Елена Вахненко

Ее любимый кулон

Короткая любовная повесть в жанре фэнтези. Рассказ о страсти, которой неведомы никакие преграды… и которая не может существовать без ярких эмоций.

сборник "Тэрра", 2013 год

 

История моего знакомства с Тэррой довольно странная. Боюсь, мне мало кто поверит… тем более что я – известный выдумщик и любитель приукрасить скучную правду пикантными, пусть и преувеличенными, подробностями.

Увы, в последнее время в ответ на мои красочные рассказы о собственных подвигах и приключениях слушатели просто пожимают плечами: мол, он вечно что-нибудь присочинит! Несправедливо, право слово. Ведь я на самом деле многое пережил. Просто, пересказывая реальные (подчеркиваю!) события, я порою добавляю перца, иначе повествование выйдет дико пресным и унылым. К примеру, знаменитый, обросший всевозможными слухами, случай с кражей алмаза Рахида. Было ведь, было! Ну, пускай я пробрался в замок султана не средь бела дня, а ночью. Ну, не было у него во дворце никаких павлинов. Да и любимую жену из гарема я не крал (вообще не встретил ни одной женщины). Какая кому разница? Факт остается фактом: алмаз оказался у меня и позволил начать новую жизнь, богатую жизнь. Жизнь графа де Жермез. Да, да, графа – денег от продажи уникального камня хватило на многое... в том числе - на покупку титула. Покупается, как известно, все.

Впрочем, я отвлекся. История с алмазом произошла еще пятнадцать лет назад. Сейчас пора приступить к рассказу о знакомстве с Тэррой. Хотя тогда ее звали иначе – Надиной.

Знакомство состоялось на приеме, который устроил маркиз де Лефрез. Я откровенно скучал, почти зевал, и неторопливо цедил уже третий бокал вина. Хотелось напиться, пусть я и понимал, что в эдакой высокочтимой компании это непозволительная роскошь. С грустью припомнилось, как, будучи зеленым юнцом, я превесело проводил вечера в самых дешевых тавернах, а ночи – в спальнях недорогих «бабочек». Может, пора тряхнуть стариной?

В этот момент меня кто-то тронул за локоть.

-Вижу, скучаете? – проскрипел хозяин вечера.

Я уныло скосил взгляд на невысокого круглого господина в ярко-фиолетовом сюртуке и крахмальной сорочке. Обрюзгшее лицо с тяжелыми щеками обрамляли густые бакенбарды – пожалуй, это было самой примечательной чертой внешности де Лефреза.

-Ну, что вы, маркиз, - любезно соврал я. – Все мило. Просто я несколько устал…

Маркиз недоверчиво усмехнулся:

-Никогда раньше не видел вас, граф, уставшим. Вы хоть и не мальчик, все равно полны юношеского огня. Так что не стоит отрицать – вы скучаете!

Я возвел глаза к потолку. Вот ведь зануда!

-Возможно, немного, - наконец нехотя признал я и поспешил добавить: - Пусть вас это не тревожит, маркиз. Ваш прием великолепен. Просто у меня нет настроения. Не берите на свой счет.

-А я и не беру! – успокоил маркиз и вдруг подмигнул. – Но я подумал: вдвоем скучать веселее!

«Только этого не хватало!» - перепугался я и принялся лихорадочно измышлять, как бы повежливее ретироваться. Провести остаток вечера в компании занудного аристократа – то еще удовольствие!

-Неужели вы тоже скучаете? – изобразил я вежливое удивление.

-Нет, что вы! Не я. А вот леди Надина – пожалуй. Не находите?

Я проследил за его взглядом и подавил вздох. Надина! Тоже не подарок...

Я знал эту дамочку – правда, поверхностно. Она была холодноватой и скучной особой лет тридцати – тридцати пяти, вечно болезненной и недовольной. Чересчур худая, совершенно бесцветная, с прилизанными белокурыми волосами, она любила одеваться во все светлое и закрытое, из-за чего производила впечатление блеклого пятна. Единственное достоинство — аристократические происхождение и умение с гордостью носить титул баронессы.

Впрочем, сегодня Надина меня удивила. Я даже не сразу ее узнал. Она что-то сделала со своими волосами, благодаря чему они заструились по ее острым плечам тугими завитыми волнами, нанесла грим на лицо, которое обычно казалось смазанным овалом, и наконец-то сменила привычный монашеский наряд на пышное бордовое платье с узким лифом, создающим иллюзию наличия бюста. Из украшений — серьги-кольца и крупный кулон в форме бычьей головы. Как ни странно, эта тяжеловесная и грубоватая подвеска шла Надине.

-Пожалуй, вы правы, - заявил я, присматриваясь к Надине, которая облюбовала себе угловой диванчик и сидела на нем в полном одиночестве, грея в ладонях бокал с вином. – Невежливо позволять дамам скучать!

С этими словами я решительно направился к баронессе.

-Разрешите составить компанию? – спросил я, останавливаясь возле диванчика. – Если, конечно, ваш супруг не будет против.

Надина подняла голову, улыбнулась. Надо же, а я и не подозревал, что сия особа умеет улыбаться!

-Генрих-то? – пренебрежительно бросила она, искривив тонкие губы. – Ему плевать!
-Быть того не может!

-Уж поверьте! – она задумчиво оглядела меня с головы до ног и, видимо, сочла вполне пригодным для общения. – Садитесь же! Неудобно постоянно задирать голову!

Я охотно послушался. Признаться, стоять было тоже не очень удобно.

-Хорошо выглядите сегодня, - искренне похвалил я, помолчав.

-Только сегодня, я полагаю.

Это был не вопрос, а утверждение. Я удивленно поднял брови. Странное, хотя и верное, замечание!

-Если вы решили изменить свой внешний облик, то сделали это весьма умело. Вам идет такой образ.

Она не ответила, молча глядя на меня. Потом осведомилась:

-Вас ведь Ричардом зовут? Верно?

Я сдержанно кивнул.

-Вы знаменитый авантюрист и любитель острых ощущений, насколько я слышала.

Я вновь кивнул, а вслух добавил:

-Да, острые ощущения я люблю.

-И я, - Надина посмотрела мне в лицо, и в ее водянисто-голубых узковатых глазах вспыхнул таинственный огонек. - А знаете, что, Ричард? Давайте выйдем в сад. Здесь становится душно. Я только накину на плечи меховой палантин.

* * *

Палантин Надине, впрочем, не понадобился. Минут десять спустя он валялся, забытый, под каким-то деревом. Мы же в это время (и под этим же деревом) страстно целовались.

Я и сам не понял, как всё произошло. Честно признаюсь, ничего подобного я даже близко не планировал!

Инициативу проявила сама Надина — вот уж чего не ожидал от сей холоднокровной особы с манерами королевы! Вообще не думал, что она может быть столь... чувственной...

Я шептал что-то нежно-невнятное — тот сентиментальный набор фраз, который так нравится всем женщинам на свете.

Но Надину как будто эти слова не впечатлили. Скорее, наоборот, вызвали раздражение.

-Молчи! Молчи, лучше действуй! - глухо простонала она и с силой рванула крахмальный воротничок моей белоснежной сорочки.

Ладонь женщины с наслаждением легла на мою обнажившуюся грудь; свободной рукой Надина властно переместила мои пальцы на застежку собственного платья. Я не заставил себя долго упрашивать...

До кульминации, увы, так и не дошло... Нас прервали — причем на самом интересном месте, когда мы уже были очень разгорячены и практически разоблачены... Я — с обнаженным торсом, на котором алели свежие царапины от острых ноготков Надины, босой, в одних лишь брюках. Она — с растрепанной прической, в нижней рубашке...

Именно в этот пикантный момент раздался придушенный вопль, прозвучавший для нас, как взрыв. Мы спешно оторвались друг и от друга и оглянулись.

Чуть поодаль стоял сухопарый, очень немолодой господин в чопорном скучном костюме. Да и сам господин был чопорным и скучным — типичный представитель категории зануд.

Я мысленно выругался. Генрих, муж Надины! Как не вовремя... глупее не придумаешь... таким идиотом я никогда себя не ощущал — словно герой слезливого дамского романчика!

Я попытался выровнять сбившееся дыхание и, откашлявшись, хрипло произнес с кривой улыбкой:

-Э... Генрих... мы...

Черт возьми, что говорят в таких ситуациях?! Я неловко оглянулся на Надину; к моему удивлению, смущенной она не была — скорее, обозленной.

-Ну, что?! - выкрикнула она, сверля гневным взглядом мужа-рогоносца. - Удивлен?! Да ты ведь старик, понимаешь — старик! Ты ничего не можешь — и не хочешь!

Я в ужасе оглянулся на Генриха. Тот стоял, опершись одной рукой о ствол дерева, а другую приложив к сердцу. Он буквально задыхался, казалось, ему не хватает воздуха.

Только бы он не умер на наших глазах!

Надина еще пару секунд с отвращением смотрела на супруга, потом перевела взгляд на меня.

-Уходи! - с ненавистью процедила она.

-Что?! - обалдел я. Ну и стервочка!

-Уходи! - повторила она. Быстро нагнулась, собрала мои вещи и швырнула их мне в лицо. - Я разберусь с ним сама. Так будет лучше.

И я послушался... в конце концов, так действительно будет лучше!

Возвращаться на прием мне показалось нелепым, поэтому я отправился домой.

Вот так развлекся!

* * *

Спать мне совершенно не хотелось. Приняв ванну, я переоделся в домашний халат и устроился с бокалом кьянти у жарко пылающего камина. На душе было паршиво, и мне требовалось время, чтобы разобраться в собственных мыслях.

Надина. Светская львица, холодная, равнодушная. Кажется, бездетная. Интереса ко мне (да и к другим мужчинам) никогда не проявляла. Романы на стороне вроде бы не заводила. Обожала показную благотворительность. Ну, и конечно, регулярно посещала церковь. Куда ж без этого? И вдруг — такой вулкан! Странно...

Продолжить цепь рассуждений мне не удалось. В комнату вошел мой слуга и с легким поклоном сказал:

-К вам гостья, милорд.

Я удивленно обернулся:

-Гостья? Какая еще гостья, Барс?

На самом деле его имя было Артур Спенсер. Барсом прозвал его я — на мой взгляд, он чем-то походил на крупного хищника семейства кошачьих... даже цвет его волос напоминал окрас шерсти этого зверя.

-Леди Надина. Ее карета только что остановилась у ваших ворот.

-Ого!

Ну и нахалка эта Надина...

-Проводить?

-Да уж, проводи, - решительно заявил я. - Сюда.

-Возможно, попросить миледи подождать, пока вы переоденетесь? - вежливо уточнил слуга.

Я демонстративно оглядел свой длинный черно-серый бархатный халат и насмешливо осклабился:

-Полагаешь, я выгляжу неприлично? Миледи мой наряд не смутит, поверь. Сию особу, боюсь, смутить вообще невозможно...

Барс все еще колебался, и я раздраженно поторопил его:

-Ну, чего стоишь? Иди, зови ее! Дама наверняка заждалась.

Барс неохотно послушался, всем своим видом выражая крайнюю степень неодобрения.

* * *

Я был так зол на Надину, что даже не поднялся при ее появлении.

Она остановилась возле моего кресла и, глядя на меня сверху вниз, насмешливо произнесла:

-Как вы неучтивы, граф! Так холодно приветствовать даму!

-А я вас в гости не приглашал, дорогая баронесса!

Видимо, она успела заглянуть домой — многослойное бордовое платье сменил более удобный дорожный наряд, а развившееся волосы были придавлены изысканной шляпкой.

-Да, вы меня не приглашали, милорд. Но ведь мы не закончили начатое, разве нет? - глаза женщины лукаво блеснули.

Ну и ну! Не слишком светское замечание...

-У меня пропало настроение, - буркнул я и, сделав глоток вина, поморщился.

-Тогда давайте просто поужинаем! Я проголодалась. А настроение еще появится... обещаю.

Она устроилась в соседнем кресле и одарила меня очаровательной улыбкой.

-Поздний ужин, значит? — вздохнул я и лениво дернул за шнур звонка. - Ладно уж...

Появившемуся Барсу я сказал:

-Принеси нам чего-нибудь перекусить. Есть в наших запасах что-то повкуснее хлеба и сыра?

-Разумеется, милорд.

Когда Артур вышел, Надина с легкой иронией поинтересовалась:

-У вас всего один слуга, граф?

-Почему? Еще кухарка и горничная, - пожал я плечами. - Вполне довольно.

-Для того, кто попал из грязи в князи, - разумеется.

Я выпрямился. Метко сказано! И правдиво...

-Пускай так, - холодно произнес я, помолчав. - Я ни от кого не скрываю свое происхождение. Меня многие презирают... но и боятся. Я слишком богат, влиятелен и непредсказуем, чтобы откровенно выказывать мне свое отношение. Вы — первая.

Она удивленно подняла тонкие светлые брови:

-С чего вы взяли, что я вас презираю? Это было бы ханжеством. Я и сама рождена отнюдь не в аристократической семье.

-Разве? - я смерил ее пытливым взглядом. - А мне говорили, вы родом откуда-то из Восточной Европы, что ваш отец — человек знатный... меня ввели в заблуждение?

В этот момент в гостиную вошел Барс с тяжело нагруженным подносом, на котором исходил аппетитным ароматом поздний ужин. Поэтому разговор мы продолжили уже за едой.

-Нет, вас не ввели в заблуждение, - успокоила меня баронесса, принимаясь за хорошо прожаренный окорок. - Но они подразумевали Надину.

От удивления я чуть не подавился:

-А вы — не Надина?

-Я предпочитаю имя Тэрра... и, кстати, может, перейдем на «ты»?

-Охотно. Итак, Надина... то есть Тэрра... между прочим, почему Тэрра?

Она неопределенно повела плечом, деловито орудуя вилкой и ножом.

-Это мое имя.

-А Надина — псевдоним? - поинтересовался я, наполняя бокалы вином. Есть мне не хотелось, и я ограничился несколькими ломтиками сыра и фруктами.

-Надина... это особая история. Пока я не готова рассказать ее.

-Что ж, ладно, - улыбнулся я. - Я подожду. У нас ведь будет время узнать друг друга поближе, не правда ли?

Наши взгляды встретились.

-Будет, - глаза Тэрры многообещающе вспыхнули. - Обязательно будет.

-Правда? - протянул я. - А как же муж?

-Муж? - ее губы презрительно искривились. - Полагаю, мы все устроим.

-Ну-ну. Как он, кстати?

-Думаю, уже в порядке. Я вызвала нашего лекаря.

Сказано это было совершенно равнодушно... как будто речь шла не о муже, пускай и нелюбимом, а о случайном прохожем...

-У тебя в жизни есть какие-то принципы? - с легким вздохом спросил я.

Она энергично кивнула:

-Есть! Те же, что и у тебя.

-Вот как! И что же у нас за принципы, любопытно узнать?

-Мой основной принцип — получать от жизни всё. По максимуму. Полагаю, твой — тоже.

Я не стал спорить. В конце концов, она была недалека от истины...

* * *

Пробуждение было крайне тяжелым, словно после беспробудного пьянства. Я с трудом открыл глаза и застонал. Голова казалась чугунной.

-Боже мой... - пробормотал я, садясь в постели и пытаясь размять затекшие мышцы. В веки словно насыпали крупу, а в висках проворачивался стальной прут.

Так, а где моя белокурая чертовка? (Ха! Интересно, с каких пор она стала моей?!)

Я окинул спальню затуманенным взглядом. Судя по яркому свету, прорывавшемуся сквозь занавески, близился полдень. На полу валялись пустые бутылки вперемешку с обложками от конфет, пепельница была полна окурков, а простыни впечатляли степенью своей измятости. Вот только Надины (то есть Тэрры) не было. Уже улизнула? Ведьма есть ведьма!

Я накинул на плечи халат (он, скомканный, валялся под кроватью) и подошел к зеркалу, желая оценить масштаб вчерашнего веселья.

Что ж, судя по всему, развлекся я неплохо. Из зеркала на меня мрачно глянул заспанный тип со смятой подушкой лицом и растрепанной темной шевелюрой. Я, конечно, не красавец, но обычно выгляжу куда лучше. Женщины, во всяком случае, находят меня вполне привлекательным.

И все-таки, где Надина? Насколько помню, наша ночь была очень жаркой... Тэрре вроде бы понравилось. Мне — так точно!

Вздохнув, я дернул за шнур звонка. Минуту спустя появился Артур — свежий до стерильности, как и всегда.

-Доброе утро, милорд, - хладнокровно поприветствовал меня верный дворецкий.

-По-моему, уже день, - позевывая, проворчал я. - И вовсе не добрый... слушай, дружище, где моя вчерашняя гостья?

-Леди Надина ушла рано утром. Просила передать вот это, - и Барс протянул мне узкий надушенный конверт цвета слоновой кости.

-Как романтично, - ехидно заметил я. - Письмо. Мило... ладно, пока я его прочитаю, а ты приготовь мне перекусить.

Барс ушел, а я, устроившись в кресле, приготовился к приятному чтению. Почерк у Надины был узким, косым и вполне разборчивым.

«Удивлен, что я ушла? Извини, не могу себе позволить роскошь спать до обеда. Замужем, сам понимаешь!»

И это — все?! Я на всякий случай перевернул листок, но ничего не обнаружил. Лаконично, однако! Ну, ладно, ладно, милая Надина, мы еще пообщаемся с тобой... не будь ты так хороша в роли любовницы, я бы вряд ли продолжил наше знакомство.

* * *

Этого стоило ожидать.

Да, стоило. Вызов на дуэль — до результата. Выбор оружия — за мной. Оскорбленный муж отреагировал вполне традиционно.

Вызов я, конечно, принял. В качестве оружия выбрал шпагу — я недурной фехтовальщик.

Дуэль была назначена на следующее утро, и весь день я провел, восстанавливая силы и подготавливаясь к встрече с обладателем ветвистых рогов. От Надины не было никаких вестей. Я ее тоже разыскать не пытался — не до того было.

Не стану описывать подробности дуэли. Скажу лишь, что стояло теплое весеннее утро, погода была безветренной и тихой. Чем все закончилось? А как вы думаете? Поскольку я пишу эти строки, легко догадаться, что победил именно я. Да, я убил его. Я ведь говорил, что неплохо фехтую...

Тем вечером я напился. Генрих был не первым, кого я убил, — но я впервые лишил жизни человека по столь смехотворному поводу. А потому чувствовал себя хуже некуда...

* * *

Видеть Надину у меня не было никакого желания. Стоило вспомнить о ней, и в памяти всплывала отнюдь не ночь любви, а муж ветреницы в последние минуты своей жизни... его слабеющие пальцы, вцепившиеся в лацкан моего сюртука в слепой надежде дотянуться до горла убийцы... налитые кровью глаза — и голос, сиплый голос: «Тебя она тоже убьет... убьет...». Что он имел в виду? Убил-то его я!

И хотя я не стремился видеть Тэрру, она объявилась. Выждала несколько дней и ближе к ночи нанесла мне визит.

Я в этот момент сидел в излюбленном кресле у горящего камина и пытался читать.

-Милорд, к вам леди Надина, - раздался голос Барса.

Я нахмурился и отложил книгу.

-Что ей нужно?

-Ей нужен ты! - громогласно заявила сама гостья. Бесцеремонно оттолкнув моего слугу, она приблизилась ко мне бодрым уверенным шагом.

-Я не рад тебя видеть, - искренне признался я.

-Мне плевать! - ухмыльнулась она и устроилась в соседнем кресле.

На сей раз волосы Надины не струились по плечам озорными кудрями, а были собраны в сложный узел на затылке. Такая прическа мне нравилась намного меньше — на мой взгляд, Тэрре она совершенно не шла. Но исходящие от женщины уверенность и сила духа преображали это строгое лицо, делали его если не красивым, то — выразительным.

Внимание мое привлек все тот же кулон в форме головы быка. Она что, вообще его не снимает?

Тэрра проследила за моим взглядом.

-Мое любимое украшение.

-Ужасное, - откровенно заявил я. - Чем оно может нравиться?

-В нем есть свой стиль, не находишь?

-Ну, смотря что понимать под стилем, - фыркнул я и, помедлив, осторожно спросил: - Ты ничего не хочешь мне сказать? О… о Генрихе?

Тэрра повернула голову в мою сторону и недоуменно подняла тонко выщипанные брови:

-А что можно сказать о нем? Если ты имеешь в виду, переживаю ли я – нет, не переживаю.

Ну и заявление! Безутешная вдова…

-Он, в конце концов, твой муж, - ядовито напомнил я и неловко поправился: - Вернее... был им.

Надина равнодушно пожала плечами:

-Мы давно стали чужими друг другу. Я, скорее, благодарна тебе. Ты освободил меня.

Если это была попытка утешить, то крайне неудачная. Мне снова захотелось напиться.

-Давай сменим тему, - хмуро предложил (или даже попросил) я.

-С удовольствием! Поговорим о нас... если, конечно, ты хочешь, чтобы я осталась.

Я не знал, чего хочу.

-А ты — хочешь? Хочешь остаться?

Она кивнула:

-А иначе — зачем я здесь?

Логично...

-Я не знаю, чего хочу я сам. Может, знаешь ты?

Она улыбнулась — и осталась.

* * *

Не знаю, можно ли назвать наши отношения с Тэррой любовным романом. Даже не уверен, что любил ее. Такую, как она, сложно любить, хотя и равнодушных к себе она не оставляет. Могу сказать одно: меня неумолимо тянуло к этой женщине, хотя лично я почти не проявлял инициативы — сознательно не проявлял. Я каким-то звериным чутьем ощущал исходящую от Надины опасность, я знал, что эта особа рождена уничтожать — и не хотел лететь мотыльком на манящий огонек. Вот только огонек оказался с характером.

Она приходила, когда ей вздумается, иногда оставаясь у меня на несколько дней, а порою (гораздо чаще) исчезая ближе к рассвету. Большая часть совместного времяпрепровождения была отдана, разумеется, любовной страсти, но наши отношения не ограничивались постелью. Мы гарцевали на лошадях и катались на лодке, устраивали обильные пиршества (иногда — далеко за полночь) и долго беседовали у камина... И постепенно Тэрра заняла особое положение в моей жизни. Волей-неволей я думал об этой женщине все чаще...

Несколько раз до меня доходили обрывочные слухи о нас с Надиной. Говорили разное – в основном, конечно, полнейшую ерунду. Например…

«Он специально убил ее мужа и теперь хочет жениться на ней»

«У него куча долгов – вы же знаете, какой разгульный образ жизни он ведет! А Тэрра богата… потому-то он и ухлестывает за этой макрелью!»

«Это она убила своего мужа, а дурачок Ричард представил дело как дуэль»

И все – в том же духе.

* * *

Что бы ни говорили обо мне люди, разгульный образ жизни я уже многие годы не вел. Хотя, конечно все зависит от того, что именно понимать под разгульной жизнью.

15 лет назад, получив титул графа, я очень хотел стать аристократом не только на гербовой бумаге, но и в поведении, манерах, внешности – во всем. И прекрасно сознавал, какой огромный провал отделяет меня от представителей знатной элиты.

Пришлось потратить немало времени и сил, чтобы хоть отчасти восполнить пробел в знаниях и научиться основам светского обхождения. Я оставил практически все прежние привычки и старательно подражал новым друзьям, в чьих жилах текла голубая кровь. В частности, учился развлекаться в их стиле: охотой, посиделками в лучших тавернах, визитами в варьете, любовными ночами в объятиях дорогих актрис и танцовщиц, игрой в карты… А раньше, в далекой шальной юности, мои приключения были куда острее и опаснее.

Я стал частым гостем на всевозможных светских приемах – и благодаря этому познакомился с новой неожиданной Тэррой. Однако с момента сей знаменательной встречи мы с моей баронессой обособились от внешнего мира, сосредоточились на самих себе. И однажды я взбунтовался. Вся та жизнь, которую я тщательно выстраивал последние пятнадцать лет, моя репутация внезапно пошли под откос. И из-за кого – из-за женщины, которую я даже не любил! Я не хотел потратить еще полтора десятка лет на повторное завоевание нужного положения в обществе. Именно поэтому я ответил согласием на очередное приглашение посетить светский бал у некоей знатной особы.

-Нужна тебе эта скукотища! – поморщилась Тэрра, пренебрежительно рассматривая блестящий розоватый прямоугольник с вычурно выведенными на нем словами учтивого приглашения на прием.

-Черт возьми, ты ведь женщина! – раздраженно воскликнул я. – А все женщины любят танцы и прочие развлечения!

-Я – отнюдь не все, - возразила она.

-Твое дело, - пожал я плечами. – Не хочешь – не иди!

По тонким губам Тэрры скользнула легкая улыбка.

-О нет! Я непременно составлю тебе компанию. Тем более что у меня есть одна идея…

Знал бы я, что это за идея!

* * *

Балы всегда казались мне скучными, хотя я и считал необходимым время от времени посещать их. С куда большим удовольствием я ходил с приятелями в варьете и, не особо сосредотачиваясь на сути представления, изучал в бинокль полуобнаженных, ярких, похожих на пестрокрылых бабочек красоток в сетчатых чулках и цветастых нарядах. Я не просто смотрел – я оценивал и выбирал пару на ближайшую ночь… актрисы не слишком разборчивы, и с многими из них я пережил прекрасные мгновения.

Но светский бал – дело другое. Женщины тут тоже хороши, ничуть не хуже актрис, а некоторые – так даже лучше. Но – очень недоступны. Смотреть – смотри, а руками не трогай! Переливчатый шелк длинных платьев, тончайшие, суженные корсетами, талии, сложные прически, кокетливая игра вееров, низкие декольте, обнажавшие часть сахарно-белой груди… о да, тут было чем полюбоваться! Жаль только, всё ограничивалось безобидным флиртом.

Впрочем, я сгущаю краски. Со светскими львицами можно закрутить роман, но только с замужними либо вдовами. Причем отношения эти выстраивать куда сложнее, чем пригласить понравившуюся танцовщицу варьете прокатиться в экипаже по ночному городу. Завоевать даму высшего общества - целое искусство! И я редко прибегал к нему (да и не был мастером уловок высшего света), ограничиваясь эстетическим наслаждением.

Аналогичным образом я поступил и на сей раз, и мне нисколько не мешало присутствие Тэрры. Я лениво скользил взглядом по ухоженным благоухающим прелестницам, пока не сосредоточил внимание на одной из них. Леди Карина, молодая супруга престарелого барона Макмайра… в чем-то она походила на Надину, представляя собой тот же типаж хрупкой светлокожей блондинки. Правда, была намного ярче, выразительнее... женственнее…

Я стоял и откровенно любовался ею, когда услышал задумчивый голос Тэрры:

-Хороша!

Я неохотно обернулся.

Надина тоже смотрела на Карину. Я испытал досаду. Только сцены ревности мне не хватало!

-Да, хороша, - холодно согласился я.

-Особенно ей идет это ожерелье. Превосходное, не находишь?

До этого мгновения я не обращал внимания на ожерелье и лишь теперь его заметил. Красивую шею девушки действительно несколько раз обхватывала тонкая жемчужная нить, которая, впрочем, особого впечатления на меня не произвела.

-Ну, ожерелье, и ожерелье, - пожал я плечами.

-Это очень редкий жемчуг. Я хочу его.

Я удивленно взглянул на нее. Надина казалась серьезной, даже торжественной.

-Добудем? – с ажиотажем предложила моя спутница, и ее светлые глаза вспыхнули адским пламенем.

Я в этот момент как раз сделал глоток вина. Услышав слова Надины, я поперхнулся и закашлялся. Несколько человек удивленно и неодобрительно покосились в нашу сторону.

-В каком смысле – добудем? – отдышавшись, осторожно поинтересовался я.

-В прямом. Украдем.

Я с опаской воззрился на уверенную в себе, излучающую самодовольство Надину, пытаясь разгадать ход ее мыслей. Впрочем, угадывать мысли женщины – занятие бесполезное.

-Но зачем? Полагаю, у тебя самой богатая коллекция драгоценностей.

-Да, - спокойно подтвердила она. – Но я хочу именно это ожерелье. Не такое же, а именно это.

-Глупый каприз, - я снова отпил из своего бокала и уже собрался вновь переключить внимание на Карину, когда Тэрра неожиданно сказала:

-Почему ты стал таким, Ричард?

Я непонимающе посмотрел на нее. Теперь лицо женщины казалось грустным, в глазах сквозила жалость

-Каким – таким?

-Выхолощенным. Правильным. Пустым. Скучным. Таким… лже-аристократом.

Кровь бросилась мне в лицо, но я давно научился держать себя в руках, поэтому ответил на выпад достаточно сдержанно:

-Я не лже-аристократ. Я уже пятнадцать лет граф де Жермез.

-Графом можно только родиться, - возразила Тэрра. – В противном случае лучше остаться тем, кто ты есть.

-Ну и кто я есть? – со злой иронией полюбопытствовал я. – Простолюдин?

-Авантюрист. Любитель острых ощущений. Поклонник риска. Зачем ты скрываешь свои лучшие черты?

-Лучшие? – я издал скептический смешок. – И это – лучшие?

-Разумеется! – с азартом воскликнула она и, приблизив свое лицо к моему, жарко прошептала: - Забудь, что ты граф! Вспомни, кто ты есть на самом деле! Зачем тебе изображать титулованного сноба? Будь собой!

Никто и никогда не задевал меня сильнее. Мне стало трудно дышать, словно в помещении не хватало воздуха.

-Знаешь, Тэрра, сегодня тебе лучше вернуться к себе, - помолчав, с натугой произнес я. Мне вдруг отчаянно захотелось вернуться домой. Ярко освещенная зала, нарядные гости, благоухание – все это внезапно опротивело мне.

-Хорошо, - печально откликнулась Тэрра.

* * *

Да, Надина задела меня за живое. До этого мгновения я как-то не задумывался, что играю роль титулованного сноба. Действительно – зачем я кого-то изображаю? Ради чего? Все равно высшее общество прекрасно знает о моем происхождении и любые мои потуги казаться представителем знати воспринимает со снисходительным высокомерием.

Я вернулся с вечернего мероприятия слишком рано и в крайне тревожном настроении. Не зная, чем себя занять, я уселся в любимое кресло у камина, пробовал читать, но слова не желали складываться в осмысленные строки.

В конце концов, я понял, чего хочу – сейчас, в эту конкретную минуту. Я хочу вновь ощутить себя свободным авантюристом-бродягой без гроша за душой, но с целым миром за пазухой. Да, в двадцать лет я жил с чувством, что окружающий мир принадлежит исключительно мне, и я вправе устанавливать для него свои правила. Теперь же я знал, что существуют законы и табу. И вот Тэрра несколькими простыми фразами пробудила меня от многолетней спячки. Удивительная женщина!

Отринув последние сомнения, я попросил изумленного Барса найти мне одежду попроще. Не знаю, что подумал обо мне слуга, но мою просьбу выполнил точно и быстро. И вскоре уже я, в старом плаще, потертых рыжеватых сапогах и в надвинутой на самые глаза шляпе, покинул свой роскошный особняк и отправился на поиски одной дешевой таверны, которую так любил когда-то в молодости. Хотя любил — не совсем верное слово. Просто она была лучшей из всего, что я мог себе позволить в те далекие бесшабашные годы.

Я неторопливо шел по темным улицам, полной грудью вдыхая напоенный весенней свежестью воздух. Давно я не бродил в полном одиночестве по ночному городу, - уже успел забыть, до чего это здорово! Обычно меня сопровождала стайка приятелей, да и вообще, мы не утруждали себя пешей прогулкой. Зачем, если в нашем распоряжении — целый парк экипажей?

Было очень темно, лишь кое-где попадались редкие фонари. Впрочем, эти жидкие лужицы света только подчеркивали окружающий мрак. Сначала мне было немного не по себе, мерещились подозрительные тени и странные шорохи... Я сжимал в кармане кинжал, сохранившийся со времен юности, и прислушивался к малейшему отзвуку шагов.

Но постепенно я вошел во вкус и... нет-нет, я не расслабился, это было бы безумным легкомыслием. Просто я снова услышал томящий зов приключений и вспомнил, как можно наслаждаться прогулкой по небезопасному переулку; вновь ощутил упоение риском... Дрожащее адреналиновое чувство опасности не сравнить ни с чем! Как я мог обходиться без этого столько лет?! Я явно заржавел!

Я замедлил шаг, заметив знакомую вывеску. «Старый Джо» - вот и моя таверна!

Я толкнул тяжелую дубовую дверь и, сдерживая волнение, переступил порог. Мне показалось, я шагнул на 15 лет назад. Тут ничего не изменилось, все осталось прежним... Все тот же душный прокуренный зал, заставленный грубо сколоченными столами... справа — старая заляпанная барная стойка... и даже люди были смутно знакомыми: эти пьяноватые, зло щерящиеся физиономии я как будто уже видел в том умершем навеки прошлом.

Я подошел к стойке, когда раздался протяжный голос:

-Тони, ты!

Тони! Так меня называли в мою бытность обыкновенным человеком без титула и званий! Более десяти лет я не слышал подобного обращения... может, просто совпадение, пускай и невероятное, и зовут вовсе не меня?

Я обернулся и оглядел помещение цепким взглядом. Одно из лиц пробудило во мне целую череду воспоминаний юности. Правда, оно выглядело несколько потрепанным жизнью: вздутым, припухшим, с отеками и шрамами... Неужели и я так сильно постарел?! Или деньги позволяют действительно все — в том числе продлить блаженную пору молодости? Хочется верить...

-Роберт? - неуверенно спросил я, всматриваясь в насупленного большеносого мужчину со всклоченной, припорошенной сединой шевелюрой. - Неужели ты?

Попросив у трактирщика кружку пива и добрую порцию жареного мяса, я пересек зал и устроился напротив давнишнего приятеля.

Роберт. Точно он. Но чего же постарел! Он немного старше меня, правда... сколько ему? Около сорока? А выглядит на все пятьдесят! Мешки под глазами, а сами глаза — в красных прожилках; набрякшие веки, отяжелевшие щеки, потрескавшиеся губы... а костюм! Роберт, судя по всему, его стирает в лучшем случае раз в год.

Меня пробрала дрожь, стало откровенно не по себе. Страшно это — увидеть, во что могло превратиться твое будущее! Могло — но, к счастью, не превратилось; мне удалось избежать столь печальной участи. Я — одет и обут, всегда сыт... не говоря уже о прочих атрибутах роскошной жизни.

-Роберт, ты? - я попробовал засмеяться, но мой смех был похож, скорее, на кашель.

Роберт обнажил в улыбке гнилые зубы. Мутный взгляд скользнул по моему лицу.

-Красавчик Тони, везунчик Тони! - хрипло произнесло мое прошлое.

Я невольно поежился и попытался пошутить:

-Не такой уж красавчик...

-Да ладно! - пренебрежительно бросил Роберт и залпом допил свое пиво. - Сравни нас! Ты всегда был щеголем.

-Где ты был все эти годы? - осторожно спросил я, гадая, в курсе ли собеседник, как круто переменилась моя жизнь. Плохо, если да...

-Везде, - хмуро буркнул мужчина. - А ты?

Хвала небесам - кажется, он ничего не знает...

-Примерно тоже, - уклончиво отозвался я и, помолчав, мечтательно добавил: - Эх, вернуть бы те славные годы... помнишь, как мы с тобой сбежали юнгами в море?

-А как на наш корабль напали пираты? - подхватил он, щербато улыбаясь.

-Перебили всех, кроме нас двоих, и мы присоединились к ним? - продолжил я начатую игру. - И еще пару лет ездили под черно-белым флагом и пугали другие корабли...

Мы погрузились в воспоминания, вслух припоминая самые вкусные моменты тех стародавних историй. Трактирщик усердно подливал пиво, и вскоре мы, совершенно захмелевшие, клялись друг другу в вечной верности.

Остаток вечера прошел, словно в тумане. Я не запомнил, где и когда заснул. Да и с кем — тоже.

* * *

Я проснулся от дикой головной боли.

-Черт... - простонал я, разлепив веки.

Давно уже мне не было так паршиво!

Я с трудом повернул голову и с изумлением уставился на спящую рядом молодую женщину. Ее свело-каштановые волосы разметались по подушке, пухлые губы были чуть приоткрыты, а из-под одеяла выглядывало круглое белое плечо.

Бог мой, а это кто?!

Я выругался и сел в постели. Перед глазами все расплывалось, и все-таки я сумел рассмотреть бедно обставленную и совершенно незнакомую комнату. Где я умудрился очутиться и с кем провел ночь?!

В этот момент женщина шевельнулась, зевнула и, потянувшись, устремила на меня взгляд влажных карих глаз. Я постарался придать себе беззаботный вид.

-Доброе утро, - лениво проговорила незнакомка.

-Доброе, - откликнулся я, вовсе не уверенный, что утро такое уж доброе. Хотелось спросить: «Кто вы?!», но я не рискнул. Вероятно, минувшей ночью мы хорошо познакомились... и я, возможно, вчера знал ее имя.

Женщина приподнялась на локте, и одеяло сползло с ее плеча. Никакой ночнушки на ней не оказалось...

-Смотри, не стесняйся! - красотка растянула губы в улыбке и многозначительно продолжила: - Можешь даже коснуться! Если есть деньги.

-А я тебе уже должен что-нибудь? - осторожно поинтересовался я.

-Увы, нет, - вздохнула она. - Ты был слишком пьян.

Я испытал облегчение.

-Ну, так что? Поиграем? - женщина потянулась ко мне.

Только этого мне не хватало! Мало ли с кем якшалась раньше эта ветреная красотка! Подцеплю еще какую-нибудь болезнь....

-Нет, я на мели! - спешно сказал я, отодвигаясь от греха подальше. Стоит признаться, «грех», представший на сей раз в образе очаровательной шатенки, был весьма хорош собой...

Кстати, на счет мели я не соврал. Я вчера взял с собой всего пару монет, которые наверняка потратил в том трактире.

-Жаль... - разочарованно протянула женщина. - Хотя ты мне нравишься. Могу и бесплатно... обслужить...

Покоробленный словом «обслужить», я отрицательно покачал головой, хотя предложение было довольно соблазнительным — во всех смыслах. Незнакомка казалась очень... хм.. аппетитной.

-Прости, я паршиво себя чувствую, - пояснил я свой отказ.

И это опять-таки было правдой!

-Тогда одевайся и проваливай! - поджала губы прелестница и натянула на плечи одеяло. - И прекрати пялиться!

Я коротко рассмеялся и сбросил ноги с постели, отыскивая взглядом свой наряд. Ага, вон в том углу!

-Сама разрешила! - с ухмылкой напомнил я, натягивая брюки.

Женщина сердито свела брови:

-Ты оказался никудышным клиентом! Какого черта я тебя вообще подобрала?!

-А кстати, где ты меня подобрала? - спохватился я, застегивая старенькую сорочку.

Ночная бабочка повела полным плечом, хмуро наблюдая за моими сборами:

-Ты брел по улице совершенно неприкаянный. Мне стало жаль тебя... и я надеялась, что мое сострадание окупится.

-Оно окупится, - вздохнул я, выпрямляясь. - Разыщи ближе к вечеру замок графа де Жермез. Граф тебе заплатит.

Она смотрела на меня с откровенным недоверием:

-С какой стати он заплатил? Он твой друг? - женщина окинула меня скептическим взглядом и покачала головой: - Нет, на друга ты не тянешь.

«А на самого графа — тяну?» - мысленно ухмыльнулся я, а вслух пояснил:

-Он мой... ммм... должник.

-Ладно, попробую разыскать этого вашего графа, - помедлив, согласилась женщина без особого воодушевления. - В конце концов, что я теряю?

-Ничего, - подтвердил я, поднимаясь. Уже у самых дверей обернулся и спросил: - А со мной не было еще одного человека?

Она удивленно пожала плечами:

-Нет. А должен был быть?

-Не знаю, - честно признался я и вышел.

* * *

Я неспешно брел по улицам, не задумываясь, куда именно направляюсь, и старался хоть отчасти восстановить в памяти события минувшей ночи. Кое-что постепенно прорисовывалось, однако я был не вполне уверен, что не ошибаюсь. Может, это — просто алкогольные грезы?

Итак, что же мне вспоминалось?

Вроде бы мы с моим старым другом решили тряхнуть стариной и забраться в ближайший особняк. Я — с целью доказать, что остался прежним бесшабашным авантюристом. У Роберта мечта была прозаичнее — он хотел банально озолотиться.

Неужели нам это удалось? Я усиленно морщил лоб, напрягая память. Вспомнилось, как мы прятались в саду, как взбирались по виноградной лозе, как взламывали окно и шарили по столикам и ящикам. Как ликовали, обнаружив неосторожно оставленную шкатулку с кое-какими драгоценностями. Как убегали от собак...

Что ж, это могло оказаться правдой. Я знал за собой удивительное свойство — пьянея, я был готов на «подвиги». И не просто готов — обычно я оказывался вполне ловким, чтобы успешно совершить какую-нибудь безумную выходку. Наверно, алкоголь высвобождал ту резервную энергию, которую мой организм берег «на черный день», и дарил мне несколько часов абсолютной свободы действий. Правда, потом я полностью отключался...

Но где же тогда украденные нами драгоценности? Все забрал Роберт? Нет, вроде бы я взял нить жемчуга для Тэрры, а остальное милостиво отдал приятелю — ему, понятное дело, нужнее.

И все равно: где?! Где эта нить?!

Я поразмыслил и пришел к выводу, что загадка решается просто. Наверняка находку присвоила себе моя ночная спасительница. Ну, ладно... Я ей это припомню, если она заявится к графу де Жермез! А еще, нахалка, утверждала, что ее сострадание не окупилось, и я не тяну на друга аристократов!

Сделав подобное резюме, я остановился и удивленно огляделся. Ну и ну! Оказывается, я брел хотя и полубессознательно, но вполне целенаправленно, и теперь очутился возле ворот, скрывающих особняк покойного супруги Надины. Очень вовремя!

Я перемахнул через ограду (сказывался ночной опыт) и направился по мощенной гравием аллее к трехэтажному дому из бело-розового камня.

На мой стук отозвались не сразу. Мне пришлось изрядно постараться, прежде чем тяжелая дубовая дверь распахнулась, и на пороге появился вышколенный дворецкий в изумрудно-зеленой ливрее. Глаза навыкате презрительно осмотрели меня с головы до ног. На одутловатом лице слуги появилась брезгливая гримаса.

-Зайдите с черного входа, - высокомерно велел дворецкий. - Я распоряжусь, чтобы вам дали поесть.

Я распоряжусь! Господин выискался!

-Во-первых, распоряжаясь я. А во-вторых, мне нужна не еда, а Надина.

Кустистые брови дворецкого поползли к линии роста волос.

-Вам нужна госпожа?! - в голосе прозвучала смесь изумления и негодования.

-Это для тебя она госпожа, - скривился я и, грубо оттолкнув надоедливого собеседника, вошел в дом. - А для меня — подруга!

Хотя с Тэррой нас связывали весьма тесные отношения, в гостях у нее я был впервые. Обычно именно она навещала меня. Поэтому мне было любопытно увидеть, где и как живет моя блондиночка.

Однако дворецкий не жаждал предоставлять мне подобную возможность и не считал себя побежденным.

-Позвольте! - он схватил меня за локоть и попытался сдвинуть с места. - Я позову подмогу, и вас выведут силой!

-Ну, попробуй!

Наверное, дело дошло бы до настоящей драки, но в этот момент раздался хорошо знакомый голос.

-Клемент, что там за шум?!

На мраморной лестнице справа от входной двери показалась стройная фигура в изысканном сиреневом пеньюаре.

Сонная Тэрра, ненакрашенная и бледная, с недоверием смотрела на меня.

-Ричард, ты?!

Изумление Надины было легко понять. В конце концов, я впервые предстал перед ней не благородным идальго, а потрепанным бродягой, к тому же, - с похмелья!

-Удивлена? – осклабился я, довольный произведенным эффектом.

-Мягко сказано!

Она неторопливо спустилась, пересекла холл и остановилась возле меня. В ее взгляде было всё: недоумение, сомнение, тревога и даже, пожалуй, нота восхищения. Признаюсь, я был польщен.

-Я рада, что ты пришел, - Тэрра улыбнулась, неуверенно коснувшись моей щеки. Потом, словно вдруг опомнившись, обернулась к дворецкому и совсем другим тоном, резким и недовольным, произнесла: - Клемент! С какой стати ты держишь дорогого гостя в прихожей?

На бедного Клемента было жалко смотреть. Я с трудом удержался от смешка.

-Дорогого гостя? – робко повторил он и окинул меня недоверчивым взглядом.

-Именно! К твоему сведению, перед тобой – граф де Жермез!

-Граф? – лицо дворецкого вытянулось.

Я усмехнулся, моя злость на беднягу бесследно прошла.

-Да ладно, Тэрра! Его можно понять. Видок у меня не совсем графский, скажем прямо. Лучше угости меня завтраком. Я дико голоден!

-Ты слышал, Клемент? Вели накрыть завтрак на две персоны в малой столовой.

* * *

Малая столовая была действительно маленькой и очень уютной. Выполненная в кремовых тонах, она располагала к мирному поглощению пищи. А это – именно то, что мне сейчас требовалось!

Мы устроились за небольшим круглым столиком из розового мрамора. Я с откровенным удовольствием осмотрел сервированный слугами завтрак: прожаренные блинчики, мед в хрустальной вазочке, фрукты, сок… Приятно все-таки не бедствовать и иметь возможность все это себе позволить!

-Рассказывай! – потребовала Тэрра, сверля меня пронзительным взглядом.

-Ты меня задела за живое, когда сказала, что я стал титулованным снобом, - не стал лукавить я, пожимая плечами. – Вот я и решил тряхнуть стариной и вспомнить былое.

«И даже, кажется, украл ожерелье, хотя и не знаю, куда его дел потом!» - добавил я мысленно.

-Я восхищена!

-Издеваешься? – с подозрением осведомился я.

-Отнюдь! Ты даже выглядишь теперь иначе.

-Еще бы… - фыркнул я, кивая на свой непрезентабельный наряд.

-Я не в том смысле, - поморщилась женщина. – У тебя глаза горят, движения стали энергичнее. Ты как будто помолодел, больше тридцати не дать!

Я недоверчиво хмыкнул. Больше тридцати не дать? И это после ночи беспробудного пьянства? Ну-ну… как-то неубедительно!

-Я жутко по тебе соскучилась, - ее рука скользнула по столешнице, тонкие пальцы с аккуратными ноготками погладили мою ладонь.

-Мы виделись не так давно, - суховато заметил я, непроизвольно отстраняясь.

-С таким тобой я вижусь впервые! – не согласилась Тэрра. Потом поднялась, торопливо подошла к двери и заперла ее.

-Это еще зачем?

Она развернулась, оперлась спиной о дверь; грудь ее тяжело вздымалась, на обычно бледных щеках проступил легкий румянец. В эту секунду Тэрра была почти красива.

-Я не могу просто смотреть на тебя, - ее голос зазвучал хрипловато, с надтреснутыми нотками.

Я с трудом дожевал кусок и отодвинул тарелку. Есть как-то сразу расхотелось… зато появилось другое желание.

Женщина медленно подошла ко мне. Глаза ее ярко сияли, крылья тонкого носа подрагивали…

-Я грязный… - пробормотал я, когда она остановилась за спинкой моего стула и положила руки на мои плечи.

-Ты очень хорош в образе бродяги… - Надина, низко нагнувшись, обняла меня за шею и крепко поцеловала.

Я еще сопротивлялся, сам не знаю, почему.

-Кажется, тут не лучшее место…

-А по-моему, превосходное!

Она обошла мой стул, бесцеремонно сдвинула чашки и тарелки и, усевшись прямо на стол, уперлась ступнями о мои колени и вперила в меня свой огненный взгляд.

-Все еще против?

И я сдался. Да и вообще, кто сказал, что я против?!

* * *

Вскоре столовая приобрела впечатляющий вид: часть посуды сброшена на пол, и ее переливчатые осколки перемешались с остатками еды; кружевная скатерть сдвинута, стулья – перевернуты. Эффектный получился разгром! Интересно, что подумают слуги, которым придется все это убирать? Боюсь, они попадут в точку и долго еще будут обсуждать произошедшее, перемывая нам с Тэррой косточки... Ну и пусть!

Мы сидели на полу, и я, прислонившись спиной к ножке стола, прижимал к себе полуобнаженную Тэрру, весь наряд которой составлял истерзанный мною пеньюар. Впрочем, я выглядел не лучше…

-И как я в таком виде пойду? – лениво осведомился я, не особенно переживая по этому поводу. Касаясь разорванного воротника сорочки, я думал не о том, какое впечатление произведу на прохожих, а о сильных и ловких пальцах Тэрры, которые привели мою одежду в подобное состояние…

-Я одолжу тебе что-нибудь из вещей Генриха, - сонно откликнулась Надина, прильнув к моему плечу.

Зато с меня слетели последние остатки сонливости. Я выпрямился и напряженно сказал:

-Боюсь, вещи твоего покойного супруга будут мне не по размеру.

-Ерунда! - фыркнула женщина. - Все равно это будет лучше твоего тряпья.

С этим трудно было спорить.

* * *

Вечер того же дня мы провели уже в моем доме. В особняке Тэрры я чувствовал себя неуютно — казалось, там все еще витает дух ее мертвого мужа... убитого мною...

-Ты знаешь, мне давно никто так не нравился, как ты... - рассеянно пробормотал я, задумчиво перебирая светлые волосы женщины.

Тэрра хмыкнула, повела плечом:

-Может, ты влюбился в меня?

-Я не умею любить, - фыркнул я. - Во всяком случае, той романтической любовью, о которой вы, женщины, грезите.

-Я о романтической любви не грежу, - возразила она.

Мы сидели в гостиной у камина, расположившись прямо на ворсистом ковре. Рядом на низеньком столике был сервирован легкий ужин.

Тэрра потянулась к виноградной грозди, сорвала крупную прозрачно-зеленую ягодку и посмотрела сквозь нее на огонь.

-Может, переберешься ко мне? - неожиданно спросил я, удивив себя самого. - Ты вдова, я холост...

Тэрра хрипло рассмеялась, словно я только что очень остроумно пошутил:

-И в качестве кого я сюда переберусь? Даме моего положения не пристало жить в особняке холостяка в роли любовницы!

-Я и не предлагаю роль любовницы.

-А что тогда? Неужели руку и сердце?

-А почему бы и нет? - уязвленно парировал я и с иронией добавил: - Даме твоего положения не пристало наносить холостяку подозрительные визиты!

Она снова рассмеялась:

-А я обожаю подозрительные визиты! И плевать хотела на пересуды. Но переселяться к тебе в любом качестве было бы ошибкой. Сегодня чудесный вечер — но он чудесен, потому что не запланирован. Потому что мы — свободны. Понимаешь?

-Ты рассуждаешь по-мужски, - раздраженно отозвался я. В конце концов, не каждый день графья делают предложения руки и сердца! А может, все дело в том, что я - «лже-аристократ» и «титулованный сноб»?

Не подозревавшая о моих мыслях Тэрра сказала:

-Да, я рассуждаю по-мужски. Но ведь и мужчины, бывает, мыслят здраво!

Я растянул губы в неправдоподобной улыбке и, поднявшись, сверху вниз посмотрел на Надину:

-Хорошо, я понял. Но запомни, милая, я не привык слышать отказ. И вряд ли ты когда-нибудь дождешься от меня повторного предложения...

-Ричард... - в ее голосе прозвучала усталость. - Прекрати...

Продолжить занимательный разговор не удалось — нас прервало появление Барса.

-Ваше сиятельство, к вам пришла какая-то женщина... - помолчав, дворецкий с сомнением добавил: - Очень подозрительная.

Последняя фраза меня удивила. Единственная знакомая мне подозрительная женщина находилась рядом!

-И чем же она подозрительна?

Он помедлил, размышляя над ответом.

-Эта... особа явно не принадлежит к светскому обществу. Она похожа на танцовщицу варьете или актрису...

Мгновение я недоуменно морщил лоб, потом меня осенило.

-Это такая пухленькая шатенка? Довольно миловидная? Рискну предположить, ярко накрашенная и в откровенном наряде?

-Вы угадали, милорд, - бесстрастно откликнулся верный Барс.

Чудесно! Моя ночная знакомая все-таки рискнула нанести визит графу де Жермез. Сейчас узнаем судьбу ожерелья...

-О ком вы говорите? - недовольно осведомилась Надина. - О какой еще миловидной актрисе в откровенном наряде?

Я бросил на Тэрру злорадный взгляд и мстительно заметил:

-Разве это так важно? Мы ведь люди свободные, имеет право... ммм... развлечься.

Лицо женщины исказилось от злости, а я, вполне довольный собой, снова обернулся к Барсу:

-Пусть подождет в холле. Я скоро выйду к ней. Один, - последнее слово я подчеркнул интонацией.

* * *

Да, это была она, моя ночная знакомая. Теперь я мог рассмотреть ее получше.

Наверное, эта малышка была бы очень недурна собой, не будь в ее облике всего «чересчур».

Чересчур яркий грим. Чересчур глубокое декольте. Чересчур высокий разрез на юбке. Чересчур прозрачная ткань. Чересчур взбитые кудри. Да, «чересчур» - верное слово!

Гостья тоже разглядывала меня — причем с откровенным изумлением.

-Ну и ну! - в ее голосе прозвучали восторженные нотки. - Тебя не узнать... то есть... ВАС не узнать...

Еще бы она узнала во мне ночного бродягу!

-Так, значит, граф — это ты? Вы? - неуверенно заключила оробевшая девушка, явно не зная, как теперь ко мне обращаться.

Я кивнул и напустил на себя суровый вид:

-Да, я. И я помню свое обещание вознаградить тебя за твое... скажем так, сочувствие. Но извини — воровкам не помогаю.

Она густо покраснела и отвела взгляд.

-Я? Воровка? О чем ты? - интонации были насквозь фальшивыми. Ага, значит, я не ошибся в своих предположениях!

-Я говорю о том, что ты украла у меня одну вещицу. А раз так, считай себя уже вознагражденной.

Идея ей явно не понравилась. Красотка наверняка успела представить, на что потратит кругленькую сумму...

-А сколько дашь, если что? - снова возвращаясь к фамильярной манере общения, жадно спросила она.

Если что! Я усмехнулся и озвучил сумму. Девушка оживилась, сунула руку в разрез юбки вынула белую жемчужную нить (из чулок, что ли, достала?).

-Мне за эту безделицу едва ли дадут столько, - пояснила она, протягивая ожерелье. - Просто потому, что я бедно выгляжу.

-А раз бедно - значит, эта безделица — краденая, - резюмировал я. - Соответствует истине, кстати.

Девушка обиженно промолчала, а я принялся неторопливо изучать украшение. Ничего особенного, откровенно говоря! Довольно простенькие бусы из мелкого белого жемчуга.

-Ладно, - вздохнул я. - Обещания надо выполнять.

Минут 10 спустя, расплатившись с распутной красоткой (которая на прощание одарила меня сочным поцелуем), я возвратился в гостиную. Тэрра сидела в кресле у камина и молча смотрела на игру пламени.

Я остановился возле женщины.

-Устала ждать?

Она раздраженно пожала плечами:

-Нет. Ты управился быстро. Что, утром не успел с ней расплатиться?

-Нечем было, - честно признался я, не став вдаваться в подробности и объяснять, что заплатил только за кровать... а не за компанию.

-Ясно...

Я бросил ей на колени злополучное ожерелье. Тэрра с удивлением коснулась белых жемчужин.

-Откуда это?

-Угадай, - таинственно улыбнулся я.

Глаза Надины вспыхнули. Она резко выпрямилась и с силой впилась пальцами в подлокотники кресла.

-Так ты решился?! Когда?!

-Прошлой ночью
Она поднесла бусы к самым глазам, принявшись изучать крохотные жемчужинки более внимательно и, надо отметить, одобрительнее, чем прежде.

-Красиво...

-Бусы довольно обычные, - возразил я.

-Нет! - не согласилась женщина. - У них есть История. Душа.

-Что ж... в каком-то смысле, пожалуй.

Отложив незатейливое украшение, Тэрра выпрямилась и обожгла меня пылающим взглядом.

-Пошли! - она вцепилась в мое запястье и потянула за собой.

-Куда? — я послушно шел следом.

-Узнаешь! У тебя найдутся два мужских костюма? Желательно победнее?

Я изумленно воззрился на нее:

-Что тебе взбрело в голову?

По тонким губам Надины скользнула таинственная улыбка:

-О... Это будет Приключение с большой буквы! Мы устроим незабываемую ночь...

* * *

Барс нашел для нас два мужских костюма - один на меня, второй, поменьше, для Тэрры, и мы превратились из породистых аристократов в парочку хулиганистых приятелей.

Тэрра в черном брючном наряде самого простого кроя, в широкополой потрепанной шляпе, спрятавшей узел светлых волос, без грима на лице, утратила малейшую женственность и действительно стала походить на юношу. Единственное, что не отвечало созданному образу, - это злополучный «бычий» кулон.

-Ты можешь хоть сейчас его снять?! - сердито спросил я.

-Чем он тебе мешает? Под сорочкой его не видно.

-Но что тебе так нравится в этом кошмарном украшении? - искренне не понимал я.

Тэрра прищурилась:

-Осторожнее в выражениях. Я могу обидеться.

-Хорошо... тогда сформулирую так: что тебе нравится в этом ЭКЗОТИЧЕСКОМ украшении?

-Это амулет на счастье.

-Ты не похожа на суеверного человека.

-Это не имеет никакого отношения к суеверию, - Тэрра замерла у зеркала, поправила шляпу и, оставшись довольна результатом, властно добавила: - Ладно, дорогой мой, пошли покорять ночные улицы.

* * *

Да, эта ночь была незабываемой. Пройдут годы, и какие-то подробности, конечно, сотрутся из памяти, но я всегда буду помнить ощущение безграничной свободы и вседозволенности.

Однако кое-что забыть невозможно. Например...

...как мы с Тэррой целовались в заброшенном парке, рискуя, что нас примут за парочку нетрадиционной ориентации...

...как зашли в ближайшую таверну под видом приятелей и заказали по кружке пива с сытной невкусной закуской и весь вечер громко обменивались сальными анекдотами...

...как, давясь, смехом, вышагивали по ночным улицам, азартно приветствуя припозднившихся прохожих...

...как почти ввязались в драку с безымянной пьяной компанией...

Домой мы вернулись под утро — раскрасневшиеся, возбужденные, счастливые. Давно уже я не чувствовал себя настолько настоящим, настолько... живым. Казалось, весь мир с его бесконечными возможностями принадлежит мне.

-Может, попросим принести ранний завтрак? - предложил я.

Тэрра, усевшись в кресло возле давно погасшего камина, бурно запротестовала:

-О нет! Мне до сих пор дурно от той похлебки, что подали в этом жутком трактире.

-Зато было весело, правда?

-Еще бы!

Я сел на ковер возле ее кресла, задумчиво глянул снизу вверх:

-Может, примеришь недавний трофей? Где он?

-Жемчужное ожерелье? В твоей спальне. Там, где я переодевалась.

-Примеришь? - настойчиво повторил я. - И заодно хоть ненадолго снимешь эту штуковину, что висит на твоей шее!

Она выпрямилась, как струна.

-Нет! - в голосе зазвенел металл.

-Т.е. мерить не будешь? - обиделся я. - А зачем я тогда рисковал жизнью, чтобы добыть это чертово украшение?

Ну, тут я, конечно, сильно преувеличил... жизнью я явно не рисковал!

-Я примерю, - успокаивающе произнесла Тэрра и мягко коснулась моей ладони. - Но я не понимаю, зачем снимать кулон.

Ну и ну! Что за упрямство!

-Понимаешь, этот кулон плоховато сочетается с жемчугом.

-Я другого мнения, - не согласилась женщина.

Я сдался. Вернее, решил не развивать тему — пока. К тому же, у меня созрел один план...

* * *

Чтобы успешно реализовать свой план, я должен был уговорить Тэрру остаться у меня. Сделать это оказалось неожиданно легко. Возможно, у Надины просто не осталось сил спорить, да и возвращаться в свой замок наверняка было лень... как бы там ни было, она почти охотно согласилась разделить со мной мою скромную кровать.

Тэрра заснула очень быстро, я же заставлял себя бодрствовать. Когда раздалось мирное посапывание моей подруги, я осторожно поднялся и зажег свечу, после чего, вновь приблизившись к женщине, мрачно посмотрел на нее сверху вниз.

Конечно, проклЯтый кулон был все еще на ней. Черт возьми, она даже спит в нем! Чем он ей так нравится?!

Поставив свечу на прикроватный столик, я принялся за непростую задачу — попытался снять кулон, не разбудив его обладательницу. Как ни странно, мне это, в конце концов, удалось, хотя пришлось изрядно потрудиться. Я даже взмок от напряжения.

Заполучив «амулет на счастье», я смог наконец-то досконально изучить его - насколько позволял призрачный свет дрожащего огонька свечи.

Первое впечатление — откровенно некрасивое, вульгарное украшение. Крупная голова быка была выполнена в виде барельефа из неизвестного мне гладкого черного камня с вкраплениями красноватого металла. Голову венчали изогнутые рога, изготовленные из сочно-желтого золота невысокой пробы. Глаза — разноцветные: один из рубина, второй — изумрудный. К носу животного была приделана округлая золотая пластинка с выгравированным на ней изображением точеного женского профиля. Пожалуй, этот профиль был единственной привлекательной деталью аляповатого кулона.

Внезапно «бык» весело подмигнул мне. Я вздрогнул, но сразу пришел в себя и нервно рассмеялся. Просто игра света и тени, отблеск свечи!

Теперь пора было переходить ко второй части плана. Кулон я спрячу, пережду истерику Тэрры (я уже с удовольствием предвкушал ее бешенство), а потом покажу чудо-кулон одному человеку... и спрошу его мнение...

* * *

Я ошибся. Никакой реакции от Тэрры не последовало. Вернее, последовала, но совершенно не та, что я ожидал.

Тэрра просто не проснулась, причем сон ее, обычно спокойный и безмятежный, сделался нервным, тревожным. Голова женщины металась по подушке, на лбу выступила испарина, а дыхание стало хриплым и прерывистым. К полудню я начал по-настоящему волноваться.

Может быть, причина странного недомогания в кулоне? Впрочем, я тут же отмел эту мысль как крайне нелепую. У Надины, наверное, простудная лихорадка... сказалась прогулка по прохладному ночному городу...

Успокоив себя таким образом, я вызвал Барса и попросил его пригласить к нам лучшего лекаря.

* * *

-Даже не знаю, что вам сказать! - развел руками светило медицины и вытер шелковым платком высокий залысый лоб. - На простудную лихорадку не очень похоже...

Я раздраженно смотрел на низенького круглого толстячка в броском сюртуке с алыми лацканами. И это — доктор! Не может определить пустяковую болезнь!

-И что прикажете делать? - холодно процедил я. - Бросить бедную женщину на произвол судьбы? - в моем голосе прозвучала угроза.

-Нет, что вы! - испугался горе-лекарь. - Я пропишу ей целебный отвар для восстановления сил. И еще советую пройти процедуру кровопускания.

Я скривился. Отвар и кровопускание... стандартные советы на все случаи жизни!

Заметив мой скепсис, толстяк поспешил добавить:

-Разумеется, это будет лишь первым этапом нашего лечения. Завтра я приду снова и решу, в каком направлении двигаться дальше.

Мне оставалось только смириться.

* * *

Вечером того же дня я был в гостях у господина Манго — именно ему я планировал показать кулон Тэрры.

Господин Манго был занятной личностью. Я не знал ни его настоящего имени, ни происхождения — ничего вообще! Он покрыл свою жизнь облаком тайны — то ли из желания выделиться, то ли скрывая какие-то мелкие грешки... Да и не все ли равно? В конце концов, я и сам всегда любил пустить пыль в глаза.

Господин Манго называл себя колдуном и отшельником и одиноко жил в уединенном родовом замке.

Я, разумеется, не верил в экстраординарные способности сего человека, однако признавал, что в сообразительности ему нельзя отказать. Меня свела с ним жизнь пару лет назад, и тех пор мы виделись время от времени. Он был интересным собеседником... чем привлек его я — откровенно говоря, не знаю!

Прием «мага», как обычно, был радушен:

-Располагайся! Я еще не ужинал, составишь мне компанию?

Я охотно согласился, потому что не только не ужинал, но и не обедал (как-то не до того было).

Мы устроились в уютной гостиной. Пока хозяин особняка ходил за угощением (слуг он не держал), я в который раз оглядывал комнату.

Вполне «земная» обстановка, из «магического» антуража — только висящие на стенах свитки с непонятными абстрактными надписями. Как-то я спросил Манго: а где свечи?.. где толстенные тома с заклинаниями?... колдовские призмы и прочая дребедень? Мой мудрый друг быстро нашелся ответом: «Я не пускаю никого в те комнаты». Ага, конечно, так я и поверил! Мастер таинственности…

Я откинулся в кресле и устало закрыл глаза. Последние дни изрядно утомили меня. Событий было слишком много: дуэль, головокружительный роман, ночные вылазки… ни секунды передышки! А я как-то отвык от столь бешеного темпа жизни...

-Спишь? – раздался надо мной голос Манго.

Я открыл один глаз и лениво покосился на мужчину. Выглядел он как самый настоящий маг: длинные седые волосы, белоснежным полотном лежащие на плечах, ухоженная борода, светлый балахон, перевязанный тугой бечевкой, на шее – тяжелый амулет на толстом жгуте…

-Сплю, - зевая, подтвердил я. – Почти.

Манго поставил на столик у кресла нагруженный провизией поднос и устроился напротив меня.

-Итак, дорогой друг, что у тебя произошло? – взгляд серо-голубых глаз впился в мое лицо.

-С чего ты взял, будто что-то произошло? – вяло проворчал я. – Может, я просто хочу скрасить вечер приятным общением?

-Сомневаюсь… что произошло?

Я вздохнул (проницательный тип!) и, вынув из потайного кармана сюртука амулет Тэрры, протянул украшение Манго.

-Смотри. Что ты об этом думаешь?

Он взял кулон и повертел его в руках; густые седые брови сошлись над переносицей, на лицо набежала тень.

-Откуда это у тебя? – в голосе прозвучало раздражение.

-Снял с одной дамочки, - неохотно признался я.

-Подробнее, пожалуйста!

Несмотря на «пожалуйста», фраза прозвучала, как приказ. Это меня задело.

-Слушай, с какой стати ты говоришь со мной таким тоном?!

-Ричард, обижаться будешь потом. Это очень серьезно. Женщина, с которой ты снял эту штуковину, жива?

Я похолодел. Злость на Манго тут же прошла.

-Ну… надеюсь… хотя… хотя она была больна, когда я уходил… - я облизал пересохшие губы и поспешно добавил: - Но я вызвал лучшего лекаря!

-Лекарь тут не поможет, - хмуро покачал головой маг. – Даже самый лучший.

-А что же делать? – напрягся я.

Черт, и ведь подозревал, что этот кулон опасен! Почему не снял его раньше?!

-Расскажи все с самого начала и подробно.

Я так и сделал.

* * *

Когда я завершил свой рассказ, Манго задумчиво произнес:

-Я знал человека, который создал этот кулон.

-Что?!

Он перевел взгляд на меня и чуть вздохнул:

-Да. Этот человек – мой учитель.

Я помолчал, переваривая информацию.

-Так, значит, у тебя был учитель?

-Был, - лаконично ответил Манго. – Умер.

-Интересно… - протянул я. – И чему он тебя учил?

И снова мой собеседник был краток:

-Разному. В основном – приемам магии.

Я начал терять терпение.

-Слушай! Я тебе все рассказал, а ты отмалчиваешься!

-Не все так просто. Ты – скептик.

-Уже не такой, как раньше, - угрюмо возразил я. – Так что рассказывай.

Манго в очередной раз вздохнул и, пожав плечами, сказал:

-Ладно. Слушай. Кое-что расскажу. Однажды мой учитель поссорился с одной демоницей и, будучи любителем экспериментов в области магии, заточил ее в этот вот кулон. Можно сказать, что кулон стал ее телом. Но, в отличие от наших тел, эта штуковина не стареет, не умирает. Повести вечность в виде украшения - перспективка не из приятных, правда?

У меня голова пошла кругом.

-Стой, стой! – прервал я. – Не так быстро. Что еще за демоница?!

-Ты знаешь, кто такие природные дУхи – их еще называют демонами?

-Понятия не имею. Ни малейшего.

-Это - движущая сила Стихии. Довольно шальные создания, надо сказать... любят шутить... Свободолюбивы. Порою агрессивны. Люди часто с ними сталкиваются, хотя и не знают об этом. А вот мой учитель их видел. И как-то повздорил с одной дерзкой демоницей.

Я с ужасом уставился на кулон, который теперь показался мне еще более зловещим.

-Ладно, договаривай, - напряженно произнес я. – Я догадываюсь, каким будет продолжение… но все-таки…

Манго неспешно отпил вина, задумчиво повертел в руках бокал… Я ждал, теряя остатки терпения и нервно теребя воротник атласной сорочки.

-Но мой учитель не все хорошо просчитал. Демоница нашла способ активно жить… несмотря ни на что.

-Что ж, могу понять эту… хм… даму. Всякому хочется жить активно и полноценно… - я выдержал паузу, тщательно подбирая слова для следующего вопроса. Обидеть Манго мне очень не хотелось: - Скажи… а почему твой учитель стремился… как бы сформулировать?.. заточить этого джина в бутылку?

Манго мрачно посмотрел на меня.

-Понимаю твое неодобрение, Ричард… и разделяю его. Я и сам спрашивал об этом Учителя. Полагаю, между ними произошел какой-то конфликт… и учитель стал опасаться мщения. Но его ничего не спасло. Она все равно его убила.

-Убила? – вздрогнул я. – Каким образом? Кулон источает какие-то ядовитые пары?! И, кстати, у демоницы есть имя?

-Имя есть, - откликнулся маг и устало потер глаза. – Ее зовут Тэррой…

Тэрра!

Я так сильно сжал ножку бокала, что та переломилась, и вино выплеснулось мне на сюртук. Впрочем, я не обратил на это никакого внимания. В памяти всплыли давнишние слова моей роковой возлюбленной: «Я предпочитаю имя Тэрра...», «Надина... это особая история. Пока я не готова рассказать ее.…..» Что все это значит?!

-Продолжай, - хрипло сказал я. – Выходит, твой учитель превратил Тэрру в кулон, так?

-Нет. Дал ей тело. Кулон – это ее тело. У демонов тел, как таковых, в общем-то нет... если не считать телом смерч, бурю, ураган, лавину...

-Ясно... - пробормотал я. Мой лоб покрылся потом, а сердце забилось с безумной скоростью. – Итак… Тэрра убила твоего учителя, верно? Но как?! Амулета нельзя касаться?! Может, я тоже заражен, я ведь его трогал! – я замолчал и глубоко вдохнул, успокаиваясь. Надо взять себя в руки! В конце концов, бояться украшения глупо.

-Кулон не ядовит. Просто Тэрра нашла окольный путь.

-Какой же?

-Природные духи обладают особым обаянием. Скажем так – магнетизмом. И этот магнетизм передался кулону. Эта вещица полна очарования…

-Не сказал бы, - буркнул я, сердито покосившись на злополучный кулон.

-Для женщин, - усмехнулся маг. – Демоны умеют направлять свое обаяние на определенный объект. И Тэрра направила свои силы на женщин.

-Зачем?

-Чтобы получить женское тело.

-Что-то я совсем запутался, - нахмурился я. – Можно быть конкретнее?

-Я постараюсь… представь себе: женщина видит кулон. Он ее привлекает, она почти влюбляется в него, начинает носить… и попадает в ловушку. Потому что надевает амулет одна женщина, – но носит его уже Тэрра!

-Т.е. надела кулон Надина – и стала Тэррой? – попытался я выстроить логическую цепочку.

-Ты слишком упрощаешь, но в целом верно. Дело в том, что Тэрра гораздо сильнее Надины. Она начинает руководить телом жертвы, вытесняя душу, которая жила в нем изначально.

-О господи! У меня уже ум за разум зашел! То есть я общался не с Надиной, а с Тэррой, демоницей?

-Ты общался с женщиной, у которой тело Надины и душа Тэрры.

-А что будет, когда душа Тэрры полностью вытеснит душу Надины? у Тэрры появится нормальное тело?

-Нет, - печально возразил Манго. – Природные духи несовместимы с человеческими телами. Постепенно Тэрры убьет Надину. И примется за поиски новой жертвы.

Я обдумал все сказанное.

-А если уничтожить кулон? Это убьет Тэрру или освободит?

-Освободит, полагаю…. Но это не очень удачная идея. Не советую ее освобождать…

-Не выпускайте джина из бутылки… - пробормотал я. – А если Тэрра в облике Надины сама уничтожит кулон?

-Это будет самоубийством. А самоубийства ни к чему хорошему не приводят, и Тэрра об этом прекрасно знает.

-Я более-менее понял, - кивнул я. – Тэрра убила твоего учителя, когда была в облике некоей девушки, так?

-Так, - подтвердил маг. – А потом убила и эту девушку.

-А теперь добивает Надину… - удрученно проговорил я.

-Может быть, все будет в порядке, - пожал плечами маг. – Совершенно безопасный срок – 7 дней.

-То есть 7 дней носить кулон не очень опасно? – задумчиво уточнил я. У меня возникла одна идея…

-Что ты задумал? – насторожился Манго.

-Ничего, - поспешно сказал я и продолжил: - А что будет с Надиной, если она… выздоровеет? Она будет помнить… обо всем?

-Полагаю, нет. Разе что урывками.

-В таком случае она будет просто в шоке, - ухмыльнулся я. – Была верной супругой – и вдруг стала распутной вдовой! Тэрра окончательно разрушила ее репутацию.

-Главное сейчас – сохранить ей жизнь.

-И как это сделать?

-Ждать и надеяться… и, конечно, не надевать на нее кулон.

-Еще бы! – хмыкнул я, поднимаясь. – Да, кстати… вернешь мне его? – я постарался, чтобы тон мой прозвучал небрежно. – На память о ярком романе.

Манго окинул меня тяжелым взглядом:

-Зачем тебе кулон?

-Я же говорю – на память, - рассердился я. – Не бойся, на Надину я его не одену, я не убийца!

-Ладно, в конце концов, дело твое, я не нянька тебе, - вздохнул хозяин особняка. – Оставлять у себя эту… вещь… я не хочу. Слишком о многом она мне напоминает. Неприятном.

-А у меня наоборот – о приятном! Подумать только, я занимался любовью с демоницей! Такое не забывается… то-то она была столь страстной…

* * *

Следующие несколько дней были очень суетливыми, и мне было не до амулета. Поэтому я спрятал его в потайной шкаф – и занялся насущными проблемами.

А проблем хватало!

Во-первых, я возвратил Тэрру (т.е. Надину) в особняк ее покойного мужа. Мне вовсе не улыбалось оказаться тет-а-тет с бьющейся в истерике женщиной, которая не может понять, где она и что вообще происходит.

Во-вторых, я дал особые указания прислуге Надины, велев получше ухаживать за своей госпожой.

В-третьих, распорядился, чтобы Барс регулярно навещал мою бывшую возлюбленную и сообщал мне о ее состоянии.

Ну, и наконец, я постарался погасить светские сплетни о нас с Надиной, став вести демонстративно распутный образ жизни. Кажется, удалось – высшее общество переключилось на меня, принявшись бурно и с удовольствием обсуждать череду моих любовниц.

Не знаю, как сложилась дальше судьба Надины. Кажется, она выздоровела, а спустя неделю переехала в свое поместье. Видимо, ей донесли кое-какие подробности ее же личной жизни, и бедняга, уверившись, что тронулась рассудком, решила уединиться.

* * *

И вот, наконец, пришел момент воплотить в реальность план, созревший у меня во время беседы с Манго.

Итак, семь дней безопасны, господин Манго? Что ж, я использую их по максимуму!

Я отправился в варьете – на сей раз один, без друзей. С трудом дождавшись конца выступления, пригласил прокатиться местную диву – жгучую смуглую брюнетку с раскосыми зелеными глазами, обворожительным голосом и совершенно пустой головой. Последнее обстоятельство было мне только на руку.

-Я хочу сделать тебе подарок, - заявил я, когда мы приехали в мой особняк (долго уговаривать красотку принять мое приглашение не пришлось).

-Подарок? Мне? – изумилась и обрадовалась смуглянка.

-Да, – я вынул кулон Тэрры и протянул актрисе.

-О… - озадаченно протянула девушка. – Он какой-то страшный… хотя…

В ее узковатых глазах вспыхнул интерес.

-Я возьму его. И примерю…

Я помог ей надеть кулон.

-Подойди к зеркалу и полюбуйся.

Я ожидал немедленного преображения захудалой танцовщицы в мою Тэрру, но этого не произошло. Мне пришлось набраться терпения и сначала накормить гостью ужином. К десерту девушка сомлела…

Я перенес лишившуюся чувств красотку в гостиную и усадил в кресло, сам устроившись рядом на полу.

Вскоре веки актрисы дрогнули. Я весь напрягся, потянулся к ней… на меня сонно посмотрели зеленые раскосые глаза танцовщицы варьете… но взгляд, взгляд принадлежал Тэрре!

От волнения я даже вспотел, дыхание невольно участилось. Я чувствовал себя не зрелым мужчиной возрастом под сорок, а совсем еще неопытным юнцом, подростком.

-Привет, - шепнул я, стиснув колено девушки. – Я скучал.

Тэрра шевельнулась, выпрямилась в кресле.

-Зачем? – ее голос прозвучал глухо.

Вопрос был не вполне определенным, и все-таки я понял, какой смысл в него заложен.

-Ты нужна мне… кем бы ни была.

Тэрра молча смотрела на меня. Я уже начал беспокоиться, когда она, наконец, произнесла:

-Никто и никогда не говорил мне ничего похожего.

-Зато я говорю. И я вполне искренен. А ты? Что ты думаешь обо мне?

-Все, что Надина говорила Ричарду о своих чувствах к нему – правда, - последовал ответ.

-В таком случае, у нас есть целых семь дней. А потом мы найдем другую женщину. Ведь мы не хотим ничьей смерти, правда?

Она соскользнула на пол, прильнула ко мне и, обняв меня за шею, жарко прошептала:

-Что ж… не будем терять ни минуты…


…Хотите знать, что было дальше? О… много всего… Возможно, когда-нибудь я расскажу вам о наших с Тэррой приключениях… Но – уже в другой раз.

Похожие статьи

Моя Гре́та, мой Э́ос
Рассказ

Стоит ли думать о чувствах, когда мир, казалось бы, летит в тартары, и климат меняется не в лучшую сторону? У героев на этот счет разные мнения… Итак, перед вами - история о Любви и Проблемах Выбора… история, которая происходит в неопределенном будущем на иной планете.

Body Positivity: Pros and Cons
Стих

They say that beauty is in the eye of the beholder... and body positivists quite agree with this postulate. But what is the danger of body positivity?

Бодипозитив: За и Против
Статья

Говорят, красота - в глазах смотрящего... и бодипозитивисты вполне согласны с этим постулатом. Но верно ли подобное отношение к внешности? В чем опасность бодипозитива?

Книга Вóрона
Сборник

Вóрон, который читает книгу… звучит странно, не правда ли? Но именно это он и делал. По крайне мере, так казалось со стороны. Впрочем, обо всем по порядку...