнь.

ХХХ

Когда Жозеф после ужина поднялся в комнату, Мишель старательно изображала спящую. Отвернувшись к стене и укутавшись с головой в одеяло, она изо всех сил посапывала, делая вид, будто погружена в глубокий сон.

Жозеф пару мгновений смотрел на нее с горькой усмешкой, потом, удрученно покачав головой, сбросил белую шелковую рубашку и устроился в кожаном кресле напротив кровати.

Нет, он не станет навязывать свое общество кому бы то ни было. Эх, Мишель, Мишель... Из тебя никудышная актриса.

Жозеф закрыл глаза, хотя и не надеялся заснуть. И не из-за отсутствия комфорта, а, скорее, из-за тревожных назойливых мыслей, не дававших ему покоя уже многие дни.

ХХХ

Мишель проснулась очень рано, разбуженная чьим-то мягким прикосновением.

-Жозеф... - сонно пробормотала она и, улыбнувшись сквозь дрему, чуть размежила веки. К удивлению девушки, Жозефа рядом не оказалось. “Гладил” ее, как выяснилось, назойливый солнечный лучик...

Нахмурившись, Мишель приподнялась на локте. Взгляд ее торопливо обежал помещение и наткнулся на съежившегося в кресле Жозефа. Сердце девушки невольно сжалось.

Выскользнув из-под одеяла, она пересекла комнату и опустилась на ворсистый ковер рядом с креслом. Ее багрово-золотистые кудри растрепались после сна, а тонкая ночная рубашка оттенила молочный цвет кожи. В эту минуту Мишель была очень мила, хороша некоей прелестью юности и невинности, хотя и не подозревала об этом.

Уткнувшись лбом в колени Жозефа, девушка тихо прошептала:

-Прости меня...

От мысли, что он вчера обо всем догадался, ей сделалось очень стыдно, стыдно до тошноты.

“Я все исправлю... - подумала Мишель, всматриваясь в лицо спящего Жозефа. Бледное, с тонкими аристократическими чертами, оно было по-настоящему красивым, хотя эта красота отличалась от яркой привлекательности Назара. - А сегодня приготовлю какой-нибудь особенный завтрак...”

Тут же вспомнилось, как вчера вечером она остервенело чистила картошку, злорадно размышляя, что ее двоим “троглодитам” придется довольствоваться довольно скудным ужином. И что на нее нашло?!

“Я все исправлю!” - решительно сказала девушка, быстро поднялась и, отряхнув подол ночнушки, рванулась к стенному шкафу. Распахнув створки, замерла в сомнении перед достаточно солидным гардеробом. Спеша загладить свою вину, она выбрала самое простенькое розовое атласное платье с воротничком-стоечкой и пышной юбкой, а волосы собрала в скромный узел на затылке.

Окинув свое отражение придирчивым взглядом, Мишель угрюмо констатировала, что ей, к сожалению, следовало бы еще немного потрудиться, чтобы привести себя в должный вид, однако желание порадовать Жозефа горячим и сытным завтраком возобладало.

ХХХ

Придерживая одной рукой длинный атласный подол, а в другой сжимая горящую свечу, Мишель осторожно спустилась в погреб. Неровные ступени, грязные перила и пыльный полумрак невольно напомнили девушке памятную лестницу в замке Хозяина.

“И чего я об этом вдруг вспомнила? - раздраженно подумала Златовласка, толкая плечом тяжелую дверь, которая скрывала огромное помещение прохладного погреба. - Каждое утро сюда наведываюсь...”

Переступив порог, Мишель вставила свечу в громоздкий медный подсвечник и обернулась к просторной комнате, обычно заставленной кувшинами с напитками, ящиками с провизией и прочими полезными запасами. Но сегодня, как ни странно, погреб был практически пуст: остатки вчерашнего молока, коробка с черствым печеньем, подплесневевший ржаной хлеб и черный шоколад (любимое лакомство Дианы, не пользовавшееся особым расположением гостей Хуана, а потому оставшееся с момента ее ухода совершенно нетронутым).

Ничего не понимая, Мишель с изумлением прошлась между “осиротевших” полок. И если раньше ее всегда удивляло, где Хуан добывает продукты питания, то сейчас девушке показалась тревожной и неестественной окружающая пустота. Нервно сглотнув, подруга Жозефа спешно набросала в прихваченную с кухни корзинку остатки еды и вышла из погреба.

Что-то происходит. Но вот что?

ХХХ

-Да уж, приготовила вкусный и сытный завтрак... - удрученно пробормотала Мишель, разложив на столе найденные в погребе припасы. Вид не слишком аппетитного печенья, подкисшего молока и огромной порции черного, почти несладкого, шоколада радости действительно не вызывал.

-Доброе утро, - бодро провозгласил вошедший на кухню Назар. С растрепанной гривой смоляных кудрей, в лазурной шелковой сорочке, алом жилете и бордовых брюках, он был олицетворением пышущего через край здоровья. Ступавший следом Жозеф, с одной стороны, производил впечатление утомленного, если не больного, человека, с другой же - казался воплощением мужской элегантности: вьющие волосы собраны в “хвост”, сорочка и брюки подобраны в тон, длиннополый темно-синий пиджак стройнит силуэт... Цыган на этом фоне выглядел немного по-попугайски.

-Это что такое?! - возмущенно воскликнул парень, остановившись за спиной Мишель. - Ты издеваешься?! Не смешно!

-Если бы ты знал, до какой степени это не смешно... - сухо сообщила Мишель, исподлобья поглядев на него.

Цыган насторожился:

-Что ты имеешь в виду?

Мишель помедлила, прежде чем ответить:

-Ну... погреб пуст. Почти. Это - практически все, что там осталось, - она пожала плечами и беспомощно посмотрела на Жозефа. Тот задумчиво пожевал губами и не вполне уверенно пояснил:

-Хуан либо умер, либо просто перестал о нас думать. То есть совершенно забыл. А это значит, у него какие-то проблемы. Так просто он о своих гостях не забывает.

-Та да... - протянул Назар, с грустью взирая на подтаявший шоколад. - А мне кажется, он забыл о нас, стоило ему отойти на пару шагов от замка. На что мы ему сдались?

-Ты неправ, - негромко возразил, не глядя в его сторону, Жозеф. Взгляд его тоже был устремлен на “голодный” завтрак. - Хуан человек сложный, но по сути неплохой.

-Ты так говоришь только потому, что он - твой приемный отец.

-У меня нет отца, - жестко произнес страж, обернув к Назару враз посерьезневшее лицо и сердито сощурившись. - Отец был у настоящего Жозефа. У меня же отца нет. Понятно?

Стушевавшись (он никогда не видел Жозефа таким обозленным!), Назар растерянно кивнул:

-Ну, ладно, ладно. В любом случае это никак не поможет решить нашу насущную проблему, - помолчав, цыган с досадой добавил: - А есть-то охота! Черт! И где нам брать пропитание теперь?!

Жозеф слегка вздохнул и, устроившись на табурете, взял солидный кусок черного шоколада.

-Придется пойти на охоту. Вода, слава богу, есть в пресном озере. Не уверен, что очень чистая, но сойдет на первое время. А пока... пока советую набраться сил. И черный шоколад для этих целей - идеальное средство. Так говорила Диана. А то, знаешь ли, нам могут понадобиться резервы энергии.

-Это еще почему? - подозрительно осведомился, присаживаясь рядом, Назар.

-Ну... раз Хуан больше о нас не думает... значит, не только еда исчезла из погреба. Исчезла и та защита, которая окружала замок. Мы больше не в безопасности.

Назар, выругавшись вполголоса, последовал примеру Жозефа и принялся за шоколад. Сунув дольку в рот, он недовольно поморщился и вслух заметил:

-Вот казалось бы... черный шоколад - такое аристократичное кушанье. Но ведь горький до жути! Как и сама Диана. С виду аристократка... а горькая.

Жозеф невольно усмехнулся и, перехватив встревоженный взгляд Мишель, мягко сказал:

-Мишель, милая, поешь. Это важно. Потом поищем что-то повкуснее.

-Ага... Поищем... - иронично согласился, принимаясь за вторую порцию, Назар. Посмаковав шоколад, он удивленно признался: - Хм... Знаете, а эту гадость надо распробовать. Может, Диана была права, что любила ее.

Завершить свою мысль парень не успел: его прервал звон разбитого стекла и чей-то пронзительный клич. Обитатели замка нервно обернулись к окну.

-О, боже… - ошеломленно прошептала Мишель.

На подоконнике пристроился смуглый, весь в ссадинах и царапинах, молодой мужчина в рваных бриджах. Его лицо покрывали шрамы, а каштановые волосы торчали во все стороны. Улыбаясь разбитой губой, незнакомец алчно смотрел на Мишель.

Последняя сглотнула и отступила на шаг. Назар и Жозеф действовали синхронно: оба одновременно потянулись к столовым ножам, и оба же прикрыли своими телами фигурку Мишель.

-Иди к себе, - резко приказал Жозеф, но девушка не послушалась. Прижавшись к стене, она медленно сползла на пол, взирая на происходящее круглыми от ужаса глазами.

Незваный гость ухмыльнулся, перемахнул через подоконник и запрыгнул на стол.

Назар отвык от драк, отвык от того времени, когда жил в лесу и готов был убить каждого, кто покусится на его свободу. Он потерял сноровку и сейчас расплачивался за это. Один удар - и вот цыган прижимает к груди кровоточащую ладонь и со стоном пятится назад.

Жозеф тоже запрыгнул на стол и, опрокинув противника на спину, навалился всем телом, прижал колено к его горлу и сдавил. Тот захрипел.

-Ты кто?! - прорычал Жозеф, нагибаясь над “гостем”. - Зачем пришел?!

Мужчина рассмеялся, без малейшего страха взирая на бывшего стража заплывшими сетью лопнувших сосудов глазами.

-Кто я? Не знаю. Никто. Зачем пришел? Самый тупой вопрос, который я слышал.

Он сделал резкий взмах ногой, ударив Жозефа коленом в живот, и вцепился в смоляные кудри противника. Брюнет дернулся, стараясь освободиться, но незнакомец с силой запрокинул ему голову и вскинул руку, в которой, как со страхом заметила Мишель, блеснула сталь лезвия.

-Нет! - истошно завопила девушка. - Нет!

Она постаралась встать, но поскользнулась и распростерлась на полу. Ее душили слезы, а в ушах стучала кровь.

Еще миг - и он полоснет Жозефа по горлу. Еще миг - и я умру вместе с ним...

Она не видела, что произошло в следующие роковые полминуты. Раздался хрип, девушка в панике обернулась, готовая упасть в обморок, готовая убить... если убит ОН. Но Жозеф был жив. Потирая шею, он почти удивленно смотрел на напавшего на него парня. А тот лежал на спине, и под ним медленно расползалась красноватая лужица. Тяжело дыша, смертник слизывал с губ пузырящуюся кровь и силился улыбнуться.

-Удар в спину... как благородно... - наконец выдавил из себя он.

Только тут Мишель заметила рядом с ним Назара. Почти звериное выражение, появившееся на его лице, напугало ее.

-Благородно? - ядовито протянул Назар, вытирая окровавленную ладонь о шелковую сорочку. Багровые пятна на лазурной ткани смотрелись пугающе. - Я не знаю, что это такое. Лучше скажи, как предпочитаешь быть похороненным? Сожжение? Или просто закопать?

Мишель затошнило. Зажав ладонью рот, она рванулась вон из комнаты.

Вверх по лестнице... как много ступеней.... вот и комната... крохотная комнатушка вместо ванной... вот, вот, вот...

Она упала на холодный каменный пол и принялась плескать себе в лицо ледяную воду из тазика, уже не пытаясь сдерживать слезы.

-Я больше так не могу... - истерично рыдая, прошептала она и уткнулась лбом в отрадно-прохладные плиты пола. - Я так больше не могу...

ХХХ

Незнакомец издал последнее хриплое проклятие и, дернувшись, замер. Назар мрачно смотрел на него, испытывая противоречивые чувства: с одной стороны, он защищал пускай не друга, но хорошего знакомого, с другой же... черт...

-Что? - цыган приготовился к обороне. - Осуждаешь?

Жозеф потер шею и усмехнулся, окинув мертвеца задумчивым взглядом:

-Шутишь? Ты перепутал меня с Владом и Мишель. Я не имею права тебя осуждать. Я и сам отнюдь не святой.

Назар ощутил облегчение и первые признаки смутной, только-только зарождающейся, симпатии к этому странному человеку. Человеку?

Неожиданная мысль взволновала цыгана, и он, нахмурившись, осторожно спросил:

-А ты бы умер? То есть... если бы он полоснул тебя ножом? Ты... ты человек?

-Не знаю, - помолчав, честно признался Жозеф. - Но проверять как-то не хочется.

Они одновременно рассмеялись.

-Ты непонятный парень, - почти весело заметил Назар, совершенно забыв о мертвеце на столе. - Такой нелюдимый... а тут вдруг... вполне нормальный.

Жозеф пожал плечами, на лицо его набежала легкая тень:

-Я слишком многое видел, слишком многое пережил... - он помолчал, потом кивнул на труп незваного гостя и устало предложил: - Давай... хм... приберемся немного. А то и Мишель хоронить придется.

ХХХ

Когда пару часов спустя Жозеф вошел в комнату, Мишель сидела в глубоком кресле у окна и молча смотрела во двор.

Жозеф замер у порога, потом, поколебавшись, приблизился к ней и опустился на ковер возле кресла. Положив ладонь на колено девушки, он тревожно заглянул в ее лицо.

-Ты в порядке? - помолчав, осторожно спросил он.

В порядке? А она может быть в порядке? Какой странный вопрос! Даже он, мужчина, с трудом переносит всё происходящее. А каково ей, хрупкой женщине?

Мишель сглотнула и глухо ответила, отводя взгляд:

-Не знаю. Не спрашивай... - она чуть отстранилась, и рука Жозефа соскользнула с ее ноги.
Страж нахмурился.

-Прости... - тихо сказал он. - Похоже, я тебя постоянно разочаровываю.

-Не ты! - встрепенулась, опомнившись, девушка и, соскользнув с кресла, прижалась к Жозефу, уткнулась лбом в его плечо и сильно зажмурилась, не позволяя слезам вырваться наружу. - И даже не Назар. Вы просто защищались, я понимаю... меня разочаровывает сама жизнь...

Жозеф вздохнул и, бережно поглаживая Мишель по рыжеватым кудрям, с грустью сказал:

-Как бы я хотел, чтобы ты была счастлива...

Она вскинула голову, глаза ее блестели от непролитых слез, а веснушки отчетливее проступили на щеках. Мишель не была красива, нет, - но в этот миг Жозеф с щемящей болью осознал, что ЕМУ она кажется таковой... пускай умом он и понимает, что и Таисия, и Диана привлекательнее его Златовласки...

Мишель, откашлявшись, тихо сказала, причем в интонациях ее голоса появились новые, более низкие и звучные, нотки:

-Не в твоих силах сделать меня счастливой в таких обстоятельствах... но... - она помедлила, прежде чем продолжить: - Но ты можешь меня немного успокоить. Утешить... - и после секундного молчания с нажимом добавила: - Ну же! Обними меня!

Мишель первая обвила руки вокруг его шеи и прильнула губами к губам... она редко проявляла инициативу в вопросах близости (да и в любых других), но сейчас чувствовала насущную потребность в мужском живом тепле. Быть может, это Назар пробудил в ней дремлющую страстность?

Жозеф ответил на ее поцелуй с несвойственной ему горячностью - кто знает, возможно, и он соскучился по настоящим, ярким, плещущим через край эмоциям?

Влюбленные сплелись столь тесно, что было непонятно, оставались ли они по-прежнему двумя человеческими существами или превратились в новое андрогинное создание…

Мир померк, растворившись в наслаждении.

ХХХ

Мишель проснулась внезапно и сразу, так, словно ее ударили или плеснули в лицо водой. Застонав, она нехотя открыла глаза и с удивлением обнаружила, что до рассвета еще очень далеко, а снаружи вовсю царствует ночь. Рядом тихо посапывал Жозеф, его ладонь покоилась на ее плече, а черные вьющиеся волосы рассыпались по подушке.

“Ну и чего я, спрашивается, проснулась?” - недовольно подумала Мишель. Нет, это не было мимолетным пробуждением, когда мозг затуманен сном, и погрузиться вновь в объятия Морфея очень легко. Напротив, девушка чувствовала себя совершенно выспавшейся.

Осторожно сняв со своего плеча ладонь Жозефа, Мишель выбралась из-под одеяла, завернулась в небрежно брошенную на соседний стул шелковую шаль и торопливо вышла.

Она сама не понимала, куда идет и зачем. Не в ее привычках было устраивать ночные перекусы, но, быть может, это позволит уснуть? Прислушавшись к себе, Мишель вдруг ощутила столь мучительный голод, что мысль о шоколаде Дианы вызвала почти спазмическую боль в желудке. Да, вероятно, в этом все дело - в голоде. Надо поесть, и тогда проблема странной бессонницы решится!

ХХХ

Дом в эти часы казался вымершим. Ежась, Мишель сбежала вниз по лестнице и, очутившись возле столовой, с удивлением обнаружила пробивающийся сквозь щель в проеме слабый свет.

Поколебавшись, Мишель нерешительно толкнула дверь и с некоторой опаской переступила порог, мысленно ругая себя за неосторожность. После утреннего происшествия стоило бы вернуться в комнату, однако какой-то безотчетный призыв (и природное женское любопытство) побуждал девушку двигаться дальше, заглушая врожденный инстинкт самосохранения.

Свет исходил от расположенной в центре стола крупной и немного кривой свечи в грубоватом медном подсвечнике. Освещение получалось зыбким, неровным и неверным, но Мишель его вполне хватило, чтобы опознать в устроившемся на одном из табуретов человеке Назара. В полумраке комнаты он производил несколько зловещее впечатление: иссиня-черные кудри мягко ложились на шею, правильные черты лица искажались отбрасываемыми тенями, а шелковую алую пижаму темнота превратила в кроваво-багровый наряд. Загадочный, мрачный, овеянный тайнами и... харизматичный мужчина. Да, да, именно харизматичный! Глядя на него, Мишель вдруг испытала непривычное волнение и, смутившись, замерла у входа, не смея пройти дальше.

Назар слегка повернул голову и впился в ее лицо жадным, жарко горящим взглядом, от которого девушка вспыхнула до корней волос и, нервно сглотнув, отступила на шаг. Ее сердце гулко забилось, а в груди что-то сжалось - то ли от предчувствия скорой беды, то ли от чисто плотского, такого человеческого желания...

-Проходи, - заговорил цыган, и голос его прозвучал непривычно низко, с обворожительной хрипотцой. - Или боишься?

-Чего бы? - откашлявшись, неуверенно сказала Мишель и, плотнее завернувшись в шаль, наконец-то вошла в столовую. Помялась на пороге, с некоторым опасением поглядывая на ночного собеседника и не зная, как действовать дальше. Взять шоколад и уйти? Да, это было бы самым логичным...

-Садись, - прервал ее мысли Назар и повел рукой, приглашая устроиться рядом.

-Почему тут? - насупилась Мишель, тем не менее, послушно опустившись на соседний стул.

-А почему не здесь? - пожал плечами Назар. Теперь он был совсем близко, девушка ощущала его горячее дыхание, видела черные, пылающие страстью глаза... - Глупо занимать всю столовую, если никого нет. Темнота... она сближает... разве нет?

“О, да!” - хотела выговорить Мишель, но не смогла, продолжая молча смотреть на цыгана и ощущая себя загипнотизированной птичкой, попавшей под смертоносное обаяние кобры.

-О чем задумалась? - непривычно мягким тоном спросил парень. Его рука скользнула по деревянной столешнице и коснулась чуть подрагивающих пальцев Мишель. Девушка сглотнула, но ладонь не убрала.

-Да так... Ни о чем... - ее голос тоже зазвучал иначе. Или это загадочный полумрак придал ему новые интонации?

-Интересная тема... - впервые в его манере разговаривать появилось что-то знакомое. Насмешливость фразы немного отрезвила девушку, и она тотчас отняла руку.

-Я пришла поесть, - неуверенно пояснила Мишель. - Что-то у меня аппетит пробудился... даже заснуть не могу...

-Аппетит только в отношении еды? - и снова его рука оказалась в опасной близости от ее пальцев. Однако на сей раз Златовласка не позволила прикоснуться к себе.

-Да, - твердо ответила она. - Только.

-Кроме этого, боюсь, ничего нет, - Назар кивнул на горку подтаявшего шоколада. - Но меня от него уже тошнит.

Мишель молча взяла липкую шоколадную дольку и, не глядя, запихнула ее в рот. Нёбо обожгла сладковатая горечь угощения, и девушка вдруг поняла, чем нравилось подобное лакомство Диане. Да, в нем, несомненно, была своя прелесть... Правда, в следующий же миг Мишель вспомнила, что еще недавно рядом с этим шоколадом лежал мертвый мужчина - человек, которого убил Назар. Назар... тот Назар, что сидит сейчас вплотную к ней!

У Мишель возникло острое желание вскочить и броситься наутек, однако все та же неведомая сила удержала ее на месте.

-У тебя так внезапно изменилось выражение лица, - заметил Назар, всматриваясь в нее. - О чем таком ужасном ты подумала?

Мишель кивнула в сторону стола. Цыган понял намек без лишних слов. Сразу насупившись, он исподлобья взглянул на девушку и резковато осведомился:

-Что? Я тебе противен из-за... в общем, сама знаешь, из-за чего...

Мишель отчаянно замотала головой:

-Вы не понимаете! Вы оба - и ты, и Жозеф! Вы оба не понимаете!

-Ну, так объясни, - суховато предложил цыган.

Мишель потянулась за новой порцией шоколада - не из-за голода, а, скорее, из-за желания получить небольшую отсрочку. Горьковатый десерт растекся по ее языку терпкой массой, в воздухе повис характерный шоколадный аромат, и этот душно-сладкий запах пьянил...

-Я воспитывалась не так, как ты и Жозеф... - наконец, заговорила Мишель. Доза сахара немного успокоила ее нервы. - Поэтому мне, конечно, непросто смотреть на мир, как вам...

-Откуда ты знаешь, как я воспитывался? - сердито перебил Назар, и глаза его полыхнули огнем, отразив пламя свечи. - Я вовсе не дикарь! И у меня были... да и есть... свои моральные правила...

-Я понимаю, - спокойно согласилась Мишель, и на сей раз сама коснулась руки Назара. Последний с удивлением посмотрел на ее пальцы. - Мне просто кажется... кажется, что твое воспитание все-таки отличалось от моего.

-Ты угадала, - он нахохлился, словно воробей в холодную погоду, и, скинув ее руку, упрямо выставил подбородок. - Я - дитя улиц, а не пай-мальчик. Мне приходилось и милостыню просить, и лгать, и голодать, и рыскать по помойкам в поисках чего-то, хоть отдаленно напоминающего пищу! И воровать, кстати, тоже! Но убивать - нет. Этому я научился здесь.

-Понимаю... - тихо повторила Мишель.

-Нет, не понимаешь! - взорвался Назар. Лицо его исказилось от злости, глаза по-кошачьи сузились. - Этого нельзя понять, пока не убил впервые! Правда, моей первой жертвой стал не человек, но все равно такой опыт... запоминается. А что мне было делать? Погибать ради туманных идеалов? Или позволить погибнуть друзьям? Твоему Жозефу, в частности?

-Нет, - Мишель уже жалела, что начала этот разговор. - Конечно, нет! Посмотри на меня!

Назар нехотя обернулся к ней.

-Я тебя не обвиняю и не осуждаю, - как могла мягко произнесла девушка. - Просто сделай скидку, что я - просто женщина. Дай мне время прийти в себя.

-Ты говоришь искренне? Что не осуждаешь?

Поймав кивок Мишель, парень вдруг нагнулся ней, с силой обхватил ее затылок своей сильной и крепкой ладонью, потянулся к пахнущим шоколадом губам...

-Докажи... - хрипло шепнул он. - Докажи, что не осуждаешь...

Легкий платок Мишель соскользнул на пол. Назар осторожно спустил тонкие шлейки ее ночнушки, обнажая сахарно-белые плечи девушки. Вот уже его правая рука лежит на нежной девичьей груди, а левая плотно прижимает к себе податливое юное тело...

Мишель испуганно, судорожно дышала. Совершенно растерянная, она не сознавала, что ее собственные пальцы тоже ласкают цыгана... теребят ему волосы... порываются добраться до гладкой смуглой кожи...

Страсть, безумие, взрыв...

Губы Назара были чуть шершавыми, щеки и подбородок кололись щетиной, и это в определенной мере возбуждало Мишель.

Отрезвление наступило внезапно.

“О, Господи! Что я творю?!” - с ужасом подумала Мишель. Тут же дернулась, отстраняясь от Назара и, глядя на него круглыми от страха глазами, вытерла губы тыльной стороной ладони. Сердце ее колотилось, как бешеное, а грудь тяжело вздымалась.

-Нет! - задыхаясь, выговорила Златовласка и, отодвинувшись вместе со стулом, принялась торопливо оправлять ночнушку. - Нет!

Щеки девушки покрылись красными пятнами, на лбу выступила испарина, а в голове билась одна-единственная мысль: “Я его предала, предала! Я предала Жозефа!”

Назар тоже выглядел ошеломленным собственным поступком. Откашлявшись, он пригладил взлохмаченную шевелюру и хрипло выдавил:

-Прости... я... не хотел... не понимаю, что на меня нашло...

Она подобрала оброненную шаль, кинула последний затравленный взгляд на Назара и бросилась вон из комнаты.

-Черт... - выругался оставшийся наедине с темнотой Назар. Уронив голову на стол, он с силой сжал кулаки и, зажмурившись, повторил: - Черт...

Назар не понимал, что с ним происходит.

Проснувшись ночью от сильного голода, он спустился столовую безо всякой задней мысли, даже не удивившись разыгравшемуся в столь поздний час аппетиту: такое бывало и раньше, тем более, - после стольких стрессов.

И даже когда в кухню вошла Мишель, Назар не собирался предпринимать никаких попыток соблазнить ее. После утреннего разговора с Жозефом у него впервые возникло смутное чувство симпатии к этому человеку. И вдруг... что, что, что на него нашло?! Мишель, безусловно, мила, но и только...

-Ты себе давно уже не принадлежишь, - нарушил тишину незнакомый и вкрадчивый голос.

-Кто здесь?! - похолодел Назар, порывисто выпрямившись и окинув столовую испуганным взглядом. Ему послышалось, ему просто послышалось.... тут никого нет! Галлюцинации... бывает...

Ответом ему послужил насмешливый смешок, и похолодевший от ужаса Назар вдруг подумал, что невидимка своей надменной ироничностью до боли напоминает Хуана. Но... но...

-Кто здесь?! - закричал он, но столовая вновь погрузилась в тишину.


Глава 6. В НЕДРАХ ЧУЖОЙ ПАМЯТИ

Так вот что ты задумал, Хуан! Значит, судьба Дианы тебя по-настоящему волнует… Что ж... надо поразмыслить, как лучше всего разыграть эту карту.

А что, если использовать Кандиду? Мысль интересная... Правда, придется на долгий срок оставить Землю... но цель стоит риска.

Итак, решено! Планета Серых Принцев. Это навеет ему определенные воспоминания... общие для них с Хуаном.


ХХХ

Владу показалось, будто его кто-то толкнул. Вздрогнув, он открыл глаза и уткнулся взглядом в скрытый темнотой потолок. Где он и что происходит? Ах, да... на корабле.

Со стоном потянувшись, юноша с трудом принял сидячее положение и мрачно огляделся. Комната была наполнена глухим храпом, запахом пота и отзвуком бьющихся о борт корабля морских волн.

Он стал подозрительно часто просыпаться среди ночи. Раньше такого никогда не случалось...

-Это я тебя звал, - заговорил мрак голосом Николя.

Влад уже так привык беседовать с мертвым стражем, что даже не удивился. Только поморщился и спросил (разумеется, шепотом):

-Зачем?

-Ты ведь хотел испытать судьбу, разве нет? Такой случай представился.

Вот теперь Влад напрягся. Вытянувшись, словно струна, он сглотнул и осторожно спросил:

-Хозяин ушел?

-Да, - последовал лаконичный ответ. – И, похоже, надолго.

Влад глубоко вдохнул и постарался собраться с мыслями. Итак, Хуана нет. И во главе корабля остался сменивший Армена Ниро – такой же грузный, неповоротливый, немного недалекий. Шанс?

-Ну, так как? - поторопил Николя.

С момента их последнего разговора минуло несколько дней, и все это время Влад со смесью страха и надежды ожидал рокового часа.

-Рискнешь? – в тоне Николя появилась ненавистная Владу насмешливость, на корню уничтожившая зародившиеся было сомнения.

-Рискну, - сухо подтвердил парень и прищурился, вызывая серебристый образ стража. Теперь это не вызывало прежнего тошнотворного ужаса. – Но ты мне так и не сказал, что конкретно нужно сделать.

-Я помогу тебе, - пообещал Николя. – Просто доверься мне.

Влад нервно усмехнулся. Довериться? Николя?! Как смешно!

-Тебе придется поверить мне, - заметил Николя, видимо, без труда отгадав ход мыслей собеседника. – Дай руку!

-Призраку? – поморщился юноша.

-Именно. И постарайся поверить мне.

Влад с довольно скептическим выражением на лице вытянул руку. Никогда еще он чувствовал себя более глупо, чем в этот миг. Не дай бог, кто-нибудь проснется и увидит, как он сидит в столь нелепой позе… решат, что бедный матрос сошел с ума от переживаний! И, пожалуй, будут недалеки от истины.

Сероватый силуэт Николя поплыл к нему. Мертвый страж тоже протянул руку, и прозрачные пальцы обвили ладонь Влада.

В первый миг парень ничего не ощутил – ни холода, ни какого-либо покалывания… но потом по всему его телу прошла дрожь, в голове будто взорвалась бомба, а перед глазами вспыхнул слепящий ярко-белый свет.

-Что, что происходит?! – то ли закричал, то ли подумал Влад.

Мир завертелся, рассыпался на переливчатые мозаичные осколки, и юноше показалось, будто его засасывает в этот красочный водоворот. Мысли путались, плыли, терялись… и вскоре парень и сам не понимал, кто он, что делает… да и вообще – существует ли он…

...

Отец смотрел на меня осуждающе, почти неприязненно. Впрочем, подобные эмоции как нельзя лучше шли его скуластому, с крупными и резкими чертами, лицу.

-Ну что? - лениво спросил я, развалившись в кресле и забросив ноги на стол. - Так все делают!

-Но ты стал убийцей, - сурово напомнил мой властный родитель. Прямой, как струна, с приглаженными черными волосами, в темно-фиолетовом строгом наряде, он был вылитым колдуном из модных нынче пьес. - Понимаешь? Ты стал убийцей.

Я осклабился в улыбке. Его слова мало трогали меня.

-Это была честная дуэль, - напомнил я насмешливо. - Всего-то.

-Ну, а в чем был смысл? - устало поинтересовался Хуан, приблизившись вплотную ко мне и глядя на меня сверху вниз. Расчерченное тенями, его лицо казалось почти уродливым.

-Смысл дуэли? - я искренне удивился и, потянувшись за бокалом с коньяком, спокойно пояснил: - Этот кретин разозлил меня. Да ты и сам, папа, не ангел, разве нет?

Отец нахмурился:

-Ты слишком многое себе позволяешь, Николя!

-Разве? - я растянул губы в ехидной улыбке. - Ну, пускай так. Но это правда. Ты тоже убивал.

-Потому знаю, что это оставляет шрамы на душе. Мне не хотелось бы, чтобы такие шрамы остались у моего сына.

Я пожал плечами и пригубил коньяк. Напиток обжег мое нёбо и растекся приятным теплом по желудку.

-Никаких шрамов не будет. Это было заурядным событием.

Я говорил нарочито небрежным тоном, хотя понимал, что безбожно вру. Заурядное событие?! Да я никогда не забуду остекленевший взгляд этого юнца, его предсмертный хрип и попытку вынуть из пронзенной груди острие моей шпаги. В тот миг меня затошнило, но сейчас я не хотел демонстрировать собственные чувства отцу. Не хотел подтверждать своим примером его правоту. Черт возьми, он всегда прав, и это невыносимо!


-Что с твоим лицом? - спросил меня Роберт.

Я поморщился и вытер окровавленную скулу.

-Да так... неудачный удар шпагой.

-Неудачный для тебя, но счастливый для твоего соперника? - иронично уточнил мой брат.

Я усмехнулся. Не знаю почему, но Роберт всегда вызывал у меня бОльшую симпатию, чем Жозеф. Грубоватый и примитивный, он, с другой стороны, был ближе и роднее, проще в общении... с ним было легко находить общий язык. Жозеф же всегда оставался чуть отстраненным, холодноватым, надменным, немногословным... не любил тратить время на праздные разговоры... Я никогда не мог его по-настоящему понять.

-Боюсь, может остаться шрам, - заметил Роберт.

-Ну, и ладно, - беспечно отозвался я, нисколько не обеспокоившись. - Шрам может мне даже пойти.

И мы весело расхохотались.

Вот в чем достоинство Роберта - Жозеф на его месте в лучшем случае одарил бы меня кислой улыбкой.


Она смотрела на меня сверху вниз и улыбалась. Я никогда прежде не видел такой улыбки - и никогда ее не забуду.

Никогда... это слово потеряло для меня смысл. Никогда - это если впереди тебя ждет целая жизнь. А моя, похоже, подошла к концу.

-Зачем? - только и спросил я. Мне было больно говорить, дыхание затруднилось. Я хотел выпрямиться и сесть, но силы были на исходе. А Кандида возвышалась надо мной подобно глыбе - и ядовито улыбалась.

-Есть причина, - ответила она своим журчащим и, надо признать, красивым голосом.

-Что ты со мной сделала? - слова давались с большим трудом, комната плыла.

Кандида пожала плечами:

-Не стоило соглашаться пить со мной, малыш.

Я покосился на резной столик, заставленный бокалами и бутылками. Потом перевел взгляд на Кандиду - высокая, подтянутая, в строгом светлом платье в пол, с гладко убранными каштановыми волосами, полными губами и глазами орехового цвета, она была, безусловно, привлекательна... и, безусловно, опасна. Смертоносно опасна, как я понимал теперь.

Воспоминания путались, я начинал терять нить мысли. Образы прошлого перемешались... Откуда эта женщина вообще взялась в моей жизни? Кажется, мы познакомились на сегодняшнем балу... ко мне подошла яркая, хотя и отнюдь не юная, незнакомка... пригласила на белый танец... а потом предложила уединиться... Почему бы и нет? С такой дамочкой явно не придется скучать!

От бокала вина я тоже не отказался - с чего бы? Как оказалось, напрасно: мне стало плохо после первых же глотков... Я не понимал, что со мной происходит, никогда прежде я не испытывал подобной слабости... мелькнула дикая догадка: я умираю! Раньше я не верил, что когда-нибудь умру. Умом понимал, - но не верил. Впрочем, страха я не чувствовал - только бесконечное удивление и недоверие.

-Что я тебе сделал? - только и спросил я.


Кандида нагнулась так низко, что я ощутил слабый аромат ее духов - она душилась чем-то пряно-сахарным, тяжелым...

-Не исполнил своего предназначения, - уголки ее надтреснутых пухлых губ чуть дрогнули.

Я закрыл глаза, веки тяжелели с каждым мгновением…

-Не понимаешь? – жаркий шепот Кандиды раздался над самым моим ухом. – Мальчик, ты мой сын.

-Что?! – я был так ошеломлен, что в тот короткий вопрос вложил последние остатки энергии.

-Сын, мой мальчик, сын… и поэтому я тебя ненавижу!


Карие глаза Дианы пылали ненавистью.

-Ты ничтожество, Хуан! – словно выплюнула она.

Я был согласен с ней. Полностью. Но что я мог сказать – теперь? Я только пожал плечами, беспомощно глядя на нее.

-Что, фантазии не хватает даже на попытку оправдаться?! – презрительно процедила Диана.

Я сглотнул и ответил, отводя взгляд:

-Зачем? Ты права.

Мы стояли возле белой деревянной скамьи в своем любимом парке – еще недавно мы бродили по здешним аллеям, абсолютно счастливые, безмятежные и полные надежд… пока я, собственными руками, не убил ее. Убил не из ревности, не из мести – просто так! Да, да. Я убил женщину, которая значила для меня больше, чем сама жизнь. Почему? Не знаю. У меня нет оправданий. Никаких.

-Ну, скажи хоть что-то! – она почти кричала. – Ты настолько привязан к этой… как ее… Кандиде?! До такой степени, что не в силах сопротивляться ее чарам?!

-Нет! – теперь я был по-настоящему обижен. – Конечно, нет! Я не понимаю, что на меня нашло.

-Как восхитительно! - она издала смешок, хмыкнула и, гордо развернувшись, направилась к воротам парка.

Пару мгновений я стоял, словно изваяние, потом медленно опустился на землю и обхватил голову руками. Я не знал, как мне поступить. Самое ужасное – я стал бессмертен и даже не мог покончить жизнь самоубийством! Черт… Кандида победила. Отличный ход, чтобы полностью уничтожить меня!

Чьи-то теплые руки коснулись моей щеки. Я открыл глаза и увидел присевшую рядом со мной на корточки Диану. Ее черные брови сошлись над переносицей, губы плотно сомкнулись.


-Ты плачешь?

Я провел пальцами по собственной скуле. Кожа действительно была влажной. Я плачу? Разве я умею?

Диана молчала, испытующе глядя на меня. Ее взгляд обжигал, ранил, сбивал с толку…

-У тебя теплые руки, - прошептал я, сжав ее ладонь.

Она поморщилась:

-Я уже не человек, но еще не призрак. Ладно, я останусь. Пока. Я не хочу, чтобы Кандида победила.


...
Воспоминания сменяли друг друга, тянули за собой, высасывали душу… иногда Влад на долю секунды в полной мере сознавал, кто он, - а потом вновь тонул в чужом прошлом…


Влад закашлялся и рухнул на пол, вывалившись из гамака. Потряс головой, пытаясь прийти в себя, пытаясь понять, что происходит, где он… и, главное, - кто он…

А действительно, кто он? Влад помнил свое имя, но сейчас оно казалось ему чужим, фальшивым, незаконно присвоенным... Это имя принадлежало кому-то другому!

-Я пропустил тебя сначала через свои воспоминания, а потом – через воспоминания Хуана, - донеслась до него брошенная Николя фраза. – Это особый магический ритуал. Теперь ты напитан силой Хозяина и Хуана. Потому и чувствуешь себя... несколько необычно.

Влад выпрямился и сел. Голова была тяжелой и словно чугунной.

-Мне паршиво… - прохрипел он.

-Какого *** вы тут расшумелись?! – вдруг вмешался в ход беседы крайне недовольный голос. - Что происходит?

-Да, что за шум? – подхватил еще один человек.

Влад сощурился, всматриваясь в полумрак каюты. Еще недавно мирно спящие, теперь некоторые матросы сонно выглядывали из своих гамаков и недовольно взирали на источник шума.

Сам же источник неторопливо поднялся, отряхнул шорты и окинул парней холодным и цепким взглядом. Влад действительно чувствовал себя иначе, чем прежде… так, будто получил право повелевать и приказывать… И это новое самоощущение ему нравилось.

-Всем лечь! – властно сказал он. – Быстро!

Его послушались – и Влада это не удивило. Он обернулся к призрачному Николя и коротко кивнул:

-Спасибо, я не забуду твоей помощи. И я на тебя рассчитываю.

-Вот как? – насмешливо протянул Николя. – Это в каком же смысле?

Влад желчно усмехнулся:

-Ну, когда вернется Хозяин. Тогда я рассчитываю на помощь.

-Будет видно, - откликнулся Николя и рассеялся в воздухе.

Влад пожал плечами и направился к выходу. Необыкновенно уверенный в себе, он не сомневался, что отныне любое существо на этой (и не только на этой) планете будет беспрекословно повиноваться его воле.

«Что со мной? – пронеслось в голове. – Неужели я стал таким, как Хозяин?»

А, и пусть! Он не намерен использовать новообретенную силу во вред. Он просто вернется в замок Хуана и продолжит мирное существование с Таисией. Больше ему ничего не требуется.

ХХХ

Снаружи царила безмятежная ночь. Ранний месяц посеребрил морские волны, воздух пропах солоноватой свежестью, а небо утонуло в россыпи звезд.

Влад остановился и глубоко вдохнул, невольно расправляя плечи. Как странно… он был так зациклен на неприятностях, что не замечал, до чего прекрасен этот корабль и это море… А ведь в подобной “пиратской романтике” есть своя красота...

Его непривычно сентиментальные мысли прервало появление высокой тяжеловесной фигуры, которая буквально материализовалась из мрака ночи.

-Ты че бродишь? Я сегодня дежурю! – сердито прорычал Ниро.

Влад неторопливо обернулся, и что-то в его лице напугало пирата. Отступив на шаг, он удивленно спросил:

-Хозяин?

Влад нахмурился:

-Мое имя Влад. Можешь говорить Господин, но только не Хозяин. Понял?

-Да, Господин, - смиренно склонил голову Ниро.

-Отведи меня в каюту Хозяина. И еще – распорядись, чтобы мы поворачивали назад.

-На Главный Материк? – уточнил Ниро.

-Да, - кивнул Влад. – На Главный Материк.

«Какой, к черту, главный материк?! – подумал прежний Влад. – США, что ли?!»

Однако новый Влад был уверен, что знает, о каком материке идет речь.

ХХХ

Каюта Хозяина напоминала хранилище или склад: какие-то сундуки, разбросанная одежда, безделушки…

-Зачем призраку столько хлама?! – раздосадовано воскликнул Влад, сердито пиная попадающиеся под ноги предметы.

Покорно следовавший за ним Ниро промолчал. Влад оглянула на него:

-Эй, ты! Позови Костю.

Ниро кивнул и так же молча вышел. Влад довольно улыбнулся. Приятно быть властелином чужой воли!

-Так, а я пока приоденусь… - пробормотал он, склоняясь над горкой разномастных вещей. – Надоело ходить в шортах!

К тому моменту, когда порог переступил перепуганный и заспанный Костя, Влад успел облачиться в простые темно-коричневые брюки, отороченный мехом жилет и тяжелые ботинки.

-Влад… - удивленно проговорил Костя, недоверчиво взирая на него. – Что с тобой?! Что ты тут делаешь?!

-Одевайся! Если, конечно, не влюбился в свои шорты, - равнодушно отозвался тот, приблизившись к зеркалу в медной раме и лениво изучая собственное отражение. Парень, смотревший на него из зеркальной глубины, казался одновременно знакомым и чужим – в отмеченном косым шрамом лице появилось что-то новое, жесткое… Но самого Влада это мало беспокоило.

-Ты в порядке? – осторожно поинтересовался, подходя ближе, Костя. – Ты какой-то странный.

Он осекся, встретившись с ледяным взглядом друга.

-Правда? – презрительно процедил Влад. – Но ты ведь сам сказал, что свобода дорого стоит. Я заплатил.

В круглых глазах приятеля отразился такой ужас, что Влад, откинув голову, расхохотался.

-Да брось ты! – он хлопнул Костю по плечу. – Расслабься. Главное – мы возвращаемся.

Костя ничего не ответил, но, судя по скептическому выражению его худого лица, он не был уверен, что это действительно главное.

ХХХ

Мишель не сразу решилась вернуться в свою спальню. Ей казалось, Жозеф уже все знает и теперь, проснувшись, молча ждет ее в темноте - ждет, чтобы осудить...

Судорожно всхлипывая и стягивая на шее платок, девушка выбежала из дома. Здесь, в парке, ей стало немного легче. Наполненный свежестью ночи воздух немного успокоил ее, и она задышала спокойно, глубоко и размеренно.

Опустившись на мраморную скамью, Мишель с силой потерла ладонями пылающие щеки и медленно досчитала до пяти.

1...
В конце концов, что особенного произошло? Это был просто порыв страсти. С Жозефом все иначе. Жозефа она любит.
2...
Господи, она стала рассуждать, как закоренелый ловелас!
3...
Но ведь надо ей как-то объяснить произошедшее? Любовью это нельзя назвать!
4...
Почему же нельзя? А вдруг это - и есть любовь?
5...
Нет. У них с Назаром нет ничего общего. Они чужие друг другу. При мысли о нем отзывается только ее тело, а не душа. А Жозеф сумел задеть ее сердце. Это важнее.


Завершив таким образом цепь рассуждений, Мишель оправила ночнушку, поднялась и направилась по аллее к темнеющей громаде особняка.

ХХХ

Ее комната была погружена в полумрак. Мишель на ощупь добралась до кровати и проворно скользнула под одеяло.

Дыхание Жозефа оставалось совершенно беззвучным. Прижавшись к брюнету, девушка зажмурилась и постаралась побыстрее погрузиться в сон… забыть обо всем, а утром обнаружить, что произошедшее - просто фрагмент ночных грез.

ХХХ

Мишель уже давно заснула, когда Жозеф, открыв глаза, обнаружил прямо перед собой насмешливое и чуть серебрящееся в полутьме лицо Николя.

-Доброй ночи, - язвительно поздоровался призрак.

Жозеф ошеломленно уставился на него.

-Что, удивлен тому факту, что видишь почившего брата? - все тем же ироничным тоном осведомился ночной гость.

Жозеф приподнялся на локте и потряс головой.

-Да... - признался он после паузы. - Есть немного.

-Я тебе объясню, - с готовностью предложил Николя. - Дело в том, что ты уже не так занимаешь мысли Мишель, как прежде. А потому стал ближе к небытию, чем к жизни... вот и видишь меня. Ведь я здешнему миру не принадлежу.

Жозеф нахмурился и покосился на мирно дремлющую рыжеволосую девушку.

-Пусть так, - помолчав, сухо ответил он. - Пока я жив - и ладно.

-Все женщины ветреницы, - заметил Николя, продолжая давнишний спор. - Теперь согласен?

-Нет, - покачал головой Жозеф. - Тут что-то другое. Мишель сама не своя. С ней что-то происходит.

-Именно, - с удовольствием сказал собеседник. - Она влюбилась в другого.

-Нет, - вновь не согласился Жозеф. - Это что-то иное.

И все-таки, хотя он был уверен в своей правоте, в его душе неприятно закопошился червь сомнения. А вдруг? Вдруг Николя не ошибся, и Мишель действительно увлеклась другим мужчиной? Это будет означать, что он ошибался на ее счет, что она ничем не отличается от прочих женщин... Хотя... разве не имеет она права влюбиться?

-Ты сомневаешься, - не спросил, а заверил Николя. - Я это знаю.

Жозеф ничего не ответил.


Глава 7. ПОИСКИ

Никогда раньше Таисия не испытывала себя в качестве путешественницы, однако была уверена, что справится практически с любой ролью. В конце концов, столетия жизненного опыта, причем не только на планете Земля, чего-то да стоят. Самое главное - она интуитивно чувствовала, что из растительности пригодно в пищу, а что нанесет вред, поэтому главная проблема - проблема пропитания - была решена. Правда, оставался вопрос безопасности... но эльф была не так уж беззащитна, как могло показаться со стороны.

“Я отнюдь не белоручка и неженка Мишель” - ехидно подумала девушка вечером следующего после отбытия дня, расстилая на траве под деревом подстилку и устраиваясь на ней.

Ночевать в лесу - занятие рискованное, однако Таисия не сомневалась, что уловит малейший сигнал опасности. А там... там видно будет. Дикие животные ее не тронут, демоны и змеи - тоже. Разве что люди, - а с людьми справиться легко.

Поужинав полузрелыми фруктами (чем-то средним между яблоками и сливами), эльф устроилась на подстилке и практически мгновенно уснула. Она твердо знала, куда идти, приблизительно представляя, где находится деревня жрецов. Это место обладало особой энергетикой, а создания с тонкой психической организацией (к коим относились и эльфы) всегда ощущали ее.

Ей снился Влад. Но не такой, как всегда... губы его были жестко сомкнуты, глаза насмешливо щурились... он стоял, подбоченившись, на палубе корабля и всматривался в безмятежные морские просторы. Обветренные щеки, черная пиратская повязка, в руке - крупный кинжал с окровавленным лезвием...

“Что с тобой, Влад?” - испуганно спросила Таисия.

Влад обернулся к ней, и она невольно отшатнулась - лицо юноши напоминало маску.

“Я заплатил за право вернуться к тебе, - сообщил он. - Ты рада?”

Эльф хотела ответить, что нет, не рада, потому что теперь это не ее Влад, что она любила живого человека, а не ледяное изваяние наподобие Хуана... но она не успела оформить свои мысли в слова.

“На тебя кто-то смотрит, - опередил ее Влад и ткнул подбородком куда-то в сторону. - Она давно тебя искала, и вот - нашла. Берегись, Таисия!”

Таисия испуганно обернулась, тотчас почуяв опасность, и... проснулась. А проснувшись, обнаружила, что сон не соврал - на нее действительно кто-то смотрел. Кто-то...

-Эльза! - вскрикнула, приподнявшись на локте, Таисия. Тонкая сорочка прилипла к ее враз вспотевшему телу, а сердце забилось с такой силой и скоростью, что стало больно дышать.

Темнота скрывала черты лица ночной визитерши, но, тем не менее, Таисия угадала - это была Эльза. Со спутанными курчавыми волосами, с осунувшимся скуластым лицом, она словно постарела лет на десять...

-Ты почему жива? - хрипло спросила она, с ненавистью глядя на Таисию.

Последняя присела на корточки, готовясь к прыжку, и хищно, по-кошачьи, зашипела. Все ее тело напряглось, каждая мышца налилась силой...

-Из-за тебя меня лишили звания палача, - продолжала Эльза все тем же злым, полным сдерживаемой ярости, голосом. - Я даже не имею права пользоваться своим арбалетом!

-Так ты безоружная? - немного успокоившись, уточнила Таисия. Любой человек пренебрег бы запретом... но, к счастью, Эльза человеком не была.

Глаза бывшей карательницы сверкнули гневом:

-Не надейся, что это облегчит твою судьбу. Я и так справлюсь.

-Посмотрим.... прошептала Таисия.

Эльза напала первой, с силой впившись в горло миниатюрной волоокой брюнетки острыми ногтями и громко сопя от натуги. Возлюбленная Влада, захрипев, из последних сил дернулась и пнула противницу ногой в живот. Та на миг ослабила хватку, и Таисия, воспользовавшись паузой, сбросила со своей шеи грубоватые пальцы разжалованного палача и вцепилась в ее жесткие вьющиеся волосы.

Мгновением позднее оба эльфа катались по траве, стремясь нанести друг другу максимальное число увечий и одновременно обезопасить себя. Таисия уже не понимала, что происходит. Ногти Эльзы то и дело царапали ее лицо и руки... рвали волосы... Но боли эльф не чувствовала - все неприятные ощущения заглушал лучший наркотик, придуманный самой Природой, - адская смесь адреналина и слепого бешенства.

-Стерва! - прошипела Таисия. - Ты не победишь...

-С чего взяла, крошка? - сипло отозвалась Эльза. - Я всегда побеждаю.

-Я буду жить... ради... ради Влада...

Мысль о Владе придала ей сил. Она ухватила Эльзу за прядь волос на затылке, потянула и со всей страстью вдавила голову женщины в землю... Раздался неприятный хруст и громкий стон. Таисия вздрогнула и отпустила руку. Похоже, Эльза ударилась лбом не о мягкую почву, а о камень...

-Я ее убила... - испуганно пробормотала девушка, спешно поднялась и, вытерев ладонь о сорочку, некоторое время молча взирала на темнеющий силуэт тела Эльзы.

Что делать? Помочь? Ага, и подписать себе смертный приговор? Нет. Добить? Нет, тем более.

-Прости, Эльза, - со вздохом сказала Таисия и, нагнувшись, принялась быстро собирать разметавшиеся во время краткого, но яркого, столкновения вещи. - Я должна найти Влада.

Замотавшись в покрывало, девушка в последний раз оглянулась на палача.

-Прости... - беспомощно, уже сожалея о собственном поступке, проговорила она. - Прости... но Влад дороже...

ХХХ

Таисия не могла впоследствии точно сказать, сколько времени добиралась до деревни жрецов. Пожалуй, не меньше трех дней... Она почти не спала, мало ела (по пути не попадалось ничего мало-мальски съедобного) и вздрагивала от каждого звука, опасаясь преследования Эльзы. Но та ее, похоже, оставила в покое... Значило ли это, что суровая блондинка мертва?

“Необязательно, - то и дело повторяла возлюбленная Влада. - Будь она мертва, я бы это ощутила. Она просто ранена... и только!”

Но подобные утешения слабо успокаивали, и угрызения совести постепенно стали неотъемлемыми спутниками девушки.

Другой мыслью, мучившей Таисию, был собственный внешний вид. Если Влад увидит ее такой... со спутавшимися, давно не мытыми, волосами, в пропахшей потом грязной одежде, с перепачканным лицом... кто знает, вдруг это притушит огонь его страсти? Казалось бы, чувства не должны зависеть от подобных мелочей... однако зависят. В реальности всё слишком прозаично, и физическая привлекательность избранницы немало значит для мужчины.



Таисия ступила в деревню жрецов рано утром, практически на рассвете.

-О боги! - ошеломленно прошептала девушка, с щемящей болью оглядываясь по сторонам. Ее охватило тревожное ностальгическое настроение, навеянное странным ощущением в стиле “де жа вю”. Да, да именно “де жа вю”, ведь всё вокруг неуловимо напоминало покинутое год назад селение эльфов: и уютные дома, окруженные небольшими садиками, и центральная, припудренная мелким гравием, тропинка, разделяющая две линии коттеджей... Нет, конечно, Таисия была вполне счастлива с Владом в роскошном особняке Хуана... И все-таки ей не хватало простора, не хватало воздуха и свободы... Разумеется, в ее распоряжении был весь парк, - но эти жалкие несколько аллей и чинные беломраморные скамейки не могли заменить необъятность лугов и ночные песнопения у костра... И теперь, глядя на простирающийся вокруг пасторальный пейзаж, Таисия почувствовала невольный спазм в груди.

“Может, нам с Владом остаться тут? - пронеслась шальная мысль. Таисия криво усмехнулась. - Нет, он не захочет”

Отбросив пустые надежды, эльф переключилась на более животрепещущий вопрос. Итак, до деревни она добралась - и что дальше? Где искать пропавших странников?

-Таисия! - прервал ее размышления хорошо знакомый голос. - Что ты здесь делаешь?

-Хуан! - ликующе воскликнула, обернувшись, девушка, впервые в жизни по-настоящему обрадовавшись встрече с колдуном. Она с широкой улыбкой шагнула к магу, едва сдерживаясь, чтобы не броситься ему на шею.

Хуан совсем не изменился: сухопарый, бесстрастный, с гладкими черными волосами, в излюбленной черной сутане... На фоне деревенских красот он казался чужеродным элементом.

-Ты каким чудом здесь? - в его всегда спокойном тоне прорезались нотки удивления.

-Я волновалась, - пояснила Таисия, торопливо приглаживая волосы и досадуя, что нет возможности хотя бы умыться. - А где Влад? Я хотела бы с ним повидаться.

Черные брови Хуана сошлись над переносицей.

-Влад? Но его здесь нет... ни его, ни Кости...

Таисия напряглась. Вот оно! Она знала, знала! Глубоко вдохнув, эльф встряхнулась и решительно спросила, в упор взглянув на собеседника:

- И где же они сейчас?

-Я расскажу... за завтраком, - уклончиво отозвался Хуан.

Глаза Таисии полыхнули гневом:

-Нет уж! Я задала вопрос!

Маг приподнял черные брови, демонстративно выражая крайнюю степень насмешливого удивления:

-Задала - и что теперь? Я буду рассказывать тогда, когда захочу, и так, как захочу.

Таисия смотрела на него с бессильной злостью. Вот ведь сноб!

-Ты эгоцентрист, - наконец сообщила эльф и с досадой добавила: - Ну, ладно, пошли завтракать. Только быстро!

Хуан насмешливо склонил голову и повел рукой, приглашая следовать за собой.

-Не волнуйся, это близко...

ХХХ

Дом Хуана представлял собой невзрачное одноэтажное строение - эдакий простенький куб из сероватого кирпича, окруженный маленьким участком заросшей сорняками травы.

-Это гостиничный особнячок, - пояснил Хуан, шагая по выложенной бурым щебнем тропке. - Его предлагают всем гостям деревни. Впрочем, обычно он пустует. Сейчас я тут один.

Внутреннее убранство “особнячка” тоже не отличалось роскошью: одна просторная комната играла роль гостиной, кухни и столовой одновременно, крохотная кладовка заменяла холодильник, а спальня вмещала только несколько разбросанных по полу матрасов.

-Странные нравы в этой деревушке, - заметила Таисия, заглянув в “спальню”. - А если бы тут ночевало два-три человека - и женщин, и мужчин? Всех запихнули бы в одно помещение?

Хуан пожал плечами и тонко улыбнулся:

-Что ж... ночь могла бы получиться любопытной. Ладно, пошли, я угощу тебя завтраком.

Таисия мрачно посмотрела на колдуна, однако спорить больше не решилась.

ХХХ

Завтрак выглядел довольно скромно: глиняный кувшин с молоком, ржаной хлеб, вазочка с медом, фрукты, сметана в миске и вареный в “мундирах” картофель”. Впрочем, оголодавшей Таисии меню показалось очень аппетитным. Но, не желая предоставлять Хуану повод для самодовольства, девушка не спешила набрасываться на еду. Плюхнувшись на табурет, она угрюмо покосилась на мага и скептически спросила:

-Неужели сам варил картошку?

-Это несложно, - пожал плечами Хуан, отрезая себе кусок хлеба. - Достаточно нехитрая процедура.

Наблюдая, как колдун намазывает ломтик хлеба жидким бледно-золотистым медом, а после принимается поливать картофель сметаной, Таисия ощутила дикий спазм в желудке. Как долго она не ела? Так сразу и не вспомнить... кажется, вчера вечером заглушила мысли о пропитании пригоршней кисло-сладких ягод. Но разве это - ужин?

-Давай, ешь, - кивнул в сторону блюда с картофелем Хуан, с легкой усмешкой поглядывая на девушку. - Тебе нужны силы, чтобы преодолевать все вольные и невольные препятствия.

-Это точно, - сдалась, наконец, Таисия и потянулась к хлебу. Впрочем, особенно налегать на еду она все равно не стала, ограничившись молоком, фруктами и хлебом без какой-либо “начинки”. Утолив острый голод, эльф заговорила уже на волнующую ее тему: - Итак, теперь ответь: где Влад?

Хуан неторопливо отпил молока, вытер губы тыльной стороной ладони и спокойно произнес:

-Точно не могу сказать. Я им не нянька, понимаешь ли...

-Что?! - Таисия от удивления и злости не знала, как реагировать. - И ты мариновал меня столько времени, чтобы сообщить: понятия, мол, не имею, где твой Влад?!

Она поискала глазами ближайший увесистый предмет. Если что - метнет им в этого грубияна!

-Нет, не только это я хотел тебе сообщить, - успокоил ее собеседник. - Я разминулся с ними в пути.

-Как это - разминулся?! Вы вместе шли!

-Так уж вышло. Что теперь-то говорить?

-Но ты мог бы попробовать найти их! - рассердилась Таисия.

Хуан пожал плечами и наложил себе новую порцию картошки.

-Зачем? Они не дети. У меня были дела поважнее.

Таисия смотрела на него со смесью бессильной злобы и усталости. Ну, что тут скажешь?!

-Хорошо, - выдержав паузу, вновь заговорила она. - А сейчас ты можешь мне помочь? Я прошу тебя как женщина.

Хуан внимательно взглянул на нее и, помолчав, спросил:

-Что ты нашла во Владе? Он довольно зауряден, тогда как ты - эльф.

-А что Диана нашла в тебе? - парировала она. - Ты далеко не красавец, тогда как она - писаная красотка.

Хуан коротко рассмеялся.

-Логично! Что ж, я тебе помогу.

-Спасибо, - с облегчением проговорила Таисия. Конечно, она могла бы справиться и сама, но помощь опытного мага никогда не помешает. Да и вообще, пускай научится нести ответственность за собственные поступки! Разминулись в пути, видите ли! Ха!


Глава 8. ПЛАНЕТА СЕРЫХ ПРИНЦЕВ

-С добрым утром, госпожа, - раздался возле ее кровати спокойный, даже услужливый, голос Люсиль.

Кандида мысленно выругалась. Как, неужели уже пришло утро?! Быть такого не может! Кажется, она только-только легла спать... вечер был небывало долог и завершился далеко за полночь... и, надо сказать, вполне удался: много напитков, музыки, гостей... пряных курений...

-Утро вовсе не доброе, - сонно пробормотала женщина, нехотя открывая глаза. Она ненавидела утренние и дневные часы, считая себя “ночной птицей”. Темнота и ночь казались ей синонимами удовольствия.

Спальня Кандиды была обставлена в эффектной, хотя и не способствующей крепкому сну, огненной контрастной гамме. Весь интерьер дышал некоей вопиющей дерзостью: роскошная, устланная черно-красным бельем, кровать пряталась за багровым балдахином, стены давили на психику ало-угольным узором, а пол покрывал ковер того же окраса. Довершал образ туалетный столик из розового дерева с овальным зеркалом в золоченой раме, заставленный, помимо чисто женских вещиц, более нестандартными для дамы предметами, среди которых особенно выделялись пепельница из дутого стекла и ополовиненная бутылка с неизвестным спиртным напитком. Пахло в комнате душной смесью кофе, тяжелых сладковатых духов и алкоголя.

Кандида томно потянулась, выгибаясь всем своим гибким, ладно скроенным, телом, и наконец-то решилась окончательно проснуться. Черт, как стремительно пронеслась ночь!

Рядом с кроватью с раздернутым балдахином стояла пухлая дама в строгом темно-коричневом платье до щиколоток. В руках она держала нагруженный поднос, главным элементом которого был источающий ароматный пар кофейник.

-Какого черта ты разбудила меня в такую рань?! – буркнула Кандида, принимая сидячее положение и мрачно взирая на служанку. – Я легла на рассвете!

Ночной наряд хмурой хозяйки вполне соответствовал «демоническому» духу будуара и представлял собой коротенькую прозрачную тунику цвета воронова крыла, богато украшенную кружевами у лифа и скорее обнажавшую, чем скрывавшую, линии точеной фигуры.

Люсиль осталась невозмутимой – за годы службы она привыкла к причудам и капризам хозяйки.

-Вы сами просили меня об этом, - спокойно напомнила она.

-Разве? – лениво протянула та. – Не помню. Зачем бы я просила о такой глупости?

-Кажется, ваш друг пригласил вас совершить прогулку верхом.

-Правда? И я согласилась?! – недоверчиво поморщилась женщина. – Должно быть, я была изрядно пьяна.

На лице Люсиль не дрогнул ни один мускул.

-Что прикажете делать с завтраком, госпожа?

-Оставь и катись отсюда. Твоя физиономия с утра пораньше меня бесит.

-Как угодно, - все тем же бесстрастным тоном произнесла служанка. Ей не впервой было слышать всё это.

Расположив поднос подле кровати на темно-красном пуфике, она поклонилась с ледяной вежливостью и неторопливо вышла.

Оставшись в одиночестве, Кандида мрачно изучила меню. Кофе (конечно!), фруктовый джем, блинчики, яичница с зеленью…

-Что за дура, - досадливо пробормотала женщина, протягивая руку к кофейнику. – Неужели неясно, что в такую рань нужно было ограничиться чем-то совсем легким?!

Продолжая ворчать, она принялась за завтрак, сердито размышляя о необходимости отправляться на конную прогулку. И какому болвану она пообещала составить компанию?! И что за идиот мог предложить ей (ей - известной любительнице поспать до обеда!) такую насыщенную утреннюю программу?!

-Я могу подсказать, - ответил на не заданный вслух вопрос чей-то вкрадчивый голос.

От неожиданности Кандида уронила чашку с горячим кофе, и раскаленная жидкость залила ее постель, угодив заодно и на круглое обнаженное колено. С проклятиями женщина вскочила на ноги и со злостью оглядела пустую, казалось бы, комнату.

-Кто бы ты ни был – я заставлю тебя сожрать испорченные простыни! – прорычала она, нисколько не испугавшись незваного и незримого гостя.

-Это будет трудно, - усмехнулся невидимка. – Я ближе к миру мертвых, чем к миру живых.

Из темного угла в центр комнаты шагнул высокий человек в сутане. Выпрямившись, он бросил на Кандиду долгий взгляд черных выразительных глаз.

Кандида сглотнула и отпрянула. На долю мгновения ей даже стало страшно.

-Хуан? – хрипло прошептала она.

Мужчина чуть нахмурился:

-Я бы предпочел, чтобы ты называла меня Хозяином.

-Обалдел?! – фыркнула, приходя в себя, собеседница. – Чтобы я тебя звала хозяином? Может, еще и в ножки кланяться?

Хозяин чуть усмехнулся:

-Не бесись. Это не титул. Это имя. Могу тебе рассказать, откуда оно взялось. Если хочешь, буду называть тебя взамен «ваше величество».

Кандида окинула его задумчивым взглядом и внезапно улыбнулась:

-А я и забыла, какой ты. Мне нравится твоя дерзость. И всегда нравилась. Ладно, черт с тобой. Будь Хозяином. Но почему ты ближе к миру мертвых?

-Я – оживленный тобою фантом, - тихо пояснил, приближаясь к женщине, Хозяин. – Помнишь?

-Такое забыть сложно, - отозвалась та, настороженно приглядываясь к нему. От пришельца действительно тянуло чем-то потусторонним, и глаза… такие глаза бывают только у мертвецов. – А что произошло с настоящим Хуаном?

Ноздри не-человека задрожали:

-Настоящим? Это еще вопрос, кто из нас настоящий.

-Да ладно тебе, - скучливо обронила Кандида, возвращаясь к кровати и брезгливо отряхивая мокрую простынь. – Сам же просил не придираться к словам. Итак, излагай причину прихода.

Кандида села на край постели и выжидательно уставилась на гостя. Тот некоторое время молчал, неторопливо меряя шагами относительно небольшое пространство спальни.

-Ты, насколько я понял, не слишком рада перспективе провести день на конной прогулке? – наконец снова заговорил он.

Кандида пожала плечами:

-Это риторический вопрос. А что? У тебя есть встречное предложение?

-Есть, - с удовольствием подтвердил лже-Хуан. – Месть. Как? Манит?

-Месть? – посмаковала Кандида. Уголки ее полных губ тронула легкая улыбка. – Что ж… манит. Итак?.. Кому мстим? Не ошибусь, предполагая, что Хуану, а?


Глава 9. СТОЛКНОВЕНИЕ

Влад освоился с новой ролью почти сразу. Той же ночью он перебрался в каюту Хозяина, предложив присоединиться и Косте.

-Я не живу с парнями, - мрачно пошутил тот.

-Ну, дело твое, можешь спать в гамаке, - равнодушно пожал плечами Влад. - Но я бы не советовал, - в последней фразе другу новоявленного “предводителя” послышалась скрытая угроза.

Костя какое-то молча, испытующе, смотрел на него. Потом издал натужный смешок и деланно-беззаботным тоном заметил:

-Ты странный... в тебе что-то изменилось в последнее время...

-Вот как? - приподнял брови Влад. - В какую сторону? Лучшую или худшую?

Костя неопределенно пожал плечами, а Влад желчно рассмеялся.

-Ладно, не парься. Все ОК.

-Да уж... ОК... - неуверенно согласился приятель, исподлобья посматривая на собеседника...

 

Написан в 2012 году

 

Похожие статьи

Моя Гре́та, мой Э́ос
Рассказ

Стоит ли думать о чувствах, когда мир, казалось бы, летит в тартары, и климат меняется не в лучшую сторону? У героев на этот счет разные мнения… Итак, перед вами - история о Любви и Проблемах Выбора… история, которая происходит в неопределенном будущем на иной планете.

Body Positivity: Pros and Cons
Стих

They say that beauty is in the eye of the beholder... and body positivists quite agree with this postulate. But what is the danger of body positivity?

Бодипозитив: За и Против
Статья

Говорят, красота - в глазах смотрящего... и бодипозитивисты вполне согласны с этим постулатом. Но верно ли подобное отношение к внешности? В чем опасность бодипозитива?

Книга Вóрона
Сборник

Вóрон, который читает книгу… звучит странно, не правда ли? Но именно это он и делал. По крайне мере, так казалось со стороны. Впрочем, обо всем по порядку...